Дед Апанас

Солнце с грохотом упало за горизонт. Вечерело. Одинокая снежинка пробила кровлю хаты и расколола дощатую столешницу.
- Зима… - Пробурчал дед Апанас, и перевернулся на другой бок.
Ночью жалобно поскрипывал и похрустывал снежный наст, хату медленно окружали снежные бабы.
Наутро весь самогон в бутылях превратился в лёд, а дрова улетели на юг.
- Стало быть, скоро весна, - подумал дед Апанас.
Отворив дверь хаты, дед Апанас огляделся, на снегу были чьи-то глубокие следы размером с корову, а в лесу виднелась свежая просека.
- Грибы пошли, - смекнул дед Апанас.
В полдень солнечный луч прожёг в земле ещё один колодец, аккурат возле бани. В огороде хлопнула ловушка, в которую угодило дупло доверху набитое орехами. Ещё два таких же дупла копошились рядом, подбирая остатки приманки, которые не успело забрать угодившее в силок дупло. Завидев, подоспевшего на звук деда Апанаса, дупла замешкались. Набрав полный мешок орехов, дед Апанас отпустил дупла, и они растерянно устремились в сторону ближайшего перелеска. Белок в том месте отродясь не водилось, и дед Апанас всё ещё недоумевал, откуда в дуплах берутся орехи. Очевидно, те сами их собирали.
К вечеру потеплело, и стёкла на окнах хаты, сделанные изо льда, превратились в мокрые лужицы. Дед Апанас заткнул окна подушками и полез на чердак за сетками от комаров.
- Надо будет изобрести стекло, - подумал дед Апанас.
- Фиг тебе, - ответило стекло.
Год за годом комары, прятавшиеся под соломенной кровлей, старательно и незаметно потихоньку растягивали сетки, чтобы однажды наконец выбраться из хаты.
Подойдя к своему саду камней, дед Апанас выбрал валун поувесистее, вытащил из-под него тень и навёл её на плетень. Плетень поёжилась, встрепенулась и начала плести чушь. Чушь получилась знатная. Дед Апанас сложил всю чушь в берестяную торбу и через ближайшую кротовую нору переместился туда, где раки зимуют.
Убедившись, что Макар телят здесь ещё не пас, дед Апанас высыпал всю чушь в тихий омут на радость местным чертям. В этом месте он прикармливал уже давно и на этот раз снова не прогадал. Никакие бредни не сравнятся по эффективности с хорошей чушью. Вода забурлила, и, почуяв лёгкую наживу, над рекой взметнулась стая свежих сплетен, каковых не смог бы сплести даже самый большой плетень.
Перемешиваясь с низкими облаками, в небе заплясали яркие образы базарных баб, торговавших расписными куличами, весёлые скоморохи, переодетые кто во что горазд, закопали посреди поля золотое яйцо, из которого сразу же выросла большая репа. Сбоку у репы образовалась дверца и оттуда вышла небольшая девушки в хрустальных башмачках и красной шапке на босу ногу. Девушка стукнула каблучками, туфельки оказались сделаны изо льда, и одна из туфелек тут же разбилась. Осколок ледяной туфельки попал в нос какому-то мальчишке, от чего нос тут же стал очень длинным, но от этого мальчик как был пень пнём, так и не поумнел. Он начал всюду совать свой нос и сразу же попал в лягушку, которая незамедлительно потребовала на ней жениться, но утки унесли её в тёплые края. Один из тёплых краёв оказался слишком горячим, от чего одна из уток немедленно попала на обеденный стол к какому-то немецкому барону в качестве основного блюда. Барон вытащил из утки яблоко, положил его на тарелочку, чуть придал фрукту ускорение и уже собрался смотреть кино про Кощея Бессмертного, как вдруг из яблока выпала иголка. Барон нечаянно укололся и уснул, проспав богатырским сном 30 лет, и три мокрых витязя покрытых рыбьей чешуёй, заиграв на гуслях, утащили спящего барона в море. Уже никто не помнит, как оно так получилось, но барон умудрился, не приходя в сознание, съесть золотую рыбку и превратился в козлёночка с серебряным копытцем. И копытце-то не простое, а волшебное, кого ударит им козлёнок в глаз, у того сразу фингал.
Надоело деду Апанасу всё это кино, выстругал он из палки пульт дистанционного управления и переключил на прогноз погоды. А ножа-то у него с собой и не было. Однако дед Апанас был известный острослов, поэтому изрёк пару слов поострее, чем и сотворил сие.
Прогноз погоды вела какая-то незнакомая баба, возможно из соседней деревни. Рассказывая о предстоящих катаклизмах, она так обильно жестикулировала, что деда Апанаса чуть не продуло сквозняком. Судя по прогнозу, этим летом предстояло частое выпадение инопланетян из летающих тарелок в виде осадков. И ничего хорошего это не сулило. Если серые человечки обыкновенно вели себя довольно смирно, то вот зелёные напротив, наносили ощутимый урон посевам и мелкому безрогому скоту. Из-за эдакой напасти и без того мелкий безрогий скот вконец измельчал и теперь боязливо прятался по норкам.
Никакие увещевания не помогали, и зелёные человечки продолжали нахально запугивать несчастных зверушек. Дед Апанас напрасно пытался вразумить гуманоидов, даже погрозил им пальцем. И сперва те даже струхнули, но изучив палец повнимательнее, потеряли последнюю совесть и вновь принялись безобразничать.
Расколотый снежинкой стол дед Апанас чинить не стал, а просто распугал мелких гуманоидов и набрал себе летающих тарелок. Летающая посуда пришлась очень кстати.
Лето было уже в самом разгаре. Проявив чуткость и сострадание, дед Апанас отпустил валенки обратно в лес погулять до начала осени. И переобулся в, прибежавшие за запах свежих щей, лапти. «Как говорится, все мы в одной лодке и в случае чего вместе огребём по-полной», - рассуждал дед Апанас. И словно бы в подтверждение его слов планета слегка покачивалась как на волнах, от чего звёзды на небе, сбившись в кучу, собирались то у одного горизонта, то у другого.
И во всей этой сумеречной тишине где-то за лесом валенки пели свою протяжную летнюю песню…

Март 2018

https://www.youtube.com/watch?v=xRTXY2PdN_Y


Рецензии