7 Приятное знакомство

Арнилин

  Первым чувством, вернувшимся в безвольное тело, было давление в голове. Будто череп с двух сторон сдавили боксёрскими перчатками и она грозила вот-вот треснуть где-то в районе затылка. Второй пришла боль в горле. Гортань ломило как после долгих песен в январские морозы. Симптом, знакомый любителям пьянок под Новый Год. Дышать не трудно, но ощущения крайне малоприятные. Спина затекла, ломило поясницу и плечи. Нил пошевелилась и поняла, что привязана к стулу. О, эта ваша гангстерская классика. И сколько времени она просидела так в состоянии "перед допросом"? Хоть бы водичкой в морду плеснули – одно счастье слегка встряхнуться. Но – нет, помочь взбодриться желающих пока не находилось.
  Как всё-таки интересно начинался её очередной визит в этот грёбаный город с его грёбаной нечистью.
–С пробуждением, дорогая.
  Нил открыла глаза. Голос – негромкий и в принципе приятный – принадлежал молодому человеку, сидевшему у стола метрах в двух напротив неё. Взгляд его казался почти дружелюбным, с лёгким налётом интереса. Не то обдумывал что-то, не то просто любовался. Себя объектом, достойным любования, Нил не считала.
–Сказал бы "с добрым утром", но до утра пока далеко.
  Тонкий намёк. На, как говорят, толстые обстоятельства. Не потому ли он так мило лыбился, что прикидывал, чем бы заняться в оставшееся до рассвета время?
  Нил осторожно огляделась. Комната явно жилая. Этакая берлога, куда возвращаются на короткое предрассветное время – подумать или отоспаться. Окон вокруг не наблюдалось – возможно, находились за спиной. А пока всё, что она видела в окружающем сумраке более-менее ясно – ярко освещённый настольной лампой стол, у которого сидел светловолосый тип, по-прежнему с лёгким интересом её разглядывающий, видавшая виды софа справа и стеллажи по левой стене. Где-то в дальнем левом углу комнаты тускло блестела металлическая ручка двери – единственного обозримого выхода из комнаты. От стен, не то обклеенных старыми обоями, не то просто оштукатуренных, несло лёгким, заставляющим ёжиться холодом. Цокольный этаж или подвал? Или хозяин помещения просто не любит платить за отопление? Пахло чем-то тёплым вроде чая и слегка – пылью.
–И что, всё вот это и правда было так необходимо?
  Человек у стола пожал плечами:
–Надеюсь, скоро выясним.
–А, ты привык сначала делать, а уже затем думать, ага?
–Расскажи о себе.
  Пропусти вопрос мимо ушей – покажи себя крутым и целеустремлённым.
–Что именно тебе хочется услышать?
–Мне хочется послушать о твоей профессии, например. О хобби, круге интересов, последних проектах.
  Сомнения окончательно растаяли. Это он звонил с телефона Кеча вчера вечером. Заманивал. И зачем? Знал ли о её делах с Кечем? Сам ли Кеч дал свой телефон, или его забрали силой? Может, он и сам в не лучшем положении? Жив ли пацан вообще?
  Сплошные вопросы.
–О, прости, проектах?
–Зачем тебе была нужна кровь?
–Какая ещё кровь?
–Кеча. Моя.
  А, вот как дело повернулось. Она испытала неприятное жжение в основании шеи. Нечеловек. Тот самый, превративший пацана в наркомана. Теперь под мягким выражением лица и спокойным голосом ей почудилась злость – будто он мог знать, что она пыталась сделать. Но если бы он действительно знал – о, да в её шкуре уже была бы не одна, не две и даже не десять весьма болезненных дыр. Возможно… только возможно…
–Проснулась детская мечта стать биологом.
–И как, успешно?
  Сидящий у стола по-прежнему не проявлял агрессии. Не пытался пугать, не применял силу… что-то новенькое. Либо ты дружелюбен, либо связываешь и пытаешь людей, нет? Хотя, возможно, всё самое интересное пока впереди. Нил изо всех сил старалась сохранять непринуждённый вид. Что, признаться, с каждой новой мыслью и каждым новым вопросом становилось всё сложнее. Будь спокоен, даже когда связан – это даст тебе сто очков в глазах противника.
–Конечно. Завтра еду за Нобелевской, – она демонстративно пошевелила руками в стяжках.
  Молодой человек – человек? – мягко улыбнулся и поднялся на ноги. Нил не показалось: его волосы имели светлый металлический оттенок, казавшийся более тёмным из-за неправильного освещения.
–Я бы предложил тебе просто честно ответить на мои вопросы, чтобы мы могли разойтись каждый в свою сторону ещё до конца ночи. Но мне кажется, ты не поддержишь такой скучный вариант.
–Ну почему же? Вариант как вариант. Вполне себе неплохой. Да и я уже отвечаю – вполне себе честно. Разве нет?
–Ты что-то нашла в образцах?
–Неправильный вопрос. Спроси, чего я НЕ нашла.
–Чего ты не нашла? – копируя её тон, послушно спросил светловолосый.
–Нормального уровня гемоглобина. Зато нашла какую-то неправдоподобную форму лейкемии. Если в одной из этих пробирок была твоя кровь – тебе бы в онкологию бежать, теряя кеды, родной.
–Ещё что-нибудь интересное?
–Телесные жидкости для юного биолога – вообще кладезь интересностей, – огрызнулась Нил, не успев прикусить язычок. Тупые шуточки, приводящие к мордобою – можно сказать, её второй конёк.
  Светловолосый снова усмехнулся – и снова без грамма видимого раздражения. Приблизившись, он наклонился к ней, опершись ладонями на её бёдра – без намёков, без грубости, будто бы просто чтобы удобнее было смотреть ей прямо в глаза. Нил успела отметить три вещи. Во-первых, глаза у светловолосого имели цвет старого потемневшего серебра. Во-вторых, ни в руках, ни на поясе, ни в карманах не было видно ножей, крюков, паяльников – никакого орудия пыток. И в-третьих, от ладоней, упиравшихся ей в бёдра, исходил ненормальный холод.
–Ты уверена, что хочешь задержаться здесь дольше необходимого?
  Нил против воли сглотнула.
–Ну а что? Ты симпатичный, я не замужем...
  Улыбка светловолосого вдруг потеряла прежнюю мягкость, и Нил поняла, что это и был тот самый важный момент, когда точно стоило прикусить язычок.
–Как пожелаешь.


Рецензии