Иностранка. Часть 4-я. Окончание

  Шли годы. Мы продолжали с Верочкой переписываться. Может быть, писали не так часто, как раньше. Но письма от моей иностранной подружки по-прежнему были для меня желанными. Верочка окончила деревообрабатывающий техникум, работала на мебельном заводе. Потом, как и у нас в девяностые годы закрывались предприятия, так и в их городе закрылся мебельный завод. Моя Вероника вышла замуж. Долго в семье не было детей. Они с мужем усыновили мальчика Мартина, а потом, всё-таки, родили дочку Веронику. Долгие годы Вера работала в страховой компании, но со временем почила и эта служба.
  Прибавление было и в моей семье. Через восемь месяцев после нашей последней встречи с Верочкой я родила дочку Инессу. Присланные вещи моей подружкой из Чехословакии «росли» вместе с моими детьми. Я их искусно перешивала, комбинировала, и из красивых ползунков на дочке потом красовались сарафанчики и платьица.
  Мы пережили развал Союза, разделение Чехословакии на Чехию и Словакию, но наши отношения по-прежнему были дружественно-тёплыми. Мы поздравляли друг дружку с праздниками, днями рождения, слали посылочки. Изменения в истории наших стран не меняли нашего статуса. Названия наших республик стали другими, а мы, как и много лет тому назад, оставались всё теми же девчонками, дорожащими своей дружбой. И пусть наши дети подросли, интерес друг к другу не угас. Всё так же письма, открытки и фотографии от Верочки хранились в отдельной коробочке с особой нежностью.
  Сестрёнка моя Аллочка с мужем Анатолием большие любители путешествий. Каждый год, кроме поездок за границу, зимой они планируют активный отдых на горных лыжах в Карпатах. Однажды решили поехать в Словакию в Татры, написав об этом Вере и Даринке. Они были очарованы и живописным зимним пейзажем Словацких гор и качеством обслуживания на базе отдыха, и встреча со всем Вериным семейством доставила им огромную радость. Алла с Анатолием попали на празднование юбилея мамы Веры - Вероники. Так у Аллы завязалась тесная дружба с Даринкой и её семьёй. На следующий год встреча повторилась. А в 2007 году Даринка с мужем Марьяном и своими детьми (Даринка-младшая и Марьянчик - Марош) приехали в Харьков в гости к Аллочке на своей машине. Приехала на встречу и я. В Харькове тогда жила и работала моя дочь Инесса с мужем и я остановилась у них на съёмной квартире. Каждый день дарил нам радость от возможности видеть друг друга, общаться, посещать интересные места.
  Алла с мужем и гости из Словакии на двух машинах уезжали на Чёрное море продолжить свой отдых, а я возвращалась домой. В момент прощания мои глаза опять застилали слёзы. Самые добрые и нежные слова я говорила каждому из них. А Верочке написала письмо, которое помню до сих пор:
- «Здравствуй, моя подружка Вероника! Я уже приехала из Харькова. Чувства переполняют меня. Всё было просто замечательно, только не хватало тебя. Да и я чувствовала себя немножко чужой на этом празднике без твоего присутствия. Я, наверное, эгоистка. Мне было радостно, что мы объединили столько людей вокруг себя, но какая-то ревность щемила сердце, что не мы с тобой хозяева положения. Ведь это мы – те две маленькие девочки зажгли искорку душевного тепла, а все остальные только присоединились к нашему огоньку. Нашу дружбу проверяло время. Её не могли сломить ни военные действия 1968 года в Праге в нашем далёком детстве, ни расстояние между нами, ни годы взросления, замужества, ссылка на занятость, работа. Для меня, даже когда мы не писали друг другу писем, всё, что было связано с тобой, свято жило в моей памяти. Твои письма, открытки, подарки не имели для меня материальной ценности, они были бесценны. Помнишь туфельки, присланные тобой? Они оказались на меня малы, и моя мама просила отдать их Алле. А я их целовала, прижимая к себе, и говорила, что нельзя в них ходить по земле. Понимаю, это была маленькая глупенькая девочка, но те же самые нежные чувства переполняют меня до сих пор. Расставаясь с Даринкой, Марьяном и их чудесными детками, моё сердце разрывалось на мелкие кусочки, слёзы невозможно было сдержать. Не знаю, почему я плакала? Ведь всё было чудесно. Я даже говорила с тобой по телефону, хотя настолько растерялась, что потеряла дар речи. Как же я хочу тебя увидеть, моя дорогая Верочка!»
  Но не всегда наши желания совпадают с нашими возможностями. Дети, потом внуки, работа, множество других обстоятельств и проблем. Зато моя сестричка с мужем в январе 2010 года снова ездили в Словакию, совмещая горные лыжи и гостеприимство словацких друзей. Возила моей Верочке фотографии на жёстких дисках моего бенефиса во Дворце Культуры, снятые из зрительного зала в 2009 году, когда я заканчивала свою трудовую деятельность и представляла зрителям работу своих коллективов.
  Вера последние годы перед пенсией работала в Австрии по найму, ухаживала за пожилыми людьми. Говорила, что женщинам после пятидесяти в Словакии трудно найти работу. Стала она забывать русский язык и попросила меня общаться на английском языке. Переводить мои и Верочкины письма мне помогала дочь Инесса. Но однажды дочка была в отъезде, а письмо от моей иностранки очень хотелось прочесть. Ни муж, ни я в школе английский не учили. Но, как говорят, если захотеть, то всё станет возможным. Я проговаривала вслух соединённые мною буквы, стараясь по звучанию определить содержание письма. Я поняла, что у Верочки несчастье. У неё было онкозаболевание, была операция, но Веронике удалось победить эту болезнь. В подтверждение моим толкованиям, приехавшая дочка перевела мне письмо Веры. Я, как могла, подбадривала подружку, находила для неё тёплые слова.
  Но горе и беда ходили рядом. Похожей болезнью заболела сестра Веры Даринка и не смогла ей противостоять. Самая младшая из нас, она умерла, оставив любимого мужа и двоих детей-подростков. В день похорон я звонила её мужу Марьяну, пытаясь поддержать его: «Ты большой, ты сильный, ты справишься…». И мне снова очень хотелось быть рядом с ними, поделиться своим теплом.
  И это горе не отвернуло нас друг от друга, мы согревали нашу дружбу тёплыми письмами. Но, вот в 2013 году произошёл кровавый переворот в Киеве. Там прыгали беснующиеся молодчики, а шахтёры Донбасса продолжали честно трудиться на благо Украины. А когда молодые шахтёры наших местных шахт поехали в Киев в поддержку антимайдана, зачинщики противоборствующего лагеря издевались над ними, ставя на колени, называя их «титушками». Мир сходил с ума. На «белое» говорили «чёрное». Бандеровские лозунги слетали с уст тех, кто развалил страну. А Запад поддерживал неонацистов. Я написала своей Верочке письмо, в надежде достучаться через неё до тех, кто не знал настоящей правды, а может и не хотел её знать. Я написала, почему уходит Крым, почему Донбасс выступает против этого режима. Это письмо я написала в феврале 2014 года, видя, что происходит на Майдане. Тогда у нас ещё транслировало украинское телевидение, но мы чётко понимали, во что это выливается.
  Впереди было сожжение людей в Одессе, убийство мирного население Донбасса, голодные лето, осень и зима 2014 года, перебои со светом и теплом, бесконечные бомбёжки.
  Ответа на своё письмо, написанное в полном отчаянии, я так и не получила.
 «Моя милая Верочка! Я очень мечтаю напечатать и отослать тебе свою повесть-воспоминание. Боюсь, только моей пенсии на это не хватит. Но я так хочу, чтобы ты знала ПРАВДУ!

   На фото: отец Веры (Штево), мама Веры (Вероника), муж Даринки (Марьян), Даринка, Верочка и дочка Веры (Вероника).


Рецензии
Верю что возобновится дружба с Верочкой. Мало ли что могло произойти?
Может, просто письмо не дошло.
Почему бы не попытаться написать ещё одно?
Дружбой, длящейся годы, надо дорожить.
Тем более тому, кто умеет дружить, у кого доброе сердце.
Всё будет хорошо!
Благодарю за этот трогательный рассказ и ожидаю новых рассказов.
Дальнейших успехов!

Валентина Лысич   20.03.2018 14:33     Заявить о нарушении
Мы ведь не признанные, почта у нас только на местном уровне работает. Я думаю, что здесь что-то иное, но я на Веру не сержусь. А письмо дошло, я это точно знаю. Спасибо за твоё доброе сердце, Валечка. С любовью.

Людмила Мизун Дидур   20.03.2018 19:20   Заявить о нарушении