Картофельный стриптиз

  В начале второго курса Таня поехала «на картошку». Была такая практика в советские времена студентов на сельхоз работы отправлять. Английское отделение филфака в полном составе - 28 девчонок и 5 ребят разместили на одной из площадок совхоза Можайский, в деревне Клементьево.
     Дружный отряд будущих учителей-переводчиков возглавила британская королева. Нет, конечно, не сама Елизавета Вторая, а Лидия Николаевна Натансон, преподавательница фонетики, которую за королевскую осанку, безупречное произношение и приверженность принципам fair play студенты прозвали «британской королевой». Ничто - ни серый колхозный ватник, ни покрытые грязью картофельных полей сапоги, ни толстый деревенский платок не мешали Лидии Николаевне оставаться истинной аристократкой даже в советском колхозе. 
     Жизнерадостное студьё восприняло спартанские условия «картофельных каникул» со свойственным молодости оптимизмом. Спать на раскладушках в не отапливаемой церкви, превращённой Советами в сельский клуб, девочки   – в зале, мальчики – на сцене? Подумаешь! Зато все вместе, можно хохмить и друг за другом подглядывать. С раннего утра до темноты в пыли-грязи в колхозном поле копаться? Ничего, зато столько новых историй – шуток рассказать - услышать можно, стихов почитать, песен перепеть, в общем, сокурсников лучше узнать и собственные таланты продемонстрировать. Вот кто бы мог подумать, что тихоня Сашка так здорово песни Битлз поёт, особенно Imagine? А Оля из третьей группы – просто настоящая Мирей Матье, так Non Rien de Rien выдаёт, трактора останавливаются.
   К середине пребывания полевой смотр студенческих талантов с помощью Лидии Николаевны оформился в концерт, который ребята устроили в той самой превращённой в клуб церкви. Таня с подругой Леной Брысовой подготовили сюрприз – номер под названием «Картофельный стриптиз». С лёгкой руки «британской королевы» двух неразлучных подруг сокурсники звали «little busy bees», маленькие трудолюбивые пчёлки - обе были небольшого роста (метр пятьдесят пять), постоянно сидели в лингафоне и зубрили английские тексты.   
    Сюрприз удался на славу. Когда две зубрилки-отличницы вышли на сцену в полном полевом оснащении – ватник, свитера, платки, сапоги и прочее, и под музыку «Oh, darling, please believe me, I never do you no harm” в зажигательном стрип-танце разделись до купальников (брюнетка Таня в жёлтом, блондинка Ленка – в синем), зал просто зашёлся от восторга. Подружкам даже пришлось исполнить номер на бис.
   «Картофельный стриптиз» понравился не только студентам, но и заглянувшим на огонёк колхозным парням, один из которых, помощник тракториста Севка, прозванный Куравлёвым за удивительное сходство с известным артистом, подошёл к Тане с Ленкой после концерта:
- Девчонки, вы так здорово танцевали. У меня завтра у друга день рождения, можете выступить?
- Вот ещё, очень нужно. Если твой друг хочет посмотреть, пусть сам в следующую субботу приходит, у нас здесь опять концерт будет.
- Да уедет он уже в следующую субботу. Завтра вечером нужно, вам что, сложно что ли? - и подумав, добавил, - Я знаю, у вас тут с едой не очень, в нашей столовой не наешься. Хотите, мы вам за выступление натурой заплатим, в смысле яблок, капусты дадим, даже сало можем.
- Натурой? Капуста, сало? – сразу заинтересовалась вечно голодная Ленка. - А что, тогда мы согласны, правда, Тань?
   «Да, унылая столовская еда надоела всем до чёртиков, а тут можно и сала, и капустки квашеной на весь отряд с этих колхозников срубить», - подумала Таня.
- Хорошо, только уговор, за выступление берём: мешок яблок антоновка и боровинка, ведро квашеной капусты и сало, ну так, чтоб на весь отряд хватило, - решительно сказала она.
- И ещё огурцов солёных две банки, нет, лучше три, - добавила Ленка, облизываясь. 
- Да не вопрос, - обрадовано согласился Севка- Куравлёв.    
 
   Следующим вечером после ужина подружки, захватив магнитофон, в сопровождении Севки-Куравлёва отправились на так называемый «день рождения», который, как оказалось, друзья устроили вовсе не дома, а в старом механизаторском сарае на краю деревни.  За сбитым из досок столом сидели два парня - один рыжий-конопатый похожий на Антошку из мультфильма, другой – небольшого роста, страшненький, настоящий Квазимодо.
  - Девчонки пришли, - радостно воскликнул рыжий, - мы вам сейчас водочки нальём. Давайте по стаканчику, за встречу, за именинника. Потом нам стриптиз покажете.
    «Да, вот это влипли, дуры несчастные, будет нам сейчас и капустка квашеная, и огурцы солёные, и сало впридачу», - подумала Таня и попыталась выкрутиться:
- Ой, ребята, мы кассету с музыкой дома забыли, я сейчас сбегаю, принесу.
  Хитрость не удалась, парни взяли подруг под «белы рученьки», усадили за стол и налили водки. По половине гранёного стакана. Взглянув на ухмыляющуюся морду Квазимодо, Таня поняла, что если она эти полстакана сама не выпьет, то водку в неё просто силой вольют, поэтому, давясь, проглотила. Внутри сразу стало горячо, мгновенно наступило «состояние изменённого сознания», о котором Таня прежде слышала, но которое сама никогда не испытывала. Танино «изменённое сознание» быстренько отделилось от тела и, облачком взлетев к потолку, стало равнодушно наблюдать за происходящим, как экспериментатор наблюдает за подопытными мышами. 
 «Как интересно, it's getting curiouser and curiouser», - отметила Танино отделившееся от тела «я».
    Квазимодо с рыжим начали активно раздевать захмелевших студенток. Размякшая в руках рыжего колхозника Ленка канючила:
- Ребята, миленькие, не надо, отпустите нас, пожалуйста, мы ещё маленькие.
- Сейчас станете большими, - заржал рыжий.
- Давайте мы вам лучше станцуем, - не унималась Ленка.
- Станцуете, станцуете, ещё как станцуете, - пересмеивались парни, - только после.
  В отличие от подруги Таня сидела как истукан. И пока Квазимодо сосредоточенно стаскивал с неё одежду, обречено уговаривала себя: «Ну и пусть, может так даже к лучшему, сейчас ребята решат мою «небольшую проблемку» как говорит Андрей, и я наконец-то смогу с ним спокойно общаться».
- Да не бойся ты, мы всё нормально сделаем, - обдавая горячим водочным дыханием, шептал Квазимодо. 
   И вот когда девчонки остались в одних купальниках – Таня в жёлтом, Ленка – в синем, и казалось, что уже никто и ничто их не спасёт, раз! Deus ex machinа! Распахивается дверь и на пороге появляется британская королева. В смысле Лидия Николаевна Натансон в сопровождении двух парней из дежурного отряда с красными повязками на рукавах.
- Это что здесь происходит? Брысова, Кулешова, вы что здесь в таком виде делаете?
- Мы ребятам картофельный стриптиз показываем, - заплетающимся языком сказала Таня. – Они нам за это мешок яблок, квашеную капусту и солёные огурцы обещали. На весь отряд.
- Что?! Какой стриптиз? Какая квашеная капуста? Ты, Кулешова, в своём уме? А ну пошли вон отсюда, - крикнула она колхозным, и те пулей вылетели из сарая.  – А вы одевайтесь быстрее, нечего здесь голышом сидеть.
- Лидия Николаевна, да они пьяные в стельку, - с праведным возмущением советского комсомольца сказал дежурный Витька Соловьёв. – Посмотрите на них, на ногах не стоят, шатаются, сами даже одеться не могут. Брысова, Кулешова, вам не стыдно? А ещё комсомолки, отличницы.
- А вы, ребята, тоже идите. Нечего вам тут делать, сами разберёмся, - грамотно выпроводила ребят Лидия Николаевна.
   Когда с помощью «британской королевы» Тане наконец удалось одеться и унесённое водкой сознание вернулось обратно, она расплакалась. Спасённые подруги повисли на шее у любимой преподавательницы, захлёбываясь слезами и словами благодарности.
-  Господи, Брысова, Кулешова, my little busy bees, какие же вы дуры, - сказала Лидия Николаевна. – Вы хоть понимаете, чем это всё для вас могло закончиться? Дуры непуганые. И так без последствий не обойдётся. Я, конечно, в Москве постараюсь это дело замять. Здесь не получится, Соловьёв сейчас по всему отряду разнесёт, наверняка уже к начальству побежал, а в Москве попробуем. 

На следующий день Таню с Ленкой с треском вышибли из отряда с формулировкой «за распитие спиртных напитков с местным населением и аморальное поведение». Но Таня была даже рада. Надоело в картофельной грязи копаться, и в церковной зале по ночам от холода дрожать.
  В Москве Лидия Николаевна своё обещание выполнила, у неё декан факультета в друзьях был, и, учитывая отличные оценки и до того случая незапятнанную репутацию, девчонок помиловали.
    Благородная всё-таки Лидия Николаевна женщина, недаром её студенты   британской королевой прозвали. А Таня после этого случая водку вообще не пьёт, ни капли. Только шампанское Asti и вермут Martini Bianco.


Рецензии