В снежном плену

        О своей машине я никогда не мечтал. В молодости знал, что не куплю из-за маленькой зарплаты и дороговизны машины, в зрелом возрасте все деньги уходили на детей. И лишь в 60 лет впервые задумался о покупке автомобиля. Да и знакомые донимали вопросами, что ты, мол, автомобиль не купишь – это другой уровень жизни. Ты только купи, а потом уже без нее не сможешь обходиться.

        Городок у нас небольшой, из одного конца в другой можно за полчаса пройти. На работу возили транспортом организации, утром забирали возле дома, а вечером привозили к дому. Зачем в таких условиях нужна машина?  Да и жена ворчала:

       - Опыта езды нет, купи пока старую машину. На дорогах аварий полно. Первый год будешь один ездить, я с тобой в машину не сяду.

        Оно и правда, права получил еще 20 лет назад, а за рулем с тех пор так и не ездил. Тем не менее, стал присматриваться к маркам машин. А тут еще механик на работе завел разговор:
         - Появились в салонах машины неплохие, корейские Хёндай. Люди хвалят. Хочу себе такую купить, так что покупай себе тоже.
           Словом, уговорил он меня.

           И вот мы с женой в областном центре, выбираем машину. Первым салоном на пути оказался салон  Мицубиси. Сел я в одну из машин, осмотрелся в салоне, вперед через лобовое стекло посмотрел, руль подержал – такая огромная мне эта машина показалась. Потом зашли в салон Хёндай, глаза разбежались, переходил с замиранием дыхания от одной машины к другой, сел в «Солярис» - небольшая аккуратная машинка. Крутую да мощную покупать как-то и не мыслил, зачем мне на пенсии лишние расходы на бензин и запчасти. Пока я так рассуждал, подошел менеджер по продажам и предложил сесть для сравнения в другую машину, таких же габаритов, но классом выше. Когда я в нее сел, в «Солярис» уже как-то возвращаться не хотелось. Но эта машина стоила на треть дороже.

         Пока я сопоставлял цену с потребностью, подошла жена. Ей также этот автомобиль понравился, и она предложила: «Пусть это будет тебе подарок на 60 лет, а что, не заслужил разве?» Еще раз пересев в «Солярис» и обратно, я остановил свой выбор на новенькой «Ай тридцать» чешской сборки, да и документы на нее все были готовы. «Солярис» еще заказывать надо, потом месяц ждать, а мы уже со сватом договорились, что приедет к нам и перегонит машину в наш город. Сват даже уже отгул взял на три дня.

          В общем, купили мы машину, оформили необходимые документы, менеджер выгнал машину во двор салона, передал мне документы и ключи, пожелал удачи на дороге и ушел обслуживать очередных покупателей. Я, обойдя вокруг машины, сел в салон и несколько минут с восторгом смотрел на обилие всевозможных индикаторов, ручек и кнопочек, пытаясь представить себе управление всем этим устройством. Затем посмотрел из окна, теперь уже своего автомобиля, на дорогу, по которой предстояло нам выехать из города. Салон находился рядом с магистралью, по которой на большой скорости проносились Тойоты, Форды, Мицубиси и другие иномарки. Я смотрел на них и думал, что еще совсем недавно все эти автомобили в моем сознании назывались одним словом – иномарки.
    Ближе к обеду подъехал сват, и мы выехали наконец-то домой.

     - Хорошая машина, - похвалил сват. Только мне такая не подходит. Я люблю рыбалку, охоту, мне вездеход нужен, а у этой иномарки посадка низкая, не проедет она по бездорожью.

        Так, разговаривая о разных особенностях автомашины и автолюбителей, к числу которых я только что примкнул, мы двигались к выезду из областного центра.

      - Еще ведь нужно купить к машине компрессор, трос, лопату на всякий случай, инструмент некоторый, - проговорил я, прикидывая, какие затраты меня ожидают впереди.
      - Компрессор нужен, а трос - это лишнее, - ответил сват. - Я уже сколько лет езжу и на рыбалку, и на охоту, еще ни разу не понадобился.

       Мы выехали на федеральную трассу Хабаровск – Чита. Сват остановил машину.
       - Садись за руль, - сказал он решительно.
         Я с удивлением посмотрел на него.
       - Пока трасса относительно свободна, - продолжил он, - наверстывай опыт.

         Немного поколебавшись, я с волнением сел за руль, включил передачу и осторожно тронулся с места. Я впервые держал в руках руль легковушки. Когда права получал, мы учились и экзамены сдавали на УАЗ, да и было это очень давно. Хорошо, что коробка передач - автомат, управление проще. Машина послушно приняла мое управление, и мы поехали. Сначала медленно, до 60 километров в час, затем я осмелел и повел машину на скорости 100-120 километров в час. Ехать нам предстояло долго, расстояние от областного центра до дома - 820 километров.

     Машина легко двигалась по трассе, и лишь едва слышный шум мотора да звук рассекающего воздуха сопутствовали нашей продолжающейся беседе. В пути домой нам предстояло пробыть еще около 10 часов. В дороге я несколько раз садился на место пассажира, отдыхал и снова наверстывал навыки вождения.               

       В общем, машину мы благополучно доставили к месту нашего проживания, а через шесть месяцев я уже самостоятельно погнал автомашину на гарантийное техобслуживание в областной центр, мне предстояло проехать опять те же 820 километров, из них 160 километров, можно сказать, по бездорожью. Дорога там была, но в таком состоянии, что ехать иногда приходилось со скоростью не более пятнадцати километров в час, и проходила по тайге.

      Был март месяц, для северного региона это переходной месяц, когда еще не тепло, но уже и не так холодно. Мороз был примерно 25 градусов, так что в сравнении с зимними 40-50 градусами условия казались курортными.

      Единственное, что мешало комфортной поездке - это мелькание теней деревьев. Дорога узкая, деревья в тайге высокие. Солнце светит сквозь деревья, и дорога вся от этого как зебра, то яркая на солнце, то в тени очередного дерева. Глаза устают, но ехать надо.

      Пригревало солнышко через стекло, я снял теплую куртку на меху и, напевая, ехал по укатанной снежной дороге. Постепенно стал тише звучать радиоприемник, а вскоре и совсем затих на всех каналах, а это значит, что я находился на значительном расстоянии от ближайшего населенного пункта. Вокруг тайга, сосны да изредка пролетающие птицы, что-то щебечущие на лету, видно, радуясь наступающей весне. Встречных машин было очень мало, дорога пустынная. Оно и понятно, это не трасса, а так – лишь просека и направление движения, хотя на отдельных участках уже работали строители по устройству капитальной автодороги от федеральной трассы Чита -Хабаровск в сторону Якутска.

      Зимой на этой трассе ехать легче. Снегом занесло все ямки на дороге, немногочисленные грузовики, ходившие по этой дороге в Якутию, укатали снег, и можно было ехать уже гораздо быстрее. Я так и ехал, спидометр показывал 80, я прикидывал, что через 2-3 часа выеду на федеральную трассу, а там уже поеду быстрее.

          Одного я не учел. Солнце к обеду пригрело, снег подтаял и тут же на морозе стал примерзать - дорога стала скользкой. На одном из поворотов машину вдруг занесло, да так, что я оказался за пределами дороги, на снежном бугорке у обочины машина подпрыгнула да и плюхнулась со всего размаху в сугроб, прямо у кювета. Хорошо еще, рыхлый снег за обочиной затормозил движение, и я не улетел дальше в кювет, за которым сразу начиналась тайга. Я вышел из машины и огляделся. Повреждений машина не получила, засел, как говорится, на брюхо, а вот самостоятельно выбраться было невозможно, тем более что заднее правое колесо прочно засело в кювете.

          И тут я вспомнил, что у меня с собой нет ни троса, ни лопаты. Хотел я все это купить еще в начале зимы, да, вспомнив разговор со сватом, не сделал это. Сейчас же я пожалел об этом. Редкие проезжающие машины останавливались, водители спрашивали, нужна ли помощь, но троса ни у кого не было, а сдвинуть машину с места простым толканием ни вперед, ни назад не получалось. Лопат тоже ни у кого из водителей не было, и они уезжали, лишь выражая сочувствие мне.

      Подъехали еще двое, золотых зубов полный рот, осмотрели молча со всех сторон. Что-то между собой обсуждали. Я при этом вспомнил лихие 90-е годы, когда угоняли машины, людей убивали, и мне стало не по себе. На трассе я один, до ближайшего поселения километров 70, не менее, машины на этой дороге редко проезжают и машина новая, сразу видно, что недавно купленная. Когда эти двое так же молча уехали, я выдохнул затаившийся в груди воздух и стал соображать, что же делать дальше. Говорят, в любой ситуации можно найти выход. Пробрался я по сугробам в тайгу и стал пытаться выломать палку, так как ни топора, ни ножа с собой тоже не было. Ветки таежных деревьев гнулись, но не ломались. Чертыхаясь и поглядывая на дорогу, не появились ли еще какие-нибудь подозрительные люди, я ходил по заснеженной тайге от одного дерева к другому и пытался раздобыть простейшее орудие труда. На онемевшие от мороза пальцы рук и снег в невысоких ботинках я уже не обращал внимания. И когда уже почти отчаялся что-то найти, вдруг споткнулся обо что-то лежащее под снегом. Это была сухая толстая ветка, которая лежала на земле под толстым слоем снега. Она была длинная с множеством маленьких веточек, которые примерзли к замороженной  земле и не хотели поддаваться. Подышав на замерзшие пальцы рук, я с силой рванул ветку и свалился вместе с ней в сугроб. Поднявшись, я с радостью ощутил у себя в руках предмет моей надежды на спасение. Только теперь я, ощущая всю неприятность ходьбы по колено в снегу, чувствуя снег в обуви, онемевшими ладонями держа добытую палку, почувствовал озноб от холода.

        Согревшись немного в машине, отогрев руки и высыпав снег из обуви, я принялся выгребать снег из-под днища автомобиля. На изредка проезжавшие автомобили я уже не обращал внимания. Разговоры с водителями не отличались разнообразием. Троса ни у кого не было, я выслушивал очередные сочувствия и извинения и опять оставался в одиночестве на затихшей таежной дороге.

        Распластавшись на снегу, я продолжал выгребать снег из-под машины.
 Сколько так времени прошло, не помню уже, но через некоторое время подъехал автомобиль «Жигули» и остановился недалеко от меня. Вышел водитель, молодой парень, молча открыл багажник, достал оттуда лопату и трос, который тут же стал прицеплять к своей машине.

      Я вылез из-под машины, обрадовавшись неожиданной помощи. Только вот его лопата не помещалась под моей машиной, посадка очень низкая, так что пришлось еще некоторое время использовать мое примитивное орудие труда. Зато лопата очень пригодилась при раскопке дороги впереди машины.

     Первые попытки выдернуть машину тросом к успеху не привели. Пришлось опять идти по сугробам в тайгу и собирать мелкий хворост, который подложили под колеса. Несколько попыток, несколько походов за ветками в тайгу, и наконец-то машина выскочила из своего снежного плена. Поблагодарив моего спасителя, я решил ехать в паре с ним, хотя бы до трассы. На трассе наши направления расходились в разные стороны, ему в Читу, а мне в противоположную, в Благовещенск.

     Машины обе шли медленно, он впереди, я сзади. Я уже успокоился от нервного перенапряжения, тайга казалась уже не такой безмолвной и пугающей. Я приоткрыл окно. Удивительно прозрачный воздух позволял видеть далеко за десятки километров, дорога уходила по сопкам то вниз, то вверх. Опять защебетали птицы, шуршал снег под колесами, я не заметил, как опять начал напевать мотив недавно услышанной песни. Мои следы в сугробах тайги и примятое машиной место на снегу остались далеко позади.

     – С таким черепашьим темпом мне к ночи не доехать, – проговорил я вслух. Произведя несложные расчеты со скоростью и временем в пути, а впереди было еще более 700 км, я, уже обращаясь к машине, как к живому существу, добавил:
 – Давай, родная, не подведи!
С этими словами я посигналил попутчику, обогнал его, помигал в знак благодарности аварийной сигнализацией и умчался вперед, возможно, к новым приключениям.

    Когда я вернулся домой, на следующий же день купил себе и трос, и лопату, топорик туристический, а заодно и зарядное устройство для аккумулятора. Последнее я вряд ли использовал бы в тайге, но, обжегшись на молоке, дуют и на холодную воду. Я даже ведро с песком поставил в багажнике, так, на всякий случай. Но случаев таких больше не было, а песок я выложил после очередной благополучной поездки на годовое техническое обслуживание по той же трассе длиною в 820 километров.


Рецензии
Здравствуйте, Анатолий! При всем техническом прогрессе, еще не скоро отменют лопаты и тросы... Спасибо за интересный рассказ!

Олег Литвин 2   27.09.2018 18:06     Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.