Ангелочек

          Рассказ – финалист-призёр национальной литературной премии Российского союза писателей «Писатель года» в основной номинации, опубликован в альманахах «Российский союз писателей. Проза 2017», «Писатель года» 

          Жаркое, июльское солнце в апогее на минутку остановилось. В поднебесье заливались трелями жаворонки. Возле излучины реки, словно пирог из печки, томился от зноя прибитый ливнем песок. По воде туда – сюда весело шныряли водомеры. Взявшись за руки, молодые ребята дурачились на мелководье и плескали друг на друга феерические россыпи хрустальных брызг. Счастье влюблённых выплёскивалось через край. Дышалось легко, полной грудью. Упоение негой было абсолютным. Изумительный восторг. Жить хотелось вечно. Блаженство.
          Возле зеркала воды тлел раскалёнными головёшками увядший костёр. На походном столике красовалась не весть, какая закуска. Смоляной запах  курившихся углей, благоухание  изумительного кушанья, аромат божественного мяса – гриль наполняли всю округу шикарными запахами.
          – Может быть, потерпишь, сегодня пить не будешь? – с осторожностью спросила девушка.
          – Ничего, авось пронесёт. ГАИшников по дороге в эту сторону не видели, да и «схвачено», где надо. Стакан приличного коньяка «Хеннесси» под хороший шашлычок, что слону дробина.
          – Смотри, не расслабляйся. Сегодня лично за меня отвечаешь. Твоя очередь на обратном пути управлять Бэхой.
По небосклону опять загуляли тучи. Брызнул лёгкий дождичек. Сборы не заняли много времени. Кроссовер хорошо держал дорогу. Но впереди из глиняного карьера на мокрый асфальт один за другим вываливались тяжело груженые КАМАЗы. Дорога вмиг стала склизкой, словно мылом намазанной.

          …Минуло полгода. Наступила зима. Высоко на своде небес блистало студёное, ледяное светило. День был ясным и морозным. Ни ветерка. Славная погода. Трескучий холод на рождество, стылый утренник любила суженая бесприданница званного жениха.
          – Привет, любимый. Обожаю тебя в привычном обличии. Счастье моё, пришёл повидаться? Сам понимаешь, у меня всё без перемен. Интересно даже, что нового в подсолнечном мире? 
          – Миленький ангелочек, самый нежный цветочек на белом свете, здравствуй. Тебя ли я слышу? Неужто чудятся мне или грезятся ненаглядные очертания? Славная услада, мой ангел. Ласточка желанная. Ягодка. Конечно же, я пришёл на свидание к самой нежной и любимой девочке-голубке, к тебе, любушка ясный свет.
          – Вот и славненько, увидим друг друга. Все мои мысли с тобою, весь смысл существа в океане любви. Сбылись девичьи грёзы и мечта о свадебном платье. Если сможешь, представь свою весёлую, жизнерадостную, озорную девочку в подлунном мироздании. Не получается? И я до сих пор не свыклась с унылым образом. Однако скучно здесь, томительно без твоего присутствия. Холодно, сыро и тоскливо. Мрак. Тем более, что убогая грусть-кручина, чёрная меланхолия, убитый горем пессимизм соседствуют с виртуальным обликом милого сердцу предмета любви.
          – Не могу забыть тебя, ангел мой. Долгие ночи не смыкаю глаз. Прикрою веки и любуюсь представленным божественным обликом. Краше образа ненаглядного ангелочка никого нет, и не может быть на белом свете. Однако  понурая, отчаянная скорбь  изо дня в день не даёт покоя. Ноет, гнетёт и щемит виноватое сердце.
          В январском воздухе звенела тишина. Снегири по соседству на кустарнике склевывали ягоды калины. Лишь случайные зеваки могли понять, что слышат разговор влюблённой пары:
          – Не говори с грустью в голосе. Вашей милости жить и жить ещё, наслаждаться векованием, радовать присутствием друзей, родителей. Детишек больше. Жаль, что будут наследники не от моей плоти. Я так мечтала. Весь мир бы обменяла за право быть матерью твоих детей. Обидно. Горько. Безнадёжно.
          – Извини меня, ангелок-хранитель. Мамочка моя рОдная. Царица Небесная. Пресвятая Богородица. Христом богом прошу вас всех: пусть оправдает мерзавца душенька ненаглядная, легкоранимый, безвозвратно ушедший ангелочек. Беда приключилась случайно, по глупому недомыслию пьяной твари. Признаю, что по небрежной халатности виноват с головою, по самую мАковку. Нет мне помилования в загубленной душе. Если сможете, не взыщите, сжальтесь, пощадите негодяя. Так случилось, что променял минутное удовольствие на жестокое, дьявольское зло. Хотя совершенно не хотел сделать больно. Неужто вину свою эгоисту придётся нести до гробовой доски? Ангелочек миленький, кто  проявит снисхождение и способен ответить мне: будет ли на смертном одре даровано отпущение греха?
          Вопросы остались без ответов.
          Начиналась метель. Погост мало-помалу окутывала снежная круговерть. Мужчина положил на могилку букетик алых гвоздик и, ссутулясь, прихрамывая, медленно поковылял среди захоронений. Вечное упокоение любимой, когда-то живой души расцветили четыре капли рубиновой крови на хрустком, белоснежном снегу. Однако природе было всё равно до людского исповедания: позёмка тут же заметала вселенское покаяние мученика. Ни тропинки, ни следа, ни прощения.
          У виновника драмы слёзы застилали глаза, мокрота мешала видеть, сознание туманилось. Отныне и до грешной смерти одиночного убийцы первопричиной сотворённого зла памятником станет окаянное горе. А мученические страдания будут происходить в лучезарном сиянии пленительного венца, чудо какого хорошенького, восхитительного ангелочка.

          Ноябрь 2017 года.

          Все права защищены. Рассказ или любая его часть не могут быть скопированы, воспроизведены в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким - либо иным способом, а так же использованы в любой информационной системе без получения разрешения от автора. Копирование, воспроизведение и иное использование рассказа или его части без согласия автора является незаконным и влечёт уголовную, административную и гражданскую ответственность.


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.