Глава 6. И растает лёд

Предыдущая глава - http://www.proza.ru/2018/02/28/2110


«Он отрекся от дома, чтоб в отчий вернуться Дом.
Но, быть может, дань памяти жизни не тянет нить?
Оступиться однажды, от прошлого отступить.
Не самим - кем-то! - выбраны ветры и холода.
Тает, тает вокруг все и в сердце осколок льда».

«Мать говорит ему». Поэт Императорских Лилий.





Музыкальная тема: Gareth Emery ft. Gavin Beach - «Eye of the Storm» (Moonnight Remix)



     Фенрир начал рассказывать – торопливо, взволнованно, вдаваясь в ненужные подробности, путаясь в событиях и словах, пытаясь совладать с волнением. Волк разрывался между жгучим желанием помочь девушке, находящейся в отчаянии, и нестерпимым порывом бежать со всех четырех лап на поиски исчезнувшего хозяина. Наконец, осознав, что в таком состоянии связного рассказа у него не получится, а время стремительно тает, он решил просто  «залить»  в измученный разум Сигюн всю информацию о событиях, происшедших с ним и Локи за эти несколько дней.

     Принцесса, которая поначалу растерянно слушала голос, странным образом звучавший у неё в голове и вещавший совершенно непостижимые вещи, внезапно вздрогнула, когда все эпизоды этих драматических происшествий, тревожной чередой внезапно пронеслись перед её мысленным взором. Голова пошла кругом. Ощущение было такое, словно она погружается в черную, холодную  бездну, смыкающуюся над её головой и неумолимо затягивающую её вязким, зыбучим водоворотом. В конце концов, лицо её исказилось болезненной гримассой, словно у несправедливо обиженного ребенка. Она подняла руки и, уткнувшись в ладони, замотала головой.

     – Я не понимаю. Как же это может быть? Я ничего не понимаю!

     Девушка сдавленно всхлипнула и замолчала. Израненные ладони оставили на её щеках грязные, кровавые разводы. Фенрир подошел ближе, пытаясь заглянуть ей в лицо.

     «Ты поранилась? Тебе больно?» – взгляд у зверя был  почти человеческим и светился тревогой и состраданием.

     Сигюн  тяжело вздохнула. Волк видел, как дрожат ее руки, как она дышит – неровно, прерывисто, и его сердце сжималось от жалости, от неспособности хоть чем-то помочь ей. Внезапно она запрокинула голову назад, шумно сглотнула, на миг прикрыв глаза дрожащими, мокрыми ресницами.

     – Поранилась?  – переспросила она упавшим голосом, словно не осталось больше никаких сил, чтобы держать в себе накопившиеся чувства. – Да. Его словами. В них было столько яда... Они ранили хуже самого острого кинжала. Мне больно. Словно яд этот выжег внутри меня черную дыру. И теперь там пустота. Вот здесь.

     Девушка прижала ладони к сердцу, пачкая своей кровью легкий шелк платья. Лицо её вновь болезненно исказилось. Поднявшись, она сделала несколько быстрых шагов в сторону, куда ушел Локи и застыла там, всматриваясь в темное пространство перед собой затуманенным болью взглядом. Фенрир замер, не смея подойти, стараясь не шевелиться и даже не дышать. Внутренним чутьем он понимал, что принцесса сейчас — сплошной обнаженный нерв и лучше её не трогать. Наступила такая тишина, что казалось, слышно было, как растет трава. Чуткое обоняние зверя уловило изменившийся запах. Исчез страх. Зато появились тоска и растерянность. Сделав несколько неуверенных шагов следом, волк вновь ментально обратился к Сигюн, пытаясь влить в неё хоть немного уверенности и надежды.

     «Локи тоже ранен. Ранено его сердце. И ему также больно. Ты даже представить не можешь, что сейчас творится в его душе. Весь его привычный мир рухнул. Все, во что он верил, оказалось ложью. И теперь он пытается решить проблему своими средствами, которые столь ужасны, что мне даже говорить об этом не хочется. Он уже все решил для себя. И решение это настолько тяжелое, что  сердце его превратилось в камень, раз он рискнул причинить боль даже тебе. Локи хочет защитить тебя от себя. Ведь он теперь считает себя чудовищем».

     Сигюн обернулась так быстро, что Фенрир отпрянул.

     – Чушь! Ты думаешь, что я этого не понимаю?! Мне все равно, кто он – йотун, да хоть... хоть цверг! – взвившийся до крика голос сорвался на высокой ноте, и следующую фразу девушка произнесла уже так тихо, словно испугалась своей несдержанности. – Я люблю его не за то, кем он является, а потому что он – Локи. Я готова была пойти за ним куда угодно, в каком бы обличье он не был. Но он оттолкнул меня. Вышвырнул из своей жизни, даже не попытавшись выслушать.

     «Ты даже не представляешь, насколько опасен раненый волк, ослепленный болью до такой степени, что готов укусить любого, кто протянет к нему руку» – фамильяр отступил на шаг, опешив от внезапного напора.

     При этих словах Сигюн почувствовала, как внутри её охватывает паника. Что сейчас она сорвется и устроит неподобающую истерику. Если только не возьмет себя в руки. Нужно сосредоточиться и успокоиться. Направить мысли в нужное русло. Начать думать, что делать дальше. Мысленно воззвав ко всем богам девяти миров, принцесса усилием воли сдержала подступающие к глазам слезы.

     – Найди его, – умоляюще обратилась она к стоящему перед ней зверю. – Найди и верни.

     Фенрир нерешительно топтался на месте, нервно подергивая хвостом. Душа его рвалась на части. Он так жаждал разыскать Локи, но не хотел оставлять девушку одну, такую беспомощную. Словно почувствовав, какую внутреннюю борьбу испытывает фамильяр, Сигюн ласково улыбнулась.

     – Со мной все будет в порядке, – сглотнув ком в горле, произнесла она и добавила с мольбой. – Найди Локи, пожалуйста.

     Вздохнув, Фенрир медленно подошел к девушке, склонив голову, а затем ткнулся влажным носом ей в руку, пытаясь утешить и сам, невольно, ища утешения. Сигюн, всхлипнув, крепко обняла внезапно обретенного, лохматого друга.

     – Я не хочу жить без него, понимаешь. Он обещал всегда быть рядом. А сейчас его нет. И меня нет.

     Она сказала это с таким отчаянием, что услышав это, волк тут же, сорвавшись с места, черной тенью скользнул во тьму. Чуткий нос лучшего в мире хищника мгновенно уловил влекущий аромат знакомого запаха. Фенрир бежал, наслаждаясь чувством вновь обретенной свободы, вновь ощущая себя живым и полным сил. Он чувствовал в лапах невероятную энергию и мощь, о которых и не подозревал раньше. Все тело стало гибким и послушным, зрение и слух приобрели необычайную остроту. Так действовала бессмертная кровь Локи, усиленная его магией.

     Не прошло и нескольких минут, когда зверь выбежал на берег реки. Он продолжал придерживаться избранного направления, будучи уверенным каким-то непостижимым образом, что правильно идет к тому месту, где исчез Локи. Спустившись с высокого скалистого обрыва, Фенрир остановился. Что-то смутно знакомое  проступало сквозь окружающий пейзаж. Настолько знакомое, что сводило мышцы на загривке. Развернувшись, он посмотрел в сторону высоких склонов, возвышавшихся по обе стороны бурной Тунд. И в то же мгновение узнал гранитную скалу, в толще которой находился портал в Йотунхейм, которым так неосмотрительно недавно пользовался он сам. Здесь запах внезапно обрывался. Фамильяр замер – сбывались самые худшие предположения. Вероятно, Локи отправился в мир ледяных великанов, чтобы найти ответы на свои вопросы. Вот только вместо этого он рисковал найти там свою смерть. Фенрир с содроганием вспомнил собственный неудачный визит в эти холодные, враждебные земли и сражение с йотунами, чуть не стоившее жизни ему самому и всей компании Тора. Следовало как можно быстрее вытаскивать Локи из ловушки, в которую он добровольно сунулся.

     Опустив голову к земле и пометавшись туда-сюда вдоль подножия скал, волк подключил внутренне зрение, и тут же силовые линии растеклись в пространстве мерцающими потоками энергии, невидимыми невооруженным глазом. Варгу не стоило большого труда найти нужное место в толще скалы, где эти потоки сходились, образуя сложный узор заклинания, рассмотрев которое, он чуть было не взвыл от разочарования – запирающее заклятие, поставленное магом, было новым и совершенно незнакомым. Потоптавшись в отчаянии у скрытого входа и убедившись, что внутрь ему не попасть, волк внезапно чуть не подпрыгнул от радости, вспомнив магическое зеркало Фроде, которое, по-видимому также являлось порталом. Круто развернувшись, он со всех лап бросился обратно в город.

     Уже у ворот в Гладсхейм Фенрир понял, что несколько переоценил свои силы: лапы слегка дрожали, во всем теле ощущалась легкая слабость. Регенерация шла очень быстро, но для полного восстановления требовался еще, как минимум день, а еще лучше два. Но этого времени у него не было.

     В Гладсхейме царила страшная суета, больше напоминавшая панику, словно дворец внезапно подвергся нападению врагов. Вот только нападавших нигде не было видно. По коридорам, переходам и галереям метались слуги. Эйнхерии, звеня оружием, обходили одни покои за другими, словно кого-то разыскивали. Перепуганные шумом вельможи метались туда-сюда, норовя сбить с ног любого, кто попадался на их пути. Гвалт при этом стоял невообразимый.

     В этой суматохе Фенрир, прижав уши и стараясь держаться у стен, никем не замеченный, проник на нижний этаж и тяжело дыша, остановился у заветной цели. Несколько минут он отчаянно царапал неприметную дверь, спрятанную среди стеллажей в глубине библиотеки, пока ворчащий Фроде снимал свои заклинания. Увидев на пороге едва живого от усталости фамильяра, старик испуганно посторонился, впуская волка, который тут же бросился вглубь помещения и остановился напротив темного, словно торфяной пруд, вытянутого зеркала в потемневшей от времени серебряной раме. Фроде, прихрамывая, поспешил вслед за своим поздним гостем.
 
     – Что случилось? Где Локи? Его разыскивают по всем дворцу! – старый библиотекарь выглядел крайне обеспокоенным. – Мало того, что сорвалась коронация, Один внезапно впал сон, так еще и царевич пропал!

     Взгляд Фроде остановился на недавно воскресшем подопечном, который тяжело дышал, вывалив из пасти длинный розовый язык.

     - А тебя где тебя носило? Ты выглядишь так, будто за тобой гналась Дикая Охота.

     «Слишком долго рассказывать. Локи попал в беду. Скорее всего он ушел в Йотунхейм. Я должен его вернуть. Открой мне портал. Дорога каждая минута! Все подробности потом».

     После секундного колебания Фроде, сокрушенно покачав головой, подошел к стеллажу, взял с полки крис, вставил его в распахнутую, словно волчья пасть, руну уруз на ободе зеркала и зашептал слова заклинания. Темная поверхность колыхнулась, пошла рябью, стала зыбкой, как утренний туман, а в следующее мгновение Фенрир увидел, что это не туман вовсе, а снежный вихрь, бушующий среди вековых йотунхеймских льдов. Недолго думая, фамильяр прижал уши, присел и, мелькнув черной молнией, исчез в открывшемся портале. Фроде не успел даже рта открыть, да так и застыл возле зеркала. Обреченно махнув рукой, он выдернул кинжал из рамы, закрывая окно в мир ледяных великанов.

                ***

     Найти Локи в Йотунхейме было также сложно, как искать иголку в стогу сена. Ветер унес запах, а снег замел следы.  Густые тучи клубились почти по поверхности, совершенно скрывая даль. В воздухе кружились мириады мелких снежинок, образуя бело-серую, мутную, движущуюся мглу, сквозь которую то-тут, то там прорывались бледные лучи низко висящего, синего йотунхеймского солнца.

     Полагаясь на свой внутренний компас, волк побежал, подгоняемый в спину порывами ледяного ветра, и вскоре перед ним на горизонте замаячили нагромождения темных, покрытых ледяными глыбами, скал, местами поднимавшихся отвесно на многие десятки метров. В отчаянии глядя на расстилающийся ледяной пояс, Фенрир понял, что на преодоление этого препятствия уйдет много сил и времени. Он остановился, пытаясь восстановить сбившееся дыхание, и почувствовал, что страшно устал. Сердце бешено колотилось от быстрого бега. Его так и тянуло прилечь в мягкий сугроб, закрыть глаза и хоть немного передохнуть. Настолько измотан он еще никогда не был.

     В какой-то момент варг понял, что он никогда не найдет Локи в этом ледяном мире, полагаясь только на свою интуицию. Внезапно ему в голову пришла совершенно фантастическая идея. Он вспомнил, как принц рассказывал ему о необыкновенной энергетической связи между фамильяром и его хозяином. Фенрир лег на землю, закрыл глаза и ментально потянулся к юноше.

     Вначале он не услышал ничего, кроме завываний ветра.
 
     В отчаянии начал звать про себя, вглядываясь вдаль сквозь бушующую мглу: «Локи! Локи!». 

     И вдруг издалека до его слуха донесся еле слышный звук, похожий на редкие удары сердца.

     Варг чуть не подпрыгнул от охватившей его радости - жив! Он вскочил на лапы и бросился вперед, на бегу пытаясь определить направление. Откуда только силы взялись. Добежав до скалистых уступов, Фенрир стал карабкаться вверх, в кровь обдирая подушечки об острые камни, проваливаясь по самое пузо в рыхлый снег. Наконец, достигнув вершины, Фенрир остановился, пораженный открывшейся ему картиной. На ледяном уступе, нависшем над глубокой расщелиной, кружился снежный вихрь, напоминающий маленькое торнадо, словно оберегая, плотной стеной снега окутывая нечто, скрытое от постороннего взгляда. И если бы не край знакомого, зеленого плаща, трепещущий на ветру, словно чудом попавший сюда, оторвавшийся от ветки, зеленый лист, волку и в голову бы не пришло, что в центре этого шторма Йотунхейм прячет его хозяина.

                ***

     Локи не помнил, сколько он пролежал в снегу, завалившись на бок и подтянув колени к груди. Недавно проведенный некромантический обряд по возвращению к жизни Фенрира, шок из-за открывшейся правды о его происхождении и последующее, выматывающее путешествие по ледяной пустыне, забрали у бога озорства и коварства последние силы, вытянули из него практически всю магию. Сил не хватало даже на элементарное согревающее заклинание. Было безумно холодно. При каждом вдохе колючий воздух нещадно резало горло. Локи плотнее завернулся в плащ, чувствуя, как гнетущая стужа медленно подбирается к сердцу, превращая в лёд тело, и морозом выжигая чувства. Это и есть его настоящий Дом. Ледяная бездна безвременья. Мрак и пустота. А не сверкающий своим великолепием золотой Асгард.

     Холод проникал все глубже, но принц уже почти не чувствовал его. Напротив, какое-то спокойное и отстраненное понимание того, что он замерзает, не вызывало в оцепеневшем сознании никаких эмоций.

     Внезапно что-то теплое и влажное коснулось его замерзшей щеки и принялось усиленно тереться о практически потерявшую чувствительность кожу. Локи приоткрыл глаза, с трудом разлепляя смерзшиеся, покрытые инеем ресницы, и вдруг увидел в миллиметре от своего лица белоснежные клыки и морду волка, усердно вылизывавшего его, словно новорожденного щенка. Фенрир горестно скулил, без устали работая языком, стараясь изо всех сил отогреть замерзшего юношу.

     - Фенрир, бродяга, откуда ты здесь? Как ты меня нашел? - прошептал маг еле слышно, с трудом шевеля побелевшими губами.

     Черный хищник, услышав родной голос, на радостях, навалился на принца своим немалым весом, закрывая всем туловищем, стремясь защитить от холода, согреть живительным теплом своего тела. При этом хвост его продолжал жить собственной жизнью, разметая в разные стороны снежные сугробы, почти полностью завалившие принца. Прекратив вылизывать лицо мага, волк уткнулся своей длинной мордой ему  в шею и громко засопел.
 
     Никогда еще Локи не был так рад появлению своего фамильяра. Он крепко прижал к себе лохматое чудовище, не переставая поглаживать густую, пушистую шерсть, чувствуя, как под действием живительного тепла, идущего от могучего тела самоотверженного зверя, вокруг него тает снег и плавится лед в его душе.



Следующая глава: http://www.proza.ru/2018/04/11/2057


Рецензии
Доброе утро, Алена.))
Вновь убеждаюсь, что нет сейчас у Одина готового наследника. Как бы ни было Локи тяжело от всего, что разом обрушилось, как мог он "свалить в туман", оставив Асгард даже без И.О.царя? Поступил также, как и Один, только тот впал в спячку непроизвольно, а принц попросту сбежал от проблем.
Удивительно, что Фенрир в своей шкуре выглядит более человечным, чем когда в нее "влез" Локи. Словно варг великолепно контролирует или подавляет собственную темную сущность. Думается, что сообразительный волк сумеет выручить хозяина.
С интересом продолжу наблюдать за развитием событий.

Гай Северин   29.07.2018 12:58     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Гай! Рада снова видеть Вас у себя в гостях. Вы уже приближаетесь к последней из написанных мною глав, но еще не к концу самой истории. Если честно, то окончания я еще даже не придумала. Хочется, чтобы закончилось все хорошо, не так как в мифологии)))

Вы совершенно правы. Эгоистичный храктер Локи берет свое. Погруженный в собственные переживания, он и думать забыл о том, что Асгард сейчас фактически остался без правителя. И сколько ответственности и горя свалилось разом на голову его несчастной матери - муж впал в сон, один сын равоплощен и изгнан, другой просто исчез...
Безответственность Локи просто зашкаливает. Зато Фенрир очень быстро "взрослеет". Я согласна, что он в данном случае выглядит гораздо более "человечным" и мудрым, чем его хозяин. Можно сказать, что волк - ангел хранитель Локи.

Рута Неле   29.07.2018 14:42   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.