По ком звонит колокол...

                - Господин Бланк, почему Ваше имя на визитках нескольких румынских и американских компаний..? Во всех числитесь то Президентом, то Председателем Совета Директоров, то Генеральным Директором! Это все Ваши компании?,- пронизывая холодно-подозрительным взглядом , спросил сухощавый подтянутый сербский капитан на  границе Румынии и Сербии...

                Вояка, смахивающий на заправского контрразведчика славных времён СМЕРША, неспешно набирал многочисленные номера своих начальников, скучным голосом сообщая одну и ту же , важную, по его мнению,  информацию обо мне... Дело, наверное, могло продолжаться  много часов, а могло, и вовсе, закончиться выразительным жестом, означающим, что никакой предвоенной Сербии нам не видать и в помине...

                - Зачем? Какого черта я взял с собою, вернее, позабыл в портфеле, визитки собственных американских компаний ? И это, накануне возможных бомбардировок Белграда самолетами дядюшки Сэма..?

                Вместо Белграда, находящегося всего в часе неспешной  езды от границы, придется, наверное, возвращаться в Тимишоарэ - красивый румынский город, населенный большим количеством венгров...

                Вполне осознавая унылое положение, в которое попал по собственному неразумению, без всякой надежды на благополучный исход, я стал стыдить бдительного капитана Комарова...

                По фамилии он был тёзкой капитана, гонявшего нас - выпускников гидрофака, по знойным Николаевским степям... Воинское звание, голос и сухощавое лицо, холодный взгляд и агрессивное поведение ,- все это, в одной купе, сделало его настолько похожим на предшественника, что глядел я на него, действительно, как на старого знакомца...Даже улыбнулся...

                - Господин Бланк, скажите, мы , прежде, встречались? ,- Вы смотрите на меня как давний знакомый ...- опытный контрразведчик встревожился не на шутку...

                - Если, именно Вы дали пять нарядов вне очереди за игру в карты на Николаевском танкодроме,то знакомы мы поболее, чем полтора десятка лет...

                - Там служил мой дядька - родной брат отца!,- капитан заулыбался мне, как родственнику... А, что ты делал в Румынии ? Зачем хочешь в Белград?,- завертел он прежнюю пластинку...
               

                Услышав, что я имел некоторое отношение к поставкам горючего, да ещё для армейских нужд, капитан преобразился...

                - Так бы сразу и сказал..! Я уж было решил ночку тебя в камере подержать, а с утреца обратно, в продажную Румынию! Ваш Ельцин слил Сербию за вагон курячих ножек! А, мы до самого края не хотели этому верить..!

                - Если по дороге остановят, сошлись на Комарова. Меня все знают. Держись осторожнее! У нас, ведь, военное положение..,- на прощанье капитан щедро угостил чаем с бутербродами,- Ешь,ешь, Эмануил,- извини, если что. Сам понимаешь....Опасно сейчас...

                - Как в воду глядел!,- После напряженной езды по совершенно пустынному широченному шоссе, в прежние времена до краев наполненному разноцветными авто, нас остановили двое здоровенных полицейских... Были они в касках и вооружены автоматами Калашникова...

                Поначалу, это принесло небольшое облегчение. Когда несёшься в полном одиночестве по широченной трассе , окружённой звенящим мертвящим безмолвием, становится страшно. Чудится, что остался во Вселенной совершенно один-одинёшенек.... Начинает казаться, что тебя хладнокровно, с прощальным интересом, рассматривают сквозь циничный прицел снайперской оптики...

                Предлагая, по хорошему, заплатить штраф в сотню марок за пустяковое отсутствие запасных лампочек, полицейские, вдруг, передернули затворы ...А,  мы, лишь, заикнулись о небольшом снисхождении...

                - После того, как Вы нас продали, видеть на своей земле не хочется!,- грозно заявили они...

                Пришлось вспомнить о капитане Комарове. Его имя стало настоящей охранной грамотой... Забыв о поборах, полицейские перестали хмуриться и заулыбались... Похлопав по плечу на прощанье, дали несколько бесплатных, но дельных советов, пригодившихся на следующих блок-постах...

....
                - Не до  возврата долгов! Положение аховое! - ночью натовцы собираются бомбить  Белград...,- Вы бы, лучше, убирались отсюда подобру-поздорову... А то, глядишь, как бы чего не вышло...!,- вяло убеждал меня смертельно усталый сербский полковник Генштаба... Внутри царил полный бардак, напоминавший картину  последних дней гитлеровской рейхсканцелярии...

                - Хотите ? Мы Вам памятник в центре Белграда отгрохаем ..?! Мой друг - отличный скульптор, - предложил потрёпанный событиями генерал, лихорадочно спешащий к выходу...

                - А, памятник в полный рост или на лошади ?,- пытаясь шутить, я прекрасно понимал, что " плакали мои денежки"...

                - Памятник можно на лошади, можно на танке, например,- совершенно серьёзно, но рассеяно, заявил генерал, не поняв, либо не захотев принять моей иронии...

                - Если хотите поменять динары или продолжить разговор , то побежали со мной..!,- спешно произнёс  он, увлекая  на оживленную  улицу,- зарплату нам выдают сейчас трижды в день,- на бегу объяснял вояка. - Получив деньги, каждый бежит на  центральную площадь менять деньги в американские доллары.- Динар падает на сотни процентов ежечасно..!

                Странно и страшно было наблюдать за десятками тысяч людей, прежде, радостных и полных достоинства, живших получше многих европейцев... Теперь, обезумевшая толпа, по нескольку раз в день неслась к площади спасать свои крохотные сбережения, исчезавшие прямо  на глазах...

                Пару  месяцев назад генерал не был растерян. Как ветер ворвавшийся в мой Бухарестский офис в сопровождении военного атташе Сербии,  он был бодр, энергичен  , вызывающе весел...

                - Эмануил, - панибратски обняв за плечо, генерал подвёл  к окну, где расположился значительный экскорт военизированной охраны... На чистейшем русском языке, говорившем о долгих годах Московской учебы, он продолжил,- у Вашей конторы есть приличное количество топлива, которого нам  так не хватает... Желая задушить Сербию  блокадой, ООН объявила эмбарго... В стране не хватает ни продовольствия, ни лекарств, ни горючего! Россия с Вашим Ельциным  нас предала ..! ,- при этом, он так осуждающе посмотрел в глаза, что я - еврей , волею судеб, оказавшийся при распаде Союза на задворках, в Молдавии, почувствовал себя виноватым и оскорбленным как русский человек ...

                - Аванс мы , загодя,  внесли на счёт Вашей фирмы!  В трубке , действительно, плескался растерянный голос менеджера моего банковского счета, подтверждавший получение очень солидной суммы...

                - Вы делаете мне предложение, от которого невозможно отказаться ? ,- попытался съязвить  я...

                - Да! Именно так! - бодро согласился Генерал, - выбора у Вас, по-моему, нет никакого! Либо соглашайтесь, либо...

                - Либо, что..?!

                - Сами должны понимать!,- смягчил свой тон генерал, - Контора у нас серьезная, а война, которая все спишет, бушует уже вовсю... Что такое Судьба отдельного человека, даже такого, как Вы, Эмануил, в таких глобальных процессах..?!

                - Как Вы собираетесь переправить такие количества топлива через границы ..? ,- поинтересовался я,- ведь, повсюду ООНовские конвои и охрана  всего Дуная. Болгары, Македонцы , как и Румыны, продались американцам с потрохами...

                - Это наша забота! Ваше дело продать топливо этой румынской компании,- генерал вручил мне реквизиты,- а дальше , дальше, мы сами..!

                - Зачем же Вы рассказали ?,- удивился я,- Могли бы , просто, дать румынскую фирму-покупателя, и дело с концом..! Тем более, что ваш аванс практически равен рыночной стоимости топлива... То, что Вы обещаете дополнительно, это обычный бонус...

                - Просто, я очень хотел Вам, русским, в глаза посмотреть...

                Мы единственные, кто к Вам относился как к братьям всегда... Вот, Болгары, те только болтали и болтали слова , много слов: братишки, братушки, а продали и предали, сразу же, ни за понюшку табачку... Не буду  вспоминать шипящих поляков, холодных прибалтов и жадных хохлов... Не удивляйся моему русскому ! Много лет жил в Москве, учился в Академии ! Представить себе не мог, что нас продадут русские... Вы, хоть понимаете, что следующими будете именно Вы..? Когда  за Вами придут, Вы будете одни...

                .... Обидно!  Понимаешь..?! Понимаешь, по ком звонит колокол..?
         
            


Рецензии