МГЛА. Роман. Глава 1

I

Роман Зудин приехал в Новогиреево, чтобы передать прорабу Гамову зарплату для монтажников. Они договорились встретиться у выхода из метро. Чтобы не пачкать обувь и машину, он не стал заезжать на стройку. Сверкающей решеткой радиатора «Рейндж Ровер Вог» уткнулся в забор. Заглушив двигатель, Зудин проверил во внутреннем кармане конверт с деньгами и вышел из машины.

Апрельское солнце блеснуло в окнах трамвая, с грохотом прошедшего поворот. Люди выходили из метро и растекались во все стороны. Зудин шел навстречу толпе, засунув руки в карманы куртки, останавливаясь или поворачиваясь, чтобы уступить дорогу. Он не любил толпу, его раздражало большое скопление людей.
 
Скучающий взгляд скользил поверх пестрой людской массы. Высокий рост, черные волосы и брови, голубые глаза и правильные черты лица были прекрасной визитной карточкой. Женщины задерживали взгляд на его красивом, немного вытянутом лице, которое, правда, могло показаться слишком холодным.

Тут что-то привлекло его внимание - волнующий изгиб под синими джинсами, мелькнувшими, как проблесковый маячок. На долю секунды, и тут же пропал. Мелькнул каштановый хвостик. Зудин остановился и стал шарить глазами в толпе. Каштановый хвостик показался из-за голов - позвал за собой. Зудин взглянул на часы и пошел за девушкой. Сделав несколько шагов, он оглянулся. Гамова не было.

Забор стройки перегородил тротуар, оставив узкую полосу для прохода. Зудин решил, что если девушка сядет в автобус, то он не поедет за ней. Знакомиться в тесноте было неудобно, а кататься на автобусе - некогда. Девушка миновала остановку и направилась по дощатому проходу, установленному вдоль забора. Подойти мешали люди, которые шли перед Зудиным. Коридор был узким и он не мог их обойти.
 
Он еще не убедился, что она действительно так хороша, как ему померещилось, не разглядел ее спереди, не увидел лицо, и мысль, что он как мальчишка бежит за девчонкой, которая этого не стоит, доставляла некоторое беспокойство. «Выше, чем метр семьдесят и ниже, чем метр семьдесят пять» - прикинул Зудин. Когда забор остался позади, он приблизился. Его искушенный взгляд не находил в ней ничего, к чему бы можно было придраться.

Они шли по Зеленому проспекту. Дома, стряхнувшие многолетнюю пыль, грелись, подставляя солнцу сырые бока. Мокрая земля пестрела мусором, кучи черного снега тонули в лужах. Но деревья уже трепетали, по ветвям бежал сок.

На девушке была короткая черная куртка, джинсы и кроссовки. Собранные в хвостик волосы открывали стройную шею. За маленькими ушами поблескивали дужки очков. Зудин почувствовал мандраж охоты и уже представлял, как стянет джинсы с этой роскошной задницы и будет лапать ее. Хотелось поскорее увидеть, какое у девушки лицо. Сзади она была просто шикарна, поэтому очень не хотелось разочароваться.

Он ускорил шаг. От энергичной ходьбы кровь прилила к щекам. Поравнявшись, Зудин увидел профиль девушки и выпуклую линию груди; лицо было совсем юным, оно показалось Зудину обыкновенным и в то же время прекрасным. Главное, не было ничего, что могло ему не понравиться. Приятно волновало некоторое несоответствие небольшой, изящно посаженной головы, и широкого стана с приподнятыми и мясистыми ягодицами, обтянутыми синей джинсой. Это делало незнакомку особенно соблазнительной. Она была и широкобедрой и длинноногой, что в глазах Зудина являлось огромным плюсом. Шаг мог показаться несколько широким, но это не портило ее.

Все в ее фигуре, движениях, облике было просто, естественно, не на показ, и от этого казалось еще краше. Зудин представил ее голой, как она наклоняется и выгибает спину; как раздвигаются ягодицы и открывают свое самое сокровенное. Интересно, как она кончает, подумал он, а вдруг она еще не знает, что это такое?
 
- Девушка, добрый день! – сказал он приветливо. – Давайте познакомимся?

- Я не знакомлюсь на улице, - ответила она после короткой паузы, не взглянув на него.

Ее высокий голос был нежным и чистым как у девочки-подростка.

- Понимаю. Банально и уже поэтому скучно. Давайте зайдем в магазин. Я угощу вас пирожным, заодно познакомимся.

Она не ответила.

- Да какая разница, где знакомиться?!

- Действительно, никакой. Просто, я не знакомлюсь.

- Весомый аргумент.

- Да. Не судьба.

- Вот именно! Как раз судьба помогла мне увидеть вас в толпе.

- Молодой человек, вы зря теряете время.

- Время? У меня его мало. Всегда. Но сейчас мне его не жалко.

Она мельком взглянула на него.

- Девушка, я не разочарую вас. Давайте познакомимся.

- Нет.

- Вы замужем? У вас есть молодой человек?

Она повела плечами, как будто ей стало зябко.

- Причем тут это?

- Вы не знакомитесь, потому что у вас кто-то есть?

- Я не знакомлюсь и все.

- Вы не верите, что хорошего человека можно встретить где угодно?

Она стала задумываться над ответами. В этом было что-то детское.

- Предлагаете поверить вам на слово?

- Наоборот. Проверить на деле. Я предлагаю вам общение, а чтобы общаться, надо познакомиться. Меня зовут Роман.

Она поджала губы.

- Молодой человек, - повернулась к нему, блеснув стеклышками очков, - я не знакомлюсь, потому что сейчас мне это не нужно. Я занята, у меня нет времени.

Ее лицо было очень милым. Она взглянула на Зудина недовольно и требовательно, но он почувствовал, что это напускное – защитная реакция.

- У меня тоже. Но для вас я бы выкроил. – Он улыбнулся. – Вы же тратите время на обед, на дорогу. Можно было бы вместе перекусить или я мог бы подвезти вас домой. Вы работаете? Учитесь?

- Учусь. Поймите, мне сейчас не нужны отношения. Красивых девушек много, попытайте счастье с другой, - сказала она по-доброму и совсем по-детски.

- Красивых много, только вы одна.

Легкий румянец покрыл ее щеки.

- Не могу, - пробормотала она с досадой. – Я спешу.

- Какое неотложное дело ждет вас, если не секрет?

- Собака.

- Ее некому накормить?

- Выгулять.

- С собакой гуляют утром и вечером.

- А мы и днем гуляем!

Они свернули и пошли вдоль двенадцатиэтажного дома. Зудин не ожидал, что девушка окажется такой неподатливой. Идти оставалось недолго, а знакомство пока не состоялось. Надо было что-то придумать, найти нужные слова.

- Ты, конечно, имеешь право сказать «нет». Раз не хочешь знакомиться, ничего не поделаешь. Но вот что я тебе скажу. Ты мне понравилась, понимаешь? Понравилась – и все. Кто виноват, что я случайно тебя встретил? Если я сейчас развернусь и уйду, мы больше никогда не увидимся, а я этого не хочу. 

Девушка взглянула на Зудина и пожала плечами, в ее черных глазах мелькнуло сомнение. Она выглядела чуть растерянной.

- Я пришла. Всего доброго… – сказала она тихо, одними губами, взглянула на него еще раз и повернула к подъезду.

Девушка пошла быстро, как будто боялась, что он рванется за ней, набрала код и скрылась. Черно-синий силуэт растаял в глубине подъезда. Зудин стоял и смотрел, как медленно со скрипом закрывается дверь. Он был смущен. Откуда, в такой в общем-то обычной молоденькой девчонке с хорошей фигурой, столько красоты?

Перед подъездом все было заставлено машинами. Дальше до следующего дома тянулся сквер с детской площадкой и лавочками. Зудин достал телефон и направился к ближайшей скамейке.

- Ало, Гамов, это я. Не жди меня, встретимся на стройке… Попозже… Не знаю, через полчаса, может, через час… задерживаюсь, дельце одно. Давай, пока.

На площадке два по-зимнему укутанных малыша копались в сыром песке, на скамейке болтали их матери, одна курила, отворачиваясь в сторону, чтобы не дымить на детей. Порывы колючего ветра гонялись друг за другом, словно молодые псы.

Зудин направился к скамейке и, сев на спинку, поддернул на коленях брюки. Девушка сказала, что должна выгулять собаку. Почему-то он был уверен, что это правда. Дверь скрипнула, он повернул голову. Пожилая женщина выкатила за собой сумку-тележку. Через пять минут два школьника с рюкзаками забежали в подъезд.

Прошло еще минут пять, и из подъезда вышел грузный мужчина, а из-за его спины показалась она. Девушка что-то держала на руках. Она подошла к газону и выпустила на землю маленькую лохматую собачку. Шустрый бивер с хохолком на голове бросился к дереву и поднял лапу.

- Не лезь в грязь! – она дернула поводок.

Как-то не вязался ее юный как у девочки-подростка голос с округлыми бедрами взрослой женщины, и в этом несоответствии было что-то особенно притягательное.
Зудин поднялся и пошел навстречу. Несколько секунд девушка смотрела, словно не была уверена, что это тот самый навязчивый попутчик. Пес перебегал от дерева к дереву.

- Какое чудо! – Зудин шагнул на газон и опустился на корточки. -  Можно погладить?

- Лучше не надо. Он не любит незнакомцев.

Песик опустил лапу и звонко залаял.

- Прямо лев, – сказал Зудин, обращаясь к собаке. – А как зовут этого льва?

- Чарли.

- Грозный зверюга!

- Зря смеетесь. Характер у него и впрямь грозный.

Зудин взглянул на девушку. Она застыла, правая рука ее опускалась-поднималась в зависимости от натяжения поводка. Она смотрела на Зудина, сдвинув брови, чистыми черными глазами. Скромные очки в металлической оправе и внушительные бедра напомнили ему учительниц и библиотекарш из порнофильмов, только взор ее был чист как у ангела. Он тряхнул головой, и прядь черных волос упала на бровь - отработанный прием.

- Не надо делать вид, словно Чарли вам очень понравился, – сказала она и отвела глаза.

- Просто я люблю собак. В детстве у меня тоже была собака, немецкая овчарка.

Чарли сделал к нему несколько шагов и вдруг побежал в сторону, дернув поводок. Она едва успела переступить через лужу. Чарли рвался все дальше. Зудин пошел за ними.

-Здесь сыро, ты запачкаешь кроссовки.

- Мы уже на «ты»?

- В «ты» нет ничего неуважительного.

- А я считаю неприличным говорить «ты» человеку, с которым только что познакомился… - она осеклась.

- Наоборот. Неуместны церемонии, мы ведь не на балу. Кстати, меня зовут Роман.

- Ольга, - сказала она, выдержав паузу.

Чарли прогуливал их по скверу, бегая от дерева к дереву. Они бродили то по дорожкам, то по газону, перешагивая лужи и кучи тающего снега. Голые ветви тянулись над их головами, стучали друг о друга, тоскуя по юной листве.

- Оль, в вашей семье выгуливать собаку твоя обязанность? – спросил он.

- Когда как, родители тоже гуляют.
 
- Почему бивер?

- Родители подарили.

- Понятно. Баловень семьи.

- Не баловень, а член семьи. А ваша немецкая овчарка еще живет с вами?

- Не «ваша», а «твоя», мы же договорились. Рекса давно нет. Мне его подарила мать, когда от нас ушел отец. Он стал моим другом. Настоящим. Когда я был подростком, матери со мной было непросто. Где я только не пропадал, шарился по подвалам. А Рекс помогал матери искать меня. И всегда находил.

- Почему вы… почему ты не заведешь другую собаку? Рекса никто не заменит?

- Не в том дело. Просто у меня нет времени, – и добавил с улыбкой, - как у некоторых. Животное дома – это ответственность, тем более собака.

- Просто ты не хочешь брать на себя эту ответственность.

- У меня и так ее хватает. Серьезная работа, коллектив сорок человек.

- А кем ты работаешь?

- У меня свой бизнес.

Она скользнула взглядом по его куртке, обуви.

- Не похоже? – он с улыбкой распахнул полы.

- Почему же, только замша сейчас не в моде.

- Плевать на моду. А замша мне нравится, она мягкая и не блестит как обычная кожа. Бриони, хорошая вещь за хорошие деньги.

- Можно нескромный вопрос?

- Можно.

- Какой у тебя бизнес?

В ее глазах сверкнули искорки любопытства. Он улыбнулся.

- Если наше знакомство продлится, ты узнаешь.
 
- Извини, - на ее щеках проступил румянец.

- Извиняться не стоит. Мой бизнес - не секрет. Просто не хочется говорить о работе в первый день знакомства. Есть более приятные вещи.

- Покатать девушку на спортивной машине и пригласить в гости?

Он засмеялся.

- Я бы не назвал свою машину спортивной.

- Мерседес представительского класса, – язвила она.

- Увидишь, придет время.

Она бросала на него взгляды, но украдкой, чтобы не выдать интерес.

- Какие это - более интересные вещи?

- Можно сходить в Центр фотографии, там часто бывают любопытные выставки. Или на концерт. Каждый вечер в каком-нибудь клубе кто-нибудь выступает. На самом деле много хорошей музыки, которой не услышишь ни по радио, ни по телевизору. Вообще, в Москве не уметь провести время – да это просто невозможно!

- Все это хорошо, но у меня нет свободного времени.

- Работаешь и учишься?

- Учусь в двух институтах.

- Зачем тебе столько?

- Я люблю учиться. Мне это интересно.

- И кем ты будешь?

- Еще не знаю. Первый иняз, второй – менеджмент и маркетинг.

- Скучища!

- А мне так не кажется. - Она дернула за поводок. - Чарли, домой!

Зудин не заметил, как они сделали круг и вернулись к подъезду. Ольга стояла, согнув ногу в колене, и следила глазами за Чарли, который что-то вынюхивал на земле. Ее профиль был прекрасен: красивый изгиб шеи, темные брови, словно крылья приготовившейся взлететь птицы, застыли над опущенными ресницами. Она подняла руку и поправила упавший на лоб локон, почувствовала его взгляд и щеки девушки порозовели.

- Оль, дай мне свой телефон, – попросил он.

- Зачем? Все равно я не готова встречаться, - сказала она, не поворачивая головы.

- Когда-нибудь у тебя появится свободное время.

- Не знаю. Скоро сессия, у меня их будет две.

- А потом - лето.

Она вздохнула всей грудью. Хотелось не только учиться, хотелось и лета.

- Я не буду навязчивым.

Ольга подняла глаза, и Зудин утонул в их матовой глубине, внутри у него ёкнуло. Она не сразу отвела взгляд, еще раз вздохнула и тихо, как будто стыдясь, словно показала кусочек своего тела, продиктовала номер.
 
- Ну, я пошла, - сказала она.

- Спасибо за номер, - он убрал телефон, - знакомство оказалось очень приятным.

- Чарли, идем. - И, уже уходя, попрощалась, - до свидания.

- До встречи, Ольга, – улыбнулся он.


                Продолжение http://www.proza.ru/2018/03/20/1085.


Рецензии
Здравствуйте Александр!
Читала через строчку. Тривиально как-то. Вроде ни о чем. Простите за резкость. Немного погляжу дальше.

Цветы Под Небом   05.04.2020 19:54     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.