МГЛА. Роман. Глава 9

                http://www.proza.ru/2018/04/02/917


9



Зудин пригласил Настю пойти с ним на день рождения к его однокласснику Игорю Гроссману. Была пятница. Настя надела короткое облегающее платье насыщенного малинового цвета, скорее даже красного с оттенком малинового.

- Ну как? – она поправила волосы и покрутилась перед ним, показывая себя со всех сторон. – Мой любимый цвет.

- По-моему великолепно.

Она была ослепительна. Бретельки платья и лифчика мягко облекали ее молодые плечи. Она смотрела на него, словно с обложки журнала, словно картина в пшеничной раме, пышные локоны золотистой стружкой закрывали румяное лицо. Она накинула пеструю вязаную кофту и надела кеды.

Когда они приехали и вошли в лифт, она сказала:

- Я почему-то волнуюсь. Скажи мне, что все будет хорошо.

- Ромашка, все будет хорошо. Это обычный день рождения.

Дверь открыла девушка - невысокая шатенка с красивым славянским лицом. На ней было короткое черное платье.

- Здравствуйте! Проходите.

Зудин отметил, что она посмотрела на Настю как-то странно. Обычно, женщине приходится делать усилие, чтобы скрыть раздражение, когда она видит другую, которой явно проигрывает. А эта девушка, только встретилась с Настей глазами, сразу прошлась взглядом по ее фигуре. На ее лице было восхищение. На Зудина она взглянула мельком.

Появился молодой невысокий мужчина в пиджаке, водолазке и джинсах.

- Вот виновник торжества! – сказал Зудин. – Познакомься Ромашка, это Игорь.

- Как? Ромашка?

- Да.

- Серьезно?

- Абсолютно.

- Это имя?

- Да. Я окрестил ее.

- В таком случае, прекрасно. А это Яна.

- Яна превосходно справляется с обязанностями хозяйки.

- Ты с Ромашкой – так и называть? - пройдешь, поздороваешься с гостями, а потом мы с тобой выпьем. Надеюсь, ты не за рулем?

- На твой день рождения я всегда прихожу пешком, - улыбнулся Зудин.

Игорь имел совершенно заурядную внешность, неказистый и с брюшком, он старался держаться серьезно, сдержанно, но было заметно, что это напускное. Глаза у него были добрые и немного грустные.

Он жил в роскошной трехкомнатной квартире в сталинском доме на Ленинградском проспекте. Зудин взял Настю за руку и повел по комнатам. Он улыбался, мужчинам крепко пожимал руки; тех, кого знал, похлопывал по плечу, делая вид, что рад встрече. Женщин встречал восхищенным взглядом и говорил какой-нибудь комплимент. Все также отвечали любезностью, а на Настю смотрели, не скрывая восторга.

Народу было человек двадцать. Обойдя всех, они встали возле окна, и Зудин вкратце рассказал про тех, кого знал.

- Этот Игорь Гроссман - мой одноклассник. Писатель. Не читал, что он пишет, но слышал, что дерьмо. Любит разыгрывать непризнанного гения. Хочет, чтобы все считали его интеллектуальной элитой. Хотя на самом деле хороший парень. Мы видимся только на его день рождения – раз в году. На свой я его не зову уж лет десять, а он мне каждый год регулярно шлет приглашение.

- Почему ты его не приглашаешь?

- Потому что просто не интересуюсь им. Он хороший, добрый, ко мне со всей душой, но мне он скучен. И скучна компания снобов, которую он собирает. - Зудин повернулся к ней и, взяв за руку, продолжал, вдыхая аромат пшеничных волос. - Толстый лысый господин с высокой брюнеткой – Олег и Инга - он не последний человек в Газпроме. Игорь говорит, что Инга колдунья. Олег таскает ее везде с собой, надеясь, что она принесет удачу.

- Мне показалось, они не женаты.

- Ты права. Маленький весельчак со вздернутым носом – управляющий подпольного казино.  Тот, у которого волосы хвостом - Михаил, с серьезной дамой – тоже наш одноклассник, держит компьютерный магазин. Хороший парень.

- Они женаты.

- Да. Ты только на это обращаешь внимание?

- Для девушки это интересно.

- Виталик, вертлявый такой, с гладким как у бабы лицом, не знаю, кто он по жизни, но похож на педика. Темноволосый мужик с бородкой испанкой, с худенькой брюнеткой, Артур – издатель Игоря.

- Они тоже женаты.

- Может быть. Все. Остальных я не знаю. Вообще, терпеть не могу такие мероприятия. Надо улыбаться, выслушивать идиотские комплименты, принимать участие в бессмысленных разговорах и притворяться, что рад видеть их мерзкие рожи.

- Тогда зачем мы приехали?

- Думал, тебя это развлечет.

- Яну ты тоже видишь первый раз?

- Да. Игорь не женат, каждый день рождения отмечает с новой подружкой.

Пригласили за стол. Гостей обслуживали два нанятых официанта в форменных рубашках. Начались тосты, поздравления, подарки. Зудин и Настя сидели между Михаилом и незнакомым мужиком со сломанным носом. К счастью, тот оказался не очень разговорчивым, все его внимание было направлено на спиртное.

Игорь и Яна сидели за Михаилом и его женой. Яна установила над Настей опеку; подавала ей блюда, напоминала Зудину, чтобы наполнял ее бокал, просто улыбалась Насте. Ее забота была приятной.

Под каждый тост Игорю вручали подарок. Он поднимался, притворялся смущенным, хотя на самом деле плавился от удовольствия, благодарил и делал как бы кивок туловищем, словно хотел поклониться. Олег и Инга подарили ему ручку Эрих Краузе с золотым пером. Олег пожелал, чтобы он написал этой ручкой что-то великое.

- Русского Гарри Поттера! – сказала Инга.

Зудин еле сдержался.

- Единственное, что гениально, - прошептал он, повернувшись к Насте.

Она округлила свои прекрасные глаза, стараясь понять, что он имел ввиду. Зудин понял, что немного переоценил ее уровень, и вспомнил Ольгу.

Пришел их черед произносить тост и вручать подарок. Подвыпивший Гроссман поощрял к выступлению дружеской благосклонностью во взгляде. Зудину хотелось по старой школьной привычке отвесить ему леща, но вместо этого он поднялся и, держа в руках завернутый в блестящую обертку подарок, сказал:

- Помнишь, Игорек, как ты с визгом улепетывал от меня на переменах, спасаясь от пинков?

Гроссман растерялся от такого начала, но продолжал улыбаться.

- Если б я мог тогда знать, каким человеком ты станешь лет так всего через пятнадцать, как много ты добьешься, - продолжал Зудин, обводя взглядом притихших гостей, - клянусь, я бы старался заслужить твою дружбу другим способом. И сейчас я хочу излить на тебя целое ведро благодарности за то, что, несмотря на свой звездный статус, ты не помнишь зла, и каждый год приглашаешь меня на день рождения. Поверь, я это очень ценю. Желаю тебе здоровья, счастья и новых творческих успехов, – он чокнулся с ним и потянулся рюмкой к другим гостям.

У всех отлегло, все загалдели, девушки захлопали в ладоши. Зудин выпил, вылез из-за стола и подошел к Гроссману.

- Надеюсь, мой скромный подарок поможет тебе вернуться в то время, когда радостей у нас было куда больше, чем горестей.

Озадаченный Гроссман поднялся и двумя руками взял сверток, напоминавший по форме коробку конфет. Он повертел ее, помял пальцами, стараясь на ощупь определить, что там такое.

- Разверни, - сказал Зудин.

Гроссман неуклюже попытался поддеть обертку в местах сгибов. Зудин помог ему и надорвал край. Гроссман взглянул на него, словно чтобы получить одобрение, и раскрыл оберточную бумагу. Он вытащил большущий том в тесненном переплете, раскрыл его и увидел, что это альбом с их детскими фотографиями, увеличенными и обработанными. Он перевернул несколько листов.

- Спасибо Рома, - пробормотал Гроссман.

Он был удивлен и растроган. Они обнялись, Зудин похлопал его по спине. Все находились под впечатлением.

- Ты молодец! – сказала Настя, когда он вернулся на свое место. Она была в восторге. - Остальные подарки просто на отвяжись.

Михаил и Гроссман листали альбом. Яна сидела рядом, положив руку на плечо Гроссману, смотрела то в альбом, то на Настю.

Народ пошел курить.

- Ты куришь? – спросила Яна Настю.

- Вообще нет, но сейчас я хотела бы выкурить сигаретку.

- Не люблю, когда от девушки прет табаком, - сказал Зудин.

- Пожалуйста! Один разок.

- Рома, дай девчонке похулиганить! – сказала Яна.

Зудин скривил физиономию, показав, что ему это не нравится.

- Ромашка, он разрешает. Пошли!

Настя смотрела то на него, то на Яну.

В комнате появился Олег. Он подошел сзади к Насте и мягко взял ее за плечи.

- Очаровательная Ромашка, вы позволите ненадолго похитить вашего мужчину?

Она обернулась, взметнув бровь.

- У нас к нему дельце.

- Ну, если ненадолго, - когда он отпустил ее, Настя повела плечами.

На кухне его ждал Артур – издатель Гроссмана. Он поцеловал свою худенькую темноволосую жену в лоб и, взяв за плечи, развернул ее.

- Возвращайся за стол, дорогая, нам надо поговорить.

Она ушла, оставив облако тяжелых сладковатых духов.

- Роман, Олег поведал мне по большому секрету, что ты занимаешься вентиляцией? – спросил Артур, доставая новую сигарету.

- Да. Почему по секрету?

- Это к слову. Дело вот в чем. У нас кроме издательского дела есть еще несколько интересных тем для бизнеса. В том числе недвижимость. Мы купили производственный корпус на заводе, от которого остались только площади и название, хотим сделать ремонт и – под офисы, склады и тому подобное. Делать ремонт, соответственно - новую вентиляцию. А фирма, с которой мы заключили договор…

- Какая?

- «Климат-Термо». Знаешь такую?

- Естественно.

- Уже четыре допсоглашения подписали. Каждый раз выясняется, что необходимы дополнительные работы. То перекрытия надо разбирать, то часть оборудования на улицу вывести, и так далее.

- «Климат-Термо» - неудивительно.

- Твоя фирма может провести техническую экспертизу?..



Оставшись одна, Настя не чувствовала, что лишена внимания. Она ощущала взгляд Яны. Ее интерес интриговал и настораживал. Яна поднялась, и, шурша колготками, подошла к ней. Настя почувствовала совсем рядом ее лицо.

- Мужчины свиньи, - сказала Яна. - Лучше быть грубым, чем оставить девушку в одиночестве, - от нее веяло духами и ароматом винных паров.

Настю и отталкивала, и притягивала эта гремучая смесь запахов. Она убрала назад свои пышные волосы и увидела пухлые губы Яны. Гроссман и Михаил, занятые альбомом, не расслышали ее слов. Глаза девушек встретились. Настю тронул взгляд Яны, он был очень теплым.

- Не хочешь курить, пойдем, покажу наш аквариум. Тебе нравятся рыбки? – спросила Яна.

- Пойдем, - Настя согласилась на предложение, хотя рыбки ее не очень интересовали.

Они перешли в маленькую комнату, которая была спальней. Яна шла впереди, Настя нашла ее фигуру довольно хорошенькой. У нее была очень сексуальная походка, бедра перекатывались друг по другу при каждом шаге, выталкивая вверх ягодицы. Шорох колготок заманчиво раздражал.

Широкая кровать была не убрана. В углу на тумбочке стоял небольшой аквариум с мутной водой, лампочка не горела, и рыбок было не видно.

- Где рыбки? – Настя наклонилась, стараясь найти их в темной воде.

- Сожрали друг друга... Тебе не противно?

- Что?

- Такое отношение?

- А что такого? Он же не на час ушел.

- Я не выношу, когда мне не уделяют внимания. Меня это бесит. – Яна открыла окно, уселась на широкий подоконник и закурила.

- Да что такого? Посмотрят альбом. Если бы мне сделали такой подарок, я бы целый час его рассматривала.

- Расчувствовались до слез, как два старых пердуна, - Яна сердито затянулась.

Она смотрела на Настю, прерываясь на глубокие затяжки. Настю пугал этот взгляд.

- Почему ты все время на меня смотришь? – спросила она.

Взгляд Яны стал еще мягче. Она склонила голову набок и улыбнулась.

- Потому что ты потрясающе красивая. Ты - воплощенная красота. Иметь такую внешность и удивляться, почему на тебя смотрят – по-моему, это странно. Можно дать тебе рекомендацию? Просто совет.

- Какой?

- Зачем ты так ярко красишься? Ты и так бьешь по глазам. Разве ты не видишь, как на тебя реагируют мужчины? – она положила сигарету на край окна. – Подойди сюда. Такая боевая раскраска скорее вредит, чем помогает. Яркая косметика мешает видеть твою настоящую красоту.

Настя не решалась подойти, она чувствовала, что тем самым сделает уступку, словно Яна была не девушка, а мужчина.

- Подойди, - мягко сказала Яна, но в ее взгляде сквозила требовательность.

Настя подошла. Яна слезла с подоконника и поднялась на носках. Они коснулись друг друга бедрами. Яна взяла ее лицо в ладони и повернула к себе сначала одной щекой, потом другой, словно подставляла к свету. Ее теплые руки были поразительно нежны. Губы открылись и приблизились. Насте казалось, что она может поднять руку и потрогать их или поцеловать.

- Это же натуральный цвет волос?

- Да.

- Брови черные?

-Да…

- Потрясающе. Ты не барби, зачем такая яркая тушь? И румяна тебе не нужны. Ты и так кровь с молоком. Замазывать такое штукатуркой – это преступление. А ну-ка встань вот так, - она взяла ее выше талии и несильным нажатием заставила переменить позу. В настойчивости ее рук было что-то умоляющее. – Подними подбородок. В жизни не видела такой красивой девчонки. - Она взяла с подоконника недокуренную сигарету.

- Спасибо, - пробормотала Настя. Она отметила, что прикосновения Яны были приятны.

- Не за что.

- Ты тоже хорошенькая. – Насте хотелось поблагодарить ее.

- Я хороша, но ты – просто блеск. Я любуюсь тобой. Кто оценит красоту женщины, как не другая женщина? Мужчина на это не способен. Он просто хочет. Чем девушка красивее, тем он сильнее хочет. Но оценить красоту по достоинству он не в состоянии.

- Я так не думаю.

- Поверь мне. – Она по-мужски щелчком выбросила сигарету и закрыла окно. – Против твоего Романа я ничего не имею. Он крутой, это сразу видно. Ты давно его знаешь?

- Не очень, – Настя поджала губы.

- Милочка, не беспокойся, выйдешь ты за него! Сколько тебе лет?

- Девятнадцать.

- Когда тебе будет двадцать восемь, многое из того, что сейчас пугает, ты просто не будешь замечать.

- Я еще не настолько хорошо его узнала, чтобы думать о замужестве.

- Но достаточно, чтобы не исключать его.

Лицо Насти порозовело.  Яна засмеялась.

- Да не дуйся ты! Все мы бабы такие! – она схватила Настю за руку и усадила на кровать. – Сиди здесь, я сейчас! – зашуршала колготками и через минуту вернулась с бутылкой вина и двумя бокалами. – Давай выпьем. - Она села рядом с Настей, налила бокалы и поставила бутылку на пол. - За нас!

Они сделали по глотку.

- Роман классный, но замуж не спеши. С такой внешностью ты олигарха найдешь. – Она взяла Настю за руку, мягко сжала ее. Насте показалось, что ее рука чуть заметно дрожит. – Ромашка – тебе очень идет. Это действительно он придумал?

- Да.

- Прикольно. Признайся, тебя немножко напрягает, что я смотрю на тебя?

- Не то, чтобы напрягает, просто твой взгляд мне кажется немного странным.

- Странным? – Яна улыбнулась. – Может, страстным?

- Может. Так смотрят мужчины.

- Тебя это пугает?

- Немного.

- Не бойся, я тебя не изнасилую, - она допила вино, отпустила ее руку и поставила бокал на пол.

Настя засмеялась.

- Но ты не на всех так смотришь.

- Я смотрю на тебя как женщина, которая восхищается твоей красотой… И как мужчина, который тебя хочет, – Яна оперлась на руку, словно хотела лечь, склонила голову на плечо.

Настю охватило какое-то новое волнение, незнакомое, теперь ей самой хотелось, чтобы Яна не сводила с нее глаз. Но в нем было и что-то пугающее.

- Я би, - сказала Яна, продолжая смотреть ей в глаза.

Настя напряглась.

- А как же Игорь? – спросила она.

- В отношениях с женщинами я свободна.

Насте показалось, что она подвинулась к ней.

- Я не би. Извини.

- Ты уверена?

- У меня есть парень и мне хорошо с ним.

- Девушки у тебя не было.

- Откуда ты знаешь?

- Женское сердце не обманешь. Ты не знаешь, насколько хорошо может быть.

Настя боялась, хотя не знала, чего именно.

- Можно же попробовать. Может, ты скажешь: «Я была права. Мне это не нужно». Но этот опыт поднимет тебя на новую высоту. Это не испортит тебя, не изменит, но раскроет и поможет понять, кто ты на самом деле. Может, это не прибавит тебе счастья, но и уж точно не убавит. Ты останешься при своем. Но, что самое важное, это сделает тебя свободной.

- Может, в этом и есть смысл, - Настя сказала это наугад, запутавшись в смешавшихся страхах и мыслях, зная, что должна сопротивляться незнакомому желанию.

Она почувствовала, как краска заливает лицо и опустила голову, спрятав смущение за упавшими на лицо локонами. Сквозь волосы она посмотрела на Яну и увидела, как та, наполненная томной осязаемой чувственностью, молит ее глазами.

Яна замолчала, видимо решив, что настал момент, когда слова неуместны, перешла на язык тела. Насте показалось, что та больше не желает сидеть в угловатой позе, сжав ляжки, а хочет отбросить стыд и вытянуться, как бы предлагая себя. Настя ужасно боялась, но вместо того, чтобы встать и уйти, тоже откинулась назад, опершись на локти, выставила грудь и покачивала бедрами, положив ногу на ногу. Она не знала, зачем это делает, просто поддалась какому-то новому неведомому желанию.

Яна вытянулась, как красивое животное, выпятила низ живота. Ее тело не пасовало перед прелестью Насти, а предлагало себя, как бы говоря: «Смотри, я тоже хороша». Она положила руку на руку Насти, наполнила ее теплым электричеством, которое приятно защипало низ живота. Настя отняла руку, испугавшись этого нежного тока, который ломал ее волю сильней, чем напор Романа.

Яна двинулась к ней, потянулась губами, Настя хотела встать, но тут в гостиной кто-то громко захохотал, и это развеяло их волшебное полузабытье. Они целую минуту смотрели друг на друга, не в силах унять волнение.

- Интересно, как там наши мужчины? – сказала, наконец, Настя и стала поправлять платье, как будто измяла его.

- Небось, чешут языки. Им и без нас неплохо, – сказала Яна и неожиданно предложила, - давай сбежим отсюда? Вдвоем!

- С ума сошла?

Яна снова двинулась к ней, не в силах сдержать себя, но на этот раз Настя поднялась и быстро вышла.



Когда Зудин вернулся в гостиную, он увидел зажигательный танец в исполнении Яны. Девушка вошла в раж. Казалось, ей хочется оторваться. Она бесилась, как школьница, хохотала, искала глазами Настю, которая не знала, куда от нее деться. Яна устремлялась к ней, обнимала за талию и разок даже шлепнула по заднице. Настя переходила из угла в угол, гости были в недоумении.

Зудин увидел, как Яна танцевала вокруг Насти, а Настя стояла, сложив на груди руки, словно закрываясь от нее. Кто-то тронул его за плечо. Это был Михаил.

- Если ты собираешься стоять и любоваться на ее пляску, эта сука уведет твою девочку.

- О чем ты говоришь?

- Она чертова лесбиянка, не видишь, что ли?

Когда музыка прервалась, он взял Настю за локоть и отвел в сторону.

- Вы уже подруги?

- В смысле? – Настю развеселил его строгий тон.

- Такой зажигательный танец.

- Танцевала не я.

Яна взяла бокал с вином и встала у них за спиной.

- Ты ревнуешь? - улыбнулась Настя.

- Не то, чтобы ревную, но если б на ее месте был парень, он бы уже получил.

- Но она не парень.

Их глаза встретились.

- Поехали отсюда, - сказал Зудин и почувствовал, как ее горячая рука сжала его холодные пальцы.

- Куда? – спросила Настя, хотя ее глаза говорили, что неважно.

- В Шондонг.

- Это что?

- Увидишь.

                продолжение http://www.proza.ru/2018/04/06/553


Рецензии