Главное блюдо...

                Высокий стройный красивый  Борис - муж Цили, родной маминой сестрички, врывался всегда как порыв весеннего ветра, заражая всех и вся своим безудержным оптимизмом, блеском голубых глаз и бесконечными инициативами...

                Вторжение сопровождалось беспрерывным щелканьем его любимого фотоаппарата, с которым Борис , казалось, не расставался никогда... Был он родом из Бричан, небольшого бессарабского местечка, что располагалось неподалеку от наших Сокирян и Липкан, на самой границе с Румынией...

                В Липканах жили его многочисленные родственники, которых немцы, вместе со всеми евреями, расстреляли в первый же день войны... Уцелели всего несколько близких, отправившихся с детками на выходные к  Крейне и Берко Барашам - маме и папе маленького Бори...Вместе, они прошли все последующие ужасы гетто...

                После войны, Борис, как и все бессарабские еврейские дети, знавший только румынский и идиш, довольно быстро освоил русский язык . Меня всегда удивлял его богатый словарный запас, намного превосходивший тогдашние сокирянские уровни...
 
                - Мне один человек в Бричанах посоветовал,- вспоминал  Борис,- Возьми,- сказал он,- книгу Толстого " Война и Мир" и перепиши полностью.

                Так я и сделал... С трудом великим , дважды переписал толстенную книгу от корки до корки, выучившись   грамотно писать, читать и говорить...

                Как только мы накопили денег на фотоаппарат, Борис, конечно, был, тут как тут... Посоветовав выбрать именно ФЭД-3 - Федю, он принял самое деятельное участие в магазинных испытаниях. Когда из магазина уносили новенький фотоаппарат , взмыленный продавец, облегченно вытирая лоб, произнёс:

                - Наконец-то! За все пять лет моей работы не видывал, чтобы так придирчиво выбирали..!

                Затем, Борис затащил к себе. В переулке Труда, располагавшемся неподалеку от пединститута и тираспольского драмтеатра, он задарил бесчисленными ванночками, мензурками, мерными стаканчиками и бачками для проявления, закрепления и печатания... Битых два часа инструктировал  по довольно сложным нюансам правильного подбора фотопленок и десяткам, сотням прочих секретов...

                При том, что у Бориса с тётей Цилей родились прекрасные Жанна, близняшки Марина и Света, ему, видимо, очень не хватало мальчишки, с которым можно было бы  щедро делиться своими мужскими умениями, задумками и развлечениями... Он любил брать меня на футбол. Что творилось на стадионе той славной поры !  При встрече заклятых друзей - команд Тирасполя и соседних Бендер, Борис орал, свистел, прыгал, стучал соседей по головам и плечам...
                Неистовство стадиона после победного гола, когда диктор через хрипучие громкоговорители объявлял имя героя, а звук, неравномерно доходя, повторял окончание фамилии по нескольку раз, медленно-торжественный поворот фанерного табло с обновлёнными цифрами счета - все вовлекало в бурный водоворот сильнейших эмоций, доставляя океаны радости...

                Борис был одержим поиском родственников. Думаю, гибель близких  во времена гетто настолько поразила чувствительную душу, что он изо всех сил старался находить и связывать воедино малейшие родственные ниточки...

                Куда-куда, он только не писал! - Израиль, Соединенные Штаты, Канада, Австралия.... Во времена СССР прибыла , наконец , весточка из Бразилии . В небольшой картонной коробке присутствовали несколько банок настоящего растворимого  кофе и ,- О, Боже!, - цветной(!) плакат с изображением чемпионов мира - бразильской футбольной команды звёзд во главе с легендарным Пеле.. !

                - А, это?! Ты знаешь, Милик, кто это?! - Горинча! Горинча! Горинча!! ,- Борис захлебывался от восторга, глаза  светились неподдельным счастьем...!

                Не ведая, что творит, Борис,  захватил драгоценный плакат в Одессу, куда мы, по устоявшейся летней традиции, отправились на приморские пляжи...

                - Ну что ? - , покажем зазнайкам-одесситам, что и в Тирасполе, есть-есть, кое-что за пазухой..?,- заговорщически подмигнув, он достал плакат с бразильской сборной...  В большом центральном парке, неподалеку от знаменитого фонтана, где, там и сям , кучковались, горя глазами,  возбужденные кучки фанатов, это было довольно опасно...

                - Борис, ты хорошо подумал...? ,- спросил я, нерешительно оглядываясь...

                Атомный взрыв на Дерибасовской произвёл бы меньшее впечатление, чем видение цветного Пеле в центре гигантской толпы возбужденных одесситов, сбежавшихся за одно мгновение...!

                - Моня! Вы же  штангист! Поставьте  этого гражданина на постамент, шоб усе видели..!

                - А скоко, скоко капусты  хочешь?,- спросил чей-то вкрадчивый шепелявый голос...

                - Какой-такой капусты?,- не понял Борис

                - Ну, лавэ, бабок, фарша, филок..!,- нетерпеливо и раздраженно пояснил визави...

                - Яша! Та, забери все у этого Лоха малохольного , и дело с концом !. Он же,совсем-совсем, не ботает..!

                Обстановка быстро накалялась и грозила стать неуправляемой... Неизвестно, чем бы все обернулось, если бы спасительный милицейский патруль на газике не рванул к нам, прямо по пешеходной дорожке...Толпа, отпрянув, отвлеклась на мгновение, а мы показали рекордные результаты в коротком, но эффективном забеге к ближайшему трамваю, захлопнувшему двери, как раз, за нашими вспотевшими спинами...

                - Какой воздух!,- закрыв глаза с блаженной улыбкой Борис стоял у мраморной лестницы центрального здания Кишиневского сельхоза...

                - Двадцать лет назад я здесь учился! Отлично сдал вступительные экзамены, сказав, что школьный аттестат позабыл дома, в Бричанах.  А его-то, в помине не было! Сначала война, гетто.... Послевоенные годы, да с таким голодом, что целые села вымирали полностью... В первый же год институтской учебы, втихаря, пришлось и  вечернюю школу закончить..!

                Борис расчувствовался, вытирая непрошеные слезы. Поступай к нам на гидрофак! Сможешь , потом, и дома строить, и гидроэлектростанции, и каналы ! Учёным хочешь быть ? - Пожалуйста!
                Вот, сейчас первое июля. За месяц, если передумаешь, можешь  документы и в политех переподать, на твои любимые полупроводники ...
      ...........
                Через пять лет, с красным дипломом об окончании гидрофака, я поступал в Московскую аспирантуру, размышляя о превратностях Сульбы...
            
                Не у многих, далеко не у многих в окружении присутствовали такие посланцы небес . Ведь, Борис с Цилей прокладывали для нас первые, очень важные тропинки... Многие родственники из родных Сокирян оказались , сначала, в прекрасном  Тирасполе, затем, в Израильском Нетивоте , после этого, - в Торонто...
   
                С оказией, Борис подбросил меня  на подачу документов в институт, где удалось получить  интересную специальность, близких друзей... и многое, многое другое, важное, доброе, о чем я хотел рассказать...

                Сам, Борис Борисыч, уж,  несколько лет, как навечно упокоился на чистеньком аккуратном зеленом кладбище канадского Торонто...

                - Ну,  что, Милик ..?! Правильно я тебе советовал..?!,- довольно улыбается он издалека..,- как улыбался всегда, угощая каким-нибудь очередным,  только-что придуманным гениальным кулинарным достижением... Ведь, он, к слову, любил и умел очень хорошо готовить...

                - Дорогой Борис! Твоё главное блюдо, под названием Жизнь, задалось - задалось, на  Славу..!
          
            


Рецензии
Печально, но светло. Дай Бог побольше таких "кулинаров" нашим детям.

Данилов Владимир   31.03.2018 13:47     Заявить о нарушении
Большое спасибо, Владимир!

Эмануил Бланк   31.03.2018 14:26   Заявить о нарушении