Time force

Проснулся от того, что часы на стене перестали тикать, остановившись на цифре семь, по циферблату ползала сонная муха, было тихо. Проснулся и вспомнил мое любимое Толстого: «В семь часов утра Карл Иванович разбудил меня, ударив над самой моей головой хлопушкой – из сахарной бумаги на палке – по мухе». Это мысленно вернуло меня в Москву, к моему походу в часовую мастерскую. Дело было так. На любимых часах TIME FORCE стала длинная стрелка, нашел ремонт, позвонил, приехал. Пожилой еврей-крепыш в фартуке и налокотниках, уставился на меня, агрессивно сопя ноздрями. - Что случилось?! - Посмотрите пожалуйста, - говорю, - что-то с секундной стрелкой. - С секундной стрелкой у него! Больше проблем в жизни нет... давайте, показывайте механизм! - Я протянул ему через стойку часы. Он их взвесил на ладони, скинул со лба на нос очки и секунды две смотрел на циферблат. - И что, вы хотите сказать - плохие часы? Это испанские часы, бренд, вся Европа носит, где вы их взяли? - Подарили. - Подарили ему, значит, это не ваши часы, вы их не знаете, инструкцию к ним не читали? - Нет не читал, поэтому к вам и пришел. - Пришел он ко мне, ходок, батарейку давно меняли? - Три дня назад. - А меняли там, где ботинки ремонтируют и молнии вставляют? - Какая разница? - Такая, вы жену где нашли, на улице или в хорошем доме? - Я не женат. – Что, проблемы? Понятно теперь, почему стоит длинная стрелка, она и будет стоять у таких, как вы! - О чем это вы? - О том, что это спортивные часы, вот эта стрелка - хронометр, для точного отсчета, а секундная – другая, маленькая. - Странно, но раньше длинная стрелка ходила. - Раньше! Раньше у меня волосы на голове были, а теперь их нет, забудьте, что было раньше, привыкайте к тому, что теперь! - Значит, часы в порядке? - Он еще спрашивает? Вам дядя Гриша говорит об этом уже полчаса - нормальные спортивные часы. Если не верите, сходите через дорогу к Арсену Карапетяну, посмотрим, что он скажет, только он пошлет вас обратно к дяде Грише, потому что его знания в часовых механизмах дальше замены батареек не работают. – Спасибо. - Спасибо не мне, а Тому, кто наверху, и вот, что я вам скажу, молодой человек, берегите часы, как свою маму, у вас есть мама? - Есть. - Вы ее бережете? – Н-не особенно, у нее своя жизнь. - Вы будете локти кусать и волосы рвать на всех местах, когда не станет мамы, это я вам говорю, так что бегите домой и берегите маму. - А часы? - А что часы? - часы, как часы, обычные часы, ходят точно, я проверил. – Когда вы успели? - Когда вас, молодых, жизни учил. Мне достаточно механизм в руках подержать и я уже знаю, чем он болеет. - А этот чем болеет? - Этот здоров, как кувалда, так что идите к маме и берегите ее, как доллар Америку. - Хорошо, сколько с меня? - А я не говорил? - Нет. - Миллион американских рублей, у вас есть такие деньги? - Нет. - А я бы и не взял, если бы и были, дядя Гриша за добрые советы денег не берет, Тот, кто наверху это знает. - Спасибо. - Я забрал часы и мне стало лучше, словно отпустило. - Приходите еще, мы найдем тему для беседы, кстати, вам нужна жена? - Спасибо, сам управляюсь. - Дрочите, что ли, я извиняюсь? - Когда как. - Жаль, а у меня есть племянница Симочка, добрая, ласковая, сладенькая по кругу, ее муж, это поц-морковкин, сделал ей ребенка и утонул в Гудзоне, как раз, когда оформлял гринкарт. - Печально. - А мне нет, мне он никогда не нравился, зато у нас много родни в Нью-Йорке, захочете уехать, - нет проблем, и маму заберете. - Ладно, я подумаю, до свидания. - До свидания, думайте скорей, не каждому так везет, это я вам говорю. – Скажите, - набрался я храбрости, - а почему вы сами не едете в Америку? – Он вдруг нацелился на меня всей своей артиллерией – серыми ястребиными глазами, стволами ноздрей, сомкнутыми бровями, усами. – А она мне в хер не уперлась эта Америка, кто там дядя Гриша?! – ноль, а тут он уважаемый человек, тут при советах он учился, служил два года в химвойсках, между прочим, старший сержант, получил заочно диплом инженера, женился, завел детей, правда они живут в Израиле, но приезжают, привозят внуков… Зачем ему Америка с ее проблемами, какая ему разница, куда ходить в синагогу молиться Тому, кто наверху? Тут хорошая синагога, хорошие друзья, тут его вторая жена Ханна, дочка Леночка, дача! Был он в этой Америке, был в Израиле, был в Париже… если надо будет уехать – уедем, не вопрос, но пока терпимо, вы несогласны? – Я согласился, пожал протянутую руку, и отправился через дорогу к Арсену Карапетяну, которого немного знал по ремонту маминой кофеварки. Вот, что вспомнилось мне сегодняшним утром в нетопленном доме с остановившимися на стене часами, мухой на циферблате и серым дожичком за окном. Еще подумалось, не пора ли в Москву, запастись на зиму провизией, заодно маму повидать, заглянуть к часовщику?


Рецензии