МГЛА. Роман. Глава 4

                http://www.proza.ru/2018/03/22/699

4



Начало недели выдалось напряженным. В понедельник стало известно, что собственники склада, который арендовала «Greenwind» - фирма Зудина, в срочном порядке расторгли договор. Внушительная неустойка утешала, но не могла помочь в главном – найти новые площади. Помещение требовалось большое – не меньше тысячи квадратов. Вызывало досаду то, что старый склад располагался в черте города, и плата была умеренная. Найти помещение на таких условиях было очень трудно. Оставался всего месяц, чтобы заключить новый договор и перевезти оборудование.

Понедельник и вторник Зудин работал допоздна. В среду поначалу тоже было не легче. Однако вторая половина дня прошла спокойнее и в начале седьмого он освободился. Зудин позвонил Ольге, она не взяла трубку, он поехал домой, принял душ, сварил кофе. Усевшись в старое кожаное кресло, которое очень любил, Зудин поставил на столик кружку и снова набрал номер. На этот раз Ольга ответила.

- Алло.

- Привет.

- Привет.

- Что-то у тебя голос утомленный, – сказал он.

- Ага.

- Выдался нелегкий денек?

- Просто сумасшедший, - вздохнула она. – Три зачета. Из одного института сразу в другой.

- Сейчас уже все? Домой?

- Издеваешься? Еще один зачет надо сдать!

- Когда же ты освободишься?

- Через час, может быть.

- Не институт, а концлагерь какой-то.

- Ага.

- Что ж, терпи. Все имеет свой конец в этом мире, и сегодняшний день не исключение.

- Да, но надо зачет получить… А потом еще домой ехать. Ненавижу это метро.

- А где твой институт находится?

- На ВДНХ.

- О! А я сейчас на Ярославке. Давай, подвезу?

- Не надо, - пролепетала она.

Зудин почувствовал, что ее усталость на его стороне.

- Я как раз через полчаса собирался домой.

- Не люблю жертвы.

- Да какие жертвы, нам по пути.

Ольга сопела как ребенок.

- Тебя, наверное, дома ждут, - сказала она, наконец.

- Я уже взрослый мальчик, живу один.

- Ну, если тебе не трудно…

- Мне не трудно. Куда подъехать?

Зудин припарковался на улице Кибальчича недалеко от Финансового университета, плотно приткнув чью-то «шестерку» с погнутым бампером. Было уже темно. Эти минуты казались намного более томительными, чем те, когда Зудин ждал других девушек, которые давали ему сразу все. Сейчас он не ждал ничего. Вряд ли это можно было назвать свиданием. Просто встреча – возможность услышать голос, заглянуть в глаза, почувствовать запах.

Зудин издалека увидел ее стройную фигуру и вышел из машины. С ней были две девушки. Они пошли дальше, а Ольга осталась на тротуаре. Зудин подошел. На ней было темное демисезонное пальто с поясом, а волосы, как и в первую встречу, были собраны на затылке в хвостик. Черные глаза смотрели сквозь очки очень серьезно, Зудину показалось, что с недоверием.

Ему хотелось, чтобы Ольга взяла его под руку, и они пошли бродить по этой уютной улице, стали бы о чем-то болтать, улыбаться, и он чувствовал бы ее руку на своей руке.

- Тебе идут очки, - сказал он.

- Не правда.

- Нет, правда.

Она промолчала.

- Пойдем? – Зудин повернулся в сторону машины.

Они держались в некотором отдалении друг от друга. Ольга перекинула сумку на плечо со стороны Зудина, словно чтобы отгородиться. Она смотрела перед собой, а Зудин – на нее, на ее руку, спокойно лежавшую на сумке.

- Поздравляю с зачетом.

- Разве я сказала, что сдала?

- Это и так понятно.

- Половина группы не сдала.

- Ты ведь отличница.

- Я разве говорила?

- Это и так видно.

- Звучит как насмешка.

- Наоборот, это комплимент.

Он подошел к шестерке и стал у двери водителя. Ольга ждала, когда Зудин откроет дверь.

- Знаешь, Оль, это очень сексуально - иметь такую внешность и быть отличницей.

- Смеешься?

Они стояли, разделенные Жигулями и смотрели друг на друга, он – улыбаясь, она – не понимая.

- Оль, тебя ничего не удивляет? – спросил он.

- А что меня должно удивлять?

- Эта машина.

- Что с ней?

- Я как бы собираюсь везти тебя на ней…

- Так открой дверь… Ну?.. Что, вообще происходит?

Он смотрел на нее несколько секунд и вдруг расхохотался.

- Это не моя машина.

Он подошел к «Рейндж Роверу», отключил сигнализацию и открыл пассажирскую дверь. Ольга не двигалась. Он подошел и взял ее за локоть.

- Пойдем.

Она высвободила руку.

- Я не понимаю тебя.

- Оль, это просто шутка. Я думал, когда ты увидишь, что я предлагаю сесть в Жигули, ты удивишься.

- Меня удивляют такие шутки, а не Жигули.

- Тебе все равно, на какой машине я бы тебя повез?

- Абсолютно.

- Тебе это не важно?

- Мне важно, чтобы по дороге она не развалилась, а какая это будет машина, эта или эта, мне по барабану.

- Ладно, извини. Будем считать, что это была неудачная шутка.

Когда они сели в «Рейндж Ровер», она спросила:

- Ты всегда так шутишь?

- Бывает.

- Все-таки, не могу понять, какой в этом смысл?

- Повторяю, это просто шутка.

Он вырулил из ряда припаркованных машин и дал газ.

- У вас в семье есть машина? – спросил он.

- Да.

- Какая?

- Меган. А что?

- Я понял, для тебя не имеет значения, на чем ездит парень, с которым ты познакомилась.

- Никакого. Я знакомлюсь с парнем, а не с машиной.

Она сидела в кресле довольно вальяжно, чуть раздвинув колени, и смотрела на него, все еще с недоумением.

- Я просто хотел похвастаться машиной, - сказал Зудин, изобразив на лице что-то среднее между усмешкой и виноватой улыбкой.

- Похвастаться? Ты же взрослый!

Он засмеялся.

- Это ты - взрослая. А я просто веселый.

- Можно задать нескромный вопрос? Сколько тебе лет?

- Тридцать два. А тебе?

- Девушку не спрашивают, сколько ей лет.

- А можно, я все-таки спрошу?

- Зачем?

- Я хочу знать, есть ли тебе восемнадцать.

- Мне уже девятнадцать!

Он засмеялся, она улыбнулась, взгляды их встретились.

- Про восемнадцать – ты серьезно? – спросила она.

- Конечно. Думаешь, тебе нельзя дать семнадцать? Мне казалось - между семнадцатью и двадцатью.

- Мне - двадцать лет?

- А что такого?

- Я выгляжу такой старой?

- Да, двадцать лет – уже рухлядь.

- А тридцать два?

- Труп! Ты говоришь с трупом!..

Они расхохотались.

Когда они вышли из машины, Ольга попросила, чтобы он ее не провожал.

- Я должен подняться с тобой на этаж, – сказал Зудин.

- Зачем?

- Девушку надо провожать до квартиры. Это элементарная вежливость.

- А если девушка не хочет, чтобы ее провожали до квартиры?

- Я настаиваю.

Ольга одновременно радовалась и сердилась. Зудин видел это. Видел, что в глубине души ей хочется побыть с ним еще какое-то время.

Он взялся за дверь.

- Что же ты? Набирай номер.

- Не понимаю, что толкает молодого человека идти в подъезд.

- А вдруг там маньяк? Не хочу, чтобы твой труп был на моей совести.

- Что ты говоришь! – она топнула ножкой. – Стоит парню оказаться в подъезде, как он сам превращается в маньяка!

- Я взрослый парень, свои гормоны держу в узде.

Ольга набрала код, и они оказались в подъезде. Она шла впереди, оставляя за собой легкое облачко приятных духов.

В лифте Ольга встала к боковой стенке и отвела глаза. На ее лице, на этом майском лугу пушистых, не тронутых ветром одуванчиков, полыхнул румянец. Хотелось обхватить ее за талию, притянуть к себе, почувствовать губами это свежее смущенное лицо…

Когда они подошли к двери квартиры, Ольга вставила ключ в замок и повернулась к Зудину.

- Спасибо, - сказала она тихо. – До свидания.

- До свидания.

Взгляд Ольги на секунду вспорхнул к его глазам, и она скрылась за дверью.

                http://www.proza.ru/2018/03/26/841


Рецензии