Божий промысел. Глава 1

1 глава


- Темнеет… - Изольда отошла от окна.

Точки-звезды уже проявились на чернильном небе. Вечер был безветренным и ясным. Легко  и плавно менялись тона красок летнего предночья. Только одинокое ватное облако зависло над густым зеленеющим лесом, надежным кольцом окружавшим замок. И затейливое облако, и буйный разлапистый лес, и сам замок подсвечивала огромная полная луна, величественно всходящая на трон по ступеням горизонта. Ночная властительница и хранительница тайн неспешно завоевывала небосклон.

- Помоги мне переодеться, Ная…

Служанка неохотно отложила толстую книгу. Весь последний час она усердно вглядывалась в пожелтевшие листы фолианта, бессмысленно пробегая глазами по строчкам. Автоматически она переворачивала страницу за страницей, не вникая в смысл написанного. Её не выпускали из мягких объятий приятные воспоминания о вчерашнем вечере и неожиданном поцелуе высокого стройного рыцаря. Или он – оруженосец рыцаря? Собственно, какая разница! Поцелуй был восхитительным и мужчина, его подаривший – вполне себе ничего. Худоват, правда, да и волосы уж очень растрепаны. Торчат забавным ёжиком во все стороны.

«Видимо, издержки ношения шлема», - томно вздохнув, подумала Ная и, облизнув губы, занялась застежками хозяйского платья.

Когда последняя юбка, шурша многочисленными оборками, соскользнула на пол, Изольда, поправив кружевные панталоны, тихо велела:
- Неси мужской костюм.

- Но, госпожа… Карета готова… Запряжена четверкой великолепных рысаков… - служанка ещё надеялась, что путешествие, хоть и не очень дальнее, все же, будет комфортным и, по-возможности, безопасным.

Она сама намедни убеждала хозяйку, что отправиться к Фёст-Колдунье нужно обязательно в полнолуние. Магическое влияние ночного светила стократно усилит ведовскую энергию. Это стало весомым аргументом в пылком монологе. Ная была девушкой образованной, прочитавшей целых две или даже, страшно сказать, три книги из богатой библиотеки замка. Однако, и образованные девушки любят удобства. Поэтому идея хозяйки отправиться на аудиенцию к ворожее верхом, без охраны преданных слуг, да ещё в мужском платье, казалась воплощением необдуманности и неразумности. И, более того, легкомысленности. Ещё и инкрустированные клинки придётся с собой тащить, а они так мешают во время конных переездов. В карете же перемещаться гораздо комфортнее.

- Неси, - спокойно повторила Изольда. – И сама переоденься. А из тебя получится симпатичный юноша, -  госпожа невольно улыбнулась, а Ная, надувшая было губы, через минуту уже весело хихикала, примеряя бархатные шаровары. Особенно ее веселили завязки в неподобающем месте.
 
За окном черный, как смоль, ворон с ветки раскидистого многовекового дуба внимательно наблюдал за происходящим в уютной зале, залитой светом десятков свечей. Он склонил набок голову и изредка моргал левым глазом. Сполохи огня отражались в его изогнутом, гладком от старости клюве.

***
Храбрый, как он сам себя величал, рыцарь Арти-Шок, был влюблен в прекрасную Изольду уже давно. Дней пять. А может и все шесть. Он почти перестал спать …(в дневное время). Да и ночью ворочался с боку на бок, не находя себе места от переполнявших чувств и безответной любви. Его жуткий храп пугал местных собак, и они дружно выли на луну, вздрагивая всякий раз, когда рыцарь выдавал очередную затейливую трель, сопровождавшуюся тоненьким посвистыванием. Собачья шерсть становилась дыбом, и смелые животные жались друг к другу боками, с тоской вглядываясь в розовеющую даль в ожидании рассвета.

Утром, ближе к полудню, едва открыв красные от бессонницы и вечерних возлияний глаза, сэр рыцарь хватался за перо и выводил неровным, но крупным почерком вдохновенные и гениальные (опять же, по его мнению) сонеты:

«Изольда, милая Изольда,
Жемчужина седых морей,
Не пожалел бы я и сольдо
За краткий миг любви твоей…»

Никоим образом не мешая возвышенному стихотворчеству, верный эсквайр рыцаря, долговязый Конори, с вечно растрепанными соломенными волосами, кормил хозяина знатной овсяной кашей, черпая ее ложку за ложкой и отправляя питательное варево в заполненный поэтическими строками рот. Аппетит Арти-Шока таял день ото дня, и заботливый оруженосец уже после третьей тарелки овсянки, четырех яиц, сваренных  всмятку и поданных вместе с порезанным толстыми ломтями хлебом и вяленой бараньей ногой, которые после долгих уговоров оседали в желудке рыцаря, начинал убеждать хозяина съесть еще хоть ложечку. А потом еще одну ложечку.

- Совсем нет аппетита, - энергично прожевывая, вздыхал влюбленный рыцарь и исписывал очередной лист синими чернилами.

 Он намеревался прочесть, а быть может, чем черт не шутит, и пропеть свои одические посвящения под окном несравненной Изольды. Одним теплым романтическим вечером он даже решился. Собрал всё свое мужество в кулак, продрался сквозь густые колючие заросли окружавшего замок леса (благо, тропа была широка и хорошо утоптана), преодолел все препятствия на своем пути (да, собственно, замочил ноги в мелком ручье) и несколько минут тяжело дышал под вожделенным окном.
 
Затем, прямо в доспехах, жутко гремя металлом и зубами, попытался забраться наверх по шершавому стволу старого дуба, поддерживаемый крыльями любви и самонадеянностью. И восхождение ему почти удалось. Примерно с метровой высоты он рухнул на землю, прочертив две глубокие бороздки в коре могучего дерева. Тихо лёжа на спине на молодой ароматной траве, широко раскинув руки и прижавшись ногами к дрожащему дубу, славный Арти-Шок внимательно следил за мигающим снопом искр, рисующем феерические круги над его звенящей головой. Ах, какое красивое было небо!!!

(с)Татьяна Шутко

продолжение


Рецензии
Посмеялась над прожорливым рыцарем...

Анна Магасумова   11.10.2018 01:06     Заявить о нарушении