Мальчик и лось

   Егорка лежал в люлечке и пускал пузыри. Солнышко припекало, ласковый июньский ветерок мягко шевелил пушок на Егоркиной голове, и если бы не эти назойливые мухи, которым почему-то все время пытались сесть и ползать по ручкам и ножкам, мешая заниматься серьезным делом. Егор смотрел мир. Его голубые глазки то устремлялись в сине-голубое небо, оно было так далеко, что конца его было совершенно невозможно достичь, то он переводил взгляд на зеленые листочки березы, еще совсем молодые и нежные. То удивлялся неожиданным острым пикам штакетника, повторяющимся снова и снова, а то вдруг его взгляд убегал вдоль по деревенской улице до самых дальних черемух.

   Вдруг воздух наполнился жужжанием, даже и не жужжанием, а каким-то треском, звук был совершенно новый, неслыханный. Егорка слегка испугался, напрягся, как обычно от всего нового и незнакомого. Он скосил глаза вправо и вниз, где совсем близко находился главный человек его жизни - мама. Она стояла над жестяным корытом с водой и что-то делала, чему Егорка еще не знал названия, отчего вода в корыте вспенивалась и выплескивалась через край. Мама - это было что-то очень большое, очень теплое, самое главное и родное, от нее исходил волшебный запах вкусного молока.

   Егорка успокоился, перевел глаза на край деревянной люлечки и вдруг увидел нечто необыкновенное. Прямо перед ним сидело живое существо, гораздо больше мухи, с абсолютно прозрачными слюдяными крылышками, которые было почти не видно из-за их трепыхания, темным изогнутым тельцем, головой с крупными выпуклыми глазками и вцепившимися в дерево люльки тоненькими лапками. Егорка затаил дыхание, потом глубоко вздохнул от восторга, потянулся ручкой, и существо, еще громче затрещав крылышками, взмыло в небо. Взгляд малыша, он еще не не умел долго сосредотачиваться на мелких деталях, снова утонул в глубокой синеве неба, изредка нарушаемой проплывающими перистыми облаками.

   У Маши было совсем мало времени. Детишек было трое, да еще муж, стирать приходилось практически ежедневно. Хорошо еще, что подошло к концу строительство дома. Теперь можно было делать домашние дела более спокойно, размеренно. После стирки надо было кормить Егорку - вот же ненасытное создание! Он все время хотел кушать, но предпочитал только грудное молоко, всячески старался отвертеться от первых прикормов. Когда Маша смотрела на младшего сына, у нее теплело на душе. Егорка рос крепеньким и спокойным, почти совсем не плакал. Ночью он давал Маше поспать, пусть не каждую ночь, но это было сущим раем по сравнению с ее вторым ребенком - сыном Сашей. Тот был очень беспокойным в грудном возрасте, да таким остался и теперь, в свои неполные три года. Санька был настоящий сорванец, всюду лез, отбивался от рук, за ним нужен был глаз да глаз. Вот и теперь, отпустив его со старшей дочерью, пятилетней Валюшей, гулять в сад, душа у Маши была не на месте.

   После надо было готовить и кормить обедом старших детей, мыть посуду, постараться уложить Егорку поспать - чаще всего это удавалось. Потом убирать в доме, кормить вечером животных, в доме были, как и у других, корова, пяток коз, два десятка кур с красавцем петухом, поросенок, да еще кошка Мурка да пес Джек в своей собачей конуре. А после надо было приготовить еще и ужин на всех. Николай, муж Маши, работал допоздна, как и большинство селян, приходил усталый. И когда Маша добиралась до постели, руки и ноги у нее гудели от усталости.

   Валюшка шла в сад неохотно, опять к ней прицепили этого Сашку. Нет, чтобы дать поиграть с соседскими девочками, как она мечтала с утра, после пробуждения. Она уже приготовила и маленькую куколку, и кусочки разноцветной ткани, которые служили одеждой, и даже маленький резиновый мячик. Этот Санька, он все время куда-то лезет: то на дерево, хочется ему поймать воробушка. То его белая головка торчит на заборе и его приходится снимать прямо с заостренных штакетин. А то вообще сняли с лестницы, пытался забраться на крышу сарая. И хоть ругай его, хоть не ругай, только покраснеет его слегка курносый нос да еще ярче проступят на нем конопушки. Только пообещает быть послушным и вот уже опять гоняет с Джеком по двору.

   Сегодня Санька правда был спокойным, шел с Валей за ручку до самой середины сада, где росли самые сладкие низкорослые вишни, все их называли почему-то Шпанки. Если углубиться в заросли вишен, пройти их насквозь, открывается широкий луг цветущего эспарцета. Это уже был соседний участок, он принадлежал дяде Мише и тете Клаве. Тетя Клава называла эту сеяную траву на лугу по-своему - "Спортсмен". По краям этого цветущего луга высились три огромных, невероятной высоты, может быть метров десяти, а то даже и более, грушевых дерева. Они уже были совсем не молоды, а если более точно - настоящие старики. Они гордо возвышались над массивами ближних садов, словно три богатыря. Когда начинал дуть ветер, листья на деревьях тихо шуршали, и казалось, деревья разговаривают между собой шепотом. Им было о чем поговорить. Они помнили многое. Они помнили, как были малышами не только их нынешние владельцы - Михаил и Клавдия, но также и их родители, да и даже дедушка и бабушка. Они помнили, как все мальчишеское племя рода Труновых из пяти поколений излазывали их вдоль и поперек, вызывая в их деревянных душах истинное наслаждение, но и страх - не упали бы, не зашиблись бы.

   Это были абсолютно дикие, "несортные" груши. Давая неимоверный по количеству урожай, они бывали немного вкусными только в самый разгар спелости. Клавдия Ивановна нашла все-таки метод, как извлечь из всего этого хоть какую-то пользу. Она собирала и сушила маленькие желтые плоды. Потом запаривала их в большом чугуне в печке. После, как остынут, груши перебирали, удаляя семечки и стопки, остальное перекручивали на мясорубке. Получалась темная грушевая масса. Для сладости в нее добавляли яблочное повидло или варенье , а потом пекли с полученной начинкой великолепные пироги.

   Сегодня грушевые деревья увидели в своем саду нечто совсем уж неожиданное даже для их долгой жизни. В самой середине луга мирно стоял и щипал траву дикий зверь. Это был молодой и крупный лесной красавец, лось. Высокий, более двух метров в высоту, с длинными крепкими ногами, покрытый мягкой буровато-черной шерстью, блестящей на солнце. Голову лося венчали небольшие рога, покрытые нежной кожей и шерсткой, что говорило о том, что возраст лося был не больше года.

   Лось отдыхал. Прошедшая ночь выдалась у него совсем тяжелой. Лоси весной разбредаются и живут поодиночке. Так получилось, что ему одному пришлось вступить в борьбу не на жизнь, а на смерть со стаей волков.
На лосей волки охотятся чаще зимой и ранней весной, когда из-за снега трудно добывать на пищу  более мелких животных. Теперь же наступило раннее лето, но встреча все таки состоялась. Волей тому случайность, рыскающая стая набрела на отдыхающего в чаще лося, пугнула его. Лось постарался убежать, биться со стаей было бессмысленно. Ему пришлось продираться сквозь чащу, не было времени выбирать протоптанные тропы и он поранил нежные рога в кровь. Звери вели его к густой чаще, такой густой, где лось не смог бы уже прорваться.

 Такой момент наступил, волки окружили лося полукольцом. Первым кинулся вожак. Он не рассчитал, хоть и был опытным матерым волком. Удар лосиного копыта оказался смертельным. Стая отпрянула. Лося спас старый лосиный инстинкт, заложенный в генах. Он почувствовал невдалеке воду. Разлившаяся весной река Савала образовала вокруг заливную пойму шириной от трех до пяти километров. К ней и сделал очередной рывок наш звериный герой. Попытка увенчалась успехом. Он долго брел по брюхо в воде, иногда даже приходилось проплыть небольшие участки. Волки отстали. Наступал рассвет.

   Неожиданно путь лося привел его к окраине деревни. Он долго огибал окраину, двигаясь на небольшом метрах в ста удалении от домов, сараев, садов. Солнце уже высоко поднялось над горизонтом. Лось устал, его стал донимать голод. Увидев великолепную лужайку с высокой сочной зеленой травой, обрамленной с двух сторон вишневым садом, с другой тремя огромными грушевыми деревьями, лось не удержался и зашел попастись. Наконец-то он мог передохнуть от тяжелого волчьего гона и трудного пути по мокрой и вязкой пойме.

   Сашок старался гулять правильно, как учила его сестра Валюша, гулять неторопливо Все время быть на глазах. Но получалось почему-то совершенно наоборот. Только-только сестра стащила его с высокой старой вишни, как он опять забрался в самую гущу сада, пролез ее насквозь и вышел на другую сторону, туда, где благоухал эспарцет. То, что что он увидел, привело мальчика в полный восторг! Прямо перед ним, метрах в десяти, стоял огромный, могучий, прекрасный, он не знал кто, но точно это был не конь. Лошадь Сашок умел уже точно различить, папа приводил их на посадку и копку картофеля дважды в году - весной и осенью. Однажды он даже посадил Санька на коня. Саша помнил, как захватило тогда дух - было и страшно и так радостно!
Это был не конь, но мысли об опасности не пришли в эту беленькую стриженую головку - ножки сами уже несли малыша к опасному зверю.

   - И где этот мальчишка опять запропостился, беда с ним!
Валюшка пробралась сквозь деревья и остолбенела. Ужас сковал ее маленькое тельце. Ее маленький Санька стоял уже в пяти метрах от страшного зверя.
Ужас сорвал девочку с места и она со всех ног рванула к дому.
   - Мама, мама, там... - она, запыхавшись, не могла даже вымолвить, объяснить, что случилось.
   - Что? Что?

   Маша, бросив все дела, быстро побежала через двор с сараями, так что Джек с визгом бросился из-под ног. Пулей она пролетела через картофельное поле, вдруг резко остановилась возле края вишневого сада.
   - Да где же, где же он?
   Она повернулась к пытавшейся не отстать от нее Валюшки.
   - Да там, там, на Труновом лугу.
   Маша еще быстрее рванула вперед, обогнула сад, вбежала на луг и замерла.
   Сашок стоял возле лося. Зверь опустил свой большой горбоносый нос с нависшей вперед верхней губой и осторожно понюхал ребенка. От него пахло чем-то сладким, нежным, а более всего вкусным парным молоком. Мальчик поднял руку и погладил зверя по мягкой шерсти носа.
   - Оленик, Оленик, какой ты красивый!
 
  Оленя Санька видел в книжке у Вали, когда она читала сказку про Снежную Королеву. Глаза мальчика сияли от восторга.
   - Ты приходи к нам еще, приходи чаще!
   Лось тихонько сделал шаг назад, потом еще, потом развернулся, стараясь не задеть мальчика, и медленно зашагал к краю сада.
   Маша сорвалась с места, подхватила сына на руки и быстро бросилась в направлении дома. Она только оглядывалась, чтобы Валя не отставала.
   - Просмотрела. Просмотрела - только и повторяла.

   Вечером за ужином Санька сидел на коленях у папы Коли и рассказывал:
  - Знаешь, папа, он такой добрый, олешик, У него такая мягкая шерстка, а рога - такие красивые, нежные, небольшие правда. Пап, а они вырастут огромные? Мы с ним подружились. Может, он когда-нибудь покатает меня на спинке?
   - Правда, папа?
   А рядом, в люлечке лежал и таращил глазенки совсем еще маленький Егорка. Он занимался любимым делом - пускал пузыри.

   


Рецензии
Еще с баллады о солдате меня удивил – благотворно и молчаливо – скелет и, что ли, принцип вашей прозы: смотреть на все события в жизни через увеличительное стекло доброты.
Вот и здесь:
разбросанный солнечный запах деревни, люлька с младенцем увидавшим стрекозу, мать закрученная бытом, двое малых и животное, – горбоносое, чуткое, не могущее причинить пацаненку вреда.
Так же ли было бы в жизни? этого не знаем.
Но жизнь рассказанная вами – как дорога в царствие божие, которое когда-нибудь придет... При том, что не знаю, но думаю вряд ли вы ортодоксальный православный человек. Просто это - путь души.
"Оленик, Оленик, какой ты красивый" – в этом вся суть неподдельности этого текста.

Юрий большое спасибо за ваши миры, где добро скрепляет героев и держит события будто цементирующий клей; где долг не тягость, а жертвенность легка и чиста, и нежность тайно всем руководит.

Егор Ченкин   20.04.2019 22:30     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Егор. Наверно, это самая теплая и самая высокая оценка моих литературных опытов, мне очень приятно ее получить, а тем более я высоко ценю Ваше мнение. Пожалуй, ради этого стоило писать эти три года. "Счастье - это когда тебя понимают..." С искренним уважением, Ю.И.

Юрий Иванников   21.04.2019 13:42   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.