Ну и пусть

   Таня – неисправимая оптимистка, наверное, потому, что до двух лет пила материнское молоко, а первой серьёзной прочитанной книгой была советская фантастика, в которой рассказывалось, как на самом деле должен быть устроен мир – без войн, без голода, без вранья. Разумные красивые любящие люди, превратившие Землю в Сад.
    Несмотря на то, что суровая реальность постоянно пыталась убедить Таню в обратном, она упрямо твердила своё «Ну и пусть» и с улыбкой шагала по жизни. Спотыкаясь, падая, набивая шишки, но всё равно вперёд. Вперёд и  выше. На самую прекрасную белоснежную вершину, такую, на которую она однажды взобралась в Альпах.
  Когда ей было четырнадцать, мама разбилась на машине. Ну и пусть, зато мама останется для неё навсегда молодой и красивой. Как Гагарин.  Без морщин и потухших глаз, но с удивительной улыбкой. А она всё равно  будет помнить, какие у мамы были мягкие и теплые руки, и как мама гладила её по голове.
   Когда Таня училась на пятом курсе от инфаркта умер отец, инженер–конструктор военных ракет. Тополь–М, Булава, Молодец - такие названия симпатичные, а несут смерть. Устало папино сердце, не выдержало бесконечную нервотрёпку – неудачные пуски, разносы начальства, гибель товарищей на пусковой площадке при взрыве ракетного топлива. Зато теперь отдохнёт, всё равно она его голос всегда слышать будет: «не унывай, Танька-Встанька, вперёд и выше».  Keep calm and carry on.   
    В двадцать три собралась замуж, прямо накануне свадьбы изменил жених.  Естественно, с лучшей подругой. Ни жениха, ни подруги. Ну и пусть. Даже  к лучшему, вовремя рассталась с ненадёжными людьми. Другие найдутся. 
   После многих лет счастливого брака в один день умер муж, по-глупому, из-за врачебной ошибки. Накануне они вместе ездили в садовый центр, купили куст сирени «Красавица Москвы» с бело-розовым цветом. На следующий после похорон день Таня посадила сирень у любимой скамейки мужа на даче. Там, где Влад и хотел. В голове звучал голос Дениса Майданова «И через день возродившись сиренью, я обниму тебя кроной шумя, ты будешь знать, что я твой добрый гений, я буду знать, что ты любишь меня». 
   Никак не могла найти садовый удлинитель, муж всегда сам убирал на зиму. Под утро приснился сон: Влад сидит на своей любимой скамейке, улыбается и говорит – «Да не волнуйся ты Тань, со мной здесь всё в порядке. А удлинитель на чердаке справа в зелёном пакете». Проснувшись, Таня поднялась на чердак и обнаружила зелёный пакет с удлинителем.
    В Ереване купила чудную картину – букет сирени на фоне открытого окна с развевающейся занавеской. Окно на картине совсем как окно у них на дачной веранде. Таня повесила картину и успокоилась: действительно, как это она раньше не додумалась? Ну и пусть, что Влада сейчас здесь нет. Зато теперь у неё есть это окно на картине, за которым их дачный сад, и она знает: муж просто вышел в сад, посидеть на любимой скамейке. И она к нему тоже когда-нибудь выйдет, вот так посидеть.
    Ну и пусть, зато останется внук, удивительно повторивший её черты. И когда внук вырастет, откроет файл «Fiction» в её ноутбуке.  А ещё надёжнее, найдёт на дачном чердаке зелёный пакет с её дневниками и книжками, прочитает и свою Бабтаню вспомнит. Думаете, не найдёт? Обязательно найдёт, она ему сверху из космоса подскажет.

  На макро уровне Танино «ну и пусть» трансформировалось в «значит, так надо». Она считала, что существует научно-обоснованное объяснение войнам, катастрофам и прочим ужасам, уносящим тысячи жизней. По подсчётам экологов планета Земля просто устала -  семь миллиардов вместо оптимальных двух, поэтому и старается стряхнуть с себя лишнюю человеческую пыль всеми способами – войны, природные катаклизмы, эпидемии новых вирусов, техногенные катастрофы, и прочее. Земля просто защищается.  А вы что хотели? Естественная реакция живого организма. 
  Единственное,  что Таню продолжало волновать, это бесконечность Вселенной, Космос и Время, которые она никак не могла понять. И книжки всякие прочитала: Стивен Хокинс, Митио Каку, Дэвид Дойч, матрица. Всё не то, не объясняет.    Должен же кто-то всем этим безграничным пространством-временем руководить, такой единый Сверхусмотрящий, которому всё равно – христианство, ислам, иудаизм, язычество, буддизм, да хоть абхазский пантеизм (очень, кстати, полезная вещь) – просто наблюдаем, экспериментируем, но держим под контролем.
    Что? Не удаётся эффективно жизнь на Земле организовать? Чтоб каждому по потребностям и от каждого по способностям. Чтоб без войн, голода и вранья, без ежедневного телеорева и fake news. Чтоб жили люди в любви и согласии, и обо всём можно было договориться,  как в той далёкой прочитанной в детстве фантастической книжке.  Слабо?    
   Ну и пусть, всё равно жизнь прекрасна, la vie est belle, надо просто уметь это чувствовать. 
   
 


Рецензии
Татьяна, пишете хорошо!!!
Жму на зелёную и вношу в список избранных. С уважением, Владимир.

Владимир Цвиркун   04.03.2019 10:42     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.