Под хохот обезьян. Арт-детектив. Глава 6

ГЛАВА 6




- Мадам, вот неплохая гостиница, -Раджеш Мишра остановил машину рядом с красивым двухэтажным строением с расписными стенами, по которым карабкался бугенвиль. Малиновые и лиловые цветы осыпались на каменный пол внутреннего дворика. "Такие дома называются "хавелле", - пояснил Аглаин попутчик. -Их строили для себя купцы в Раджастане.

Аглая и Раджеш вышли из машины и поднялись по резной узкой леснице на второй этаж. Лампы-шары из разноцветного стекла придавали этому из без того
причудливому сооружению, изобилующему арками и внутренними балкончиками, абсолютно сказочный вид. У ног Аглаи поджимал хвостик отполированный
мраморный слоненок. Со стен таращили глаза усатые раджастанские купцы в роскошных тыквообразных тюрбанах , женщины же почему-то всегда изображались художником в профиль и сидящими на диванах. Все портреты были исполнены в стиле какого-то радужного детского примитивизма.

- Мадам,- предложилл йог .- Если мы возьмем аппартаменты на двоих, Вам это будет стоить дешевле.

Первым импульсом в ответ на нескромное предложение, было нецензурно послать "вершину духа" , но, вспомнив бабушкины слова: "деточка, мы должны быть nice persons", она сдержалась. Йог, однако, все правильно понял по выражению ее лица и, переговорив с портье, поспешил вручить ей ключ от отдельного номера-люкс.



Люкс представлял собой зал с высоченной кроватью посередине - а вокруг охотничьи трофеи: головы медведей и кабанов под потолком, потертая шкура тигра на мраморном полу. Из полукруглого окна открывался вид на плоскую крышу соседнего дома, украшенную двумя кованными бодающимися оленями.

Лежа на кровати под балдахином, Аглая прокручивала в голове первый день поездки по Раджастану. Если бы она была художницей.... Подобного сочетания несоответсвий она прежде никогда не встречала. Окружающие предметы будоражали и озадачивали своими фантастическими свойствами. Понятно, что реальнось осталась за линией государственной границы Индии, но к этому следовало еще привыкнуть.

Сначала они ехали в кромешном тумане, самих автомобилей не было видно, только оранжевые фары невнятно обозначали путь. Когда же взошло солнце и туман рассеялся, глазам внезапно открылись поля цветущей горчицы по обе стороны дороги. Постепенно поля сменил тростник, в зарослях которого бродили павлины и что-то клевали. Иногда машина заныривала в маленькие деревни и населенные пункты, богатые помойками и свалками. Ночью прошел дождь. Стройные женщины в ярких сари с кувшинами на голове шли к колодцу по щиколотку в воде. А огромная лужа, в которой чуть не утонула "марути" йога , почему-то оказалась темно- красной.


В дверь постучали.

- Аглая, я хочу с Вами поговорить, - услышала она голос Раджеша Мишры.

Она натянула до подбородка тяжелое покрывало из парчовых лоскутов, расшитое речным жемчугом, бирюзой и кораллами и недовольно крикнула: "Войдите".

- Простите за беспокойство, - вкрадчиво начал йог, -но мы не обсудили программу на следующий день. Я бы предложил заехать в Джайсалмер - город крепость. Это
шанс. Там всегда много туристов .

Г-н Мишра присел рядом с ее кроватью на низкий резной стул из тика, сиденье которого было сплетено из грубых серых веревок. Аглая смотрела на йога и удивлялась, как человек с мелкой паршивой душонкой, может иметь столь благородную осанку. И никакой скованности в движении. Младшая Соснина в силу своей профессии, как никто, угадывала, где продуманная и подсмотренная поза-игра, а где естество. Для мима, как известно, "нет маленьких жестов", и ленивое движение мизинца, порой, выразительнее целого монолога на сцене.

- Вы очень сексуальная, - неожиданно изрек йог, многозначительно глядя на нее.

- Ну вот ты и прокололся, -обрадовалась она. -Такой же взгляд был у молодого кавказца, продававшего на Ленинградском рынке, как следовало из коротенького
объявления, нацарапанного карандашом на клочке бумаги,"очен кусни чурчхел". "Никакой ты не луноподобный раджа, а самый настоящий Альфонс...Хуже нет зависеть
от людей, которых презираешь ", - думала Аглая, натянуто улыбаясь в ответ на недвусмысленнный комплимент.

-Давайте ближе к делу, господин Мишра, - напомнила она.

- А еще я бы просил у Вас разрешение посетить Шри Карма Мата, - легко перепорхнул на другую веточку разговора пташка - йог .

- А что такое шри карма мата? - спросила Аглая с недоумением.

- Я говорю о храме крыс, мадам, - пояснил Раджеш.

- Храм крыс?! Наконец -то!- обрадовалась она, услышав, что они почти у цели . -Где он расположен? Далеко отсюда?

- В селение Дешнок тридцать миль севернее Биканера. Нам по дороге. Для меня, как и для каждого индуиста, это священное место.

- Вы обожествляете крыс?- не верила Аглая.

- Да, храм в Дешноке - единственное место в мире, где люди поклоняются крысам. Их там около двадцати тысяч, - сухо сообщил собеседник и замолчал, вероятно опасаясь насмешек.

- Раджеш, расскажите мне о храме поподробнее, - попросила Аглая миролюбиво.

- Этому храму почти 600 лет, и посвящен он богине Карни Мата. В ее человеческом облике воплотилась сама богиня Дурга или Кали, - начал йог.... . - Однажды Карни
Мата пыталась воскресить сына сказочника, но не смогла, потому что бог смерти Яма уже взял его душу себе. И как богиня ни просила, Яма не уступил. Карма Мата
очень разгневалась и поклялась - никто из ее рода больше не попадет в руки Ямы, а вместо смерти - души ее потомков (детей) будут временно пребывать в телах крыс,
пока не настанет черед их новой реинкорнации. Поэтому крыс в храме Карма Маты так и называют- "детки".

- А мне можно в храм Карни Маты? Туда пускают иностранцев?

-Без сомнения. Хотя иностранцы в эти места забредают редко. Да и я тоже в храме крыс прежде не бывал, - Дешнок почти на границе с Пакистаном, в пустыне Тар....
Если бы не Вы... я бы никогда ...., - ни с того ни с сего вдруг залебезил Раджеш Мишра.

- Надя говорила мне, что Вы брахман. Что это значит? - перебила его Аглая и поправила атласную подушку, которая все норовила сползти на пол.

- О, это значит, что я принадлежу к высшей касте - служителям культа, - гордо объявил "вершина духа" . - Мой дед был пандид. И он, как никто, умел изгонять злых духов своей пуджей. Я многому научился у него.

-Чему, например? - заинтересовалась Аглая.

-Например, если вдруг начинают преследовать неудачи - кроме молитвы, освещенной воды и огня, помогает зерно. Его следует рассыпать по углам комнат, на третий
день после восхода солнца отдать склевать птицам и конец всем бедам.

- Неужели все так просто? - улыбнулась Соснина. Ее всегда смешили попытки наивных людей договориться с судьбой.

- Если веришь, - йог поднял указательный палец к потолку. - Еще очень важно перед сном и как проснешься, давать себе позитивные установки на здоровье и деньги.
Запомните это, Аглая.

- Служите богам, а любите деньги. Нехорошо, - подколола она юношу.

- Почему же? - Раджеш Мишра искренне удивился. -Мой дед всегда сердился, когда ему за большую пуджу платили меньше тысячи рупий. Большая пуджа - большой труд. Я тоже много тружусь, потому что хочу обеспечить безбедную жизнь для моей семьи.

- Очень похвально, - сказала Аглая.

- Спасибо, - принял он ее слова за настоящую монету. - Но главное держать свое тело и мысли в чистоте, - подумав, поделился Раджеш еще одним ведическим секретом.

- А как держать мысли в чистоте? - пожелала уточнить Соснина.

- Надо медитировать. То есть сосредоточиться на каком-нибудь предмете, хоть вот на этом пятне на стене, и не уклоняться в сторону, - заговорил менторским тоном
господин Мишра.

- А зачем?

- Во-первых, это учит концентрации внимания и воли, во-вторых, очищает сознание, - объяснил "любимец Рабиндраната Тагора". - Полностью сосредоточившись на чем-то одном, человек вытесняет из своей памяти, все что тревожило и беспокоило его раньше. Это освобождает от усталости и навязчивых мыслей.

- Ерунда, - возразила Аглая, - все равно все прежние мысли вернутся, как только закончится медитация.

- Но Вы же моете тарелки после обеда, хотя знаете, что после ужина они снова загрязнятся, - возразил йог. - Так говорит мой гуру.

- По мне, чтобы переключиться, лучше уж помечтать о чем-нибудь, пофантазировать, а не таращиться, как баран на новые ворота, на грязные стены, -безаппеляционно
объявила Соснина, а потом с бабушкиной интонацией добавила: "И, вообще, не очень то я верю в медитацию, в гуру, а к слову, и в айюрведу - не та у вас нынче экология.

- Это Ваши проблемы, - сухо произнес Раджеш Мишра и поднялся со стула.

- Раджеш, извините меня, - примирительно сказала Аглая. - Не могли бы Вы показать мне какое-нибудь сложное упражнение из йоги? Как оно называется..., "ассана",
кажется?

- Нет.

- Почему? - удивилась она.

- Это не входит в наши договор.

"Подумаешь, контрактник,- рассердилась Аглая.-. Ах, как же я отыграюсь, когда найдется Надин".

"Вот и твой прадед, говорили, очень любил морализировать, - сначала услышала она бабушкин голос, а потом увидела и саму Леокадию с прозрачном шарфом на
плечах.

- Буль, ты то зачем в дупарту (индийский шарф) вырядилась?

- Здесь все в накидках. К чему нарушать традиции, - возразила серьезно Леокадия.

- Видала этого прощелыгу-йога?

- Но ведь он тебя занимает? - улыбнулась бабушка.

- Меня больше занимает, где Надин,- возразила Аглая. - Случайно, не знаешь?

- Знаю, но не скажу. Путешествуешь и путешествуй себе.

- А что ты там говорила про прадеда? - напомнила младшая Соснина.

- Говорила, что он из купеческого сословия, а это даром не проходит, -Леокадия Антоновна привычным жестом переколола костяную шпильку в пучке, который
постоянно рассыпался, не удерживая копну седых густющих волос, и продолжила: "Когда ты в десятом колене купец или пандид, трудно не не быть рабом сословных
предрассудков. Трагедия в другом - тебя научили, как надо жить, а у тебя не получается - демоны искушают. Что и случилось с моим отцом, твоим прадедом. То ли дело его друг - художник Орест Шаганов. Холодный, рассудочный, уравновешенный до черствости, упорный, как машина, и добродетельный до абсолютного эгоизма. Никогда не понимала, как они дружили при такой полнейшей противоположности личных черт и несходстве жизненных путей. Один все время учил других практичности, а сам был
абсолютно житейски неприспособленным, гордым до ребячества и страстным до безволия и разгула, у другого было ледяное сердце, которое стремилось не к ангелам, не к богу, а к иным мирам, к космосу, где человек растворяется без остатка".

- Думаешь и Раджеша Мишру демоны искушают? - зачем-то спросила Аглая.

-Не думаю, а знаю. Я теперь все знаю - улыбнулась ласково внучке Леокадия. - А ты поспала бы, твой брамин прав - голове нужен отдых.



На следующий день, едва рассвело, йог снова наведался в ее номер. Оказалось, что Аглая забыла запереться на ночь.

Дверь громко захлопнулась от сквозняка за спиной вошедшего . Молодая женщина спросонья вскочила с кровати в одной коротенькой ночной сорочке на тонюсеньких

бретельках, и спохватившись, запахнулась в свои рыжие, отросшие почти до лопаток, кудри. Видимо, ее вид произвел на Раджеша впечатление. На секунду он онемел, а
потом, подойдя к ней почти вплотную, дрогнувшим голосом произнес: "Мадам, Вы еще не готовы? Я же предупреждал , что зайду за Вами в пять утра".

- Разве?- изумилась она.- Не помню.

- Точно. Но Вы вдруг стали разговаривать на русском языке, а потом заснули.

- Извините.

- Пожалуйста, поторопитесь - путь не близкий.

- Да-да, - закивала головой Аглая, но видя, что господин Мишра не уходит, спросила:"Что-нибудь еще?".

- Мадам, Вы замужем?

- Нет, - Аглая все еще не могла понять, куда гнет «вершина духа».

- Выходите за меня, - не моргнув глазом, вдруг выпалил йог.

- Шутите? - она не поверила своим ушам. -Забыли, что женаты и, что у вас есть сын? И еще вчера Вы собирались много работать, чтобы обеспечить семье безбедную
жизнь.

Раджеш Мишра промолчал. Аглая же продолжала наступать. " Я слышала от сестры, что брахманам нельзя разводиться?" -насмешливо напомнила она.

- Это так. Вернее так было раньше. Но сейчас 21 век. Что-то изменилось.

- То же самое Вы говорили моей сестре?

- Не помню, чтобы я это говорил, - Раджеш ничуть не смутился. Он схватил Аглаю за руку и тихо произнес: "Я прошу Вас, только один раз... Я хочу, я безумно хочу Вас. С того дня , как наши глаза встретились, там в кафе, я понял, что между нами что-то возникло. Будте со мной, умоляю... .

Его рука скользнула под ее рубашку, надавила, погладила... На мгновение Аглая почти потеряла контроль над собой.... У нее, конечно, были мужчины кроме Заи. Какие-то проходные типы, которые не оставили после себя ничего, кроме чувства брезгливости и разочарования. Она уж смирилась со своей фригидностью....да и какая разница..., если у Шевырева есть жена. Сейчас впервые она испытывала настоящее желание, такое, что потемнело в глазах... Аглая откинула голову и Раджеш стал целовать ее в шею... Но потом вдруг откуда-то издалека выплыло напряженное лицо Надин и она подумала, что то же самое йог проделывал с ее сестрицей и, что он - ничтожество и нельзя поддаваться... Она оттолкнула его, произошла короткая боьба... Раджеш Мишра с удивлением обнаружил, что имеет дело с физически натренированной особой.

- Извините, я потерял голову, - отступил он и прикрыл глаза кистью правой руки. И снова Аглая не могла не обратить внимание на удивительное изящество его движений. У девяносто девяти и девяти десятых процента людей подобный жест выглядел бы театральным до комизма, но йог не позировал....

- Я буду готова через пять минут, - бросила она сердито и продефилировала в ванную комнату.

Стоя на хододном мраморном полу под вялотекущим душем, Аглая пыталась собрать себя, то есть свои мысли, в пучок и не понимала, что с ней происходит. Да, она
любит Шевырева с детства и в этом нет ничего странного. Он умен, красив, интеллигентен, кажется, у него вообще, нет недостатков. Идельный мужчина, предел
мечтаний, эталон совершенства, и место ему под стеклянным колпаком в Парижской палате мер и весов. А здесь какой-то мракобес из Бихара... Она бы нисколько не
удивилась, если бы он стал доказывать ей, что земля покоится на трех слонах. Ей неинтересно с ним разговаривать, ей вообще ничего от него не нужно, кроме одного...

Но это одно затмевает сейчас все остальное... Она вспомнила руки Раджеша Мишры. На уроках пантомимы ее учили, что для мима руки - носители добра и зла. А у
индусов руки даже символизируют это разделение, правой рукой они творят благие дела, а левая считается нечистой. Интересно, как они выкручиваются с этим в
постели... . Может, у йога спросить?

Аглая и сама не помнила, как потом одевалась и причесывалась, закрывала дверь... . Очнулась она только на лестнице, когда чей-то голос прошелестел рядом :"Мадам,
кажется, забыла багаж". Еще не повернув головы, Аглая уже знала, кого увидит, и не ошиблась. На сей раз баба с наглыми подведенными глазами и в неизменном
желтом покрывале на голове, как никогда походила на тряпичную размалеванную куклу. " Говорят, если что-нибудь забудешь в гостинице - еще раз приедешь сюда, а, может, и навсегда останешься", - продолжила уборщица и, подхватив грязную швабру и ведро, гордо удалилась

Аглая вернулась в номер и обнаружила, что вещей нет. Она уж решила, что ее обворовали, но тут прискакал Раджеш. "Ну что же Вы, стоите, пойдемте!" - он потянул Аглаю к двери. - "А моя сумка?" - "Ах, извините, я все отнес в машину, пока Вы принимали душ".

В машине Аглая немного успокоилась, неприятная встреча с цыганкой вернула ее мысли в прежнее русло. "Надо будет по возможности объехать все гостинницы в
Биканере ( вряд ли их там больше двух-трех) -размышляла она, - и если они не нагонят Надин, то хотя бы узнают, где, с кем она останавливаась и когда выехала". С йогом своими соображениями она пока решила не делиться. Вообще, в его сторону старалась не смотреть, а все больше в окно. Тем более, что дорога по своему была
красива.

Городишко, где они заночевали, остался позади.Чувствовалось, что рядом пустыня. Чинары сменил колючий кустарник, в прорезях которого мелькали порой касули и
павлины. Медленно покачиваясь, проплывали в пыли за окнами нагруженные поклажей невозмутимые, как и их хозяева, чаще верблюды, реже слоны с татуировками знака "ОМ" на ушах.

Около одиннадцати часов путешественники проехали Биканер и остановились перед воротами в знаменитый храм. Табличка у входа возвещала, что храм является восьмым чудом света.Тут же на небольшом пяточке располагалось два прилавка, с которых продавались масляные колобки - излюбленное крысиное лакомство, впрочем, местные детишки им тоже не брезговали.

- Аглая, у Вас есть с собой носки?- спросил Раджеш Мишра, - Вы, наверное, знаете, что в наши храмы нельзя входить в обуви?

Аглая кивнула и полезла в свой рюкзачок. Носки у нее были, но уж больно прикольные - оранжевые с зеленой пяткой, синим мыском и красными помпонами.

Йог с любопытством смотрел, как она натягивает их на ноги, сначала один, потом другой , но вслух никак не оценил веселую расцветочку, а лишь напомнил, что бы
обладательница разноцветных носков не забыла о дупарте (шарфе ).

Они купили по пакету сластей (их называют "прасад") у уличных торговцев и направились к тяжелым серебряным воротам. Аглая обратила внимание, что прежде, чем войти в храм, верующие сначала касались рукой балки над дверью, а потом лица, словно умывались.

Вход в крысинную обитель охраняли два льва с симпатичными дружественными мордами. Храмовый двор был выложен черно-белыми, как шахматная доска, плитками, по которым шныряли маленькие коричневые грызуны, с голыми длинными хвостами похожими на веревки. Лужи здесь никогда не просыхали, поэтому Аглаины носки моментально промокли. На полу стояло несколько мисочек, окольцованных крысками, лакающими молоко. Обожествленные зверушки были по-своему трогательны и издавали звуки похожие на чириканье.

Аглая захотела подкормить из своего пакета одного взъерошенного крысенка, который смешно встряхивался после молочной ванны, но ее остановил смотритель храма.

"Прошу Вас, не давайте им сладкое, у животных от этого нарушается обмен веществ", - попросил он. "Зачем же тогда рядом с храмом продают эти дурацкие шарики,
вредные для крысиного здоровья?" - удивилась она, но пакет убрала. Когда смотритель отошел, к Аглае подскочил шустрый мальчонка и спросил, знает ли она, что тот, кто увидит в храме белую крысу ,будет очень счастлив. "А здесь есть белая крыса?" - заинтересовалась она. "Есть. И за скромное вознаграждение я готов Вам ее показать", - с готовностью предложил паренек. Аглая отправилась с "боем" куда-то на задворки смотреть альбиноску, хотя и понимала, что чистота сделки сомнительна.

Конечно, белую крысу она увидит, но ведь за деньги... Вот если бы та сама попалась ей на глаза...

Разгуливая по территории храма, Аглая интуитивно старалась не подходить близко к йогу, боясь задеть религиозные чувства потомственного брамина, но при этом не
выпускала его из поля зрения. Поиски белой крысы привели к тому, что Раджеша она потеряла, забеспокоилась, и не осознав того, что нарушает каноны, приблизилась к
святая святых. Алтарь, как и ворота, был из чистого литого серебра, внизу, на уровне пола сделана арочка, через которую туда сюда пробегали "детки". Шла пуджа,
верующие по очереди подходили к пандиду и тот мазал им лоб чем-то красным. В последний момент кто-то схватил Аглаю за руку и оттащил назад. Обернувшись, она
увидела сердитое лицо г-на Мишры. "К алтарной комнате разрешается приближаться только индуистам"- шепнул он ей на ухо.




- Мадам, для чего Вы пожелали участвовать в обряде, смысла которого не понимаете? - холодно спросил Раджеш. Они уже покинули храм и снова катили по шоссе в его маленькой красной "марути".

Аглая не сочла нужным отвечать и только пожала плечами. Минут десять они не разговаривали, недовольные друг другом.

"Давайте спросим в гостиницах, ни останавливалась ли здесь мадам Булатова?" - наконец первой нарушила молчание Аглая.

- Я думаю здесь и гостиниц то нет,- ответил Раджеш.

- А как же тогда мы найдем Надю?

- Надо доехать до Джайсалмера и спрашивать там.

- Когда мы там будем?

- Скоро.

- Я хочу пить, - сказала Аглая.

Не успел йог остановить машину, чтобы достать из багажника новую бутылку воды, как невесть откуда набежали детишки, босые, сопливые, всклокоченные, и с
наивным любопытством стали глазеть на белокожую Аглаю, которая тоже вышла из машины, чтобы немного размяться. Вскоре от стайки отделилась девчушка в зеленой рваной кофте, напяленной поверх выцветшего розового платья, и подойдя близко к путешественникам, быстро-быстро что-то затараторила. "Она просит у Вас ручку - хочет научиться писать" - перевел Раджеш Мишра . Аглая достала из сумки простую шариковую ручку и протянула маленькой нищенке. Та взяла сувенир, не поблагодарив. После чего вся ватага залилась смехом и брызнула в разные стороны. На месте осталась только маленькая черная козочка, щиплющая кустик.

Пейзаж за окном становился все однообразнее - справа и слева не было ничего, кроме ветряных мельниц, песков и саксаулов. И когда вдали возник замок, круглые невысокие башни которого, словно вылепили в большой песочнице-пустыне, Аглая решила, что это мираж, Фата-Моргана... .

- Крепость, которую вы видите, называется Джайсалмер, - сказал йог.

- Доехали! - вырвалось у нее.

- Вы устали?, - заботливо спросил Раджеш.

- Немного устала и проголодалась,- призналась она.

- Скоро отдохнете, - ободрил ее господин Мишра.

- А можно пообедать в этой крепости? - поинтересовалась Аглая.

- Нет. Мы найдем в городе ресторан.

- А город - это и есть крепость?

- Нет. Город подальше, - йог наклонился в сторону, показывая направление, и, как бы невзначай, коснулся Аглаи. И ее снова пробило. Казалось, она уже справилась с
этим наваждением, сосредочилась на видах Раджастана, а вот поди ж ты.

Теперь она уже не могла думать ни о чем другом... "Сексуально-озабоченная дура, мартовская кошка, кто там еще...", - Аглая искала сравнение, но мозги не работали. Она и не заметила, как они въехали в город.

Когда они стояли на светофоре, в открытое окно машины неожиданно просунулась голова змеи. Это вернуло Аглаю к действительности. К счастью, в цирковом училище она довольно насмотрелась и на львов, и на крокодилов, и на питона Петюшку, поэтому испугалась несильно. Куда больше ее удивил и насмешил вид владельца кобры, который, кстати, несметным количество косичек на голове, кольцом в носу и зеркальными очками в пол-лица напомнил ей крутого перца Джигурду.
Одной рукой он обмахивался веером из павлиньих перьев, другой держал корзинку с обалдевшей рептилией. Ногти на его пальцах были не менее пяти сантиметров длинной и
выкрашены красным лаком.

- Но, но, - закричала Аглая. Раджеш повернул голову и что-то громко на хинди сказал человеку со змеей. Тот быстро выдернул свою подопечную из "марути" и глупо
улыбнулся. Йог закрыл окна и, как показалось Аглае, выругался на местном диалекте.

- Коллега по цеху? - спросила Аглая.

- Что? - не понял Раджеш Мишра.

- Говорю, этот тип тоже йог?

- Обыкновенный ряженый. Работает на туристов.

- Понятно, -усмехнулась она.

- Какие у вас планы на сегодняшний день? -вежливо поинтересовался Раджеш.

- Не знаю, но обязательно надо справиться в местных гостиницах о Надин, - ответила Аглая, стараясь не смотреть в лицо брамина.

- Тогда сделаем так..., - йог задумался, наморщил лоб. - Мы снимем гостиницу, перекусим, а потом Вы отдохнете немного, а я тем временем постараюсь узнать, где
останавливалась мадам Булатова.

- Отлично, - обрадовалась Аглая.

- Посидите пожалуйста, в машине, а я заскочу в лавку - куплю себе молока. Не могу представить себе дня без молока. Тем более, что рестораны откроются не раньше 7-8
часов вечера, а сейчас только четыре, - сказал йог и припарковал машину у грязного маленького магазинчика, украшенного плакатами с изображением кинобогини
Болливуда Ашварии Рай - пленительной восточной пери с немыслимыми меняющими цвет глазами.

- Я пойду с Вами, - отозвалась Аглая, у которой давно уже занемели ноги в маленькой "Марути".

В лавке, куда они забрели с г-ном Мишрой, купить было абсолютно нечего.

- Бедновато тут у Вас, - съязвила она.

- Разве? - господин йог поднял брови, не понимая, что именно не понравилось его спутнице.

- Не берите в голову, - отступила Аглая, понимая, что не смогла бы объяснить, что имела в виду, поскольку с другой жизнью ее попутчик знаком не был. И не желая
больше продолжать разговор, отошла в сторону к единственной полке с продуктами. Пока она пыталась разобрать на пыльной коробке с мюслями не истек ли срок годности продукта, Раджеш Мишра о чем-то беседовал с продавцом.

"Ну вот, - сказал йог, когда они с пакетами вышли на улицу, - я тут узнал, что туристы облюбовали "Цветок лотоса" в километре отсюда. Если повезет, мы сразу поразим две мишени - отдохнем и найдем Вашу сестру".



Иммитирующая хавеле, крошечная гостиница оказалась очень чистенькой и уютной. Здесь и в самом деле порой водились туристы, о чем косвенно свидетельствовал тот факт, что рядом с портье в холле ошивались молодые люди, предлагающие отвезти всех желающих в деревню кочевников, дабы совершить небольшую прогулку по пустыне на верблюдах.

Услыхав про верблюдов и пустыню, Аглая загорелась. Йогу наоборот ее идея интересной не показалась. Раджеш Мишра, вообще, был опаслив, но что он мог поделать.

Аглая его советами пренебрегла и заказала на следующее утро тур и на себя и на "вершину духа". После чего лично поинтересовалась у дежурного, не останавливалась
ли "на днях" в "Цветке Лотоса" Надин Булатова. Получив отрицательный ответ, Аглая растерялась. Она была почти уверена, что если и не застанет сестрицу, то хотя бы получит какие-то сведения о ней - все напрасно.

Тогда Раджеш Мишра попросил, что бы ему предоставили телефонные номера местных гостиниц. Наконец, все утряся, Аглая и йог разошлись в разные комнаты на разных этажах, предварительно договорившись встретиться около семи вечера и пойти поужинать в город. У Аглаи еще оставалась надежда, что пока она отдыхает с дороги, йог отыщет Надин в других гостиницах .





В темном небе сияла полная луна. А на террасе типично раджастанского ресторана украшенного яркими покрывалами, зеркальцами и фонариками, под звуки зурны Аглая и Раджеш Мишра вели странный разговор.

- Вы видите, Нади здесь нет и не было,- настаивал йог.

- А где же она?

- Там, где ей положено быть,- пожал он плечами.

- Не понимаю.

- Она где-то есть, но боги нам не хотят открыть, где именно.

- Почему?

- Если она найдется, Вы не станете моей.... А нам предопределено быть вместе, -тихо сказал Раджеш и пристально посмотрел ей в глаза.

- Надолго?

- Этого я не знаю, - ответил молодой человек и улыбнулся.- Все зависит от того, насколько мы этого будем хотеть, то есть, от наших психических энергий.

- Что значит психическая энергия?

-Психическая энергия или огненная энергия есть та сила, которая побеждает все, - страстно заговорил йог. - Каждый человек - это магнит, который обладает полем
притяжения и влияния. Когда мы что-либо делаем, чувствуем или мыслим в нас действует огненная стихия, и большего или меньшего успеха мы достигаем в
зависимости от того, сколько огня мы вкладываем в свои дела, мысли и чувства. Все, так называемые, чудеса, которые творили достигшие высокого духовного развития люди, есть сознательное пользование психической или огненной энергией.

- Ну, хорошо, а что такое страх ? - спросила Аглая и подумала, что даже дружку детства Шевыреву она не рассказывала про свое ощущение мира. Когда временами
кажется, что участвуешь в бессмысленном и тоскливом действе, в которое вовлечены все, а режиссер-властный и неумолимый рок, судьба. И противостоять этому
невозможно. Что может марионетка в руках всевластного фокусника жизни? Страх перед судьбой в облике "бабы с дурным глазом" рождал когда-то в ее прадеде, а
теперь и в ней, острую потребность шумного праздника, веселья, жажду внутреннего раскрепощения, свободы действий, граничащих с эпатажем. И вдруг появляется
какой-то Маугли и говорит, что ...

- Мой щит - моя огненная энергия. Слышали ли Вы когда-нибудь, чтобы йог был растерзан дикими зверями ? Не слышали. Потому что инстинкт не позволяет диким
животным бросаться в огонь.

- А эти ночные мошки и мотыльки, которые сейчас вьются вокруг лампы на столе? - привела Аглая хрестоматийный пример.

- Они просто подпитываются от энергии огня.

- Одна цыганка довела моего прадеда - знаменитого художника до смерти, - неожиданно для себя вдруг разоткровенничалась Аглая. - он часто писал ее в своих
картинах, я знаю ее лицо, одежду. Он встретил ее, когда жил в Италии. Она нагадала ему смерть от воды и он утонул. А теперь и я часто вижу ее то там, то здесь.

Последний раз в Биканере она даже заговорила со мной.

- Аглая, у Вас в душе нет гармонии или равновесия, - ровным тоном начал объяснять Раджеш Мишра. - От этого ваше сознание слабо. Наполните себя радостью и
любовью и отметайте страхи, не занимайтесь отбросами вчерашнего дня. Энергии из Космоса делают человека неуязвимым - дайте им возможность войти в Вас.

Йог еще что-то говорил, но она уже не слушала, только смотрела на него и ей казалось, что ночные химеры, глубокий сумрак ночи, холодный серебристый свет луны, а может и энергии, облагородили Раджеша Мишру, превратив в восточного принца, молодого, мечтательного, сильного....

А между столов танцевал под народную музыку маленький кокетливый пластичный мальчик с подведенными глазами и усами, похожий на Чарли Чаплина. И зеркальца
на его шелковой чалме вспыхивали и гасли, как искры Фохата - Космического электричества.




Утро следующего дня выдалось веселым. Деревня погонщиков верблюдов походила на глинобитный лабиринт без окон и дверей. Было холодно, несмотря на яркое солнце. По песку бегали босые оборванные детишки в рваной одежде. Прямо держа спину, прошла женщина с охапкой саксаула на голове, у резервуара, наполненного водой, кочевники в разноцветных повязках на головах поили верблюдов, смахивающих мордами на вымерших динозавров.

Аглаю предупредили - верблюд резко встает с колен и может сбросить седока через голову, поэтому, чтобы не кувырнуться, надо крепче держаться за маленький алый
колышек, приделанный к седлу. Она кивнула и без страха устроилась на спине "корабля пустыни". Верблюд поднялся и поплыл, покачивая боками, по пустыне Тар,
отбрасывая на песок длинную голубую тень. Аглае казалось, что она на морском дне, где даже кактусы напоминали коралловые рифы.

Они шли долго - впереди проводник, потом Аглая, замыкал кавалькаду Раджеш Мишра. Поднимались и спускались с барханов, делали остановки в небольших оазисах, где была вода и, следовательно, небольшой населенный пункт вроде той деревни, с которой они начали путешествие, снова пускались в путь... . и так до ночи.

На ночлег их устроили в представительскую палатку, где стояло несколько лежаков и горела керосиновая лампа. Аглая и йог пошли умыться к колодцу, дорогу им показала бедно одетая женщина с голопузым черноглазым мальчиком лет двух от роду. Аглая погладила ребенка по голове, а Раджеш дал его матери десять рупий.

Женщина слегка наклонила голову и что-то произнесла на своем языке. Аглая приняла ее слава за благодарность. "А знаете, что она нам пожелала?" - Раджеш Мишра
взял Аглаю под локоток и зашептал на ушко: « Она сказала: "Пусть боги пошлют вам такого же малыша"". И увидев, что Аглая молчит, добавил:" Не сердитесь, я лишь
переводчик".

Вода в колодце оказалась студеной. У Аглаи аж заныли зубы и перехватило дыхание, стоило ей испить из ковшика. Раджеш Мишра ополоснулся и ушел в палатку, Аглая
поняла, что он будет молиться и осталась на улице. Кругом было безлюдно и холодно.Лунные отражения светились и переливались на песке, черное сияющее небо сливалось с землей и, казалось, что звезды разбросаны под ногами. Аглая замерла от восторга. Сколько времени она так стояла? Вечность? За спиной она услышала шаги...

- Пойдемте, завтра трудная дорога, - Раджеш Мишра взял ее за руку. - У Вас ледяные пальцы, Вам надо согреться и отдохнуть.

- Нет, я никогда не видела такой красоты, - запротестовала она.

- Вы заболеете, пойдемте.

В палатке Аглая и впрямь почувствовала, что замерзла, ее била сильная дрожь. Раджешь налил ей из термоса горячего чаю, потом взял ее руки в свои, начал сначала дышать на них, потом целовать... Он оказался нежнейшим любовником . Аглая не могла сопротивлятся. Слишком много впечатлений и событий навалились на нее
сразу. Она подчинилась неизбежному, перестала сдерживать себя, стыдиться, что предает Надин... .

Следующие два дня походили на дымчато-перламутровый сон. Через высокие врата они попадали в крепости и дворцы голубых и розовых городов. Все было потрясающе непривычно - лестницы ступеньками наоборот, кованные двери в стенах, арки, круглые балкончики, словно кружевные зонтики над головой. Аглая долго не могла поверить, что строительный камень может быть столь ажурным - ни сантиметра без узора и резьбы.

Узенькие улочки с открытой канализацией, дома, смыкающиеся в одну стену... . Неведомая ей жизнь "текла по усам, да в рот не попадала". Сновали шустрые
золотистые, как ящерки, девочки-кули (носильщики) с тарелками на голове, толстая индианка в бирюзовом сари строила школьников парами, древний старик предлагал
покурить на выбор кальян или трубки с опием и гашишем, на ступеньках молодая мама делала массаж голенькому младенцу и одновременно разговаривала с бабулей, настолько беззубой, что ее очки касались подбородка. По улицам бродили коровы со слезящимися глазами и ослики в попонках, висели на проводах наглые обезьяны,
черный козел с винтовыми рогами - олицетворение зла, разлегся на мостке через ров - не пройти, не проехать. Полосатые кабанчики, а ля "завей горе веревочкой", едва
не угодили под колеса трехколесного скутера, перебегая всем семейством через площадь. Их истошный визг испугал Аглаю и она выронила в грязь сшитую из тряпочек
черную лошадку в оранжево-красно-золотой упряжке, которую только что прикупила в лавке.

К действительности ее вернул звонок на мобильник. Низкий легко узнаваемый голос произнес: "Ну, прокатилась по Раджастану?"

- Гера, мы не нашли Надю, - сказала Аглая и поняла, что проснулась.

- Не там искали. Вы поехали на юг, а она на север. В Шимлу.

- С ней все в порядке?

- Трудно сказать. Она живет в доме у Ерофеева. Вобщем, возвращайся назад в Дели, а потом, если хочешь, поезжай в Шимлу, там что-то стряслось...

- С Надей?

- Дома все расскажу, а то плохо слышно.

- Да, мы будем сегодня к вечеру.

- Жду.

Аглая положила телефон на сиденье машины. Ну, вот, все и закончилось.

- Кто звонил? - спросил Раджеш и погладил ей коленку.

- Надя нашлась, звонил Герард, - растерянно произнесла Аглая.

- Хорошо, очень хорошо, - йог обрадовался. - Где же она была?

- В Шимле. Она и сейчас там. За ней надо ехать.

- Я не смогу, - решительно объявил Раджеш. - Я и так почти неделю уже не работаю.

- Но ведь я тебе заплачу за эти дни, как мы и договаривались, - напомнила Аглая. Хотя при этом была уверена, что после всего, что между ними произошло, он
откажется от ее вознаграждения.. Однако не заговорить о деньгах она не могла, тем более, что представился подходящий повод... .

- Я знаю, - сказал г-н Мишра. - Но помимо денег у меня есть обязательства перед клиентами - я не могу прерывать надолго занятия, йогой нужно заниматься регулярно.

- Напомни, сколько я тебе должна? - Аглая старалась говорить спокойно

- Тридцать тысяч рупий.

- Не беспокойся. Ты их получишь. - Аглая отвернулась к окну. Внутри в области солнечного сплетения она ощутила пустоту. Наваждения развеялись. Краски поблекли.

Последней в этой черной дыре исчезла белая крыса, на которую Аглая все же возлагала надежды... Все стало не интересно. Аглае даже послышалось, как ее огненная энергия зашипела, как головешка в ведре с водой, и рассыпалась в пепел.


Рецензии
- В новой книге «Человек говорящий» Хомский резюмирует: где-то 80 000 лет назад произошло что-то невиданно странное. Человек научился думать, как мы, и говорить, как мы. С тех пор в наших языковых и когнитивных способностях принципиально ничего не изменилось.

Танит Ло   31.05.2018 11:12     Заявить о нарушении
http://vk.com/@ezomir-noam-homskii-o-proishozhdenii-yazyka

Танит Ло   31.05.2018 11:12   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.