Планерочка

Утренняя планерка в редакции газеты. Редактора отделов сходятся в кабинет главного. Начинается новый день, новые заботы со старыми хвостами. Главный редактор читает свежий номер и прочитав, откидывается в кресле. Все рассаживаются. В первых рядах - первые замы и ответсек. Редактор окидывает всех внимательным взглядом и от этого взгляда душа делается маленькой, а привычная наглость замерзает и дрелью ноет в похмельном мозгу. – Номер так себе, гавененький, ни одного материала, ни-од-но-го! - начинает главный и тут же переходит к персоналиям. - Отдел политики - ничего острого, ни-че-го! Отдел экономики с новым редактором, вы-то что зеваете, в стране кризис, информации хоть жопой жри, а вам – хрен да песня?! Так низя! Единственный гвоздь номера – Отдел нравственных проблем: поп-педераст покаялся и по пьяни отхерачил себе яйца шуруповертом. Читали? М-да! Стриглин Костя, отвечаешь за политику... будешь так дальше отвечать – будет то же, что с попом. Шутка, гы-ы, лан, не ссы… Так, что по номеру? – Отдел политики, Стриглин, вы продолжаете заниматься убийством депутата Мундяйкина вместе с Отделом криминала? - Поднимайте все связи, ройте, капайте, мы должны утереть сопли конкурентам! Отдел спорта – ответственный матч с Канадой, чтоб к подписанию номера был репортаж. И не просто репортаж, а интервью с кем-нибудь из звезд НХЛ, понял, Тизиков? Так, кто сегодня дежурный по номеру? Бехтерева? Слышишь, Бехтерева, чтоб номер сдали вовремя! А, кого сегодня нет? Где у нас Отдел молодежи? Что, опаздывает? Как водку пить и девкам в трусы лазить – так он не опаздывает… Так, штраф редактору Отдела молодежи 10% от зарплаты, где синяя тетрадь, Бубыкин, запиши! Будет,  знать, как опаздывать, о****ол, мля... Экономика, Мамашин, слышишь меня? - Крутите кризис, сколько раз повторять, мне нужны цифры, факты, реальные люди... Кто там стучится? Входи, входи… А, господин Воскобойников, Отдел молодежи, ну, добро пожаловать! Чего опоздал? Не мне говори, коллективу — все на месте, планерка полным ходом, а господина Воскобойникова видите ли нету… Так низя! Почему опоздал, причина уважительная, понимаю – лысого гонял? Ну, скажи, гонял, да? А мы тут сидим ждем и всей планеркой ждем, когда господин Воскобойников изволят кончить... Ладно, садись, после поговорим. Так, что еще по номеру? Отдел культуры, Селезнева, что у вас? Тут новый скандальный роман вышел, спектакль в театре Гоголя по нему ставят, а вам насрать! Так низя! Вам что, газета в хер не уперлась, а Селезнева, что?! Что, Федот Федотыч, я уже 56 лет Федот Федотыч... Пропукали сенсацию - догоняйте. Отдел сельской жизни… От работнички! - Главный поправляет очки и снова откидывается в кресле. - Отдел сельской жизни, Отдел науки… Вы мне скажете – в стране уже нет сельской жизни, нет науки? Но страна-то живет, даже, говорят, поднимается с колен, отсюда вывод – надо писать про то, что есть. Вот и пишите, пишите… - Отдел криминала, Козленко, давай, что по Отделу. – Главный притворился, что слушает. На самом деле перед его мыслимым взором заплескалось море, мелькнул сабельным лезвием берег Бискайского залива и его, Федот Федотыча, любимый пейзаж с уютным домом, похожим на замок. Там его ждут интересные встречи, друзья по гольфу, по охоте, рыбалке, друзья по России. Там жизнь течет медленнее, а порой, достигая волшебной точки, срывается обратно в молодость – и тебе 45-35-30, ты снова весел, глуп, здоров, полон  блестящих планов, и никаких «звоночков» в мозг из области сердца, печени... Да, пора паковать чемоданы и съебывать к-ы-ы… бениной матери, пока не притупилась чуйка на горячее, выпуклое, солененькое! В конце концов, для чего мы живем? – Главный уставился на Козленко тяжелым пронзительным взглядом, отчего Козленко закашлялся. – Мы живем для того, чтобы жить... и по возможности - долго, и счастливо! И, если Бог дает ему, Федот Федотычу, такую возможность, ее надо использовать на 100%!  В советские времена, когда он был номенклатурным лидером, не все получалось, как хотелось. А теперь… - Так, Отдел криминала, Козленко, заявленная тема мне нравится, работайте, но аккуратно – если по ходу будет затронуто имя министра внутренних дел, звоните мне через секретаря. Без меня ни шагу! Павлов, ты что там за Селезневой прячешься, аж побледнел весь, дрочишь, что ли? Ну, ты мачо! Так, все, планерка окончена, за работу. Павлов, Воскобойников, Хавкина задержитесь, есть вопросы. Остальные — работать, работать!


Рецензии