Здравствуйте, я из Советского Союза

У Тани было счастливое советское детство. Прекрасная мама – преподаватель английского, надежный старший брат, а главное – замечательный папа – офицер советской армии. То, что её папа инженер-подполковник ракетных войск и артиллерии Таня выучила ещё в три года, потому что папу своего она всем сердцем любила и очень им гордилась. Несмотря на то, что мама иногда на него сильно ругалась.
     Мама говорила, что папа непонятно зачем сорвал семью из Москвы и таскает по гарнизонам, что дети видят мандарины только на Новый год,  что вещи и продукты приходится доставать неизвестно где, и что она практически забыла свою профессию, потому что кому на фиг нужен язык Шекспира в очередной затерянной в сибирских снегах тьмутаракане.
   И хотя Таня не понимала, что такое эта загадочная «тьмутаракань», она нисколько не волновалась, потому что знала, что на самом деле папа с мамой очень любят друг друга, своими глазами видела, как после таких ссор они всегда целуются- обнимаются.
   А ещё Таня верила, что живёт она в самой лучшей в мире стране – Союзе Советских Социалистических республик. И люди здесь самые умные, добрые и красивые. А как иначе? Разве могла какая-нибудь там Америка первого человека в космос запустить? Нет, конечно. И вообще, всё в СССР замечательно. Не верите? Телевизор включите, сами увидите. Поэтому в свои семь лет Таня шагала по жизни легко и радостно, в полной уверенности, что в этой распрекрасной стране с ней никогда ничего плохого не случится.
   Многих за такое дурное бесстрашие жизнь наказывает, причём жёстко, но только не Таню. Попадая в опасные для жизни ситуации, она словно не замечала угрозу и, как ни странно, ей всё сходило с рук. И хотя ситуаций таких было не мало, расскажем о трёх, наиболее показательных.
   
  Когда Таня пошла в первый класс семья офицера Кулешова проживала в маленьком уральском городке, окружённом лесами. Зимой – красотища необыкновенная: сосны-ели в снегу, а если по расчищенной дороге минут 20 пройти то окажешься на замёршем пруду, такой природный каток с удивительно ровным и прозрачным льдом. Дети туда часто ходили, хотя младшим родители не разрешали, но многие всё равно бегали.
  Вот и Таня однажды побежала на пруд с ребятами, ребята остались, а она одна по дороге домой пошла. Тишина, на деревьях снег под солнцем искрится, благодать. И вдруг Таня видит, прямо перед ней на ветке дерева сидит огромная кошка: рыжая шкурка в пятнышках, на ушах кисточки.
«Какая красивая, прямо настоящий Чеширский кот», - подумала Таня, они  с мамой как раз накануне «Алису в стране чудес» читали.
- Привет, ты кто, Чеширский кот? – почтительно обратилась она к кошке, пока та молча изучала девочку своими изумрудно-жёлтыми глазами.
«Нет, наверное, не Чеширский кот, Чеширские коты в Англии водятся, а здесь не Англия. Тогда кто? Где-то я эту кошку с кисточками на ушах уже видела. Ах, да, в букваре на картинке под буквой Р.  «Р» – рысь».
- Привет, рысь. Я надеюсь, ты меня есть не будешь? – и увидев как рысь облизнулась, добавила. – А то, у меня папа – знаешь кто? Инженер –подполковник ракетных войск и артиллерии.
  Стряхнув с симпатичной морды упавший снег, рысь спрыгнула с ветки и взметая снежную пыль убежала в лес.
   Дома о встрече с рысью Таня так и не рассказала, чтоб родители не узнали, что она без спросу на пруд ходила.

   Спустя пять лет подполковника Кулешова перевели в Москву в Министерство обороны с повышением. Ещё через пять отец получил генерала, мама преподавала английский на курсах МИД, Таня, окончив с отличием московскую школу, поступила на филологический факультет Московского университета. 
   Первого сентября с новеньким студенческим в кармане Таня вместе с сокурсниками отправилась отмечать поступление на Воробьёвы горы (тогда ещё Ленинские). Вдоволь нагулявшись-навеселившись, ребята стали потихоньку расходится. Дома Таня заранее договорилась, что заночует у подруги, обещала маме отзвониться что на месте в 10 вечера. Глядь, уже 11 часов, мобильников ещё не было, надо срочно бежать. Благо подруга близко живёт, в домах наверху около метромоста. Чтобы сократить путь, Таня с набережной пошла наверх не по главной дороге, а по неосвещённой тропинке, которая зато вела прямо к нужному месту.
     Вдруг на пути возник накачанный парень лет 25. 
  -   Красавица, не боишься одна в такой темноте ходить? 
Таня окинула незнакомца взглядом: «здоровый какой, в солдатской форме, глаза весёлые, но явно хмельные, руки в татуировках»:
- А чего мне боятся. Я в Москве, столице нашей родины, а не в глухой тайге. 
- Во как, смелая, - подошёл второй парень, помельче, но такой же хмельной солдатик. – Одна по ночам шастает. И медведей не боится, но ни чё, Витёк, ништяк. Мы с тобой лучше всяких там медведей, правда?
- Ща покажем, - заржал Витёк. 
- Ребята, вы что, не советские люди, что ли? А ещё форму военную носите. У меня, между прочим, отец – генерал, инженер ракетных войск и артиллерии. Тут недалеко в Министерстве обороны на Фрунзенской набережной работает. Ясно?
- Ракетных войск и артиллерии, говоришь? – поинтересовался здоровяк. – А как фамилия твоего отца-генерала?
- Кулешов. Сергей Николаевич Кулешов.
- О как, - с удивлением воскликнули оба солдатика.  – Вот так встреча, Витёк, так это что, тот самый генерал, который летом к нам в часть приезжал порядок наводить, что ли?
- Щас проверим.
- Как твой отец выглядит? Опиши.
- Высокий такой, худощавый, волосы седые коротко стриженые. И красивый, у него улыбка как у Гагарина, все говорят, что он в молодости на Гагарина был похож.
- Ну точно он. Кулешов Сергей Николаевич. Так ты его дочь, что ли?
- Да, Кулешова Татьяна Сергеевна, студентка МГУ – гордо сказала Таня.
- Дурная ты девка, Татьяна Сергеевна, а ещё студентка. Считай, что повезло тебе сегодня. Иди давай отсюда, и по ночам больше одна не шастай. Мало ли что.

  Отучившись в университете, Таня благополучно вышла замуж за любимого парня, выпускника юридического факультета МГУ, и начала преподавать английский на своём же родном факультете, продолжая шагать по жизни также легко и радостно, как прежде. Ничего, что всё вокруг стремительно меняется, подумаешь, политика. Как говорит её любимый университетский профессор, в России политики приходят и уходят, а Московский университет стоял, стоит и стоять будет. И потом, страна-то хоть и меняется, но вроде даже к лучшему, Горбачёвская перестройка-гласность, выезжать за границу проще стало, теперь и мечту свою профессиональную реально осуществить – страну Шекспира собственными глазами увидеть, настоящим английским вдоволь понаслаждаться.
    И вот в октябре 1991 Таня отправилась читать лекции в университет Темз Вэли, расположенный в живописном Илинге на юго-западе Лондона. Она поселилась в доме профессора Льюиса, по приглашению которого и приехала. Ей отвели уютную комнату на втором этаже просторного дома, в котором профессор Льюис проживал с очаровательной женой-француженкой и тремя детьми - подростками.
     Из дома профессора до университета вели две дороги – короткая и длинная. Если идти по петляющим улочкам, то минут 30, а если прямо через парк – то всего 15. Тане нравилось ходить через парк, ей вообще очень нравились лондонские парки, которые выглядели очень естественно и напоминали просто ухоженный уголок природы. Днём в Илинг-парке было довольно оживлённо, играли дети, подростки гоняли мяч, собачники выгуливали своих питомцев. А вот вечером, когда темнело, парк пустел.
- Таня, ты когда из университета вечером возвращаешься, не ходи, пожалуйста, через парк. Там в последнее время небезопасно, женщину изнасиловали, двух мужчин ограбили, студента –индуса ножом пырнули, - предупредил её внимательный профессор Льюис ещё в начале пребывания.
   
     И вот как-то в пятницу Таня закончила занятия довольно поздно. На улице уже стемнело, осенью в Лондоне вообще темнеет быстро, на улице холодно, а она курточку лёгкую одела. Надо быстрее в тепло, домой. «Эх, была не была, пойду через парк. Ну кто мне что может сделать? Я же гражданка СССР, из Москвы, ничего со мной не случится, тем более там дорожки все освещённые», - подумала Тане и резво вступила на опасную тропу.
   На полпути её остановили три внезапно появившиеся из темноты здоровенных негра: два в натянутых на головы худи, один, похожий на Майка Тайсона, в бейсболке.
  «Да, что-то не очень похожи на доброго дядю Тома», - подумала Таня, - «но всё равно же - негры, бедные угнетённые американцами чернокожие, потомки бывших рабов». В голове замелькали картинки: вот в фильме «Цирк» зрители убаюкивают маленького негритёнка, сына героини Любовь Орловой,  вот  Мартин Лютер Кинг произносит свою знаменитую речь «I have a dream», вот протестующая у Белого дома и обласканная советскими властями Анжела Дэвис. «Ребята, да мы с вами друзья, в СССР специально для вас даже институт построили, университет Дружбы народов, называется. Мне просто надо представиться, и вы сразу поймёте, кто вам друг, а кто враг», - подумала Таня и доброжелательно произнесла:
- Hello, my name is Tanya, and I am from the Soviet Union. 
 Негры застыли в недоумении. «Наверное, не поняли, надо ещё раз повторить»:
- Hello, I came from Moscow, the capital of the USSR, the Soviet Union. We are friends of black people.
 В подтверждение своих слов Таня открыла сумочку, достала бордовую книжицу – заграничный паспорт советского образца с буквами URSS на обложке, и протянула его Майку Тайсону. 
  Все трое стали разглядывать Танин паспорт и что-то между собой обсуждать, но Таня ничего не могла понять. «Надо же, какой плохой у них английский, вообще не понять», отметила она. Наконец, Тайсон вернул Тане паспорт, негры заржали, Тайсон легонько толкнул её в плечо, словно желая придать ускорение, и сказал:
- You go, go from here, good bye.
«Молодцы, дошло, наконец. Всё-таки советский паспорт – это сила, правильно Маяковский писал про красную книжицу».

  Вернувшись в Москву, Таня с гордостью рассказала мужу про то, как советский паспорт спас её в темном лондонском парке. Выслушав историю, муж сказал:
  - Таня, я конечно всегда подозревал, что ты дура, но чтобы до такой степени! Нет, ты, конечно, меня извини, ты прекрасный филолог и английский у тебя супер, но по жизни – просто полная дура. Ты хоть соображаешь, что с тобой эти негры могли сделать? Ну ладно бы только ограбили, могли ж убить, а  ещё хуже – изнасиловать.
- Это почему это изнасиловать «хуже»? По-твоему получается, убить было бы лучше? – обиженно сказала Таня.
- Хорошо, если  тебе так хочется, пусть будет «лучше» изнасиловать, чем убить. Тебе видней.
- В смысле видней?
- Ну это ж ты с этими негритосами браталась, паспортом размахивала, «Hello, I am from the Soviet Union” говорила, не я. Тебе  и решать, что было б лучше, чтоб они тебя сразу убили или сначала изнасиловали.
- А тебе значит всё равно? Что твою жену убили, что изнасиловали, тебе всё едино?
- А я пока не определился. – В глазах Таниного мужа появились весёлые чертики. – Кстати, это можно быстренько исправить. Узнать, так сказать, опытным путём, что для меня лучше – убить тебя или изнасиловать.  Давай прямо сейчас.

 
   


Рецензии
How do You do, Tanya Devis.
I am from the USSR.
I WAS IN LONDON,
BUT I DO NOT UNDERSTAND WHAT IS THE BEST ONE
TO BE KILLED ОR TO BE RAPED?

Best regards,
Yury

Юрий Боков   17.03.2019 18:21     Заявить о нарушении
Yury, nowadays for me the best is to be READ. Спасибо за прочтение, я тоже посетила вашу страничку, понравилось. Добавила в список, чтобы в необъятном сообществе прозы не потерять хорошие тексты. Кстати, у меня на английском вышла художественная книга Russian-English Romance. Homage to john Fowles. 2017 Москва, КДУ

Таня Дэвис   17.03.2019 19:05   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.