И даровал Господь любовь

«Далёкие милые были! Тот образ во мне не угас.
Когда-то мы очень любили, а значит любили и нас»
                Сергей Есенин
   

Игорь Валентинович Артамонов - тридцатилетний мужчина, которого ценили в школе за знание своего предмета, остроумие, привлекательность, общительность.
Будучи студентом, был женат. Пожив с молодой женой, такой же студенткой, в семейном общежитии, они разбежались по только им известным причинам. В школе этим никто не интересовался. Скромен, отзывчив и, как говорится, - добропорядочный человек и хороштй учитель математики. Видимо, неудачный брак оставил свой след в его душе и был он замкнут для сердечных отношений с незамужними коллегами.

Но и на него, как в песне «Любовь нечаянно нагрянет, когда её совсем не ждёшь....». Она нагрянула, после которой для него «всё  стало вокруг голубым и зелёным, вокруг забурлила, запели ручьи...».

А случилость то так.

Оленька - ученица десятого класса. Редко кто из девчонок, обладая такой красотой, был столь скромен и не пользовался этим даром природы, как она. Никто не мог заподозрить эту прилежную школьницу с безупречной репутацией в том, что она способна изображать недотрогу,  что её душу волнуют страсти, а тем более, что она влюблена.
 
Она, эта молчальница, как-то, улучив момент, когда учитель математики проверял контрольные работы учащихся в учительской, в которой, кроме него, никого не было, без предупреждения явилась к нему. Когда она вошла, он посмотрел на неё раздумчиво. Она стояла и молчала.

- Оленька, почему ты не на уроке? – она молчит. - Что случилось, Оля? Почему ты пришла ко мне?
 
- Случилось, - прошептали её губы, и она, не опуская глаз, зардевшись маковым цветом, вымолвила: - Я должна вам об этом сказать.
 
- Я слушаю тебя.

- Вы, Игорь Валентинович, ошиблись в выборе профессии. Вы рождены для поэзии, а не для уравнений и интегралов.
 
Тот удивлённо поднял брови.

- Почему ты так думаешь, девочка? 
 
- Пожалуйста, не обращайтесь со мной как с ребёнком. - И, как гром среди ясного неба: - Я люблю вас.
 
Лицо Игоря Валентиновича стало багровым от удивления. Казалось, он лешился дара речи. Но как-то справившись с собою, произнёс:

- Оленька, ну ты же мне в дочери годишься. Ты заблуждаешься в своих чувствах ко мне. За что ты любишь меня? За то что я к тебе хорошо по-отцовски отношусь? Так я ко всем так отношусь учащимся. И особенно - у кого нет отцов по каким-то причинам. Твоё представление о любви ложное.
 
Оленька смотрела на Игоря Валентиновича как-то печально, и в то же время с затаённой надеждой на то что он поймёт или, в крайнем случае, пожалеет, прижмёт к себе и скажет что-то доброе, погладит по голове, чего ей так не хватало в семье, от отца - пьющего работяги, для которого то и другое было основным, но не жена и дочь.  Наступила некая пауза. В эту затаившуюся тишину вплёлся тихо голос Оли:
 
- Никогда, Игорь Валентинович, не знаешь, за что ты любишь другого человека... Возьмите меня с собою на рыбалку. Я вас очень прошу.
 
- Так меня с потрохами съедят за несовершеннолетнюю! А тебя камнями забросает всё женское племя! Ты думаешь о чём меня просишь?!
 
- А что, об этом всем надо рассказывать? Ведь любви нада тайна.
- Так я и люблю тебя совсем не той любовью, о которой ты говоришь.
- Игорь Валентинович, забудте, что я люблю вас, что я смешна, что вы учитель, забудте моё имя и своё, поцелуйте меня из милосердия. Если бы вы только знали, как это ужасно любить того, кто тебя не любит. Это мука, это бессилие, это отчаяние, когда в мечтах видишь чьё-то лицо, которое  целует тебя, а наяву это лицо отворачивается от тебя. Притворитесь только раз, один лишь раз... Прижмите меня к себе, вот так просто, и я освобожу вас от всего... Любовь моя, умоляю, притворитесь на мгновение, всего лишь на мгновение...
 
Из глаз, этих прекрасных девичьих глаз, жемчужинками скатились слезинки, от которых Игорю Валентиновичу сделалось безумно жаль свою ученицу. У него сжалось сердце. Он встал, подошёл к Оле, и, словно во сне, поцелуем снял с её щёчек слезинки, а она инстинктивно прижала свою голову к его груди.

- Хорошо. В субботу я буду тебя ждать на остановке электрички. А сейчас оставь меня одного. Оленька, я прошу тебя. Я должен побыть сейчас один.

... Они плыли в лодке. Он неторопливо грёб вёслами. Она, свесив руку в воду и глядя любяще на Игоря Валентиновича, спросила:
- Можно я буду здесь называть вас как хочу?
- Если ты так хочешь...
- Игорь...Милый, ...Увези меня в мир, который снится мне. Ведь это, как я чувствую, совсем рядом.
 
И тогда он бросил вёсла, начал целовать её. Затем, спрятав лодку в камышах, они вышли на берег, в цветочный  луг, и любили друг друга как дикари. А вокруг  первозданная природа,... пахло рыбой и водорослями,...  над рекой разливался клик лебединной любви,... и этот запах тёплой реки... стали для  Оленьки колыбелью её превращения из детства в Женщину...

После школьного прощального бала Оленька и Игорь официально поженились.

И даруй, Господь, им Любовь на всю ЖИЗНЬ.


Рецензии
Ох, как здорово! Просто Бунина вспомнил, его рассказ "Оленька". Как созвучно! Молодец!

Николай Хребтов   07.04.2018 04:45     Заявить о нарушении
Николаю Хребтову. Благодарю за отзыв на "И даровал Господь любовь".

Мне далеко до таланта Ивана Бунина, произведения которого я обажаю. Особенно строки о Оле Мещерской: - "... Предо мной не плита, не распятье.
Предо мной институтское платье и пылающий взор..."

Михаил Ханджей   07.04.2018 07:51   Заявить о нарушении
P.S. Николай, пишу как бог на душу мою грешную положил. Если удосужишся, прочти в моём разделе "Люди и судьбы" минироман "Анатомия измены, или Зори над заливом". Кстати, там есть что почитать для души.
С самыми добрыми пожеланиями.

Михаил Ханджей   07.04.2018 07:58   Заявить о нарушении
...Что ж ты, Коля, приуныл,

Голову повесил?

Ведь по-прежнему ты мил

Целиною песен...

P.S. Да, именно так - ты вошёл в мою жизнь, как ЦЕЛИННИК вообще, и в литературных работах в частности.

С наилучшими пожеланиями

Михаил Ханджей   29.06.2019 13:45   Заявить о нарушении