Подружка Вострушка или сказка о добрых духах

Подружка Вострушка или сказка о добрых духах

- Что за игрушка висит у тебя в комнате на стене?
- Домовой.
- Но ведь домовых не бывает!?
- Как знать, как знать…
Из разговора одной бабушки с одним внуком.

Солнышко за окошком припекает, и в комнате становится жарко. От радостного неуёмного палева не спасают даже плотные занавески – непокорные лучики пробиваются сквозь все щёлки. Один из таких смелых лучиков падает на полузакрытые веки Али, и девочка окончательно просыпается. Ура, зима уходит! Настал конец серым позёмкам и хмурым дням с ранними сумерками. Март топит снега, сугробы плачут ручьями, днём непрестанно звенит капель. И в душе Али тоже поёт весна. Недавно ей сделали операцию, и теперь наконец-то она сможет самостоятельно ходить.
Ходить-то оно хорошо, но пока, похоже, и до первых шагов далеко. Нужно сначала научиться как следует сидеть в кровати. И не бояться кресла-каталки. Вон чернеет в углу, вражина!
Аля даже отворачивается, чтобы не видеть противного уродца, и как бы продолжает дремать. Но тут же снова подставляет лицо лучику. Есть у неё одно любимое утреннее занятие: просыпаясь, она не сразу распахивает глаза, даже если лучик щекочет веки, а - прижмуривается и разглядывает комнату через опущенные ресницы. От этого предметы становятся чуточку другими, меняются их привычные очертания, и всё кругом будто окутывается волшебством. Коляска уже не коляска, а какое-то невиданное животное, книжный шкаф – корабль с цветастыми парусами, игрушки на столике – жители маленьких хижин в далёкой экзотической стране. Рисуется новый мир, и можно потом представлять, где этот мир находится, и кто и как в нём живёт.
Вот у двери стоят наготове специально купленные новые башмачки. Они говорят: скоро придет время их надеть. Просто взглянуть – красивые, но обычные ботиночки на толстой подошве, в которых удобно будет гулять по улицам. А сквозь ресницы они напоминают…
- Ой! – воскликнула Аля и со всех глаз уставилась на красную обувную пару. - Боты шевелятся?!
Но под пристальным взглядом ботинки стояли не шелохнувшись.
Тогда Аля снова прижмурилась – и теперь хорошо различила в красной паре явное движение. Кто-то плотненький и тоже красный пытался спустить на пол голую короткую толстопятую ногу.
Открыла глаза – ничего, кроме обувки, не видно. Прижмурила – коротышка сползает с высокого голенища.
Девочка продолжала попеременно таращиться и жмуриться до тех пор, пока новоприбывшее существо не брякнулось, наконец, на пол, и не сказало тонким скрипящим голоском:
- И доколе Вы, Аля, собираетесь меня разглядывать? Пора бы уже перейти и к гостеприимству!
Теперь существо при любом на него взгляде не исчезало. Оно начало крутиться вокруг себя, осматриваясь и прихорашиваясь, и с каждым поворотом – Аля это хорошо разглядела – становилось больше в размерах. И вот уже рядом с ботинками стоял человечек ростом с большую кошку.
- Д-д-добро пожаловать! – пролепетала огорошенная девочка.
- Д-д-д… Чего заикаться-то! Или никогда никаких волшебных гостей не встречала?
- Встречала…, господина Подарочкина…
- И я говорю – человек ты бывалый. Кстати, это Подарочкин рассказал мне о девочке Але и просил передать ей (тебе, значит!) нижайший поклон, хе-хе!
- А… Вы… кто? – всё ещё заикаясь, спросила Аля
- Я-то? Я-то…
- Ну да, Вы-то?
- Как тебе сказать…Ты, к примеру, слыхивала о разных духах, которые в доме обретаются?
- Слыхивала – неуверенно подтвердила девочка. - Но ведь господин Подарочкин не дух, он Деда Мороза помощник?
- Конечно не дух, он ленивенький шарик из Дедовой свиты и живёт при Снежной канцелярии. А вот я состою в совсем другом штате: домовые мы.
Про домовых Аля определённо что-то знала: кажется, они под печкой живут. Но об этом конкретном якобы духе пока мало что поняла, и решила для начала получше разглядеть своего нынешнего собеседника. С расстояния двух метров, отделяющих её кроватку от двери, пришелец напоминал небольшую огненно-красную копну; оттуда выглядывала хитренькая физиономия с парой больших тёмно-синих глаз и крепенькие ступни, на которых тот нетерпеливо переминался. Лапки были чистенькие, мордочка чистенькая, а волосы, из которых, собственно, и состояла копна, - такие пушистые, длинные и ухоженные, что очень хотелось потрогать руками этот багряный шарик.
Девочка, желая сгладить неловкость первых минут знакомства и проявить себя радушной хозяйкой, собралась пригласить человечка к себе на краешек постели. Но тут в прихожей послышался какой-то шум. Хлопнула входная дверь, раздался папин голос, потом мамин, они принялись хотя и тихо, но взволнованно о чём-то говорить. Копна, заслышав шум, тут же завертелась волчком, уменьшаясь в размере, и юркнула в красный ботинок, ничего больше не сказав. Аля рта раскрыть не успела, как человечек исчез. Зная повадки подобных гостей, она не на шутку загрустила.
- Ведь зачем-то этот красный шарик появлялся! Но он ничего не рассказал о себе. И вряд ли появится ещё, раз я не успела его приветить. Да и тарарам за дверью так испугал! – шептала Аля, едва не плача. Помня о замечательной зимней встрече с Подарочкиным, ей очень хотелось продолжения нового знакомства.

Х х х

Папа не знал, что дочка уже проснулась, разбуженная солнечным лучиком и необычным визитёром. Поэтому он старался говорить как можно тише, но бас его гудел так зычно, что это плохо получалось. К тому же он просто не мог сдержать досады, горечи и печали, которые переполняли его после визита к доктору Власову.
Печалиться было от чего. Замечательный доктор, прекрасно выполнивший операцию на позвоночнике Али и после того заботливо выхаживающий девочку, не мог дольше скрывать от семьи своей пациентки одного очень неприятного обстоятельства. Чтобы успешно поднять малышку на ноги, нужны были деньги, много денег. Да, операция была бесплатной, и лечение после неё – тоже. Но чтобы всё окончательно было хорошо, требовались такие методы и лекарства, которые в квоту не входят. За них нужно платить. А если, как объяснил доктор, реабилитацию не сделать, выздоравливать девочка будет долго и даже может остаться инвалидом.
Обо всём об этом папа громовым шёпотом и сообщал прямо в прихожей маме и бабусе.
Папин шёпот долетел и до Алиных ушей. Из того, что удалось расслышать, она хорошо уяснила одно: нужно где-то искать деньги на лечение. Не может же она остаться прикованной к вон той ненавистной инвалидной коляске и стать на всю жизнь обузой семье! Она хочет вырасти здоровой и сильной, чтобы её любимые родные могли опираться на неё, а не она на них.
Третьеклассница Аля ещё мало смыслила в денежных делах, но некоторые вещи уже представляла достаточно определённо. К примеру, то, что живёт их небольшое семейство хотя и не зная нужды, но уж точно не богато. Как говорит рыжий друг Вовка – не олигархи. То есть лишних денег, а тем более больших, у них не водится. До сих пор она не задумывалась, нужно ли им богатство, о котором все твердят на всех углах. И только теперь начинала соображать, что обладать кучей денег было бы неплохо.
- Где взять-то эту кучу, где взять? – закрутилось в маленькой головёнке.
Понятно, что на фоне ошеломляющих неприятных новостей мысли о недавнем посетители напрочь улетучились, глаза высохли, и Аля полностью погрузилась в размышления о том, как решить возникшую проблему.
Сначала она хотела сказать взрослым, что слышала их разговор: пусть папа и ей объявит, сколько нужно денег. Но потом передумала – родителям сейчас не до объяснений, да и у неё нет никакого хоть сколько-нибудь подходящего плана, как раздобыть средства. Раз так, то зачем прибавлять расстройства…
И Аля, сделав вид, будто только что проснулась, позвала бабусю – умыться, привести себя в порядок и позавтракать. После чего отправила SMS-сообщение Вовке, приглашая его к себе после уроков – на совет. В этот день ей тоже нужно было решить несколько примеров по арифметике и сделать задание по английскому, но обычно любимая учёба сегодня не шла на ум. Вместо того Аля взяла карандаш и бумагу и стала прикидывать, как обзавестись денежными знаками.
Первое: можно продать её хороший ноутбук. Комп при её надомном обучении вещь, конечно, незаменимая. Но ведь можно купить другой, не такой навороченный, подешевле.
Без планшета, с помощью которого она читает книги и делает много чего ещё, тоже можно обойтись. Болят-то у неё ножки, а не руки и не глаза, книги бумажные держать сможет. Вот и будет себе читать, как когда-то бабуся и папа с мамой. И ничего страшного.
Дальше. Папа подарил ей на Новый год очень красивые маленькие серёжки с голубыми камушками. Настоящие золотые, стоят, наверное, немало. Тоже можно продать. Але они очень нравились. В их классе до этого только у неё не было серёжек. Ну и ничего, и без них можно прожить. Ходила же до сих пор без всяких украшений – и ещё походит.
На этом Алин список предметов, которые можно было обратить в звонкую монету, увы, заканчивался. Остальные домашние ценности, если такие и были, принадлежали старшим.
Хотя нет, оставались ещё новенькие красные ботиночки, ещё ненадёванные, которые мама купила как приз на финише лечения, когда дочка сможет самостоятельно встать и пойти по лужам. Поторопилась мама, до финиша, оказывается, ещё ой как далеко. Зато ботиночки приглянулись Алиной кузине, толстой Варваре. Она, как их увидела, к себе прижала, потом давай примерять, потом опять с ними носилась, даже за обедом поставила их возле ног. Вот пусть Варька и носит, если за эту пару тётя Женя, папина сестра, готова заплатить.
Среди таких размышлений Аля, машинально следуя своей любимой привычке, прищурилась и сквозь ресницы взглянула на ботинки. И самой себе не поверила: в размытой пелене из-за одного высокого голенища ползла вверх знакомая уже красная шевелюра!
Да-а-а, пожалуй, надо повременить отдавать боты Варьке…
Вслед за шевелюрой показались вращающиеся синие глаза, которые совсем округлились, глядя по сторонам. Впрочем, окуляры быстро успокоились, и давешний гость вылез из своего убежища. Потом сотрудник штата домовых снова проделал уже знакомые вихреобразные манипуляции, набирая рост и объём.
Аля, забыв в этот миг о проблемах, свалившихся на семью, первой радостно приветствовала человечка:
- Доброе утро, уважаемый дух!
- Доброе-то доброе, только кому как! – ворчливо проскрипело видение. – Такой гам, такой перепуг!
Аля собралась было сказать, что для шума и вправду были причины, – но тут вспомнила, что не знает, как обращаться к гостю.
- Простите мне мою оплошность: утром я не удосужилась узнать Ваше имя и отчество - как можно более сладким голосом спросила девочка.
- Именно что не удосужилась! А то бы уже знала, что зовут меня подружка Вострушка. А отчества у нас, как и у английских королев, не положены. Так что будем считать – познакомились.
Так это существо нашего – девчачьего - племени!! Девочка – это хорошо, дружить с девочками как-то проще. В том, что ей хочется подружиться с Вострушкой, Аля почему-то не сомневалась.
Вострушка по-прежнему стояла возле облюбованных ею ботинок. Видно её оттуда было плоховато, поэтому, пока произносились приветственные речи, Аля беззастенчиво разглядывала нежданную подружку. Теперь понятно, почему в красном облаке, сколько ни глядела, не видно было ни бороды, ни усов. Говорила та почти всё время ворчливо, и явно шепелявила: оказалось, во рту у неё был один-единственный зуб. От этого выражение лица становилось хоть и староватым, но потешным и лукавым. Есть ли у волосатой ворчуньи руки, установить пока не удалось.
- А я Аля, Альбина Смирнова, учусь…
Ворчунья перебила:
- Да знаю я, что ты третьеклашка и учишься вот тут, на кровати. Ты мне анкету не диктуй, лучше расскажи про себя что-нибудь такое, чтобы интересненькое и необычненькое. Я пока мало ваш обиход изучила. Живу в твоей комнате не так давно, а прибыла сюда из таких далей, о которых ты, наверное, и слыхом не слыхивала.
- Наверное – тихо подхватила Аля. Несмотря на грубоватость, Вострушка ей чем-то импонировала, девочка и сама не могла понять, чем. – Я вообще ещё мало что знаю. Что ни спроси – не знаю, не слыхала, одни примеры по арифметике умею щёлкать, и всё.
- Арифметика – это тоже дело, хорошо считать – значит, умело добро беречь. Так?
Аля опять недопоняла, какое отношение добро имеет к арифметике, и для чего нужно заниматься подсчётом доброты и добрых дел. Но решила эту тему оставить на потом. А сейчас выпытать, кто же такая эта подружка и каким боком касается домовых. Вот про домовых – вспомнила! – она смотрела мультик. Но там они были все мужского рода, а тут почему-то – женского.
- Многоуважаемая подружка Вострушка – начала было Аля, но усевшаяся на носке её ботинка копна неучтиво перебила:
- Давай без этих церемоний, не люблю. Зови меня Вострей, просто Вострей, и на ты. Лады?
- Лады! – отчего-то обрадовалась Аля. – Многоуважаемая Востря…
- Уф-ф! – заскрипела-зашипела копна. - Какая же ты непонятливая! Просто Востря, без «многоуважаемая», «дорогая», «почтенная» и прочей ерунды!
И она начала было сердито разворачиваться вокруг себя, чтобы крохотным клубком юркнуть в облюбованный башмак; но на пол-обороте передумала, засмеялась вдруг писклявым смешком, показав во всей красе свой единственный большой зуб. И скорчила смешную рожицу.
Аля тоже заулыбалась и протянула к двери руки:
- Может, Вы…ты… присядешь ко мне на кровать? А то мне не очень удобно разговаривать через всю комнату.
- Да я уже и сама давно на мягонькое хочу, но боюсь отойти от своего домика.
- Это же не домик, это всего лишь ботинки.
- Кому как. Мне так распервейшее жильё. И от него далеко отрываться не моги – вдруг кто чужой в комнату войдёт. Меня чужим видеть нельзя.
- А я? Я же тебя вижу!
- Ты - другое дело, тебе можно, ты мне не чужая.
Аля хмыкнула про себя: смотри ты - невесть кто, а уже в свои записывается. А вслух сказала:
- Ну да, ты ведь сначала подружка, и потом уже Вострушка. Иди, иди же, расскажи про себя побольше. Если кто-то войдёт – спрячешься у меня под подушкой.
Вострушка неуверенно глянула несколько раз на дверь, потом, будто что-то подсчитав в уме, махнула рукой – была не была! – и одним мягким затяжным прыжком перемахнула комнату. У-ух – увесистый куль приземлился на Алином ложе.
- Рассказывай, Востря, рассказывай!– торопила Аля, уже прямо сгорающая от любопытства. - Откуда ты и почему к нам пожаловала?
Она давно почувствовала, что гостье есть чем её удивить. Вострушка хрипло откашлялась, зачем-то потёрла свой смешной зуб, и начала быстро, порой проглатывая слова, своё повествование. И хотя Аля не всё расслышала, она очень хорошо уразумела то, что ей открывалось.

Первый сказ Вострушки
Значит, отношусь я к духам. Где родилась и кем были мои отец и мать, не знаю. Да и были ли они, и могли вообще быть – как сказать… Духи ведь не люди, жизнь у нас совсем  разная. Тайна для человека наше пришествие, тайна и уход наш. Мы ЯВЛЯЕМСЯ, селимся где-нибудь поближе к людям, помогаем вам или, наоборот, мешаем век коротать. Есть дом, где нам приветно – мы туда. Есть банька справная – тоже годится. Дворы облюбовываем, конюшни, курятники, огороды. Бывает, на полях выбираем пристанище.
 Мы есть всегда и везде, и нас как бы нет никогда и нигде …
Мы не показываемся на глаза человеку. Только изредка маленькие детишки, самые добрые и ласковые, могут видеть духов и даже с ними общаться. Ну и животные тоже - собаки, а особенно кошки.
Но не думай, что коли мы незримы, то и незаметны. Совсем нет! Если вокруг человека начинает твориться разное такое, чему объяснения у него нет - значит, пришли духи. Играем мы с вами всякий раз по-разному. Одно всегда остаётся: чтобы духи не бедокурили и сверх меры не пугали людей, нужно им (нам, то есть) как-нибудь выказать уважение – лакомством любимым угостить, или порадовать подарочком приятным.
У каждого из тайных обитателей Яви (вашей обычной жизни, значит, если говорить по-человечески) есть свои предпочтения. Это о нас говорят: в каждой избушке свои погремушки. Как заходим в назначенное место, так первым делом начинаем осматриваться да приглядываться: где лучше всего домишко устроить. Некоторые духи, что прежде среди русских живали, почему-то любили занимать местечко под печкой или за печкой – где потеплее да потемнее. Теперь-то где печки? Даже в деревне всё больше газ да уголёк. Знала я одного духа, уже нынешнего, так ему нравилось гнездоваться возле вашего … как его….? – телевизора! Лично я, сколько себя помню, кров всегда искала в башмаках. Найду пару постарее, по углам давно валяющуюся – и вот жилье готово, русским духом пахнет. Сколько разной обуви за свой век переменила! И в лапотках живала, и в сафьяновых сапожках, и в меховых поршнях, и в катаных чунях! А теперь вот иной раз приходится и кирзачами довольствоваться, а то и какой-нибудь совсем уж ненатуральной гадостью.
У тебя тоже первым делом опорки приглядела: красивые, красненькие, мягкие, а главное – стоят себе без дела уже которую неделю, и никто их не надевает. Спокойное местечко!
Да-а-а… Так о чём я? Откуда мы взялись?
Раньше, много-много веков назад, мы были не какими-то сказочными невидимками, а самыми настоящими богами. Ого! Люди тогда верили, что каждая роща, каждый камень, небо и земля, речка и поле, не говоря уже о солнце, месяце и звездах, охраняется своим отдельным божеством. У славян (а ты у нас русская, значит – славянка) самым главным был Перун-громовержец. К числу божеств относили тогда и мою домовую братию. Всегда кланялись нам: доброго здоровья Нафанаил Лукич! Не то что теперь – Нафаня да Федя какие-нито. И подношениям радовали.
Но после того, как Русь крестили, прежним богам кланяться перестали, а домовых, леших, водяных и остальных «малых божков» и вовсе из волшебных покровителей отчислили. Нас уже не очень-то боялись и даже богами не величали – так, духами. Нам куда деваться? – духи так духи. Но многие при этом стали к людям недобрыми, не охраняют вас, а всё больше озорство разное творят. Я вот тоже превратилась в такую ворчунью, в такую занозу, хе-хе.
Но иерархия наша всё же сохранилась. Держимся мы кланами. Про всех не скажу – даже я не всё про наше устройство знаю. Наша Навь – мир потусторонний, как люди его называют - это обиталище многих волшебных существ: богов и богинь, духов и колдунов, всяких ведьм. Известно только, что и нынче, как в прежние времена, человека могут окружать и вести по жизни несколько выходцев из этого незримого мира. Я уже говорила, что отношусь к клану духов дома. Воструха – тот же домовой. Только для вострух главное – оберегать всё имущество, что есть в доме. Караулить, считать, если получается – добра прибавлять. Тут арифметика-то ой как нужна. А если в доме имеется девица или девочка вроде тебя, вострухи всячески берегут и её.(И чего беречь-то, тоже мне сокровища!) Поэтому, когда с тобой беда приключилась, меня к тебе и направили. Буду блюсти тебя, хе-хе… Подружка Вострушка, одним словом. Думаю, не заскучаю: на моё счастье ты можешь иногда меня видеть.

Разговорившаяся Вострушка собиралась было продолжить свой спич, но в это время в комнате зазвонил Алин смартфон. Не ожидавшая громкой трели Востря резко взмыла почти под потолок, направляясь к своим ботинкам, Миг – и исчезла, будто не было её, и не она добрых полчаса шепелявила про своих духов.

Х х х

Звонил Вовка – сказать, что уже на подходе. Аля должна была нейтрализовать бабусю, которая недолюбливала мальчишку. Бабуся почему-то была уверена, что от Вовки одни шалости и неприятности. Как Аля с Вовкой, так обязательно то краской измажутся, то какие-то палочки-щепочки настругают, то комп так издёргают, что наглухо зависнет. То ли дело соседский Вадик, всегда чистенький-степенненький, от которого у Али от зевоты рот сводит. Зато у взрослых никаких хлопот: сядет Вадик подальше от Алиной кровати, ручки на коленках сложит - и ну рассказывать про свои танцевальные успехи и папины богатые подарки. Не до танцев нынче обездвиженной Але, чего про них слушать-то?..
- Бабуся, сейчас Вова придёт, принесет задание по русскому. Там что-то особенное нужно выполнить, так что пусть объяснит. А ты нам пирожков принесёшь? – попросила Аля у недовольно насупившейся старушки. Вовкин визит бабусю явно не радовал, мирило с его приходом только то, что Аля, быть может, поест вместе с этим хулиганишкой. А то последнее время такой малоежкой сделалась, что ни в какие ворота.
Когда Вовка по кличке Рыжий переступил порог Алиной спальни, к кровати уже был придвинут столик с обедом на две персоны. Не замечая поджатых губ бабуси, раскрасневшийся дружок лихо уплёл свою пайку и часть Алиной. Видно было, что катание на рюкзаке с умирающей под солнечными лучами снежной горки пошло на пользу его аппетиту. Аля тоже съела полпирожка и выпила стакан компота.
Умиротворённая бабуся ушла, а Аля, отставив тарелку с пирожками, принялась рассказывать Вовке о том, что произошло у них в доме сегодня утром.
- Понимаешь Рыжий, мама с папой сейчас, наверное, весь город обегали, собирая деньги по знакомым. Но ведь это на МОЁ лечение, значит, мне самой-то тоже нужно что-то предпринять. Вот только – что?.. Я уже прикинула, какие из своих вещей продать можно –  и она показала список.
- Да уж, негусто – крякнул Рыжий, глянув на жалкие Алины три пунктика.- Я лично думаю, что не продавать нужно, а заработать. Например, помочь дворникам снег чистить – сейчас на это люди нужны. Или, скажем, газеты в пробках продавать. Или мыть лобовые стёкла у машин на автозаправке…
- Рыжий, Рыжий,- Аля печально покачала головой. – Ты опять кадры из фильмов прокручиваешь! Во-первых, чтобы работать, нужно для начала ходить, а я – сам понимаешь – ходок ещё тот…
Вовка перебил:
- Так я могу, а ты лежи! Я ещё ребят из нашего класса позову!
- … А во-вторых, третьеклассников на работу не примут, берут только с 14 лет и только летом, да и то в специальные трудотряды. Детский труд-то у нас запрещён! Вы сразу же в милицию загремите, да ещё родителей оштрафуют. Хорошенькая помощь получится!
- Тогда не знаю… О! А давай всю школу попросим свои копилки потрясти!
- Ну это ты у нас добрый, а другие меня после такой «благотворительности» презирать и ненавидеть станут. Ребята ведь свои копилочки даже от домашних прячут, каждый на свою заветную мечту копит. А тут отдай всё какой-то хромой Альбинке! Большинство не копилки вытрясет, а к родителям побежит за деньгами, а те – в школу, скандалить: что опять за поборы? Снова милицией кончится…
Аля умолкла и начала теребить краешек одеяла – признак волнения и расстройства. Вовка угрюмо смотрел в пол.
- Это тебе не задачки по арифметике – наконец, сказала Аля. И тут, вспомнив про Вострушку, оживилась.- Кстати, про арифметику! Я тебе сейчас такое расскажу, такое… Только поклянись, что не будешь смеяться, и никому ни звука!
- Что б меня волки съели! – гаркнул Вовка так громко, что в дверях показалась встревоженная бабусина физиономия.
- Всё окей, мы вспоминаем разные крылатые выражения! – успокоила бабусю Аля и принялась излагать Рыжему обстоятельства её нынешней невероятной встречи.
Вовка как вытаращил свои зелёные глазищи, так и сидел, выпучив их, до окончания повествования. Потом только и сказал:
- Везёт тебе, Алька: то Подарочкина в ёлочной коробке найдёшь, то какую-то Зострю в башмаке обнаружишь! А я кроме дохлой лягушки в кармане пальто ничего не находил, да и то лягушку братец Славка подложил!
- Вострю, подружку Вострушку! Кстати, мы-то поели, а ей ничего не дали. Давай положим в башмачок кусочек пирожка.
Вовка тут же схватил оставшийся пирожок и поскакал к ботинкам, отправив на ходу в рот добрый кусок угощения. Он старательно запихнул бабусину стряпню аж в самый красный носок.
Вернувшись к Але, Рыжий вдруг задумался, а потом сказал:
- Я завтра поговорю с нашей практиканткой Ириной Витальевной. С училкой, сама знаешь, у меня не контакт, а вот эта, вроде, пока на человека похожа. Может, какую мысль подскажет? Всё равно, Алька, что-нибудь да придумаем!

Х х х

Вечером в Алину спальню пришли все взрослые. Мама села на кровать и принялась гладить руку дочери. Папа во весь рост вытянулся посередине комнаты. Бабуся сгорбилась у двери рядом с красными ботинками. Папа долго мялся, потом начал сумбурно и неуверенно:
- Тут, дочь, такое дело… доктор Власов… лечение нужно… нам таких денег не поднять…решили…
- В общем, Аля, чтобы выручить средства тебе на лечение, мы решили продать эту квартиру. Лечиться нужно, тебе необходимо встать на ноги, но лечение это платное. Квартиру потом другую купим. А пока будем что-нибудь снимать – более внятно рассказала суть семейного совета мама.
- А если мой комп и планшет продать?.. И ещё серёжки? – жалобно предложила Аля.
Взрослые переглянулись с грустными улыбками, и девочка поняла, что сморозила глупость: продажи её хозяйства было явно недостаточно.
- Мам, пап, бабусенька, делайте что нужно, я на всё согласна! – почти крикнула она, понимая, что ничего изменить не может. Было горько, грустно и немного стыдно, будто она подстроила беду нарочно…
Мама обняла Алю, потом отстранилась и сказала, обращаясь к одиннадцатилетней девочке как ко взрослой:
- Спасибо, дочь. Ты правильно нас поняла.
А папа подошёл и поцеловал Алин бледный лоб. Бабуся идти не могла, так как громко шмыгала у притолоки.
В эту ночь Аля спала плохо. Ей даже не снились её замечательные цветные сны с множеством приключений и путешествий. Просыпаясь, думала лишь о том, что же случится, если они продадут квартиру и уедут из этого дома. Не станет её привычной удобной комнаты, придётся поменять школу. А одноклассники, а учителя, а друзья во главе с Вовкой Рыжим? Как скучно и одиноко будет без них! Всё поменяется, весь её маленький мир разрушится. А какой возникнет вместо него?
На заре, когда солнце ещё не пришло в её окошко, Аля долго лежала с открытыми глазами и пыталась уговорить себя, что всё нужно перетерпеть, чтобы победить болезнь и навсегда вычеркнуть это несчастье из своей жизни. Она даже забыла, что привыкла по утрам жмуриться. А вспомнив, ахнула: запамятовала она и о подружке Вострушке! Как там гостья из красного башмачка?
При взгляде сквозь ресницы ей сначала показалось, что в районе красных ботинок тишина. Однако спустя несколько мгновений всё же удалось разглядеть еле заметное шевеление. Багряная макушка то едва-едва высовывалась из Востриного домика, то опять в него пряталась, будто человечек пытался и не мог вылезти наружу
Востря, Востря! - тихонько позвала Аля. Макушка задёргалась шибче, послышалось приглушённое ворчание, и, наконец, представительница клана домовых полностью высунула из-за голенища свою изрядно встрёпанную голову. Вместо доброго утра она зло пожелала Але ни дна, ни покрышки.
Аля, и без того пребывая в расстройстве, решила было обидеться, и распахнула занавесь ресниц. Но тут же снова прищурилась. Вострушка уже окончательно выбралась из домика и вписалась в свои привычные габариты. Замечательная причёска её была вся в какой-то трухе, а к круглой пятке прицепился изрядный хлебный мякиш. Его-то Востря сосредоточенно отколупывала.
- Ты этому безобразнику, что меня так уделал, передай: встречу – памяти лишу.
- Да что с тобой, Востря? – недоумевающе спросила Аля.
- А то ты не понимаешь! Дружок давешний твой, рыжий такой, в носок ботинка какой-то недожёванный кусок так засунул, что я сегодня едва вылезла из своей домушки. Запечатал меня!
- Прости, прости меня, дорогая Востря, это я во всём виновата. Я сказала Рыжему отнести для тебя угощение. А он-то и расстарался.
- Честное слово, вы оба как не от мира сего. Тьфу, это я не от сего, а вы то как раз от сего… В общем, ничего не смыслите в жизни духов. Какие пироги, какие булки? Ты, небось, видела, что у меня во рту? Чем я это добро жевать-то стану? Я молочко люблю…
- Сгущённое?
- Сгущённое? Этот как?
- Ну, это тоже молоко, но сладкое, тягучее, вкусненькое! Давай я бабусю попрошу – она принесёт. Тебе понравится.
- Ладно. Только пусть завтра. А то если сегодня я обратно в Навь уйду, могу и не вернуться, дел много – примирительно проскрипела Вострушка.
- Востря, иди ко мне, я помогу причёску в порядок привести – позвала Аля, уже доставая маленький красивый гребешок, недавно подаренный ей подружками. Вострушка не заставила себя упрашивать и припорхнула к Але на постель.
Девочка сначала терпеливо вытащила из мягких пушистых волос все зачерствелые крошки, потом отодрала от пятки противную залепуху. И уж потом взялась за гребешок, аккуратненько водя по красным локонам. Делала она это умело, так как привыкла расчесывать волосы своим куклам. Востря сидела смирно и от удовольствия тоненько похрюкивала.
- Мастерица ты, девонька. Меня ещё никто так не ублажал, толко злыдни, дразнясь, за волоски дёргали. Спасибо тебе, и за утреннее непочтение прости – сильно я перепугалась. А чего перепугалась? Сама не знаю. Могла ведь просто из этого дома уйти – и вся печаль. Так нет, прямо подмывало ещё раз с тобой встретиться.
Вострушка тряхнула головой, отчего часть прядей опять перепуталась. Пришлось Але снова приводить гостью в порядок.
- А ты, Аля, отчего всё в постели да в постели, не встаёшь? Мне этот обалдуй Подарочкин и то про тебя рассказывал, и это, всё про какие-то письма талдычил. А о том, чем ты больна, – ни слова. Расскажи сама, если хочешь.
Але не очень-то хотелось, но она всё же вкратце изложила причину своих несчастий; сказала и о том, что, скорее всего их семье придется перебраться в другую квартиру. Услыхав это, Вострушка так затрясла своей шевелюрой, что на голове опять воцарился беспорядок.
- Никак это невозможно! Меня приставили именно к той девочке, что живёт в этом доме и в этой комнате – заскрипела она. - А уедешь ты – меня к другим пошлют, и, может, в другую… как её?.. эпоху! И мы с тобой никогда уже не встретимся. А я не желаю к другим, мне ты нравишься. И сгущёнки еще не попробовала! – продолжала причитать Востря.
Пришлось Але её успокаивать и объяснять, что переедут они не завтра, время ещё есть.
Вострушка, узнав, что дело тут не скорое, повеселела. Чтобы окончательно успокоить подружку, Аля предложила:
- А хочешь в зеркало полюбоваться, какая ты теперь стала?
Вострушка аж отпрянула и забормотала:
- Бестолочь, ну как есть бестолочь явная! Ну кто же духу потустороннему зеркало предлагает? Или не знаешь, что все, кто из Нави, в зеркалах не отражаются?
Аля не знала. Она и про Навь-то вчера только от Вострушки услыхала.
- Расскажи мне про своих родичей – ну, клан ваш. А то домовые, домовые, а что это за чудики такие? – Аля снова ждала от духа рассказов про жизнь в этом самом невидимом царстве. Вострушка, опять проверив наличие зуба во рту, принялась посвящать девочку в свою небывальщину.

Второй сказ Вострушки

Ты уже знаешь, что есть у нас боги, а есть духи. Домовые – один из самых многочисленных кланов в Нави. Это потому, что мы есть духи жилища, а жильё-то имеется у каждой российской семьи. Людей у вас в Яви с каждым годом становится всё больше, домов строится туча, и в каждый требуется целый отряд домовых.
Домашние заботы между нами чётко распределены. В квартирах кто-то из духов обязан охранять домашний очаг. Раньше очагом была печка, или другая какая беда для готовки пищи, теперь так называют просто тепло и уют в семье. У кого-то из нас главное дело – за хозяевами следить, чтобы не болели и порядочными людьми были. В некоторых семьях хозяину или хозяйке помощь нужна, если те не слишком сильны или забот имеют сверх меры. А коли нужда пришла – домовой готов даже вступиться за хозяев своих перед обидчиками - людьми или другими духами
Сейчас люди всё больше хотят жить в городах, где перестали держать скот – ну там лошадей коров козочек, овечек. Только на селе всё это и осталось. Но у кого всё же скотина имеется, тому домовые – первые помощники и охранители. А если в доме не скотина, а кошка-собака живут, за ними тоже присмотр домового требуется.
Про домашнее добро и говорить нечего: этого у всех нынче такое множество, такое… И всем добром кто-то должен управлять, хранить его, считать, умножать. Особенно когда хозяева спят или в отлучке. Опять без домовых никуда!
В общем, ты поняла: дом – дело большое и хлопотное, человеку одному за всем не усмотреть. Особенно сейчас, когда телевизор этот ваш и интернет так народ от настоящих дел отвлекают! Всё ложится на плечи домовых. Недаром когда-то на Руси нас ещё по-другому называли: хозяевами.
Вот ты со своей арифметикой и прикинь: сколько требуется домовых, если для каждой семьи нужно по 2-3 духа? Хе-хе
Среди нас есть духи примерные и добрые, а есть такие поганцы, что деваться от них некуда. Между собой мы ещё кое-как ладим, а вот по отношению к вам, людям, каждый дух ведёт себя по-разному.
К примеру, сам хозяин-домовой – существо доброе, работящее, экономное и хлопотливое. Он может сердиться, но зла дому, где селится, никогда не приносит. Только может наказать нерадивых ленивцев. Так поделом им!
А вот кикимора – это дух злой. К чему она ни притронется – всё идёт прахом. Если в доме поселилась кикимора, женщинам удачи в рукоделии не видать: запутает все нитки, перетасует все лоскуты. И когда вдруг покажется, будто деревяшки постукивают – значит, кикимора в своём углу коклюшками для кружев играет. Приструнить кикимору в силах только сам домовой, да ещё, пожалуй, личные духи человека.
Не хуже того бедокурят матохи. Я сама до сих пор не разобрала, злые они или добрые. Вроде прямого ущерба дому и людям не наносят, но беспорядка от них всякого, но беспокойства! Носятся по углам как оглашенные, всё перепутывают, с места на место перекидывают, хозяев с толку сбивают. Хлебом не корми, только дай матохе покуражиться. Это от их проделок пошли слова «суматоха», «помехи», «промахи».
Матохи одного поля ягоды с ничками: те хотя и женского рода, но тоже несут в дом одно беспутство. Правда, шалят больше по ночам, особенно по пятницам. Если паче чаяния нички с матохами обнимутся, в избе поднимается невиданный переполох. Потом, как всё уляжется, хозяева в толк не могут взять, отчего случился эдакий тарарам.
А вострухи - духи благостные. В основном мы бываем в мужском обличье, но изредка принимаем и женский вид - как вот я сейчас. Чистоган, денежки то есть мы стережём. Денежки… А чего тогда меня к тебе приставили, если в вашей семье чаще всего эти самые денежки тянут от зарплаты до зарплаты? Тут нужно разобраться. Думаю, девочка Аля в этом доме главное сокровище. Что б мне съесть свой нос, если я ошибаюсь!
Мы, вострухи, постоянно соперничаем с коргорушами. Нам девчонок блюсти дают, а у них статус повыше, аж помощники домового! Их даже специально отправляют на промыслы, чтобы коргоруши приносили своему хозяину из других домов деньги, в основном золотые или серебряные монеты. На худой конец что-нибудь из съестного.
А вот с кем мы дружим, так это с полазниками! Само благодушие! Чем-то напоминают твоего разлюбезного Подарочкина. У полазника всегда наготове доброе словцо, он всем домочадцам, да и нам, духам, постоянно нашёптывает разные весёлые пророчества. Как соберёмся компанией, так полазник ну сыпать байками да прибаутками. С ним всегда радостно, от него в дом приходит хорошее настроение.
Есть ещё много разных духов, вьющихся возле человеческого жилья. Честно сказать, всех мне не упомнить – это домового гвардия. Иногда и рада, что не знаю: говорят, препротивные экземплярчики встречаются. Думаю, что и тебе с ними знакомство водить ни к чему. Давай лучше со мной крепче дружить!

Аля опять слушала Вострю с раскрытым ртом. Она не была суеверной, но после перечисления всей этой нежити у неё по спине забегали мурашки. Не дай Бог столкнуться с кем-нибудь кроме её красноволосой знакомой!
Будто прочитав мысли девочки, Вострушка, улыбнувшись, сказала:
- Да не бери ты в голову! В вашем доме кроме меня никого нет. Ну разве что твои персональные духи – их у вас ангелами-хранителями называют. Но их я пока не видела - значит, ничто плохое тебе не угрожает. А если вдруг кто-то из наших без ведома домового сюда заявится, я ему покажу приличные манеры. Не бойся, Аля, я с тобой!
И Вострушка так воинственно тряхнула своей роскошной шевелюрой, что вокруг её головы рассыпался сноп искр. Угомонившись, она спросила:
- Ты мне лучше вот что растолкуй: почему вам обязательно отсюда съезжать?
Аля вздохнула и сказала:
- Потому что мы НЕ денежные. Мама музыке детей учит, папа машины чинит. А бабуся и вовсе на пенсии (то есть ей, как старенькому человеку, дают немножко денег). А сейчас денег нужно много, чтобы меня вылечить. Операцию мне сделали бесплатно, а восстановление и лекарства - за деньги. Продать у нас нечего, даже мой комп и серёжки на это не тянут. Всё, что есть, - квартира. Вот и решили её продать, чтобы заплатить за лечение.
Во время Алиного рассказа Вострушка рассеяно крутила по сторонам своими гляделками. Казалось, она вовсе и не слушает, а задумалась о чём-то своём. У жителей Нави, как и у людей, много разных забот. Едва девочка закончила, как Востря, наскоро прошепелявив: «Мне пора», подпрыгнула и полетела к красным башмакам. Миг – и дух исчез в недрах обувки. Погрустневшая Аля осталась в одиночестве додумывать печальную думу о переезде из родного дома.

Х х х

На следующее утро Вострушка не появилась, сколько Аля ни жмурилась.
- Не надо было говорить Востре, что мы собираемся отсюда съезжать – ругала она себя за лишнюю разговорчивость. – Домовушка, наверное, поспешила убраться отсюда, чтобы подыскать новое обиталище. Ей ведь тоже нужно где-то угол найти, ей наш мир не родной. Ничего не поделаешь. Жаль только, что сгущёнкой я её так и не угостила.
Аля решила как можно скорее забыть о занимательной гостье, и принялась было за отложенные ещё со вчерашнего дня уроки. Но едва она углубилась в свои любимые арифметические действия, как в прихожей раздался нетерпеливый звонок, и в квартиру, судя по голосам, явилась целая ребячья делегация. Возглавлял её, конечно же, нелюбимый бабусей Вовка. Малыши, топая, ввалились в Алину комнату, начались хохотушки, поцелуйчики и рукопожатия, из-за которых Аля не сразу заметила невысокую стройную девушку. Девушка терпеливо ждала, когда делегация успокоится. Потом слегка выступила вперёд и сказала:
- Вот, значит, какая ты, Альбина Смирнова! А меня зовут Ирина Витальевна, я учусь на педагога, а сейчас прохожу практику в вашем классе.
Аля вспомнила, что Рыжий поминал о практикантке, и, приподнявшись в подушках, с достоинством кивнула гостье. До этого к ней на дом учителя приходили редко, школьные задания в основном помогали выполнять мама с бабусей.
- Вова рассказал нам, что тебе требуется помощь – продолжала Ирина Витальевна, - Мы с ребятами кое о чём подумали. Идея такая: организовать детский благотворительный аукцион. На аукцион выставляются для продажи разные вещи (лоты), и покупает тот, кто заплатит больше. Я попытаюсь договориться с руководством школы и района, чтобы нам этот аукцион разрешили. Переговорю и с некоторыми коммерческими фирмами, чтобы приняли в нём участие. А ученики школы должны приготовить эти самые лоты. Смастерить, сшить, связать, нарисовать или вырезать своими руками какие-то красивые поделки. Ведь всех учили это делать на уроках ИЗО, а многие ходят в школы искусств или в творческие кружки. Твои друзья считают, что справятся. А ты, Аля, что думаешь?
- Соглашайся Алька! Мы тебе даже должность придумали: следить за тем, чтобы игрушки были хорошие, и чтобы их делали вовремя – встрял Рыжий. - Пусть тебе и приносят, а ты будешь оценивать. Ты можешь, мы по новогодним письмам знаем.
Что должна была ответить Аля? Только поблагодарить своих верных друзей за поддержку…
- А что лучше всего мастерить? – спросила она Ирину Витальевну.
- Над этим-то вам с ребятами нужно подумать. И подумать хорошо. Времени на долгие сборы у нас нет; лекарства, наверное, уже сейчас требуются?
После чаепития с бабусиными неизменными пирожками компания разбежалась, договорившись перезвониться завтра. Аля осталась наедине со своими мыслями.
Какими должны быть игрушки, чтобы их захотели приобрести серьёзные взрослые люди? Салфеточки с цветочками? Портреты кошечек-собачек? Машинки из спичек?
Голова у девочки пошла кругом, так как подходящая тема никак не находилась. Она откинулась на подушки и привычно прищурила глаза, разглядывая предметы сквозь ресницы – вдруг изменившиеся знакомые очертания подадут какую-нибудь мысль.
Насчёт мысли получилось не очень, зато к радости Али в башмаке нарисовалась запропавшая Вострушка. Уже без приглашения она прыгнула на край постели и, как будто бы не уходила, зашепелявила:
- Ты знаешь, нет, ты знаешь, где я сегодня была?
- Привет, Востря! Откуда мне знать...
- А была я сегодня на общем собрании домовых! И знаешь, кто их собрал? То-то, не знаешь! Это я их собрала. А знаешь, зачем? О! Чтобы рассказать о тебе.
-Зачем домовым, кикиморам там, и…этим…как их?.. матохам всяким обо мне знать? Ты же обещала, что я их не увижу!
- Так ты и не увидишь. Это я с ними встречалась. Между прочим, по нашему общему делу. Я их попросила придумать, как тебе помочь, хе-хе.
- О господи! Что за день сегодня такой! Все всё бросили и занялись моими проблемами!
- А кто еще, кто ещё?
- Да вот ребята с нашей практиканткой приходили, предложили денег на аукционе заработать.
Что такое аукцион, Вострушка, конечно понятия не имела. Но быстро уловила про «денег заработать». И она совсем затормошила Алю, пока та не рассказала в мельчайших деталях о предложенной ей идее.
Какое-то время Вострушка молчала, будто собираясь с мыслями, потом заявила:
- Хлопотная затея. Но уж коли вы так решили, то, думаю, продавать вам нужно наши портреты. Ну, то есть разных духов, жителей Нави. Между прочим, давно известно: чтобы в доме всё было хорошо, должна в нём жить кукла-домовой. Если домовых правильно изобразить, пойдут они с аукциона за милую душу. Я могу помочь: расскажу доподлинно, как какой наш дух выглядит.
- Ох, Востря, Востря! – улыбнулась Аля. – Ты от скромности не пропадёшь! Чуть что – сразу родню пиаришь.
- Пи – что?
- Ну, делаешь известными.
- А чего плохого в том? Чем лучше люди нас знать будут, тем меньше станут бояться. Глядишь, дружба больше.
- Ага, с вами подружишься, когда вы невидимки.
- Вот и сделайте нас видимыми, хотя бы в куклах.
Аля было задумалась над предложением Востри, но та сосредоточиться не дала:
- Ты вчера, помнится, говорила про какое-то особенное сахарное молоко?..
- Сгущёнку? Лезь под подушку, я бабусю попрошу, чтобы принесла.
Аля, засмеявшись, позвала бабушку, и вскоре Вострушка-подружка с наслаждением лизала розетку со сгущёнкой. Потом, как всегда торопливо, упрыгнула к себе в башмак. Аля даже не успела расспросить духа, о чём же шла речь на собрании домовых.

Х х х

На следующее утро Востря опять не объявилась. Прождав её до обеда, Аля, волнуясь, позвонила Ирине Витальевне спросить, можно ли сделать аукцион посвящённым духам дома – домовым. Практикантка обещала дать ответ через несколько дней. И действительно два дня спустя она сообщила Але, что начальство не возражает и против аукциона, и против его темы. Только было велено под руководством Ирины Витальевны как следует изучить славянские мифические существа.
Аля была удивлена и обрадована такому скорому повороту дела. Не иначе, как без вмешательства Вострушкиных друзей здесь не обошлось!
Между тем, Вострушка всё это время не появлялась. Девочка взволновалась и заскучала. Нагрянула подружка в тот момент, когда Аля, уже не надеясь на помощь духа, штудировала в интернете сведения о потустороннем мире.
- А что ты там в своём инете видишь? – дух беспардонно заглядывал на экран из-за плеча Али.
- Да вот обещанную Вострей помощь вместо неё ищу. Посмотри, такие вы в своём мире, как на этих картинках нарисованы?
Вострушка, попросив Алю пролистать нужные сайты, удручённо покачала головой.
- Знаешь что я тебе скажу… Ваши художники и правильно, и неправильно нас нарисовали. Да и что взять с людей, ни разу не бывавших в Нави! Но дело не в этом. Вам, детям, ведь что нужно? Вот-вот, игрушки, хе-хе. Забавные куклы, которые радовали бы и веселили участников вашего этого, как его… аукциона. Так зачем вам страшилки, непонятные жутковатые монстры? Сделайте вы своих домовых такими, чтобы они помогали устроить всё в доме лучше и теплее. Поняла?
- Востря, ты хочешь сказать, что мы с ребятами должны просто выдумать вас?
- Так точно, ты уже перестаёшь тупить.
- А как же Ирина Витальевна?
- Так позвони ей и расскажи свою (то есть мою!) идейку. Звони-звони!
К полному удивлению Али, практикантка сказала, что и сама хотела предложить ребятам сделать или нарисовать сказочных персонажей такими, как каждый их видит. Аля же поможет эти образы довести до ума – девочка она смышлёная и с художественным вкусом. При этом Ирина Витальевна говорила такими словами, будто ей их нашёптывала на ухо Вострушка. А может и нашёптывала?
Аля обернулась: подружка была здесь. Развалясь в своей любимой вмятинке на постели, она опять лакомилась сгущёнкой.
- Ну что, Востря, давай рассказывай про свою Навь, будем кукол придумывать.

Третий сказ Вострушки

Помнишь, я обмолвилась, что домовые добрые и часто походят на людей, среди которых живут. Это и на самом деле так: домовой, крепко прижившийся в доме, становился внешне похожим на своего хозяина. Только лицо или руки остаются в белом пухе. Вот пусть те, кто захочет сделать куклу-домового, изобраяит её похожей на главу семейства или на самого почтенного её члена – дедушку там, или бабушку. Да-да, бабушку, потому что у домовых, подобно нам, вострухам, есть и женская лини. Имя им – домахи. Кто-то считает, что это жёны домовых.
Если домовые – серьёзные мужички с окладистой бородой, то домахи - толстенькие хлопотливые тётушки с белёсой косичкой, в цветастом сарафане и белоснежном переднике.
Какие мы, вострухи, тебе объяснять не надо – всё сама видишь. Мужички наши тоже волосатые, очень бородатые, но на макушке могут иметь лысинку. А под носом – пышные усы. Волосы у нас цвета разного – жёлтого, оранжевого, бронзового, медного. Главное – чтобы были в масть монетам, которые бережём.
Балагуры-полазники кудрявые, румяные, нос картошкой. Носят колпаки или фуражки, красные рубашки и ладные лапоточки, за спиной хочешь – гусли, хочешь – балалайка, а то и гитара, Рот у них всегда до ушей, с них, видимо, Петрушку срисовали.
Если в человеческом жилище стали ниоткуда появляться и в никуда исчезать существа, похожие на длинных чёрных или серых кошек – значит, поселились здесь коргоруши. Кошек этих с золотыми горящими глазами и с котомками на спине стоит как можно ласковее привечать, так как они могут дом озолотить.
А вот цмоки хоть и домовики, но сами в домах не живут. Они прилетают к домовым и помогают им по хозяйству. Это крылатые духи. Одни – вылитые куры, другие похожи на ящериц, летающих небольших змеек или драконов, с перепончатыми крыльями за спиной. Эти ребята, если нужда придёт, тоже могут золотишко или деньги в дом принести. Но не бескорыстно: за свои хлопоты цмоки всегда ждут сковороду с яичницей. Они так и выглядят- с неизменной сковородкой, на которой шкворчит глазунья.
Есть в нашем мире ведогоны. Они всегда парой приходят к человеку при рождении. Человек и не подозревает, что с первой минуты у него есть надёжные защитники. Спит он, а ведогоны его имущество стерегут. Если кто-то из духов решит обидеть их хозяина, они вступают в борьбу и даже в сражение. А хозяин, набедокурив, может свою вину на них переложить, и они будут в ответе за его проступки. Думаю, что и у тебя в охране состоят такие молодцы. Это воины крылатые, в шлемах с перьями, всегда начеку, всегда с оружием наготове.
А ещё каждого из вас, живущих в Яви, охраняет Зирка, тоже личный дух. Это звезда ваша путеводная, красивая и яркая, с прекрасным ликом своего хозяина.
Не хотела бы плохого поминать, да куда от него деться: в Нави есть много странного. Вот хотя бы мои враги злыдни. Ты думаешь, почему у меня причёска такая неряшливая? Всё из-за них: забираются в мою копёшку и давай за волоски дёргать да волоски путать. Стоит задремать – они уже тут как тут. Вредные такие малыши, на мышат похожие. Серенькие, глаза как бусинки, а на спине воробьиные крылышки. Они от дома богатство и удачу отводят. И договориться со злыднями ох как непросто. Разве что изобразить их в смешном виде, чтобы на себя со стороны глянули и угомонились.
Вот кого в Яви хорошо знают, так это кикимору. Её люди, часто рисуют. И зелёная-то она, и волосы синие, и хищница, каких поискать, На самом деле она маленькая и худенькая, плохо одета, и обувка на ней дырявая. А всё потому, что никто её не привечает. А ей хочется ласки, хочется, как любой женщине, чтобы кто-нибудь её красивой назвал. Она ведь и в самом деле не такая и страшная, только заморенная. Может, изобразить её кем-то вроде Золушки?
…Вроде об основных духах дома сказала. Теперь твоя очередь ими заняться. Только помни: получатся игрушки добрыми – и духи подобреют. А будет кукла угрюмой да злой – ну, сама понимаешь, чем это кончится.

Посидев ещё немного возле блюдечка со сгущёнкой, Вострушка засобиралась. Аля начала было расспрашивать её, что за срочные дела заставляют вернуться в Навь, но домаха (теперь девочка знала, как правильно называть домовых–женщин), приложив зачем-то палец к губам, исчезла в ботинке. Аля только и успела прошептать ей вслед:
- Возвращайся скорее, будем тебе новую причёску делать!
И села за важное дело.

Х х х

Перво-наперво Аля начала как можно подробнее записывать то, что услышала от Востри о внешнем виде домовых. Ей ведь предстояло пересказать всё это своим друзьям и одноклассникам. Потом, поразмыслив, девочка решила поступить по-другому. Зачем кому-то (кроме Рыжего, разумеется) открывать тайну её общения с Вострушкой-подружкой? Она просто постарается нарисовать домовых в соответствии с данными ей описаниями. Так сказать, сделает эскизы. Ребятам будет понятнее, и работа пойдёт быстрее.
Два дня подряд девочка, заканчивая уроки, бралась за карандаши с бумагой. Когда основные наброски были готовы, она позвала Вовку. Тот, сказать прямо, был ошарашен созданными Алей образами и предложил тут же отнести рисунки в школу, чтобы показать их Ирине Витальевне и ребятам.
Еле дождались следующего утра. Ирина Витальевна тоже Алины работы одобрила и предложила детям на выбор смастерить по этим эскизам кукол. Что тут началось! Все мальчики хотели делать или хозяина-домового, или богатырей-Ведогонов с их волшебными мечами. Девочки склонялись к Полазнику и к вострухам. На кикимор, злыдней, и даже коргоруш с цмоками желающих почти не находилось. То же происходило и в других классах. Пришлось Ирине Витальевне пустить в ход всё своё педагогическое мастерство. Сошлись на том, что каждый сделает не одну игрушку, а несколько. Понятно, что в процесс были вовлечены и все члены семей третьеклассников.
И началось!
Так же, как и перед Новым годом, квартира Смирновых превратилась в бурлящий эмоциями штаб. Дети звонили, слали интернет-сообщения и прибегали в дом, ища у Али совета по самым разным поводам.
- Семенихин, я как нарисовала ведогонов? Со шлемом на голове! А ты зачем-то нахлобучил своим деревянным человечкам колпаки, как у петрушки. Колпаки должны быть у полазников.
- Оленька, какую ты замечательную стайку злыдный из пластиката слепила! Они не мыши, они разноцветные озорные котята. Если бы настоящие злыдни себя такими увидели, обязательно захотели бы поменять имидж!
У тормозной Гальки никак не получалась домаха. То слишком толстая выйдет, то не тётенькой, а школьницей смотрится. Несколько раз перешивали и перекрашивали, пока не получилась приятного вида настоящая супруга домового.
Славик с братом Димоном трудились над образом самого домового. Они свинтили своего домохозяина из разных штырьков, гаечек и пластинок. Всё выходило как по нотам, оставалось только бороду приклеить, но никак не могли братцы подобрать для щетины подходящей железяки. Из-за этого домовой пока смотрелся каким-то современным и грустноватым.
Любительница списывать Влада на этот раз проявила полную самостоятельность, изготовив из тонкой цветной бумаги симпатичнейшую кикимору в сказочно привлекательном летящем наряде.
К процессу подключились даже двоюродные сёстры Али Катя и Варька (та самая, которой чуть было не достались волшебные красные ботиночки). Они склеили из картона и разрисовали целый оркестр полазников, шаловливых мальчишек в алых рубашках с музыкальными инструментами в руках.
Как всегда, отличился Рыжий. Он соорудил из пластиковых бутылок златоглазого неимоверно изогнутого кота, которого (не без помощи мамы) снабдил чёрным фраком и элегантным портфелем.
Все, все Алины знакомые по школе, одноклассники и друзья, будто соревнуясь, увлечённо изготавливали невиданных существ – духов дома. Даже Ирина Витальевна принесла лично ею связанного цмока: прикольную рябую хохлатку, прижимающую к боку сковородку с глазуньей.
Аля, разумеется, делала вострух. Ей было, наверное, проще всех, так как она воочию видела, как выглядят эти персонажи из Нави. При помощи длинноворсного меха она изобразила милую сердцу копну. Глаза у куклы были с длинными ресницами и слегка опущены, в волосах красовался кружевной бантик, и сияла она золотым цветом. А её друг – медным. Он имел пару деревянных чоботков, посверкивал маленькой лысинкой, а из-под тёмных усов высовывалась курительная трубочка.
Девочка не знала, понравятся ли её подружке такие портреты – Вострушка за всё время подготовки к аукциону прилетала только дважды – полакомиться своей разлюбезной сгущёнкой и таинственно пошепелявить:
- Потом, всё узнаешь потом!
Она даже не видела своих двойников, сделанных Алей не без помощи бабуси.
…Наконец, у всех всё было готово, по школе развесили объявления, возвещающие о дне аукциона, и спонсоры, которых пригласила Ирина Витальевна, гладили парадные костюмы. Сделанные ребячьими руками куклы дожидались своего часа в специальном школьном шкафу.
Аля тоже готовилась и волновалась. Она договорилась с сестрицей Катей, чтобы та организовала интернет-трансляцию аукциона прямо на их домашний компьютер. Теперь и Аля, и бабуся (и даже Вострушка – с надеждой думала про себя девочка) смогут увидеть всё, что будет происходить в зале.
До праздника всего какая-то неделя…
И как раз в это счастливое и напряжённое время папа объявил, что нашелся покупатель на их квартиру. Но этот гражданин из другого города, и ему нужно очень срочно, буквально за пять дней, всё оформить и получить ключи. А их семейству – упаковаться и съехать.
Последний всплеск счастья закончился, нужно было возвращаться к невесёлой действительности.
В комнатах замелькали ящики и коробки, жалобно зазвенела укладываемая посуда, загремела кухонная утварь. В силу своего лежачего положения Аля не могла участвовать в общей кутерьме, но была даже рада этому: её очень расстраивали мысли о расставании с домом, в котором родилась не только она, но и мама, и даже бабуся. Как она будет без друзей? А получится ли трансляция аукциона на новом месте?..
И Вострушка совсем не показывается... Значит, оставила её эта смешная красноволосая подружка, и можно упаковывать осиротелые ботинки?
Нет, Аля будет ждать Вострю до последнего часа, тем более, что её комнату паковать и увозить будут в последнюю очередь. Пусть ещё день-другой постоят у порога красные боты, а потом – что уж делать! – марш в коробку.

Х х х 

Ах, если бы знала Аля, чем была занята в эти дни Востря, если бы знала!
А багряная однозубая копна колобком каталась по всей Нави. Она с ног сбивалась, решая очень важную для Али, но непростую задачу. Вострушка, как дух-хранитель и приумножатель хозяйского добра, решила попросить других духов помочь найти так нужные Але деньги. Понятное дело, что в этом Вострушкином порыве была и доля эгоизма: при продаже Алиной квартиры ей совсем не хотелось покидать уже полюбившийся дом со сгущёнкой и искать себе новый. Но всё же прежде всего её волновала и трогала беда славной девочки, так нуждающейся в лечении.
Где может раздобыть деньги житель Нави?
Есть разные пути. Одни из духов просто обязаны приносить деньги своим хозяевам. В прямом смысле: брать потихоньку у других людей и тащить в дом, где обосновались. Так могут делать кошки-коргоруши и любители яичницы цмоки.
Первым делом Вострушка отправилась к золотоглазым изящным коргорушам:
- Помогите, братцы, денежек подсобрать. Я знаю – вы добрые, всегда деньгу в дома подкидываете. Подкиньте и Але, уж очень нужно девчонке…
Коргоруши не жадные, и рады бы помочь. В былые времена они с деньгами свои фокусы легко творили. И бывало – люди свидетельствуют – что вдруг где-нибудь под шкафом или под лавкой обнаруживались хорошего достоинства купюры. А бывало и наоборот: купюры, а особенно монеты, прямо-таки из рук куда-то девались.
- А теперь совсем беда – пожаловались кошки-ворушки. - Теперь-то где они, купюры, в массовом масштабе? Народ Яви в основном пользуется пластиковыми карточками, денежные знаки почти наперечёт, тащить нечего. Мы, конечно, постараемся, навестим знакомых денежных мешков, что свои состояния под подушкой хранят. Но много не получится, сразу предупреждаем. Да и разрешение от старших нужно. Поэтому, Востря, чтобы без обид!
Примерно так же ответили и курицы-цмоки: взять капиталы особо не откуда, тем более без спросу.
Вострушка и по себе знала, что в нынешней Яви духам исполнять заповеданные обязанности не так-то просто. Значит, полностью надеяться на друзей-воришек не приходилось.
Но она же не лыком, а длинным мудрым волосом шита, чтобы не иметь в запасе ещё какого-нибудь плана. И отправилась домаха к более богатым обитателям Нави.
Кладовик, отвечающий за сокровища, скрытые под землёй, встретил её неприветливо. Деньги ведь портят даже духов. Этот скупердяй вообще ко всем относится с недоверием: а вдруг кто собирается посягнуть на его клады? Богатства у него немалые, это всем известно, но постепенно люди всё же кое что из припрятанного сумели откопать. Осталось главным образом то, что глубже всего в землю зарыто.
Терпеливо выслушав брюзжание кладовика, Вострушка завела было свою песню про помощь бедной девочке. Но хранитель недр оборвал её:
- Мы люди подневольные, скажут нам те, которые сверху, клад отыскать – отыщем; почитай, в любом месте отыщем. А не скажут – и пальцем не шевельнём.
- Здесь тоже без особых надежд – огорчилась Востря. Оставался ещё один дух, главный покровитель кладов – Дед. Но на него надежды ещё меньше: он приставлен стеречь клады, а не раздавать. Глаза у Деда такие яркие, будто солнцем налитые, а в темноте, как и у коргоруш, сияют золотом. Кто в Яви увидит эти глаза, должен скорее за лопату хвататься: обязательно клад ему откроется. Нужно постараться убедить Деда, что Але его клад очень уж нужен.
Но и Дед заладил то же самое: на клады санкция какого-то «верха» нужна.
- Дедушка, так объясни, у кого я должна это разрешение просить? – пристала к старику Востря. Дух жался, мялся, сомневался, но, наконец, выдавил:
- Без Велеса дела не будет!
У Вострушки аж волосы на голове вздыбились: без Велеса, главного древнего божества славян! Как она забыла-то! Велес у русских ведает золотом, он есть бог богатства и благополучия. И деньгами, и кладами он управляет через своих подданных духов. Так вот почему никто из них не слушал её просьб!
Да как до него добраться-то? Это могучий бог, не чета какому-то маленькому запечному духу!
Вострушка совсем пригорюнилась, когда Дедко промолвил:
- Сегодня тот день, когда можно с Велесом повидаться. Нынче что? Нынче день весеннего равноденствия, когда тёмное царство зимы окончательно передаёт правление весне. При этом событии присутствует Велес, бог Света и Тьмы, Нави Яви. Спеши на восход, к яркому зареву!
Вострушка взмыла ввысь и полетела изо всех своих ускоряя движение перебором толстеньких лапок. Вскоре и в самом деле она увидела сверкающую снежную поляну, на которой восседало множество волшебных фигур во главе с великим богом.
Плюхнувшись в снег за спиной Велеса, Вострушка тихохонько подлезла ему под рукав и нахально предстала пред очи. Суровый божественный муж с удивлением глянул на красную копёшку с синими глазами и поинтересовался:
- Кто такая, зачем пожаловала?
Вострушка сбивчиво рассказала про Алю, красные ботинки и клады, которые никто из духов не хочет открывать без Велесова повеления.
- А не о себе ли ты печёшься, домаха?
Востря как могла, рассказала всё сначала. Мол, её корысти в помощи больной девочке нет. Да Аля и сама не сидит сложа руки – она вместе с другими детьми подготовила для продажи целую семью разных кукольных духов.
- Да Вы, уважаемый Велес, и сами можете заглянуть в Явь и убедиться в этом.
- Челядь Нави мастерит девочка эта, говоришь? - Велеса, похоже, растрогал Вострушкин рассказ. Одному ему подвластным взором окинул он Алин мир, после чего вдруг скомандовал:
- Все духи, кто копит и хранит золото, сокровища, клады – быстро ко мне!
В Нави свой телеграф. По повелению высшего божества на поляну мигом явились коргоруши и цмоки, кладовик и Дед. Велес оглядел прибывшую гвардию и указал на Деда:
- Ты должен исполнить просьбу этого красного колобка. И смотри – чтобы всё было наилучшим образом. Помнится, в доме, где живёт девчушка, когда-то кое-что водилось. А теперь – живо все по своим домовинам! – И, подняв ладонь, дунул так, что духи оглянуться не успели, как исчезла сияющая праздничная поляна, нарядные гости и волшебник Велес, бог Нави и Яви.

Х х х

- Аля, Альбинка, ну прижмуривай же свои ресницы, чтобы я тебе показалась – нетерпеливо звала подружка Вострушка. Она уже высунулась из ботинка и только ждала условного действия, чтобы стать видимой для девочки. Наконец, ресницы прищурены, и Вострушка кубарем летит на Алину постель.
- Я тебе такое должна сказать!- продолжал тараторить дух. Но Аля, будто ничего не слыша, печально сказала:
- Завтра упакуют мою комнату, а послезавтра мы уедем отсюда навсегда. Папа послезавтра подписывает все бумаги на продажу.
- Так и я тебе о том же! Я думаю, что вы никуда не поедете.
- ?
Да-да! Завтра поздно вечером, когда комнату будет осовобождена, к тебе явится один тип, который, скорее всего, откроет тебе клад.
- Востря, ты волшебное существо, не спорю. Но какой клад можно откопать в комнате, где люди живут почти 100 лет?
- Вот в такой как раз и можно! Как я краем уха слыхала, клад этот был заложен в вашей квартире ещё твоим пра-прадедом, дедом твоей бабуси. Он кто был, ты знаешь?
- Кажется, купцом или кем-то вроде того. Он ещё до революции этот дом построил. Потом весь дом отобрали, оставили только эту квартиру, в которой с тех пор наша семья безвыездно живет. Ты представляешь, сколько раз здесь делали ремонт, переносили и переставляли стены, полы поднимали? И никто никаких кладов не находил.
- А вот ты найдёшь! Короче, Аля, я не могу тебе всего объяснить – мы всё же из разных миров. Просто поверь мне на слово! А чтобы задуманное сбылось, ты завтра, как стемнеет, должна сказать следующие слова:
«Попадайся, клад, доброму человеку в пользу, а худому - на погибель!»
После этого в комнату и придёт старичок с глазами, как золотые монетки. Ты монетки эти хорошо увидишь. Зовут его Дед, Дидко. Он добрый, хотя клады очень крепко охраняет. Но тебе клад откроет.
- А где этот клад будет?
- Это мне не ведомо. Знаю только, что Дидко со своими светящимися монетками тебя куда надо приведёт. Чтобы лучше его видеть, не забывай щурить глаза, как ты обычно делаешь.
- Слушай, Востря, если клад найдётся, то деньги будут, и не потребуется кукол наших продавать? А мы так к аукциону готовились!
- Не говори «гоп», пока не перепрыгнешь – такая у вас пословица? Вот и не говори. Денег раздобудем – решим, куда девать наших кукол. Кстати, я до сих по не видела, как ты мой портрет изобразила.
- Это только на празднике можно будет посмотреть. Потерпи, недолго осталось.
- Вот всегда так: как Востре, так потерпи… Ладно, пошла я. – И дух исчез в ботинках.
Весь следующий день Аля была как на иголках. Пока упаковывали её учебники, одежду и мебель, девочка молча сидела в кресле-каталке. Попросила только маму разрешить последнюю ночь переночевать в своей комнате, а постель собрать утром; и чтобы до утра не паковать красные ботинки.
Хлопоты закончились как раз на заходе солнца. Едва мама с бабусей удалились, как Аля быстро проговорила наизусть выученное заклинание и прищурилась. В углу, где стояли боты, ярко вспыхнули два маячка – Дед пришёл! В сумерках проявился небольшой старичок с аккуратненькой бородкой, на лице которого радостно сияли большие глаза плавленого золота. Старичок огляделся, будто прислушиваясь, и вдруг побежал-побежал к углу, где ещё недавно громоздился любимый Алей старинный книжный шкаф. Дед притронулся к стене маленькой палочкой, которую принёс с собой, и из стенки вывалился кирпич. А из образовавшейся ниши потекли на пол старинные золотые монеты, жемчужины, драгоценные камни…
- Дидко, спасибо тебе, спасибо! – прошептала ошеломлённая Аля. Но золотоглазого старичка уже нигде не было видно.
Трудно описать, что делалось в доме в тот вечер! Срочно вызвали с работы папу и велели отложить продажу квартиры. По просьбе мамы пришел знакомый ювелир, который подтвердил подлинность клада. Позвали и полицию, которая факт «нахождения клада» зафиксировала, но предупредила, что нашедшим принадлежит лишь четверть найденного. Но и этого тоже было очень много.
Чтобы не мешать утрясать формальности, связанные с находкой, Алю переселили в другую комнату, разрешив забрать свои ботинки. Как только она осталась в одиночестве и прищурила глаза, из красного голенища высунулась долгожданная макушка Востри и её хитрые круглые глаза.
- А ты не верила, а мы, духи, о-го-го! – приговаривала она, крутясь вокруг девочки. Теперь ты сможешь лечиться, а я – есть свою любимую сгущёнку. А ещё ты сделаешь мне новую красивую причёску! А ещё….
- А ещё все ребята из моего класса и школы – молодцы! Они же про клад знать не могли, зато приготовились помочь мне с помощью аукциона. Кстати, а что теперь с нашим праздником?
Аля схватила телефон и позвонила Ирине Витальевне, потом - Рыжему. В школе начался переполох.
А через некоторое время Ирина Витальевна пожаловала к Смирновым собственной персоной. Они пошептались на кухне с мамой и бабусей, потом практикантка зашла к Але.
- Знаешь, что мы с ребятами решили? Мы проведём наш праздник, покажем гостям и спонсорам куклы. Но продавать их не будем – часть отдадим первоклашкам, остальное отправим в детский дом. Пусть наши куклы-духи, которые оказались такими добрыми к тебе и ко всем нам, помогают теперь другим детям.
…Праздник удался на славу. Игрушки, сделанные детьми с доброй душой, принесли всем огромную радость. Ребята с гордостью показывали своих домовых, домах и домовят и рассказывали о них (у некоторых уже появились имена или прозвища). Аля всё это видела на экране своего компьютера, а с ней вместе бабуся, и даже Востря, тайком выглядывавшая из-под подушки.
Когда всё закончилось, Вострушка тихо подсела к девочке и как-то грустненько попросила:
- Сделай мне красивую причёску…
Аля с удовольствием принялась расчёсывать и укладывать пушистые красные пряди. Она даже прицепила к Востриной копне такой же кружевной бантик, каким снабдила куклу-вострушку. Когда всё было готово, домаха сказала:
- Ну вот, я выгляжу почти как богиня, хе-хе. Пока?!
Аля раскрыла было рот, чтобы спросить про «пока», но подружка Вострушка её перебила:
- Мне очень нравишься ты, ваша квартира и блюдечко со сгущёнкой. Я привязалась к бабусе и полюбила твою маму. Но в вашем мире, в Яви, есть ещё немало детей, которые нуждаются в нашей помощи и заботе. Что поделать, я хотела бы остаться, но всё же мой мир – Навь, и я покидаю ваш дом. Прощай, добрая девочка Аля!
И скрылась внутри ботинка, красненького, как её волосы.


Рецензии