Перила

I
Ленинград. Март. 1991 год.
Фрагмент вечернего выпуска новостей:
«Сегодня в одном из районов Ленинграда произошла трагедия. На реке Смоленке провалился под лед ребенок. Проезжавший мимо на машине мужчина остановился и бросился в воду, чтобы спасти девочку. Ребенок сейчас находится в больнице. Его жизни ничего не угрожает. Спасший же девочку мужчина скончался несколько часов назад от переохлаждения. У него остались жена и маленький сын.»
 
II
Санкт-Петербург. Март. 2015 год.
Стасу было двадцать семь. И все свои двадцать семь лет он стремился жить по собственным правилам. Самостоятельно учиться, не подключая родственников. Самостоятельно служить в армии, не подключая родственников. Самостоятельно искать работу, не подключая родственников. Самостоятельно заниматься физкультурой на турниках, а не с тренером на тренажерах. Читать книги, которые меняют человека, а не развлекают. Слушать музыку, ставя текст выше вокала. Смотреть фильмы, отдавая предпочтение сюжету над спецэффектами. Воспринимать девушек глазами поэта, как писал классик, а не глазами животного. Только вот девушки, которых встречал Стас, не были готовы к тому, чтобы их воспринимали глазами поэта. Глаза животного их вполне устраивали, но это не устраивало Стаса, и к двадцати семи годам он вовсе перестал приглашать кого-либо на свидания. Друзей у него тоже не было. И чем больше он соблюдал собственные правила – тем более одиноким он становился.
Кристине было двадцать пять. Она с детства мечтала помогать людям по-настоящему, то есть бескорыстно. Благодаря настоящему браку родителей, то есть по любви, Кристина родилась очень милым ребенком, который вырос в очень милую девушку. При желании она бы могла сделать настоящую, то есть не оральную, карьеру в кино. Но ее больше интересовала психология. Психология и работа на кризисной линии доверия. Платили не много, но Кристина считала позорным зарабатывать большие деньги на больших неприятностях. Ей казалось, что к хорошему психологу достаточно прийти один раз и бесплатно, тогда как к плохому надо обращаться регулярно и за деньги.

III
Стас работал в офисе на японском автомобильном заводе. Правда японским у завода было только название и пара экспатов. Все остальное японским не являлось.
- Слышь, Стас, - обратился к Стасу его коллега Пётр во время обеда, - как тебе новенькая у юристов?
- Не успел разобраться, - улыбнулся из вежливости Стас, - но думаю, у нас могут быть общие темы для общения.
- Общения, - повторил Пётр, доставая таблетку от похмелья, - да не общаться с ней надо, Стася, - продолжил Пётр, беря в руку стакан с компотом, чтобы запить таблетку, - я бы тебе сказал, что с ней делать нужно, - Пётр подмигнул Стасу и запил таблетку, - видал её размер?
И так каждый раз. Каждый раз Стас пытался поддержать разговор и вывести беседу в цивилизованное русло. Много лет пытался, но каждый раз заканчивалось одним из трёх: украсть, выпить, трахнуть. Ни одна из этих тем не была Стасу интересна, поэтому на работе ему было не с кем и не о чем разговаривать. Он не переставал удивляться тому, что эти люди лучшее, что есть в Петербурге. Ведь они работают в японской компании. Они прошли все собеседования. Сдали все тесты. А на выходе: украсть, выпить, трахнуть.
Кристине тоже было не с кем разговаривать на работе. Ее коллеги сплетничали о том, сколько стоит час у хорошего психолога. Кто-то называл три тысячи рублей, кто-то пять тысяч, но уже не рублей. Чем больше были числа, тем сильнее ругали собственную работу, называя себя неудачниками, которые за гроши выслушивают по телефону бредни отбросов общества. Но отбросами Кристина считала не тех, кто звонит, а своих коллег и предпочитала обедать одна.
Но Кристина не только обедала одна. Она много что делала одна. Ходила на балет, в оперу, в музеи. Везде одна. Она пробовала ходить не одна, но молодые люди, составлявшие ей компанию, были не в состоянии получать удовольствие от искусства вместе с ней. Да, они получали удовольствие не от искусства, а от общества Кристины. Да, Кристине было это приятно. Приятно, но не достаточно. Она хотела встретить такого человека, который бы получал удовольствие от искусства вместе с ней. Хотела, но не встретила.

IV
Наступили мартовские праздники. Окна Стаса выходили на Финский залив. На воду. На закат, которым он любовался каждый раз, когда позволяла погода. Но в тот вечер Стас смотрел на засыпающее солнце, словно видит его в последний раз. А когда солнце село Стас заказал пиццу. Свою любимую. А когда пиццу привезли, то Стас начал есть её с таким аппетитом, словно в последний раз. А когда доел, то включил музыку. Свою любимую. И слушал ее так словно в последний раз. А когда дослушал, то поставил фильмы. Свои любимые. И смотрел их так словно в последний раз. А когда досмотрел, то взял в руки стихотворения. Свои любимые. И читал их так словно в последний раз. А когда дочитал, то сел за стол. Начал что-то писать. А когда дописал, то посмотрел на часы. Было уже пять утра. Стас свернул бумажку и положил во внутренний карман пиджака. Потом побрился. Принял душ. Попрыскался туалетной водой. Надел брюки и рубашку. Галстук и пиджак. Посмотрелся в зеркало и вышел из квартиры. Пошёл к лифту. Вызвал. Поднялся на последний этаж. Вышел на балкон. Высоко. Тихо. Холодно. Стас начал перебираться через перила, как вдруг в кармане завибрировал телефон. Забыл выложить.

V
- Алё, - снял трубку Стас.
- Здравствуйте, - поздоровался приятный женский голос, - а Вы где?
- Я где? – Переспросил Стас, улыбаясь, - дома. А вы?
- Дома? – Удивилась девушка, - это такси?
- Нет, - ещё шире улыбнулся Стас, - по какому номеру вы звоните?
- Пришла смс-ка с телефоном водителя, - начала объяснять девушка, - ноль ноль семь на конце.
- Ну вот, - не прекращал улыбаться Стас, - а у меня всего лишь ноль ноль четыре.
Девушка проверила набранный номер и действительно вместо семерки она случайно нажала четверку.
- Ой! Простите ради Бога! Я, наверное, вас разбудила!
- Нет-нет. Не переживайте. Я уже встал.
Возникла пауза, но трубку вешать никто не собирался.
- Стало быть, вы возвращаетесь домой с вечеринки, - продолжил Стас, - сегодня ведь восьмое марта. С праздником вас, кстати!
- Спасибо, - улыбнулась девушка, - Да нет. Не с вечеринки. С работы.
- С работы?
- Да. С ночной смены.
- Стало быть, вы официанткой работаете?
- Да нет, - улыбнулась девушка, - я психолог. Работаю на кризисной линии доверия.
У Стаса ёкнуло в груди. Опять возникла пауза.
- Алё? – Произнесла девушка.
- Я здесь-здесь. Необычная работа у вас. Мне всегда было интересно, кто туда звонит.
- Абсолютно разные. Но в основном люди с алкогольной и  игровой зависимостью.
- А вы деликатная, – отметил Стас, улыбаясь.
- Почему деликатная? – Серьезно спросила девушка.
- Ну, вы деликатно избежали терминов алкоголик и лудоман, - объяснил Стас, продолжая улыбаться, - жалеете их?
- Жалею, - серьезно ответила девушка.
Возникла новая пауза.
- А самоубийцы звонят? – Спросил Стас.
- Самоубийцы?
- Да.
- Не очень часто, но звонят. У вас все в порядке? – спросила девушка совсем серьезным тоном.
- И что говорят?
- Разное. Бывает школьники звонят. Из-за оценок. Бывает призывники. Кто-то звонит, когда потерял работу и не понимает на что жить. Кто-то звонит, став инвалидом, после несчастного случая. Причин много разных.
Стасу стало неловко. Он даже покраснел, хотя вокруг не было никого кроме чайки на перилах.
- У вас все хорошо? – Беспокойство девушки усилилось.
- И что вы им говорите?
- Всем говорю одно и тоже. Причина мыслей о суициде всегда одна – жалость к себе. Сильная личность никогда не покончит с собой. Потому что главным признаком сильной личности является способность жалеть других больше, чем себя.
Стас крепко сжал перила, стиснув зубы.
- Алё! Вы слышите меня? – Беспокойство не отпускало девушку.
- Да-да. Я здесь. Как вас зовут?
- Кристина.
- А меня Стас. Было приятно с вами познакомиться, Кристина.
- И мне приятно.
- Но сейчас мне пора идти. Дела ждут.
- Мне тоже. Таксист, наверное, уже заждался.
- Удачи вам, Кристина. До свидания.
- И вам. До свидания.
Стас повесил трубку. Достал бумажку из внутреннего кармана пиджака. Разорвал ее на мелкие кусочки и выбросил с балкона словно конфетти. Потом вернулся в квартиру. Разделся. Лег в постель и крепко уснул.

VI
В последний день мартовских праздников Стас поехал на кладбище. Навестить отца. На подходе к могиле он заметил человека. Девушку. В черном плаще.
- Здравствуйте, – обратился Стас к девушке.
- Здравствуйте, - девушке показался его голос знакомым.
- Вы знали Петра Александровича? – Стасу тоже показался ее голос знакомым.
- Да. Петр Александрович спас меня, когда я была маленькой. Я провалилась под лед, и он был единственным, кто бросился мне на помощь. А вы?
- Да.
- Вы его сын?
- Да.
Повисло молчание.
- И мой номер всего лишь ноль ноль четыре, - произнес Стас. Его губы улыбнулись, а по щеке потекла слеза.
Девушка заплакала и крепко обняла Стаса, а он её.

Посвящается Александру Петровичу Рожнову
12 марта 2018 года


Рецензии
Очень жизненный рассказ, Максим. Поскольку идет деградация личности в обществе, то подобное притягивается подобным. Светлым, нравственно чистым людям очень трудно найти себе понимающих собеседников. И жить в одиночестве становится тоже невыносимо. Ничего случайного не бывает. Уверена, что отец Стаса с небес устроил этот разговор по тедефону, а затем и встречу на кладбище, сына и девушки, которую много лет назад он спас, а сам умер. Девушка в свою очередь спасла его сына. За добро отплатила добром. Понравилось.
Новых Вам произведений и новых успехов.
С уважением. Галина.

Галина Гостева   26.11.2018 19:02     Заявить о нарушении
Галина, спасибо за одобрение и понимание!

Максим Метельский   26.11.2018 19:25   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 32 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.