Шумел камыш

Шумел камыш, деревья гнулись,
И мы бухали до утра,
А по утрпу-то мы проснулись —
У нас болела голова.



  Этот двухэтажный дом из красного кирпича, покрытый зеленой металлочерепицей, виделся издалека, и был такой единственный в Малинке. Когда приезжий обращался к местному жителю с вопросом: «Любезный, будьте добры, скажите, чей будет этот прекрасный дом?», то ему отвечали — «О, это дом Сергея Грызуна, директора фирмы «Агромашсервис».

  …До развала Союза в Малинке существовал совхоз «Красное знамя». Там и трудились Грызуны: сам он — механиком тракторной бригады, а супруга его — главным бухгалтером. При ликвидации совхоза им удалось удачно выкупить сельхозтехнику и землю у пайщиков. Лиха беда начало. Сергей Данилович съездил в Нидерланды и там увидел, как надо работать на земле. Надо заниматься или землей, или техникой. Многолетний аграрный опыт Нидерландов он применил у себя. Семейная пара, оба изворотливые, с деловой хваткой, в короткое время создали фирму «Агромашсервис». Урожайные черноземы пустили под зерновые, а сельхозтехнику стали сдавать местным фермерам в аренду. Это было верное решение. Воодушевленные успехом, они стали расширяться, приобретая новую технику.
  Если сегодня посмотреть с балкона их дома в южном направлении, то перед вами фирма откроется, как на ладони: обширные ангары, где стоят, укрытые от непогоды новые трактора, уборочные комбайны и сеялки… Там же находятся мастерские, где есть все необходимое для ремонта техники.
  Сейчас агрегаты до поры стоят на месте, а во время уборочной страды, особенно, уборочные комбайны у клиентов, нарасхват. Новая техника стоит дорого, не каждому фермеру по карману, вот и идут к Сергею Даниловичу. Начинал он с мизера, с десятка агрегатов, а теперь их у него около сотни. Он привык вкладывать свои финансы в прибыльные проекты. Вот недалеко от ангара вырыт котлован — это будет ставок для выращивания осетровых рыб. Раз он решил — значит, будет у него и рыба.

  …В этом просторном доме семейная пара занимала спальню на втором этаже. Зоя Павловна, озабоченная юбилеем мужа, проснулась с восходом, сладко потянулась на роскошной итальянской кровати. Тихо и осторожно поднялась, чтобы не разбудить юбиляра, накинула расписной халат, взяла мобильник и вышла на балкон. Тамара из воронежского ресторана «Прибой» уже доставила все необходимое для праздничного стола: алкогольные напитки, мясные блюда, рыбные, десерты, а вот черной икры не нашлось. Одни обещания. Зоя Павловна хотела уже выплеснуть на нее все, что на душе накипело, но сдержалась, себе дороже, тем более в такой памятный день. Включила смартфон и заговорила:
  — Тамарочка, с добрым утром тебя. Чем меня порадуешь?
  — Зоя Павловна, и тебя с прекрасным солнечным утром! Не переживай, все намеченное нами непременно исполнится. Две девочки для сервировки стола уже к тебе выехали, и черную икру, в достаточном количестве, я постараюсь доставить часам к девяти.
  — Тамарочка, благодарю тебя и желаю радостного дня!
  — Зоя Павловна, поздравляю тебя с юбилеем мужа. Желаю вам счастья!

  Зоя вернулась в спальню, скинула халат и тихо улеглась на кровать. Ей хотелось еще поваляться и, когда проснется муж, поздравить его. Он как будто спал, но стоило ей прилечь, как его рука проникла под французскую ночнушку и оказалась на ее полной и белой груди. Она отодвинула его руку и сказала:
  — Сережа, не спеши. Дорогой, поздравляю тебя с юбилеем! У тебя прекрасный золотой возраст! Пятьдесят — это твой расцвет, богатый опыт и немалые возможности. Благодарю за заботу и любовь. Я тебя обожаю! — Она прижалась к нему, застыв в сладостном поцелуе. Он снял с нее чудную розовую рубашку, которую они привезли из Парижа. Сергей залюбовался ее прекрасной, в меру полной, фигурой с сохранившимся еще смуглым сочинским загаром. Только грудь оставалась молочно-белой. Он с наслаждением стал ее целовать, произнося слова: «Я тебя люблю! Ты для меня дороже всего!»
  — Сереженька, подожди, — взволнованно произнесла она. — С больным сердцем нельзя перевозбуждаться.
  — Я не первый раз возбуждаюсь.
  — Ты же вчера слышал по телику, что сказал профессор: для твоего возраста максимальное сокращение сердца в минуту составляет — 150 ударов. Это — для здорового сердца. Во время полового акта кто будет считать твой пульс? Прости, Сережа, не будем рисковать. Да, и скоро тебя начнут поздравлять.
  — Ладно, Зоя, я тебя понял. За тобою будет должок.
  — Сережа, можешь не сомневаться. Долг платежом красен, верну с процентами. Завтрак куда тебе подать?
  — Я буду в кабинете.
  — Хорошо, Сережа.
  Уходя, она поцеловала мужа. Он ответил спокойно. Зоя считала, что верно поступила, не дав разгореться страсти. Тело же ее, не получив огненную вспышку оргазма, заполнилось томлением и напряглось, как натянутая струна, ему хотелось ласки и прикосновений. Его спортивная фигура, лицо с правильными чертами лицо, голубые глаза каждый раз так возбуждали и манили к себе. Она чувствовала это притяжение, когда надевала трусики и лифчик, даже удивилась, что грудь ее так налилась, как у девушки. Стоя у зеркала и расчесывая темные волосы, заметила, как зарделись щеки и губы. Зоя выбрала темно- красное облегающее платье. Оно очень нравилось Сереже и каждый раз «заводило» его. Ее темные глаза, словно агаты, так гармонировали с рубиновыми подвесками и золотым кулоном, что красовался на ее роскошной груди.

  Сергей Грызун еще в конце февраля дал задание своему заму провести мониторинг технического состояния: грузового транспорта, пропашных тракторов, уборочной техники, сеялок… Спустя неделю этот доклад лежал у него на столе. Даже в день своего рождения он решил прояснить ситуацию. Еще с полей не сошел снег, стояли небольшие морозы, но техника должна была быть готова к полевым работам. Он в докладе увидел, что еще не вся техника готова к работе. Видя эти просчеты, Грызун думал и возмущался. Нельзя упускать ни одного дня. Потом не догонишь. Вот горючего, чего не заготовили?
   Какая неповоротливость. Каждого надо подгонять. О чем думал зам? Он прижмет ему хвоста.
  Неожиданно раздался звонок. Грызун глянул на дисплей. Звонил его сын из Воронежа.
  — Папа, добрый день! Поздравляю тебя с днем рождения, желаю здоровья и радости!
  — Спасибо, Игорь! Ты дома?
  — Нет, папа. Я пока нахожусь в больнице, на дежурстве, до 12 часов.
  — Надеюсь, ты же приедешь к нам.
  — Я постараюсь, папа. Прошу тебя — не принимай алкоголь. Тебе должно быть известно, что он расширяет сосуды, а для твоего сердца — это опасно.
  — Благодарю, сынок. До скорой встречи!

  Как не соблазнительны были ароматы на кухне, где колдовали кулинары, создавая свои пищевые шедевры из свинины, рыбы, шоколада, черной и красной икры, Зоя Павловна не позволила себе ни кусочка, а лишь выпила чашечку кофе. В масштабной затее она видела радость в том, чтобы осчастливить своих гостей и, разумеется, своего любимого мужа. Главным местом для торжества она выбрала гостиную, которая уже приобрела праздничный вид: все ее пространство освещали две мощные хрустальные люстры, а стены были украшены гирляндами из цветных шариков, длинные столы, поставленные в одну линию и застеленные оранжевой скатертью в золотистый рисунок, на которой уже красовались расписные вазы с разноцветными тюльпанами, посудой со столовыми приборами, бутылки со спиртным, шампанское. Несколько молодых девушек, в белых передниках, все носили на подносах новые блюда с холодной закуской и заполняли свободные места на столе. Все это действо шло по ее плану. Зоя Павловна глядела на это великолепие и тихо радовалась.
  В торце гостиной, закрытой шторами от любопытных глаз, продолжалась другая работа. Двое молодых людей, в синих рабочих костюмах занимались установкой «домашнего кинотеатра». Зоя Павловна знала об этом. Ян Шарин, зам Сергея Даниловича, дородный мужчина с черной шевелюрой, по секрету ввел ее в курс дела. Мол, его ближайшие сотрудники решили порадовать шефа. Думали, гадали и сошлись на этом устройстве. Скинулись и взяли. Зоя Павловна, мало что понимая в этом деле, зашла к мастерам, что бы посмотреть на этого «зверя». То, что они ей поведали, она и представить себе не могла. Как это — «домашний кинотеатр?» Если бы сама не увидела, то ни за что бы ни поверила. Эти ребята растянули во всю стену экран, белое полотнище, включили проектор, и — пожалуйста: смотри кино, путешествие по всему миру, слушай песни любимых певцов. Вот до чего додумались. Чудеса, да и только!

  Сервировка праздничного стола подошла к завершению. Зоя Павловна лично проверила блюда и столовые приборы для каждого гостя. Кулинары постарались на славу. Какие были великолепные блюда из осетрины, севрюги, горбуши, стилизованные под форму цветков, а сверху украшенные черной и красной икрой! А какие были заливные из форели, кеты, а шоколадные пирожные — не описать словами.
  К этому времени гости, приглашенные на торжество, уже находились в гостиной. В полдень Зоя Павловна, улыбаясь, обратилась к ним со словами:
  — Гости дорогие, прошу всех к столу!
  Сергей Данилович, как положено юбиляру, сел во главу стола, а рядом — жена и сын, Игорь Сергеевич. По другую сторону стола — семейная пара Ян Семенович и Людмила Юрьевна.
  Когда все расселись и наполнили бокалы, Зоя Павловна встала и произнесла:
  — Дорогие товарищи, поздравим Сергея Даниловича с его юбилеем! Выпьем за его здоровье!
  Все, стоя, дружно загомонили: «Поздравляем с юбилеем! Поздравляем! Многая лета!!!»
  Когда Людмила Юрьевна приняла второй бокал вина и, раскрасневшись, подошла к Сергею Даниловичу и громко сказала: «Дорогой, Сережа, хочу лично тебя поздравить с пятидесятилетием!» — Она прикоснулась к нему большой грудью, поцеловала в щеку и продолжала: «Будь молодым и здоровым, чтобы тебе хотелось и моглось. Хочу спеть тебе песню». — Сергей Данилович, улыбающийся, благодарил ее, а она, во всю мощь своего голоса затянула вместе с Яном Семеновичем:

  «…Над Малинкой тихо ветер веет
  И весна на крыльях к нам летит,
  И никто на свете не умеет
  Лучше нас работать и любить…»

  Все, сидящие за столом, будучи навеселе, дружно и продолжительно зааплодировали Людмиле. Она еще опрокинула бокал мадеры и стала горячо рассказывать о своей поездке. Прошлой осенью она ездила в родной Донбасс. Ее уже никто не мог остановить. Своим слушателем она выбрала Сергея Даниловича и, держа его за руку, уже не отпускала, пока все не выложила. Время от времени она подливала вино в бокалы себе и Даниловичу. Сын говорил ему: «Папа, тебе уже хватит, остановись». Он как будто сына не слышал. Его вниманием завладела Людмила. «Я была на свадьбе у родственников, — продолжала она, — как там бухают! Куда там нам. Они целую неделю веселились, съели кабана, двухлетнего бычка и — оказалось мало». Людмила могла еще о многом рассказать Сергею Даниловичу, но ее перебил Ян Семенович. Он хотел, пока тот не набрался до красных чертиков, удивить шефа «домашним кинотеатром».
  — Сергей Данилович? Хочешь, фокус покажу?
  — Давай, валяй.
  Шарин включил аппарат — на экране, во весь рост, элегантно одетый, появился Муслим Магомаев, и запел «Мелодию». Полилась чарующая музыка, волнуя сердца. Сразу гости вышли из-стола и закружились счастливые пары…

  «…Ты моя мелодия,
  Я твой преданный Орфей…
  Дни, что нами пройдены,
  Помнят свет нежности твоей…»

  Сергей Данилович подошёл к Яну Семеновичу, обнял его и сказал: « От души тебя благодарю, я тронут до глубины души. Ты попал в десятку». — « Это стоит обмыть» — произнес Шарин и наполнил бокалы. Вдруг, сквозь веселый шум и гам послышался звонкий мужской голос: «Любезная, Людмила, давай запевай, порадуй душу!» — Краснощекая Людмила взяла мужа за руку, и они вышли из-за стола. Стоило им произнести первую фразу, как гости подхватили знакомую мелодию. Зазвенел мощный коллективный голос, сотрясая воздух гостиной:

  «Шумел камыш, деревья гнулись,
  И мы бухали до утра,
  А по утру-то мы проснулись, — у нас болела голова».

  Зоя Павловна, наблюдая за развеселившимися гостями, неожиданно ощутила, что на нее стало валиться обмякшее тело мужа. Она крикнула:
  — Игорь, помоги!
  Общими усилиями Сергея Даниловича уложили на стол, и сын стал делать ему искусственное дыхание.
  — Мама. Срочно вызывай «скорую»!!! — Он вновь и вновь, положив ладони на середину груди отца, продолжал ритмичные надавливания до тех пор, пока не заработало сердце. Через некоторое время Игорь заметил, что бледность с лица сошла, и отец, как будто после глубокого сна, открыл глаза…
  Стоило санитарам в белых халатах появиться с носилками, как в голове Зои Павловны промелькнули страшные для нее мысли: « Неужели это конец? Господи, я этого не переживу. Забери и меня с ним». Когда Сергея Даниловича вынесли из дому и погрузили в машину «скорой», то Игорь подошел к заплаканной матери, стоящей на площадке возле дома в окружении гостей и сказал: «Теперь, мама, уже не волнуйся, с отцом все будет хорошо».


Рецензии
Кажется несправедливым , что наличие материальных благ и возможность ими пользоваться , ограничивается слабостью сосудов

Вера Суслова   31.03.2018 18:48     Заявить о нарушении
Вера,большое Вам спасибо! С наступающим Новым годом!
Желаю радости и солнечных дней!

Владимир Кронов   28.12.2018 15:03   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.