Бело

Владимир Голдин

БЕЛО

Три  дня  движения по центральной части Демократической Социалистической Республики Шри-Ланка наполнили моё сознание новыми знаниями и впечатлениями. Названия населённых пунктов и географических точек: Сигирия, Дамбулле, Пиннавела соприкасались с бортами легкового авто и уплывали в прошлое, не раскрыв тайны внутреннего содержания своего словесного обозначения.

Русско-язычный гид с российским высшим образованием под шум колес авто подробно глаголил о великой древней культуре и истории Цейлона. Но салон автомобиля, это не студенческая аудитория и не зал библиотеки для теоретических познаний. Глубокие знания и искреннее желание гида – Родни -  донести до слушателей салона существо его работы разбивались о реально происходящих действиях за бортом автомашины.

Экскурсия по чайной плантации, с подъемом в гору в сопровождении молодых шриланкиек, которые воодушевляли движение вперед яркими белозубыми улыбками, лучистыми глазами и обнаженными частями тела между бедром и подмышкой, заканчивалась реальным знакомством с процессом изготовления чайной продукции. Чайная церемония завершилась  у одноименного прилавка: полного  ярких металлических баночек разных объёмов, цветных пакетов с неповторимым тонким ароматом, и обозначила завершающий момент человеческого труда трудолюбивых цейлонцев.

Шуршит машина по узким улицам и дорогам центральной части государства Шри-Ланка. Мелькают за окном машины дома, домишки, лавки и лавочки. Я спрашиваю гида:

- Что-то я не вижу у вас нищих на улицах?
- У нас их нет, - последовал ответ. У нас запрещено нищенство и карается законом. Так, могут изредка попасться приезжие. А так, нельзя. У нас бедных мало, -  продолжал гид Родни, - и богатых мало. В среднем средний достаток имеют.

Гудит мотор, за окном часто всплывают перед глазами на самых высоких местах ландшафта белые статуи Будды, в небольшом отдалении от Будды белая гора Ступы, напоминающая армейскую каску-шлем с наконечником, устремлённым в небо. Уважают шриланкйцы символы своей веры, как, в прочем, и в Болгарии, Черногории и по  всей Юго-Восточной Азии. Но европейцы не выставляют повсеместно на улицах своих святых, их лики увидишь только в домашних условиях, да в церквях и храмах.

Едем отдать должное уважение местной религии. Зуб Будды древнейший памятник Будде, в скале, чтобы добраться до него нужно преодолеть несколько сот ступенек, как в Малайзии. Однако, современный храмовый памятник Будде в Дамбулле, сооруженный в недавние годы производит более яркое впечатление. Череда поклонников-скульптур, в национальной одежде оранжевого цвета, изображенные образно от истоков жизни до конечной точки, скрытой за стеной храма, с поникшей головой и поглощенные мыслями о бренном существовании движутся к объекту поклонения и защиты…

Богата Шри-Ланка драгоценными камнями и изделиями их обработки. Известно неудержимое стремление завоевателей Цейлона голландцев, португальцев и особенно англичан завладеть этими богатствами. Нас как-то не тянуло взглянуть на эти цацки, когда-то мы посмотрели такие изделия в известном мировом центре по обработке алмазов в Амстердаме, и этого оказалось достаточно на всю оставшуюся жизнь.

Стремление быть здоровым – естественное желание любого человека. Гид направляет авто в сад лечебных трав и растений. Аювердическая медицина – древнейшая наука о здоровье человека и представители государства Шри-Ланка в этом деле признанные мастера. Нас встречает молодой человек, стройность фигуры, которого подчеркивает его черный наряд: кусок ткани, обёрнутый вокруг бёдер, рубашка. Черный природный волос окружил его голову плотным слоем. Над короткой бородой разместились аккуратно подстриженные усы, с загнутыми концами, и посреди этой густой и молодой растительности блестели жизнерадостные глаза. Ещё б на эту голову восточный тюрбан и получилась бы полная картина азиатского принца. Внешний вид шриланкийца приковал внимание к цели экскурсии и углубил интерес к лекарственным растениям ломанной русской речью. Устное сообщение о травах было прервано вопросом не по теме:

- Где вы научились русскому языку? – ответ был неожиданный.
- В школе. Выбрал факультатив. Люблю Россию. В медицинском институте продолжаю познавать.

Гид Родни много говорил о добром отношении шриланкийцев к России, но такое неожиданное подтверждение его слов в Аювердическом саду – полная неожиданность. «Принц» шриланкийских кровей вел пару туристов от одного лекарственного дерева к другому. Глаза путников то взбирались вверх по стволу каучукового дерева, то опускались вниз, к земле, которая под ногами выглядела сухой рыжей глиной без единой травинки. Но под каждым природным экспонатом стоял пузырёк или плошка с лекарственным препаратом, полученным от того или другого куста. Сколькими благодатными растениями наградила природа остров Цейлон? – знают специалисты. Но для нас стало понятно, что ваниль, алоэ, имбирь, черный перец, корица, кофе и какао и многие другие растения – дар приэкваториальной природы. При упоминании плодов какао нам подали по чашечке этого приятного напитка. Завершилась эта экскурсия в магазине готовой продукции, где доктор в четвертом поколении на русском языке ещё раз прорекламировал готовую продукцию и принял деньги в долларовом эквиваленте.

Многолика структура национального и религиозного состава народа Шри-Ланки. Наш шофер – Амия -  ловко лавировал между мчавшихся навстречу трёхколёсных тук-тук.  Скорость движения, как в калейдоскопе, меняла декорации национальных одежд местного населения и архитектурные создания их культур. Мужские саронги и куртки менялись на мусульманские шаровары, серые длинные рубахи, плоские тюбетейки. Женские одежды сенгалок: осери с блузками и вырезом, сменялись на женскую черноту одежды от головы до пят мусульманок.

Мы едем ознакомиться с одним из древнейших индуистских храмов в Шри-Ланке, сооруженному в честь Умы Парвати – жены Шивы. Здание храма 33 метра высотой, но оно стоит в стороне, и за домами его сразу не разглядишь.

Когда мы вошли во двор храма, то перед глазами открылось величественное здание, исполненное триста лет назад в стиле «наивного» искусства. Храм в честь Умы Провати имеет несколько входов. Прямо, как войдешь на территорию храма перед глазами вырастаю скульптуры молодых женщин в синих шароварах, широким поясом, обнаженным животом, сложенными руками в приветствии, прямой взгляд широко открытых глаз, черных густых бровей и высокой женской прической, множеством украшений. Такая приветливая встреча, располагает к внимательному созерцанию культового объекта.

Но стоит подойти к входу с северной стороны и впечатление меняется. Над северным входом в храм поднимаются вверх, как бы девять окон – темных отверстий. Это главная высота храма, здесь грубо сравнивать с христианской колокольней, но не сравнение это, а какой-то образ значимой высоты выплывает в сознании. Здесь сосредоточена квинтэссенция объекта. Справа и слева у входа в храм скульптуры женщин в малиновых и зеленых костюмах. В индуистской культуре и жизни уделяется много внимания женщине, ей доверяют многое в реальной жизни, доказательством тому служат факты из политической жизни центральной Азии. Известные имена президентов и премьер-министров женщин в Индии, Пакистане, Бангладеш, Шри-Ланке.

Здесь от кромки земли, на которой стоит храм, до его макушки фигуры женщин в разных позах, животных, конечно, присутствует и сам Шива, но его трудно отличить от женщины, поскольку образ Шивы в индийской скульптуре изображается в каком-то женоподобном виде. В данном поле многочисленных скульптур мужчину можно определить только по усам. Присмотревшись к первым трем ярусам храма можно четко увидеть творения индусских мастеров.

Первый ярус. Коренастая женщина напряженно держит над головой подставу. Красная юбка в складку, а над ней крупный голый живот, большая грудь прикрыта обтекающей зеленой рубашкой, дальше лицо с вытаращенными глазами, по-видимому, от напряжения. В носу и вокруг рта какие-то зверские клыки-украшения, на лбу красное пятно и кудрявая густая копна черных волос, руки и грудь украшены золотыми бляшками. Первая функция женщины, приходит мысль в голову, держать порядок в равновесии жизни.

На подставе, которую держит в напряжении женщина первого яруса стоит подтянутая женщина в полный рост в шароварах с оголённым животом, в правой опущенной руке булава, левая рука согнута с выражением какого-то символа, левая нога женщины поставлена на голову фигуры покоренного льва. Лицо женщины торжественно, без признаков напряжения. Нет смысла говорить о каждой скульптуре в отдельности – это надо смотреть. Так тридцать три метра высоты покрыты скульптурами женщин. Круговой осмотр храма показал многообразие индуистских богов, которым поклоняются индусы.

Однако, у меня сложилось мнение на основе некоторых знаний индуистской мифологии, что главным символом храма Ума Провати является конусообразная башня с женскими фигурами. Сама башня является не чем иным, как памятником Лангаму – фаллическому символу Бога Шивы. Вся мифология древних, как и жизнь современных людей, вращается между мужскими и женскими символами жизни.

Первое открытое соприкосновение с индуистской культурой произвело на меня впечатление и вызвало потребность познать её глубже.

Канди – город серпантинов. Все дома расположены не вдоль улиц, а на освоенных местах склонов реки Махавели, и только спокойно можно погулять вокруг искусственного озера Богамбара. Наш водитель авто Амия, уверенно гнал свой «корабль» встречным машинам. В Шри-Ланке левое движение. Тесные кривые улочки, затрудняют движение. Короткие «прямики» Амия использовал для обгона неповоротливых тук-тук. Авто, под его руководством вылетало на встречную полосу, при виде автобуса Амия ещё глубже вдавливал педаль скорости, казалось, столкновения не избежать. Но каким-то чудом аварий не происходило. Драк на дорогах с дубинками и матом не было. Одни уступали дорогу, другие с пониманием проскакивали опасный участок. Добродушный приветливый народ Шри-Ланки. Народ уважающий свою национальную культуру, это видно по тому как одеты шриланкийцы. Национальная одежда – тому показатель. Женщины в ярких национальных платьях, мужчины в национальных юбках, как-то скромно передвигаются в пространстве города, ни каких криков, каких-то резких движений, и только на остановках транспорта скапливается небольшое количество людей.

Вот такие скопления людей утром и в обеденный час вызвали интерес, и вопросы к гиду - Родни. В восемь часов утра на улицах Канди появляются ручейки детей разного возраст, все одинаково одеты:

- Что это? – спросил я Родни.
- Это дети в школу идут. У нас обязательное школьное образование с 4 -14 лет. Если ребенок не посещает школу, родителей наказывают. Единая форма. Белая рубашка, синие или черные шорты для мальчиков. Белые юбка и кофточка для девочек. Материал выдает государство. Детей в школу возят на автобусах. В старших классах все девочки и мальчики ходят в школу только в белых костюмах.

Вот такие белые ручейки дважды в день текут вдоль проезжей части дороги, так как во многих городах Шри-Ланки нет пешеходных дорожек. Нет остановочных комплексов, на асфальте только сплошная белая полоса выделяет очень узкое место на дороге для посадок автобусных пассажиров. Два раза в день текут белые ручейки по улицам городов и деревень Демократического Социалистического государства. Текут как-то тихо и спокойно. Нет в движении детей резких движений, нет размахиваний рюкзаками, толканий задир, криков и слез обиженных.

Белый цвет одежды, вообще белый цвет, - подумал я, - это цвет чистых помыслов и честных поступков.

Среди яркой зелени и массы разноцветных цветов Шри-Ланки, где лето круглый год, белая форма одежды школьников – это необходимая краска для человеческого глаза. Краска, которой не додала природа государству Шри-Ланка.

За трое суток мы сдружились с нашими гидом и водителем авто. Но время неуловимо. Наш автомобиль, в сопровождении наших новых друзей, преодолевая серпантины и пробки на дорогах, вырывается на автобан. Четыре часа пути и мы на берегу Индийского океана.


Рецензии
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.