От А до Я

 Это была самая тёплая осень. Мы часто гуляли вечерами у моря, сидели на огромных валунах и смотрели на шуршащие волны. Ты наблюдала за синим горизонтом своими голубыми глазами, ветер развевал солнечные волосы.
 Редкие рыбаки трещали катушками на старых спиннингах, а мы следили, как они вытягивают добычу. Чаще всего – это была одна рыба, остальные крючки продолжали украшать длинные зелёные водоросли.

 - Как ты думаешь, он поймает сейчас золотую рыбку? – спросил я у Виктории.
 - Думаю, нет, - ответила она и рассмеялась. – А если представить, что ты сейчас эту рыбку вытянул? Каким было бы твоё желание?

Я смотрел ей в глаза и мысли бегали в голове с сумасшедшей скоростью…
 - Есть желание, но я тебе не скажу о нём. Может не сбыться!
 - А если я очень хорошо попрошу об этом? Поделишься им? – спросила Вика…

 Как я мог отказать её улыбке в этот момент? Мне пришлось втянуть в себя больше морского воздуха и выдавить:
 - Я бы хотел, чтобы ты пришла сегодня к «Жемчужине». Я встречу.
 - Это и есть то самое желание?
 - Почти. Так ты придёшь? Я бы хотел видеть тебя снова! Может быть, часов в восемь? Не поздно?
 - Нет, для меня это рано, то-есть в самый раз. Я сова, поэтому прилечу обязательно, - и мы оба рассмеялись…


***
 «Жемчужина» стояла на широком озере. Многочисленные сваи впивались в мягкое песчаное дно. Вода была повсюду: за стенами, под полом, проливалась сверху. За большим окном шёл дождь. Частые капли рыхлили едва беспокойную поверхность водоёма, стучали в подоконник, заставляя нас обоих наблюдать красоту сентябрьской ночи. На массивном столе трепетали свечи. Тёплые отблески огоньков, казалось, поселились у тебя в глазах. В них хватало места и моему отражению…

 Мы познакомились в день какого-то концерта в университете. Ты была в зрительном зале, но кто знал о твоём присутствии? Я продолжал петь словами Сюткина о семи тысячах над землёй, неуклюже двигался. На шее болтался ярко-жёлтый галстук. Мне его подарил наш куратор, сказав, что он непременно подойдёт к выступлению. Не знаю, что тебе понравилось больше всего, но после этого концерта мы стали общаться. Я узнал о тебе, как о Вике с третьего курса…

 - Ты мне сегодня так и не сказал, чем озадачил бы золотую рыбку? – она улыбалась и смотрела на меня искренне.
Я захлебнулся в глубине этих глаз…
 - Ну, так что? Ты всё ещё не придумал?
 - Да, нет, - начал я, - Решил, давно решил. Я хочу, чтобы ты всегда рядом была. Ты нужна мне…

 Тогда я ещё не успел ничего договорить, а она уже целовала меня небыстро, как будто едва касаясь. В эту минуту меня бросило в жар, щёки запылали. Голову опьянил не мартини с лимоном, а кисло-сладкий аромат её Кензо. Он, казалось, был всюду. Даже на губах. Мне нравилось их касаться. Я жадно припадал к ним снова. Одной рукой я обнял её за талию и слегка потянул в свою сторону. Прислонившись к бархатной щеке, я сказал на ушко: «Ты потрясна»…


***
 Одним летом мы сняли небольшой домик у моря. До воды было рукой подать. Наверное, минуты три, небыстрым шагом. Небо оставалось голубым уже несколько дней подряд – не портилось. По нему бежали белые курчавые облака. Они всегда казались похожими на что-то. Вот старый корабль затмевает солнце, а дальше идёт белый медведь…

 Мы лежали на тёплом песке и смотрели на проплывающие образы. Солнце касалось нас своим теплом и от этого становилось очень комфортно. Тело расслабилось донельзя. Из этой неги нас возвращали крики чаек и порывистый ветерок. Я очнулся, и стал искать её рядом. Обнаружив знакомую коленку, я спросил: «Ты спишь? Может быть, нырнём ещё разок, а потом поедем гулять в город?» Мне никто не ответил, поэтому пришлось повернуться на правый бок, чтобы понять причину молчания…
 Её лицо было закрыто соломенной шляпкой, в ушах тихо звенели наушники. Я потянулся и свободной рукой слегка дёрнул за проводок.

 - Уважаемые радиослушатели, мы вынуждены прервать нашу музыкальную передачу. Послушайте, пожалуйста, прогноз погоды на сегодня… В данный момент на термометре двадцать восемь градусов со знаком плюс. Волнение на море небольшое и есть предложение искупаться…
 Уголки её рта вздёрнулись кверху и превратились в улыбку.
 - Леди, мисс, вы меня слышите? Может, освежимся?
 - А можно ещё минут десять пожариться? – спросила она, продолжая улыбаться.
 - Никак нет. Совсем тогда сгоришь. Вон уже, какая румяная…
 - Мне лень что-то, отнесите меня на ручках!
 - Ах так, ну держись…

 В этот момент я подскочил, взял её под руки и приподнял на плечо. Через секунду мы бежали в сторону медленно падающих волн. Жёлтый берег наполнился пронзительным криком и громким смехом. Она визжала от неожиданности. Нам было весело!
 Мы катались на волнах минут пятнадцать. Стоило только лечь на их вспененный гребень и слегка оттолкнуться от дна, как движение воды увлекало к берегу.
 Спустя мгновение, мы были на прежнем месте. Капли моря блестели, скатываясь по её телу. Она сидела, опершись на руку, и смотрела, как я выжимал наше мокрое полотенце. В эту минуту прибежал кто-то из местных. Эти трое стали дурачиться на песке: прыгали, пытались завалить друг друга на лопатки. Наше уединение прервали наглым образом. Меня начало заводить такое поведение. На кого они хотели здесь произвести впечатление?

 Она увидела в тот момент мои косые взгляды. Поднявшись с песка, её лицо поравнялось с моим...
 - Ну что ты так смотришь? Думаешь, мне они могут быть по-настоящему интересны?
 - Конечно, я так не думаю…
 - Тогда держи вот это…
 Она обняла меня двумя руками, глаза закрылись сами и я почувствовал мягкие губы. Они касались меня нежно. В них было что-то необычное, наполненное свежестью. Её губы были солёными. Это был вкус летнего моря, вкус безмятежности и покоя. В ушах продолжал шуршать ветер, слышались голоса одиноких чаек…


***
 На улице стояла глубокая летняя ночь. Воздух был недвижим. К невысокому зданию то и дело подъезжали машины такси. Одни забирали ожидающих, из других автомобилей, наоборот, выходили шумные компании. Некоторые с трудом удерживались на ногах. Они были сильно пьяны, но продолжали требовать веселья. Их манили мощные басы, которые звучали где-то в глубине, за кирпичным фасадом.

 Я поставил пустой бокал на барную стойку, и остатки пены устремились ко дну. Разноцветные лучи проходили сквозь стеклянные предметы, отражались в зеркальной стене и возвращались в зал. Это была непередаваемая россыпь всевозможных цветовых оттенков. Мощные световые пучки за секунду преодолевали тёмное пространство и озаряли лица, которые были всюду. Они смеялись, гримасничали, выдыхали струи табачного дыма…

 - Может, повторить снова? – прокричал мужской голос у левого уха.
Он вывел меня из некого транса, в котором я находился последнюю минуту. Совершив полуоборот на крутящемся стуле, я увидел довольное лицо бармена.
 - Нет, спасибо. На этом остановимся!
Бармен потянул за пустой бокал и поставил его на поднос под стойкой.
 - У меня есть, кому внимание уделить, - сказал я сам себе и оглянулся…

 Я наблюдал за ней некоторое время. Вокруг сменялись девушки, но она продолжала оставаться в центре моего внимания. Все эти пятнадцать шагов я видел только её светлые волосы; они взлетали и мягко ложились на открытые плечи, повторяя движения незабываемого танца. Жестом своей руки я показал, что пришёл к ней. В эту минуту мы смотрели друг другу в глаза.

 Сверху зажигались частые вспышки. Ярко-белые лучи света проскальзывали сквозь руки танцующих. Казалось, что и мы хотели схватить их. По ногам пробежал густой туман. Он медленно поднимался кверху, опутывая её разгорячённое тело. Я, как будто, втирал его в нежную кожу, проводя ладонями по хрупким плечикам…
 Она прислонилась ко мне спиной, и мы вместе двигались из стороны в сторону. Пальцы коснулись груди, соскользнули по животу на бёдра. Мои руки крепко обняли её, приятный запах волос одурманивал, дыхание возбуждало ещё сильнее. Губы припали к тёплой шее. Сначала раз, потом более часто; сжали мочку правого уха, поцеловали у виска. Тут она резко повернулась, и мы соединились губами.

 В ушах стоял свист и возгласы танцующих. Сквозь закрытые веки протискивались тонкие лучи потолочного лазера. На губах ощущался вкус сладкого, душистого шампанского. Мне показалось, что его пузырьки переместились ко мне в голову. Я был опьянён своей спутницей…


***
 На столе лежали бутерброды с красной икрой, тут же находилось несколько видов салатов, нарезанные говяжьи языки, малосольная рыбка, сочные овощи. Это было привлекательное сочетание ярких помидоров, душистой зелени, зелёных огурцов и колец перца. В огромном блюде парила ярко-жёлтая картошечка, а рядом блестели аккуратные куски мяса в безумно пахнущей подливе.
 Я сидел за этим огромным столом в одиночестве. Всё указывало на то, что гости должны были вот-вот прийти. На скатерти стояли красивые тарелки, позолоченные вилки и ложки лежали на бордовых квадратных салфетках.

 Издалека потянуло табачным дымом. Запах становился более отчётливым с каждым тиканьем настенных часов. Хлопнула дверь балкона, и чьи-то быстрые шаги засеменили по паркетному полу. Странно, никого не видно. Как такое могло случиться? В матрасе мелодично отозвалась пружина, и на меня сверху кто-то уселся. Стало непонятно. Через мгновение я ощутил щекотание на лице, и мне захотелось чихнуть…

 - Доброе утро, - услышал я знакомый голос, - ты собираешься вставать или нужна моя помощь?
 Открыв глаза, я увидел сияющее лицо. Длинные волосы ниспадали плотным занавесом. От них пахло сладким шампунем и декабрьским морозом…

 - Да, очень доброе утро! Не рано ли ты проснулась? У меня слегка вот тут стреляет, - и я показал двумя пальцами на лоб.
 - Ну, так кто вчера долго веселился? К тому же музыка громкая была. Нам сегодня надо к Таньке с Денисом. Ты не забыл? Они приглашали на новоселье.
 - Вот сейчас как раз вспомнил. Сон даже был. Я за накрытым столом сидел. Только как таким пойду? У меня недомогание, - негромко произнёс я и провёл руками по её обнажённому телу. – Здесь лечение требуется. Незамедлительное причём!

 Она взяла мои руки и перенесла их поверх головы на подушку.
 - Какое такое лечение? Могу сделать кофе покрепче. Попробуем избавиться от головной боли привычными средствами.
 Её глаза продолжали смотреть сверху и улыбались.
 - Нет, ну какой такой кофе, тут необходим постельный режим. Разве подобные методы лечения тебе не известны?
 После этих слов захотелось положить руки к ней на ноги, но она продолжала держать их над моей головой…
 - Пациент, что с вами такое? Мне кажется, что силы вас оставили. Руки слабы, поднимается температура, градус остальных частей тела… Или мне это только кажется?
 - Нет, вы абсолютно правы. Профессиональное видение не подводит вас, доктор.

 Приложив усилия, я высвободил руки и обхватил её плечи. Потянув на себя очаровательную наездницу, я несколько раз коснулся губами её третьего размера; мягко прочертил языком невидимую линию вдоль шеи, поцеловал у подбородка, а потом в нос. Вслед за этим слились наши губы. Я ощутил вкус сигареты с ментолом. Настенные часы продолжали своё монотонное тиканье, в матрасе предательски отзывалась пружина. За окном начинался короткий зимний день.


***
 Колёса электрички бежали по ровному блестящему полотну. В вагон постоянно вваливались торговцы. Одни продавали мороженое, прохладительные напитки, другие распространяли газеты и журналы. В приоткрытое окно залетали запахи цветущих полей и раскалённого воздуха. Я изредка посматривал в телефон. Он доставлял короткие сообщения. В них ты говорила, что ждёшь очень и с нетерпением хочешь показать свой город детства.

 Ехать оставалось порядка часа. Полтора я уже высидел. От плавно плывущих и далёких пейзажей стало клонить в сон. Мне захотелось сложить руки на груди и прильнуть головой к стенке. Это показалось единственно правильным решением для преодоления надоедливого расстояния…

 Вагон дёрнулся и встал как вкопанный. Машинист бормотал по громкой связи. Из неразборчивых фраз я понял только, что нельзя забывать личные вещи в вагоне. Мне осталось только улыбнуться, продрать глаза и поспешить к выходу…
 У начала перрона я заметил знакомые светлые волосы. Голубые глаза всматривались в людей, выходящих из вагонов. Я намеренно остановился и поднял руку. Она заметила недвижимого меня и широко улыбнулась белой улыбкой. Мы быстро зашагали навстречу друг другу…

 - Как долго ты ехал!
 - Да, поверь, я уже сам хотел выйти и подтолкнуть эту телегу. Не знаю, что так долго плелись. Говорили о каких-то работах на линии. Незапланированно всё получилось.
 - А, с другой стороны, неважно… Нам в любом случае ночь гулять! Или вдруг передумал?
 - Нет, что ты! Готов ходить сколько угодно У меня от этой скамьи как зацементировалось всё…
 - Тогда пошли, начнём разминаться, - сказала она, и мы заулыбались.

 Если лето в наших широтах и наступает, то оно бывает прекрасным. Тепло очень, ветра нет почти что. В этот раз дождь не проливался, наверное, неделю. Кругом поникшая зелёная трава, вода тихая на озере. До берега едва доходили круги от плюхнувшейся вдалеке рыбы. Я постелил свою лёгкую куртку на огромный чёрный валун. Мы сидели рядом и весёлые разговоры не прекращались. До наступления сумерек оставалось несколько часов.

 Наши шаги отмеряли метры асфальтированных дорожек. Редкие прохожие засматривались на статную блондинку. Внутри зажигалась неоправданная ревность. Мы рассказывали случаи из жизни. Каждое произносимое слово было интересным.
 Вдалеке работали портовые краны, мы стояли на какой-то возвышенности и любовались скрывающимся за горизонтом солнцем. Я держал твои руки, в глазах цвета неба читалось наслаждение происходящим.

 Тёмная густая листва шелестела негромко. На город опустилась ночь, тени людей исчезли. Мы уединились на одинокой скамье, стоящей недалеко у воды. Напротив только замковый остров и величественная башня – безмолвный свидетель нескольких столетий. Сегодня она наблюдала за нами. Мы остановились у невысокого ограждения чарующей набережной. Я обхватил оголённый животик девушки и медленно целовал красивые губы. Эта ночь ещё будет долгой. Меня покусают местные комары, под утро мы посетим открытое кафе, согреемся хорошим коньяком и горячими шашлыками… А пока я продолжал целовать её долго… Этот вкус фруктовой жвачки до сих пор в памяти. Утром мы сонные уехали в междугороднем автобусе. Домой обратно…


***
 Время идёт, оно меняется и не стоит на месте. Вместе с этим меняемся мы, я в частности. Прошло примерно лет восемнадцать. В этих годах скрыты многие встречи и расставания. В запомнившихся эпизодах свои имена и фамилии, интересы и характеры, манеры общения. Это как изучение азбуки: множество букв, а звуков ещё больше. Сложить слова из алфавита просто, попробуй произнеси их искренне - в этом сложность. Мне было всегда интересно, по-настоящему любить пытался. Редко встречи в жизни были просто симпатией, но и они никогда не становились развлечением. Сложилось так, как сложилось…

 Сегодня я один, со своими далёкими грёзами, въевшимися в глубину сознания вкусами женских поцелуев. Я их помню почему-то, кроме одного: из детства. Об этом случае потом рассказывали…
 Наверное, года три мне исполнилось. Я был прижат к стенке соседской девочкой Викой. Тогда встретились детские губы. Ни ощущений внутри, ни вкуса этого поцелуя не осталось… Может он оказался очень чистым и простым, дарился ни за что, ровно, как и принимался. Возможно, сегодня я бы назвал его вечным словом - любовью…


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.