К вопросу о приходе царя после 23. 09. 2017 II-ая

К вопросу о приходе царя после 23.09.2017 (II-ая часть).
[статья из серии по истории пророчеств].

     «И Ангел сказал мне:
    Почему ты удивился? Я скажу тебе тайну женщины и Багряного Зверя, несущего её, имеющего семь голов и десять рогов.
    Зверь, которого ты увидел, был, и нет его, и ему предстоит подняться из Бездны, и пойти в погибель» («Откровение» Иоанна Богослова 17, 7-8).

    Дата 23.09.2017 прошла, а обещанный «ревнителями» Православный царь так и не объявился в Российской Федерации (читайте статью «К вопросу о «явление русского царя на 23.09.2017 года»»). Однако «ревнители старины и благочестия» не долго оставались в унынии и уже в феврале 2018 года в интернете появилась следующая информация:
    «Есть достаточно веские основания считать, что в августе 2018 года в Сарове – Дивеево на празднике преподобного Серафима Саровского произойдёт то самое долгожданное и предсказанное Великое Дивеевское Чудо и преподобный Серафим Саровский воскреснув, укажет на Великого Царя!
    Большая просьба ко всем людям, которые понимают суть этого события, донести эту Весть другим людям, потому, что если кто-то это пропустит, то будет сожалеть об этом всю свою оставшуюся жизнь!!!». 
   
    В связи с этим хочу, чтобы читатели ознакомились с мнением Михаила Назарова, который постарался дать всесторонний анализ данного явления общественной жизни:
    «В углубляющемся кризисе нынешнего компрадорского государства Российской Федерации многие сегодня видят панацею в виде «Монархии», об этом говорят не только православные патриоты, но и сталинисты, и некоторые депутаты Госдумы, даже от партии власти. Но у всех свои собственные представления о «Монархии». Давайте начнём с уточнения, что это такое.
    В переводе с греческого довольно просто: это – единовластие.
    Вообще-то монархия заложена в природной организации животного мира: такова роль вожака в стаде, вождя племени – это необходимо для их физического выживания. Такова и традиционная роль главы семьи. Но в развитом человеческом обществе природное единовластие дополняется духовной миссией.
    В Священном Писании (1 Цар. 8-11) говорится об установлении «монархии» Богом в богосозданном народе по его просьбе вследствие его неспособности находиться под «прямым Божьим руководством» – потому и понадобилась вспомогательная организующая власть, ограничивающая человеческую греховность и получающая для этого специальное посвящение от Бога (помазание).
    Помазание указывает именно на духовную богослужебную цель «Монархии».
    Однако в истории народов можно отметить разные её виды:
    во-первых, монархия абсолютная, не ограниченная никакими нравственными принципами, кроме человеческой воли монаршей, в пределе – самообожествляющаяся (таковы были и восточные деспотии, и языческие римские императоры);
    во-вторых, монархия конституционная, ограниченная государственными законами, установленными в согласии с «демократической волей» общества с учётом его земных интересов; в Европе такие христианские монархии после буржуазных революций выродились в декоративные – как в Великобритании и некоторых других европейских государствах.
    В основном эти виды монархии наследственные, династические (хотя династии нередко менялись), но может быть и:
    монархия выборная, какой она была, например, в Речи Посполитой по выбору шляхетских группировок согласно их сословным интересам; фактически такая монархия представляет собой коллективную власть аристократии, мало чем отличается от президентской власти и весьма близка к т.н. демократии (ибо в демократии тоже властвует не народ, а выступающие от его имени «избранные» представители со скрытыми за ними большими деньгами).
    Разумеется, известно немало случаев, когда, в нарушение династического принципа и закона, правители присваивали себе монархические прерогативы просто силой, устанавливая монархию в виде личной пожизненной диктатуры, более или менее удачной для подвластных. Иногда вообще бывает трудно провести границу между монархией, диктатурой и республикой.
    Но эти определения касаются в основном формы монархической власти, а не её сути и цели. Цель же подлинной богоугодной монархии, как мы это выводим из Священного Писания, – в служении Богу, в спасении для Него своего народа, который нужно, ограничивая зло и поощряя добро, достойно провести через временное море житейское «мира, во зле лежащего» – в вечное Царство Божие. Такова только православная богоустановленная монархия. Все другие типы являются её искажениями и извращениями.
    В отличие от западных христианских монархий (которые были близки к абсолютизму, уклоняясь либо в католический папоцезаризм с монархом в виде непогрешимого церковного главы, либо в цезарепапизм у протестантов, когда церковь подчинена монарху), православная монархия сформировалась в Византии как симфония (созвучие) государственной и церковной властей, действующих согласованно для единой цели спасения народа. То есть она не абсолютна, ибо ограничена принципом служения монарха Богу. Этот принцип в наиболее совершенном виде был осознан в преемнице Византии – в Третьем Риме Московской Руси.
    Идеолог православной монархии прп. Иосиф Волоцкий писал в своем «Просветителе»:
    «Если Царь царствует над людьми, но над собою позволяет царствовать скверным страстям и грехам, сребролюбию и гневу, лукавству и неправде, гордости и ярости, злейши же всего – неверию и хуле, то такой царь не Божий слуга, но диавольский, и не царь, но мучитель... Такого Царя, из-за его лукавства, не называл царем Господь наш Иисус Христос, но лисом... И ты такого царя или князя да не послушаеши, приводящего тебя к нечестию и лукавству, даже если мучит и смертию грозит...».
    В идеале мудрый православный монарх, будучи верховной самодержавной властью, соединенной с Церковью, управляет государством на основании законов (церковных и государственных) с помощью деятельных сил аристократии (Боярская Дума, Государственный Совет) и выборной сословно-демократической структуры (каковая существовала на Руси от низового «демократического» народного самоуправления в общинных и земских делах до выборного Всероссийского Земского Собора).
    Л.А. Тихомиров называл это «сочетанной управительной властью», которая использует «в государственном деле лучшие свойства всех принципов власти, не допуская их лишь до вредного верховенства» (Л.А. Тихомиров «Монархическая государственность», Ч. I, гл. XXI; ч. IV, гл. VI и XXXIII).
    Развивая этот принцип, И.Л. Солоневич писал о «народной» или «соборной монархии», распространяя понятие «симфонии» на три власти: царскую, церковную и земскую; в наибольшем виде такая «симфония» была осуществлена в допетровский период именно в Московской Руси. Вот такая православная монархия была бы нам нужна и сегодня.

    Есть ли предпосылки для её восстановления?
    Однако сегодня представления большей части нашего народа о русской монархии скорее близки к абсолютизму или к идеализированному сталинизму – это реакция народа на постсоветскую Великую криминальную революцию, которую мечтается обуздать властной жесткой рукой. И даже у монархических активистов их недостаточная духовная образованность нередко ведёт к различным уклонам от верного понимания того, какая монархия нужна русскому народу; они наивно полагают, что само провозглашение неважно какой монархии и есть панацея... Хотя настоящий «Всероссийский Собор» в нынешних условиях собрать нереально, а претензии на это могут выглядеть несерьёзно, дискредитируя саму идею восстановления православной монархии.
    Со времени крушения СССР мы знаем немало представительных «всероссийских» монархических мероприятий, съездов, соборов, которые, однако, не достигли цели. Потому, что огромны препятствия для этого. Это прежде всего отсутствие в нашем советизированном и расцерковленном народе «православного монархического правосознания», на которое только и может опираться настоящий русский монархический строй. Демократия опирается на арифметический подсчёт голосов, диктатура на силу, а православная монархия опирается на совесть народа и его добровольное служение – без этого она недееспособна.
    Об этом писал И.А. Ильин:
    «Мне приходилось встречать людей, непоколебимо уверенных в том, что стоит в России «провозгласить монархию» – и всё «пойдёт гладко и станет на свое место». Но – «монархический строй не может, что называется «повиснуть в воздухе»; необходимы... две основы: во-первых, верное монархическое строение души в народе, ... и, во-вторых, необходимы те социальные силы, которые понесли бы богоданного Государя – преданностью, верностью, служением... Монархия должна быть подготовлена религиозно, морально и социально...» («Наши задачи», Париж, т. II, стр. 381, 1956).
    Казалось бы, восстановлением такого правосознания и таких социальных сил должна заниматься Православная Церковь, но её нынешнее руководство в РФ готово симфонировать с любой властью, а без настоящей Церкви настоящая монархия невозможна. В этом сегодня самое главное препятствие.
    В связи с этим напомню вам опыт В.М. Клыкова, который основал Всероссийское Соборное движение для популяризации идеи будущего Всероссийского Земского Собора как истока единственной легитимной монархической власти в России в нынешнее смутное время, длящееся уже почти целый век. Всероссийское Соборное Движение с этой целью провело как бы подготовительные «репетиции» – областные Соборы: Донской (1996) в Новочеркасске, Курский (1997), Крымский (1999) и Невский в С.-Петербурге (2000). Однако не везде удавалось заручаться даже простым благословением местных архиереев, не говоря уже о более высоких церковных функционерах. В С.-Петербурге участников собора пытались не пустить в храм с Державной иконой.
    На основании этого опыта Клыков пришёл к выводу, что надежд на поддержку со стороны МП нет, что и высказал в своём последнем предсмертном интервью, отвечая на вопрос о путях выхода из сложившейся ситуации в России:
    «Всё прогнило: начиная с высшего аппарата и кончая иерархами в Церкви. Меня поражает теплохладность и равнодушие… Вы простите меня, но я не могу видеть тех заевшихся архиереев, которые сооружают для себя княжеские покои … Стучишься туда, но как будто броней обита дверь. Я за последние двадцать лет ни разу не видел, чтобы наша Православная Церковь в лице её иерархов, возвысила голос в защиту русских писателей, патриотов.
    С кем Вы, господа иерархи?
    С жидовствующими или с русскими?
    Или живете страха ради иудейска?
    А мы решили так: всё, хватит бояться, завеса снята... Господь Бог на нашей стороне, я верю в это!...» (газета «Дух христианина», М., № 11, 1 июня, 2006).
    Именно поэтому Клыков решил направить усилия на «национально-освободительную революцию», как он выразился в этом интервью, понимая, однако, под этим не майдан или атаку с кольями на Кремль, а самоорганизацию державообразующего народа на основе профессионально-корпоративных структур во всех сферах жизни, для чего и был в 2005 году восстановлен «Союз Русского Народа». Но неожиданная смерть Вячеслава Михайловича и противодействие власти (провокация Платонова – Сенина – Ивашова) расколола Союз и свела его деятельность к минимуму. Сегодня вместо учёта «клыковского опыта» и продолжения его деятельности, мы видим новые и новые наивные попытки «восстановления монархии» как быстродействующей панацеи...
    Постсоветский олигархат также не допустит установления вместо себя настоящей русской власти, он вполне доволен сам собой как идеалом и не заинтересован в духовном росте и спасении своего народа. Наоборот – заинтересован в его разложении и оболванивании, ибо над таким народом проще властвовать методами т.н. «управляемой демократии». Поэтому нынешние власти – и государственная, и благословляющая её церковная – препятствуют осознанию смысла исторической православной России как удерживающего Третьего Рима, и смысла антирусской революции, и смысла нынешнего апокалипсического этапа человеческой истории. Все эти власти озабочены лишь обретением своей «ниши» в строящемся Новом мировом порядке – царстве антихриста.
    Изменить сформировавшийся на грабеже и цинизме олигархический режим в РФ мы не в наших силах ни легальным способом (т.н. «выборами»), ни нелегальным (наподобие призывов Б.С. Миронова и В.В. Квачкова). И даже если бы сегодня в России «чудесным образом» появился «легитимный православный монарх», готовый взять на себя «бремя царского служения», у него не оказалось бы должной опоры ни в народе, ни в правящем слое. Он оказался бы в роли честного и искреннего идеалиста («князя Мышкина») в обществе, которое его отторгает. Он попал бы в психушку, если не в заключение за «экстремизм», ибо при желании это нетрудно истолковать как призывы к насильственному изменению нынешнего государственного строя (ст. 280 УК РФ).
    Поэтому все крупные деятели русской эмиграции (даже многие либералы) считали, что после падения марксистской власти установлению монархии в России должен предшествовать «подготовительный переходный период национальной диктатуры», наподобие диктатуры генерала-христианина Франко в Испании, которому удалось восстановить монархию (хотя и размытую в русле европейских декоративных). Но сейчас в нашей стране и для такой национальной диктатуры не видно предпосылок. С 1990-х гг. армия тщательно зачищена и все силовые структуры прикормлены властью. Скорее возможна «диктатура олигархата», признаки которой уже нарастают. Повлиять на это нашими крохотными силами мы также не можем.
    В чём же тогда состоит задача современного монархического движения?
    Прежде всего: для нас не стоит вопрос, реально или нереально восстановление в России православной монархии в нынешних условиях.
    Вопрос стоит иначе: истинна она или не истинна. И если это истинная, исторически успешная, богоугодная и богослужебная форма Русской государственности, то мы не можем отказаться от стремления к её восстановлению. Это категорический императив.
    Вот только – на что направить сейчас наши малые силы, чтобы они не тратились впустую?
    Мне кажется, наша задача состоит в сохранении и распространении верных идеалов и критериев Русской государственности, даже если сейчас её невозможно восстановить. Известно выражение, что идеалы – как звёзды, они недостижимы, но по ним мы определяем свой путь.
    Ведь сохранение идеала Русской Православной Монархии – это и духовное знание о смысле мироздания, смысле истории и смысле жизни человека. Только православная монархия основана на этом знании, все остальные идеологии – слепы, а потому в конечном счете – разрушительны.
    Идеал Русской Православной Монархии важен и сегодня для верных прикладных государственно-политических критериев, таких, как:
    сословно-корпоративный служебный строй (исключающий власть денег и зависимых от них парламентских партий);
    самодостаточная, с тенденцией к автаркии, многоукладная экономика (рентабельность которой определяется ее вкладом в общенациональное благо, а не олигархами или «непреложными мировыми законами», а рубль служит независимой национальной мерой ценностей без привязки к иностранной валюте);
    социальная обезпеченность и защищенность народа (некоторые видят в этом элементы т.н. «социализма», но это было достижимо в других странах, отчасти и в царской России уже в начале ХХ века, и без всякого социализма, без его материалистически-атеистической иерархии ценностей, уравниловки и тотального диктата);
    подлинная национальная система образования и культуры, воспитывающая зрячих граждан, понимающих свое место в государстве, место своего государства в перманентной Мировой войне и свою ответственность за оборону своего народа от атакующего мирового зла. Всего этого здоровые политические силы могут добиваться уже сейчас, хотя, конечно, правящий слой РФ имеет другие цели и приоритеты.
    Оппоненты-скептики на это нам говорят: если монархия столь правильна и эффективна, почему же не удержалась, а позорно пала ваша единственно верная царская власть перед этим «Мировым злом»?
    Ответ наш известен, и состоит он не только в разоблачении коварных методов «тайны беззакония» (мировой закулисы, прикинувшейся в Первой мировой войне союзником), но и в признании наших грехов, которыми воспользовались наши объединённые враги. Ведь сначала антимонархическая революция произошла в головах высшего слоя российского общества, которому Царь, Помазанник Божий, показался ненужным и даже мешающим свободному прогрессивному развитию «как у всех цивилизованных стран».
    Марксистская власть затем оклеветала царскую Россию и примитивизировала в народе представление о ней, но потребность в её реабилитации даже сейчас существует хотя бы просто из национальной гордости своей историей, – и это благоприятная основа для усилий нашего просвещения. Восстановить же православную власть при нынешней мировой ситуации можно уже только с Божией помощью, которую следует заслужить хотя бы активной и ответственной части нашего народа. В образования такого ядра (в самых разных областях деятельности: системе образования, науке, армии, экономике) мне и видится цель монархического движения в данных условиях.
    Однако для этого и для восстановления серьезного отношения к монархии в народе и в его образованном влиятельном слое само монархическое движение должно очиститься от шелухи, которая является серьезным препятствием и для искомого объединения монархистов. Отклонения от верного идеала ныне существуют в самые разные стороны.
    Назову сразу совершенно непригодные для нашей цели псевдомонархические группировки.
    Это так называемые кириллисты (ложно называющие себя «легитимистами», то есть законниками, выбирая из всех законов престолонаследия лишь формальные, но не существенные для цели монархии). Удивительно, но и многие их противники по неграмотности величают их «легитимистами». Эта ветвь потомков Романовых была лишена прав престолонаследия Государем Николаем II по причине нарушения ими государственных, церковных и фамильных законов, но именно потому она всегда была готова безпринципно рваться на трон любыми средствами, начиная от свержения самой монархии в марте 1917 года и до унии с Ватиканом. Кирилловичи не раз заявляли, что готовы сесть на трон при любом государственном строе, в том числе при нынешнем олигархическом, как его фиговый листок, и их верноподданные на это усердно работают – лишь бы получить кормушку и «неодворянские» титулы.
    Олигархия на всякий случай привечает этот «Российский Императорский Дом», вдруг понадобится.
    Это и нашумевший «Проект Россия», опубликованный осенью 2005 года. Фельдъегерской почтой он был разослан во властные структуры страны: ФСБ, МВД, Администрацию Президента, Генеральную прокуратуру, Государственную думу, МИД. Затем Управлением делами Президента РФ книга была внесена в реестр изданий, рекомендованных для чтения госслужащим и также общественно-политическим деятелям. Руководство РПЦ МП официально одобрило этот «Проект».
    «Проект Россия» предлагает нынешним правителям отбросить окончательно скомпрометировавшую себя «демократию» и перекраситься в «монархию». Именно перекраситься, что заявляется уже в первых главках текста этого проекта:
    «Регулярная смена руководящего состава гарантирует развал страны... Если Кремль будет превращён в проходной двор, следом грядёт ослабление и крушение России... Мы сражаемся за установление постоянной власти... Наша идея – монарх, власть которого ограничена религией. Власть, стоящая на двух ногах – алтарь и трон. Обратите внимание, мы желаем восстановления системы и принципа, а не какой-либо монархической фамилии. Кто будет монархом – решать Богу и народу, а не нам с вами. Мы создаем организацию ИДЕИ, а не фамилии, и не берем на себя функций Земского собора. Наша задача – создать условия для возрождения самодержавия. Сначала на Руси, а потом во всем мире».
    Но ведь если речь не идёт о легитимной «монархической фамилии» (как это предписывают Основные Законы Российской Империи), то решать, кто станет монархом, будет, конечно, не народ, а сама нынешняя власть с целью самосохранения в виде «монархии». И будет она «ограничена религией» в лице высших функционеров МП с набором церковных орденов на все случаи жизни.
    Трудно сомневаться и в том, что на должность такого «монарха» Владимир Владимирович сейчас идеальный кандидат. Уже ширится его апология: «старцы предрекали, что следующим правителем России будет Православный правитель. Этому есть масса подтверждения даже в интернете. Что ВВП много ездит по святым обителям и общается не только со старцами, но и простыми монахами. Ради чего, спросите Вы? РАДИ СПАСЕНИЯ РОССИИ!!!».
    А «монархия во всём мире» – так ведь таким будет и царство мошиаха. В эту схему «Проект Россия» вполне можно уложить при желании и умелом курировании.
    Первые призывы «Путина в цари!» начались уже в конце его второго президентского срока при невозможности третьего, но возникшее тогда затруднение было решено простым способом рокировки «тандема». Теперь призывы звучат уже на более серьёзном витке антирусской политики Запада.
    Весьма откровенны «православные путинисты» на «Русской народной линии».
    Например, протоирей Георгий Городенцев мечтает о грядущем Царе на Руси:
    «Вполне возможно, что им останется В.В. Путин, разумеется, в том случае, если он, как было сказано выше, сменит свои «демократические» идеалы и установки на монархические»...
    Без всяких «если», как свершившуюся реальность, это утверждает статья Василия Бидолаха «Владимир Путин идёт путём Константина Великого»:
    «Россия, которую сейчас по Божьей воле олицетворяет собой Владимир Владимирович Путин... В Путине враги России видят сакрального вождя православного мира... Именно Путина благословил старец Иоанн (Крестьянкин) Фёдоровской иконой Божией Матери, которая является покровительницей русских царей. Тем самым батюшка Иоанн показал нам, кто сейчас преемник исторической России и русских царей, – это Путин, Богом данный нам правитель...».
    Ему вторит один из ведущих авторов РНЛ, полковник полиции Руслан Устраханов:
    «Россией востребован Монарх... им должен стать Владимир Путин...
    Реставрация монархии в России – необходимость исторически назревшая. Процесс, который не должен дублировать подобное в других стран. Неприемлем для России опыт возвращения Стюартов в 1660-м в Англии... Абсурдно вести разговоры о возвращении в Россию потомков Романовых...
    Современная Россия 4 марта 2012 года начальный этап Земского Собора прошла. Указав на достойного. Завершающий – в законодательном изменении Конституции России и реставрации монархии. С основателем новой Императорской династии – Владимиром Владимировичем Путиным... в воле россиян видеть Владимира Путина Помазанником Божьим».
    Сам главный редактор РНЛ А.Д. Степанов выдвигает свой идеал:
    «Путин – достойный наследник Царя-Мученика Николая и И.В. Сталина».
    Неудивительно и то, что олигархический «Проект Россия» смыкается с красно-патриотическим «мистическим сталинизмом», выразителем которого, помимо РНЛ, стали К.Ю. Душенов и А.А. Проханов. Для них «настоящая русская монархия» была при этом богоотступнике, убийце десятков миллионов лучших русских людей, а вот святой Государь Мученик был «бездарным провальщиком», учит Душенов.
    Близок к этому и почитатель Сталина генерал Ивашов, его «геополитичекая академия» в опубликованном труде «Основы теории Российской империи» тоже умоляет Путина стать императором.
    Большинство из официально зарегистрированных ныне монархических политических партий (наподобие «Самодержавной России» Меркулова) ищут себе финансирование в этом русле. Однако осуществление и фигового листка Кирилловичей, и «Проекта России», при которых поменяется лишь название властителей, но не суть и цель государства, может означать окончательную дискредитацию дела восстановления Русской монархии в глазах народа.
    Разумеется, у Бога всё возможно.
    И Константин Великий стал православным Императором не сразу, и апостол Павел раньше был гонителем христиан Савлом. Но они искренне уверовали во Христа и покаялись в прежнем неверии и своих грехах. Кто-нибудь может найти у Владимира Владимировича Путина хотя бы малую крупицу покаяния за его служение антирусским богопротивным силам и за соучастие в разграблении и разрушении России?
    Он даже открыто заявил, что хотел бы поучаствовать в Февральской революции и недавно вместе со своим «тандемщиком» возложил цветы к помпезному мемориалу Ельцина...
    Это разрушение сейчас ежедневно продолжается с подконтрольного государству телевизионного экрана, сеющего ложь, эгоизм, цинизм как норму существования и в сущности – как государственную идеологию (которой, согласно конституции РФ, якобы «нет»). Остановить этот инструмент сатаны (СМИ) и обратить его на защиту добра подлинный «православный вождь» мог бы мановением пальца. Мог бы поменять антирусских руководителей экономики, СМИ, культуры, образования на достойных людей, каких немало. Но он этого не делает – и это важный признак его подлинной сути. Потому что развращенный и оболваненный народ жизненно необходим неправедной власти как наиболее безопасный для её компрадорского произвола.
    К сожалению, и в среде православных ревнителей-монархистов, не жалующих ни кириллистов, ни путинистов, есть немало уклонов от трезвомыслия, которые уже стали причиной раздоров. С одной стороны они мешают объединению людей, единомысленных в главном, с другой стороны, – нередко выставляют монархическое движение в несерьёзном, карикатурном и даже порою еретическом виде, отталкивая от себя грамотных и ответственных людей. Приведу некоторые такие досадные примеры, сознавая, что кому-то мои суждения об этом не понравятся, но предпочитаю быть откровенным в столь серьезных вопросах.
    Прежде всего необходимо серьёзное трезвомысленное отношение к столь любимым в нашей среде пророчествам о восстановлении в России монархии.

    О пророчестве монаха Авеля.
    Широко цитируется пророчество монаха Авеля, сделанное ещё в царствование Императора Павла I, о будущем жидовском иге и его преодолении, якобы сделанное для будущего Императора Николая II:
    «Невозможное человекам, возможно Богу... Бог медлит с помощью, но сказано, что подаст её вскоре и воздвигнет рог спасения русского. И восстанет в изгнании из рода твоего Князь Великий, стоящий за сынов народа своего. Сей будет Избранник Божий, и на главе его благословение. Он будет един и всем понятен, его учует самое сердце русское. Облик его будет державен и светел, и никто же речёт: «Царь здесь или там», но все: «Это он». Воля народная покорится милости Божией, и он сам подтвердит своё призвание... Имя его трикратно суждено Истории Российской. Два тезоименитых уже были на Престоле, но не Царском. Он же воссядет на Царский, как третий. В нем Спасение и Счастье Державы Российской. Пути иные сызнова были бы на русское горе...
    Велика будет потом Россия, сбросив иго жидовское, Вернётся к истокам древней жизни своей, ко временам Равноапостольного, уму-разуму научится бедою кровавою. Свершатся надежды русские: на Софии в Цареграде воссияет крест православный. Дымом фимиама и молитв наполнится и процветет, аки крин небесный. Великая судьба предназначена России. Оттого и пострадает она, чтобы очиститься и возжечь свет во откровение языков...» (Из книги «Житие преподобного Авеля прорицателя», издание Свято-Троицкого Ново-Голутвина монастыря, стр. 42-45, 1995).
    В дореволюционных публикациях о монахе Авеле никаких его подобных предсказаний для последнего Царя не содержалось. Эти часто публикуемые современными авторами сведения основаны на книге С.А. Нилуса «На берегу Божьей реки», а также на художественном сказании «Вещий инок» П.Н. Шабельского-Борка, писавшего в эмиграции под псевдонимами Кирибеевич и Старый Кирибей. Описывается также посещение Государем Николаем II Гатчинского дворца в марте 1901 года для обретения пророческого текста. Однако сам текст монаха Авеля до сих пор не найден и не доказано, что он в таком виде существовал, а сведения о посещении Государем Гатчинского дворца в указанное время не подтверждаются документальными записями. То есть вопрос нуждается в дальнейшем исследовании, поэтому до окончательного выяснения желательно осторожнее пользоваться этим аргументом, тем более это касается пророчеств о непременном величии будущей России.

    [§ Для более подробного ознакомления с данной темой читатель может прочитать серию статей «Иеромонах Авель (1757-1831) – мифы и историческая правда»:
    http://www.proza.ru/2017/12/03/355
    http://www.proza.ru/2017/12/05/827
    http://www.proza.ru/2017/12/07/251
    http://www.proza.ru/2016/12/17/510].

    О пророчествах прп. Серафима Саровского.
    Общим местом в православной публицистике стали ссылки на пророчества прп. Серафима Саровского, однако они также нуждаются в изучении и уточнении, поскольку не все приписываемые ему тексты подлинные. В некоторых (известных в пересказе Н.А. Мотовилова) содержатся явно несуразные места, в том числе не соответствующие православному учению. Такого не мог говорить прп. Серафим.
    Например, наиболее часто цитируется это:
    «Перед концом времен Россия сольётся в одно великое море с прочими землями и племенами славянскими, она составит одно море или тот громадный вселенский океан народный, о коем Господь Бог издревле изрек устами всех святых: «Грозное и непобедимое Царство Всероссийское, всеславянское – Гога и Магога, пред которым в трепете все народы будут». И всё это – все равно как дважды два четыре, и непременно, как Бог свят, издревле предрекший о нем и его грозном владычестве над землею. Соединенными силами России и других народов Константинополь и Иерусалим будут полонены. При разделе Турции она почти вся останется за Россией...
    И воцарится русский всемогущественный язык на земле, и другого царства более всемогущественного, Русско-Славянского, не будет на земле...» («Антихрист и Россия», «Литературная учеба», № 1, стр. 133-134, 1991, публикация игумена Андроника (Трубачева) и А.Н. Стрижева. Цит. по: «Россия перед вторым пришествием», т. 2, стр. 549-550).
    Но почему же «грозное и непобедимое царство российское» должно носить имя «Гога и Магога, пред которым в трепете все народы будут»?
    Ведь Гог и Магог будут ополчением антихриста против последнего оплота верных христиан, «стана святых и града возлюбленного» (Откр. 20).
    «Это – бесовские духи, творящие знамения; они выходят к царям земли всей вселенной, чтобы собрать их на брань в оный великий день Бога Вседержителя... на место, называемое по-еврейски Армагедон» (Откр. 16:14, 16).
    И в книге пророка Иезекииля (гл. 39) предсказано в конце времен поражение сил Гога и Магога в их войне против «Израиля»:
    «Падешь ты на горах Израилевых, ты и все полки твои, и все народы твои, которые с тобою» (4).
    «И будет в тот день; дам Гогу место для могилы в Израиле... и похоронят там Гога и все полчище его» (11).
    При этом надо знать, что в апокалипсические времена слово «Израиль» в Церкви применяется не к жидам-евреям, а к христианам.
    Не мог этих мест Священного Писания не знать прп. Серафим.
    Не мог прп. Серафим говорить и такие слова, приписываемые ему в записке Мотовилова:
    «Во Израиле родился Иисус Христос, истинный Богочеловек, Сын Бога наитием Св. Духа, а среди славян и русских родится истинный антихрист».
    Это утверждение противоречит церковному учению о том, что антихрист будет иудейским мошиахом, евреем из колена Данова, который воссядет в восстановленном для него храме в Иерусалиме.
    Подлинность этих утверждений, приписанных прп. Серафиму, теперь опровергает и его первый публикатор данного текста А.Н. Стрижев в статье «Чего не изрекал преподобный Серафим».
    А вот эти слова прп. Серафима, переданные Мотовиловым, Стрижев считает подлинными, так что лучше уж ссылаться на них:
    «До рождения антихриста произойдет великая и продолжительная война и страшная революция в России, по точному выражению отца Серафима, превышающая всякое воображение человеческое, ибо кровопролитие будет ужасное: бунты разинский, пугачевский, Французская революция – ничто в сравнении с тем, что будет с Россией. Произойдет гибель множества верных Отечеству людей, разграбление церковного имущества и монастырей, осквернение церквей Господних; уничтожение и разграбление богатства добрых людей, реки крови русской прольются. Но Господь помилует Россию и приведет ее путем страданий к великой славе».

    [§ Для более подробного ознакомления с данной темой читатель может прочитать статью «Чего не изрекал преподобный Серафим»:
    http://www.proza.ru/2017/08/11/185].

    О пророчестве архиепископа Феофана.
    Несомненно пророчество духовника Царской семьи архиепископа Феофана (Быстрова):
    «Я не сам от себя говорю, а сообщаю откровение старцев. А они передавали мне следующее: пришествие антихриста приближается и оно очень близко... Но до пришествия антихриста Россия должна еще восстановиться, конечно, на короткое время. И в России должен быть Царь, предъизбранный Самим Господом. Он будет человеком пламенной веры, великого ума и – железной воли. Так о нем открыто.
    Будем ждать исполнения открытого. Судя по многим признакам, оно приближается, если только по грехам нашим Господь Бог – не отменит и не изменит обещанного. По свидетельству Слова Божия и это бывает» (Концевич Е. «Архиепископ Феофан Полтавский, «Православная Русь», № 24, стр. 7-8, 1974).
    В некоторых монархических изданиях это предсказание о грядущем Царе публикуется с добавлением слов: «Он придёт из Династии Романовых по линии матери», – с намеком на Георгия, сына Марии Владимировны. Однако в первоначальных публикациях это добавление отсутствует, и сделано оно уже в 1990-е гг. в России. В первом издании сборника «Россия перед вторым пришествием» (сост. С.В. Фомин, изд. Троице-Сергиевой Лавры, стр. 322, 1993) данные слова архиепископа Феофана приводятся по указанному зарубежному источнику. Во 2-м издании (М., «Родник», стр. 371, 1994) появляется уже подстрочное примечание со словами о «линии матери» со ссылкой на сотрудника пресс-службы митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева): Болотин Л. Русь, грядущая навстречу Христу // Сергиев Посад. 1993. № 11. С. 7. Возможно, именно отсюда берет свое происхождение эта новая версия текста, которая уже без ссылок на источник воспроизводится в других публикациях, напр.: Ричард (Фома) Бэттс, Вячеслав Марченко. Духовник Царской Семьи. Святитель Феофан Полтавский (1874-1940). М. 1994. С. 89, 111-112. Болотин ссылается на утраченное личное письмо ему архимандрита Нектария (Чернобыля) из Иерусалима и на свидетельство В.П. Кузнецова (который ссылается на умершего в 1994 г. схимонаха Антония (Чернова), келейника владыки Феофана). Следует отметить, что Болотин изначально отрицал права Кирилловичей, противопоставляя Георгию Гогенцоллерну другого потомка Романовых, именно по линии матери: Тихона Николаевича Куликовского, сына Великой Княгини Ольги Александровны, сестры Государя Николая II, от морганатического брака с Н.А. Куликовским. Однако после смерти Т.Н. Куликовского в 1993 г. эта версия предсказания стала монополией ветви Кирилловичей, не имеющих прав престолонаследия. Заметим также, что права на российский престол «по линии матери» теоретически, согласно ст. 35 Основных Законов Российской Империи, могут иметь потомки всех Великих Княжен Романовых, вступивших в брак с представителями других династий, при условии удовлетворения всем другим требованиям престолонаследия.
    Однако заключительное замечание архиепископа Феофана («если только по грехам нашим Господь Бог – не отменит и не изменит обещанного») очень важно.
    Ведь веря в пророчества, мы должны помнить слова Господа: 
    «Иногда Я скажу о каком-либо народе и царстве, что искореню, сокрушу и погублю его; но если народ этот... обратится от своих злых дел, Я отлагаю то зло, которое помыслил сделать ему. А иногда скажу о каком-либо народе и царстве, что устрою и утвержу его; но если он будет делать злое пред очами Моими и не слушаться гласа Моего, Я отменю то добро, которым хотел облагодетельствовать его» (Иерем. 18: 7,10).
    Библейская история с городом Ниневия подтверждает, что всё зависит от поведения людей.

    [§ Для более подробного ознакомления с данной темой читатель может прочитать статью «Архиепископ Феофан (Быстров, 1872-1940)»:
    http://www.proza.ru/2016/03/14/806].

    То есть эти пророчества обусловлены покаянием русского народа, чего мы пока не видим и чему активно препятствуют как государственная, так и церковная власть.
    Тем не менее на основе всех настоящих и ненастоящих пророчеств развилось «учение» о том, что «царь-Искупитель уже искупил наш народ, и от нас ничего не требуется, возрождение России неизбежно и однажды мы возродимся автоматически в один день».
    Так христоподражательный подвиг Государя доводится до абсурда. Причём многочисленные иконы Царя Искупителя пишутся «ревнителями» совсем не по иконописным канонам, а в фотографически-натуралистичном стиле живописи, похожей на изображения католических святых.
    Государь действительно говорил до революции (и это засвидетельствовано такими мемуаристами, как Н.М. Тихменев, М.В. Родзянко и др.): «Быть может, необходима искупительная жертва для спасения России – я буду этой жертвой».
    Несомненно, что Помазанник Божий молился о помиловании своего народа, несомненно и то, что его святые молитвы Господь слышал. С этим согласуется и провидческий сон митрополита Макария после свержения монархии, что «Государь взял вину русского народа на себя, и русский народ прощён» (цит. по: Нилус С.А. «На берегу Божьей реки», Сан-Франциско, т. II, стр. 183-184, 1969).
    Искупительный подвиг Царя Мученика был христоподражательным, и он, конечно, никак не заменяет Искупление всего человечества Христом. Однако искупление и прощение духовно действует лишь вместе с осознанием греха грешниками и с их покаянием, – а до тех пор оно остаётся нами невостребованным. Также и само Искупление человечества Христом – ведь далеко не все люди воспринимают это Искупление, приобщаются к нему, спасаются, – а выбирают путь в царство диавола. Поэтому, если какие-то монархисты понимают подвиг Царя в смысле автоматизма возрождения России, то это один из очередных «ревнительских уклонов» от трезвомыслия.
    В ожидании такого непременного пришествия Царя появляется немало доморощенных самопровозглашенных «чудесных» претендентов, и им верят те, у кого велика потребность в чуде. Этого распространенного явления сейчас детально касаться не буду, могу лишь выразить сожаление тем, кто уже нашёл себе такого живого «царя».
    В числе таких «чудес» получила особенную популярность некая монахиня Николая, которая утверждает, что ей часто является св. Государь Николай II, и однажды явился вместе с грядущим Царём-наследником, которому около 30-35 лет, он уже ходит по Руси, но пока скрывается, при этом как условие «восстановления Русского Царства» предписано приносить присягу и св. Государю Николаю и его наследнику и отказываться от паспортов РФ. Это требование уже вызвало разномыслия и споры.
    Ничего плохого в личной присяге верности последнему св. Государю нет, если её не трактовать как непременное, обязательное для всех и самодостаточное условие. Настораживает, однако, присутствие нездоровой экзальтированности в этом деле. При всём уважении к добропорядочным намерениям создателей известного фильма об этом «чуде» вообще смущает в нём количество разнообразных чудес, которые молодая «старица» с наперсным крестом (настоятельница какого монастыря?) сыплет из своего рога изобилия как обыденное дело, вплоть до поющих мышей в алтаре.
    Нужно ли Господу прибегать к такому назойливому количеству чудес для нашего спасения?
    Невольно приходит на ум: «Род лукавый и прелюбодейный знамения ищет» (Мф. 16:4).
    Церковь всегда относилась к чудесам с осторожностью, того ли духа чудо (ведь сатана тоже может совершать свои «чудеса» и даже являться в облике светоносного ангела). Нельзя исключить и «благочестивое фантазерство» с доброй целью: пробудить народ к благочестию, известны и случаи примитивного шарлатанства для сбора средств и личной славы.
    Разумеется, монахиня говорит много правильного о значении монархии, о всемирном призвании России, о грехе революции, о том, что надо молиться и каяться – это нам известно и без чудесных явлений. При этом у неё смещены акценты с главного на второстепенное.
    Например: столь огромное, решающее значение для появления Царя придаётся отказу от паспорта РФ (что в масштабах всей страны просто нереально). Да, там присутствует антихристианская символика, что понятно: какова власть – таковы и её паспорта (паспорт её собственность, а не наша).
    Но разве и на советском паспорте – не символика богоборческой власти, чтобы считать его предпочтительным?
    И главное – почему эта борьба концентрируется в упоре только на бумажную корочку, которой придаётся некое магическое свойство, а не на саму власть, которая выдаёт народу эти свои опознавательные корочки?
    И не на духовную власть, которая всё это благословляет и настоящего Царя не допустит уже из страха перед ним?
    Причём, согласно этим откровениям, паспорта РФ надо отвергать, но при этом не отвергать безбожную нелегитимную «Конституцию РФ» – основной закон нынешней олигархической власти! – предлагается ссылаться на эту «конституцию» при отказе от паспортов...
    И рецепт монахини Николаи очень уж прост: «не брать паспорт – и жиды сами от нас сбегут вместе с антихристом»...
    Почти всё, что монахиня Николая сообщает как указания, переданные через неё св. Государем – не может быть проверено, это нам предлагается принимать на веру. Но есть указание, проверяемое на его точность. Весьма смущает «предписание» св. Государя читать акафист святому Царю Иоанну Грозному. В данном случае личность Грозного – исторически вполне проверяемый факт, не дающий оснований считать его даже местночтимым святым. Трудно поверить в то, что св. Государь Николай может так ошибаться в этом вопросе. И это дополнительно ставит под сомнение истинность и духовность всего прочего в истории с данными пророчествами младостарицы Николаи.

    О воскресении Царя Иоанна Грозного.
    Поясню подробнее, поскольку с почитанием Иоанна Грозного как святого связан еще один еретический уклон современного ревнительского монархизма. Приведу утверждение из очень популярной книги В.М. Ерчака «Слово и дело Ивана Грозного»:
    «Имя последнего Царя, сообщаемое православной традицией – Михаил. Архистратиг Михаил именуется Грозным Ангелом, Грозным Воеводой. Иван Грозный происходит от Грозного Михаила, Грядущий Царь – это восставший Царь Иван Грозный! Точное подтверждение этому содержится в эсхатологическом пророчестве, изложенном в «Откровении Святого Мефодия Потарского». В нём повествуется о том, как в самом конце человеческой истории будет царствовать последний Государь – «его же вменяху человеци яко мертва суща» (т.е. считали давно умершим). Тут явно содержится указание на воскрешение какого-то из благочестивых Царей древности. Этим Царем будет первый Русский Государь Иван Васильевич Грозный. В традиции конец очень часто изображают как воспроизведение начала от Ветхого Адама до Нового – Христа. Возможность воскресения некоторых умерших еще до Страшного Суда соответствует православной традиции. Примером тому служит пророчество о воскрешении в конце времен преп. Серафима Саровского. Он и укажет на последнего Государя Ивана Грозного».
    Подобное утверждение на форуме РИ поместил и один из вологодских священников РПЦЗ(А), ожидавший воскресение Грозного Царя в 2012 году... Прошу прощения, но это очень похоже на веру хасидов в то, что их Любавичский раби Шнеерсон воскреснет и станет мошиахом...
    По этому «учению», Грозный воскреснет в силу своей святости. В подтверждение святости Царя Грозного Ерчак, Манягин и другие ревнители – вопреки безспорным историческим фактам, церковным канонам, и всей русской историографии – приводят скрупулезно собранные по сусекам сведения от историков разного калибра (даже таких «историков», как революционеры Белинский и Герцен!), которые придерживались положительной оценки Иоанна Грозного. Замечу однако, что положительные оценки не означают непременного признания святости – это совершенно разные вещи и должны быть разные критерии. Сторонников противоположной, критической оценки Грозного ревнители характеризуют как либералов масонско-карамзинской школы, клеветников и т.п. (хотя в их числе были славянофилы А.С. Хомяков, К.Т. Аксаков, Ю.Ф. Самарин, историк-черносотенец Д.И. Иловайский).
    Разумеется, немало благочестивых людей присоединяются к пропагандируемому ревнителями почитанию идеализированного Грозного Царя (по той же причине, что почитают и идеализированного Сталина), выдавая желаемое за действительное – из желания иметь идеал сильного православного правителя и из нежелания разобраться в безспорных исторических фактах.
    Почему же недостаточно бережно очистить облик Государя Иоанна от наветов либералов и клеветников, уважая его за все положительное, что он сделал, и молясь о прощении его Господом за все плохое?
    Почему при этом нужно непременно объявлять его «святым» вопреки церковным канонам и противоречащим этому фактам (огульное истребление целых родов с детьми, многоженство, порицания со стороны митр. Филиппа и наложение на Царя за это церковной епитимьи), насилуя и искажая эти безспорные факты в угоду выдвинутой концепции «святости»?
    Разве без ореола «святости» как-то умалятся заслуги Государя Иоанна IV и облик Русского Самодержавия?
    Примечательно также, что почитание святости Иоанна Грозного сопровождается одновременным почитанием теми же ресурсами, авторами и духовниками «икон святого стального Императора Иосифа Сталина, – может ли это быть свидетельством настоящей духовности?
    Как часто у наших ревнителей, берущихся вроде бы за правильное дело, из-за отсутствия чувства меры получается перегиб в другую сторону, позволяющий врагам монархии на этих примерах высмеивать и дискредитировать сам объект должной защиты...
    Плохая услуга нашему первому Царю.
    Разумеется, двусмысленная позиция церковной власти при сокрушении монархии заслуживает более строгого отношения. В отличие от военных, обязанных подчиниться вышестоящему приказу без раздумий, от высших иерархов можно было сразу же ожидать более чёткой, духовной оценки революционных событий. Митрополит Антоний (Храповицкий) лишь пассивно оправдывал тогдашний отказ Церкви поминать Царя на службах и поминание Временного правительства – решением самого Царя и решением его брата о созыве Учредительного Собрания (в котором многие ожидали нечто вроде Всероссийского Земского Собора). Это смягчает вину архиереев, но не заглаживает её полностью. К сожалению, искупление её было уже поздним: у кого-то мученической кончиной, у кого-то (в Зарубежной Церкви) восстановлением монархической идеологии как условия спасения России.
    Причём грех цареотступничества в данном случае может быть разной степени: по равнодушию, по неведению, по малодушию или страху (как у апостола Петра), по принуждению, по заблуждению… Ведь архиереи тоже были дезинформированы об обстоятельствах отречения-отрешения и свой грех (благословение Временного правительства) они совершили, формально следуя призыву самого Государя (как это отметил митр. Антоний). Все дальнейшие изменения архиереями богослужебных текстов и т.д. вытекают именно из этого факта, что Царствующей особы уже нет, что власть передана самим Царем новому правительству с призывом подчиниться ему, потому и за богослужениями должна по сложившемуся обычаю поминаться существующая в государстве власть.
    Честь и хвала тем немногим русским людям, кто уже в дни Февральской революции ясно сознавал, что ей надо противостоять. Но революционная смута произошла из-за утраты монархического правосознания в головах ведущего слоя России – и противостоять этому в те дни всеобщего умопомрачения было невозможно никакими мерами, что верно почувствовал и Государь, положившись на волю Божию. Земное сопротивление революции было свыше человеческих сил.
   
    Политтехнологии для «ревнителей».
    Полагаю, что в большинстве случаев подобной ревности не по разуму лежит искренняя вера. В православном народе есть также большая потребность в чудесном идеале – потому и принимаются всерьез такие явления, как «святой Грозный Царь», «православный Сталин» и т.д. Эти идеализированные фигуры не соответствуют исторической реальности, но они служат неким чаемым мифическим идеалом – и потому их почитателей трудно переубедить. Трудно, но надо – если хотим быть верными истине, а не мифам. Как это сделать бережно, я точно не знаю, но знаю (так учили многие святые), что потакание заблуждениям не является любовью к заблуждающимся, тем более к впадающим в гордыню и прелесть. Богу угодна только истина и историческая правда, какою бы она ни была. И потому для меня духовными авторитетами являются выразители такого трезвого духа и православного чувства меры.
    Однако нельзя не видеть, что ревностью «ревнителей» наши противники (а главный из них – сатана) действительно провокационно пользуются для расколов в православной среде.
    Распространяются выдуманные «пророчества стариц» о «православном Сталине», создана православная начинка сталинской политики ВОВ, – тут и миф о явлении Богородицы митрополиту Гор Ливанских с посланием Сталину – чтобы непременно и не щадя жизни русские защищали города имени богоборческих вождей; тут и облёт Москвы с иконой якобы по приказу Сталина, и якобы отмена Ленинского приказа о борьбе с Церковью, и «архивные документы» «православное Завещание Сталина» – ну как же обойтись без столь убедительного доказательства...
    Простодушные верующие, не доверяющие конформистскому руководству МП и искренне желающие настоящего Царя, наказующего зло, однако смешивая желаемое и действительное, яростно бьются за «мифическую святость Грозного» как искомого идеала Русского Государя, колотя по головам несогласных. Более трезвые их собратья по совести не могут соглашаться с таким кликушеским «идеалом», вступают в дискуссии, приводят безспорные опровергающие факты против «святости», которые никуда не деть. В итоге получается раскол в православном сопротивлении. Так искренних «ревнителей» помимо их воли используют для насаждения смуты и раздоров – это искусство ныне называют «политтехнологиями». Только бы не объединился православный народ на основе мудрого и трезвого служения Истине.
    Чем ближе человечество придвигается к концу истории, тем больше больной мир погружается в своё зло, от которого христианам всё труднее защищаться и соответственно всё меньше остаётся условий для воссоздания должной государственности. Поэтому очень сомнительны пророчества о непременном («как дважды два четыре») – наперекор всему ходу истории – грядущем возрождении огромного и могучего Свято-Русского Царства. Они граничат с ересью хилиазма, причем некоторые «ревнители» и прямо впадают в эту ересь.
    Её упорно отстаивают некоторые православные монархисты, как, например, Вячеслав Манягин, один из пропагандистов воскресения святого Иоанна Грозного. Особенно активен сайт бывшего известного диссидента Льва Регельсона. И если у Регельсона хилиазм имеет юдаистический оттенок, то сеемые им хилиастические семена прорастают порою в неожиданном виде, как, например, в почитающей Регельсона хилиастической секте Демина-Леоничева, которая тоже называет себя «монархистами».
    Напомню суть их оптимистического верования:
    «НОВОЕ ТРЕТЬЕ тысячелетие станет решающим победоносным возрождением НОВОГО ТРЕТЬЕГО РИМА – СВЯТОРУСКОГО РЕЙХА, главными символами которого станут имперский орёл и арийский Крест... после чего на Земле на тысячу лет установится новая эра РАСЫ ХРИСТА...
    Во времена Антихриста все арийские племена и «народы»... устремятся на Святую Русь, где будет провозглашено Белое Расовое Православное Святорусское тысячелетнее царство, сильное духом, чистое кровью и соборное по своей сути. Иными словами на Земле вновь появится рейх, во главе которого будет стоять новый Вождь Расы – новый диктатор, император, арийский царь, новый человек, которого предвидели русские православные провидцы.
    Грядущий Русский царь должен положить начало принципиально новой тысячелетней монархии РАСОВОМУ САМОДЕРЖАВИЮ...».
    Как же нужно ослепнуть, чтобы не видеть именно антихриста в собственном провозглашаемом идеале:
    «Новый Вождь Расы – новый диктатор, император, арийский царь, новый человек, которого предвидели русские православные провидцы».
    К сожалению, хилиастические верования связываются и с цитированными пророчествами и «чудесами». Таков, в частности, хилиастический оптимизм монахини Николаи о возрождении могучего славянского Третьего Рима в составе объединенных России, Украины, Белоруссии и примкнувшей к ним Сербии, мощно противостоящих антихристу.
    Так надо ли непременно веровать в Грядущее Великое Свято-Русское Царство, правящее миром?
    Неужели, если кричать «халва, халва!» – во рту будет сладко и Царь непременно придет?
    Господь ждёт от нас ревности, но точной и трезвой ревности. И в молитвах, и в присягах, и в делах.
    В заключение, помня оговорку «если» в пророчестве архиепископа Феофана, должен откровенно признаться, что не уверен в непременном восстановлении православной монархии в России.
    Главное условие для этого не выполняется:
    «Если наш народ покается в своих грехах, приведших к утрате православной России».
    Повторю: у Бога ничего невозможного нет, но всё же не вопреки нашей способности монархию вместить.
    «Монархия не самый легкий и общедоступный вид государственности, а самый трудный, ибо душевно самый глубокий строй, духовно требующий от народа монархического правосознания. Республика есть правовой механизм, а монархия есть правовой организм. И не знаем мы еще, не видим мы еще, будет ли русский народ после революции готов опять сложиться в этот организм», – писал Ильин («Основы борьбы за национальную Россию», Нарва, стр. 59, 1938).
    При виде нынешнего состояния России и мира вспоминаются также слова Тихомирова, который писал об истории падения монархий, что оно происходило в процессе предсказанной и неудержимой апостасии человечества из-за соблазна «свободы» у высшего слоя общества и буржуазии.
    Тот же процесс с некоторым опозданием был очевиден и в России, в связи с чем Тихомиров отмечал, что монархия – принцип вечный, высший и всегда возможный; если же он становится для какой-то нации невозможным, то лишь по нравственному падению самой нации.
    Так и в России: «если идея русская, хотя и высока, но не по силам самому русскому народу, то... эта идея для России сама собою упраздняется...». Но тогда «вместе с тем упраздняется и мировая миссия России...» («Монархическая государственность», Буэнос-Айрес, стр. 388, 1968).
    Однако, с моей точки зрения, последняя миссия русского монархизма не зависит от того, будет ли восстановлена огромная могучая Россия или нет. Мы знаем из Священного Писания, что в конце истории нас ждёт воцарение антихриста, и его не отменить, ибо Священное Писание непреложно. Но оно непреложно говорит и о сохранении даже в царстве антихриста оплота сопротивления ему: «стан святых и град возлюбленный» (Откр. 20).
    Об этом приходится напоминать постоянно по самым разным поводам, поскольку это важнейший и самый оптимистический факт конца истории, к которому мы приближаемся. Именно это непреложное обетование можно противопоставить пессимистическим размышлениям Тихомирова и Ильина.
    «Стан святых» – это Церковь, а «Град» – некое территориально-политическое образование (государственное, если вспомнить, что в Греции города-полисы были государствами). Такой православный оплот сопротивления в соответствии с церковно-государственным идеалом должен быть монархическим. А территориальные размеры этого Града могут быть разными (монастырь, уезд, губерния, а может быть, – территория Московской Руси?), размеры зависят от количества верных и их активности, в том числе уже в наше время. В этом можно видеть и задачу и обетованную награду православного монархического движения, основывающегося на неотъемлемой части церковного учения.
    И есть ли сегодня на земле какой-то другой народ, кроме православного русского, который может быть достойным этого обетования?
    Хочется верить, что эту миссию предстоит выполнить тому «остатку» русского народа, верному Православию, который накапливается в ходе поляризации российского общества (по аналогии с «остатком» Израиля – Рим. 11:5). Именно к этому «остатку», вероятно, относятся приведенные выше пророчества о воскресении России, поскольку именно этот «остаток» несёт в себе её судьбу» (М.В. Назаров).
*    *    *
ДТН.


Рецензии
к чему столько слов? нельзя ли более просто - православие как и все христианство есть производная от иудаизма ... и как все вторичное не может быть выше или эффективнее своего первичного - иудаизма и еврейского народа ... так и в России-СССР-РФ все делается только с позволения людей из еврейского народа ... поэтому и не имеют успеха в РФ ни коммунисты, ни православные, ни атеисты, ни нацисты, ни националисты всех мастей ...евреи они - что? враги сами себе - допускать указанных до власти в России?

Александр Рифеев 3   09.03.2018 05:53     Заявить о нарушении