69. Про машинную Душу

Водитель с кондуктором на обеде.

Водитель, пересмешник и большой любитель пошутить, с самым серьёзным лицом говорит ей:
- Ты даже и не подозреваешь, что у каждой машины есть своя машинная душа. Как у людей .
Может быть, это человеческая душа  вселилась, может, вообще какая-то душа, которой всё равно, во что или в кого вселиться, если надо куда-то вселиться, а подходящего человеческого тела не оказалось рядом, - в собаку ли, в  камень, в птицу или в дерево.  Может и в машину.

И очень серьезно смотрит водитель.
У кондуктора глаза распахнулись,  брови изумлённо взлетели. А он  продолжает:
- Любой водила тебе скажет – у машин есть душа! Те, кто постоянно с машинами дело имеет, это знают.
Все машины – разные.

 Есть,  например, САДИСТЫ. Так и норовит тебя покалечить, изранить, а то и убить. В каждую яму летит,  да выбирает, что поглубже и  побольше. Ищет колдобины и старается так встряхнуть, чтоб  знал,  как ездить надо. А  если затормозишь,  она это так сделает, что без разбитого лба не проходит и дня. Такой машине любо, если все начинают ругаться на водителя – он же  за рулем!
 Понимаешь, водитель в данном случае – придаток к этой зверюге,  садисту. Он даже не врубается, что исполняет её волю.
Слыхала историю, когда водитель тормозил, да тормоза не слушались? А были они исправны! Но так хотела машина. Или водитель в одну сторону  поворачивает, а автобус в другую!  С чего бы это? А с того!

А норов ихний? Вот тебе всего лишь маленький примерчик.
 Не замечала, как двери открываются в иных салонах? Не двери, а пасть с невидимыми зубами. Клацает так, что кажется -  сейчас  откусит руку или ногу. Для такого пакостного характера  праздник  - защемить в дверях сумку, полшубы отхватить. Это она делает с превеликим старанием и любовью.
 Мне-то зачем такими вещами заниматься? Думаешь, жалоб мало или делать больше нечего?  Ни один водила не хочет связываться с пассажирами. Едут, пусть едут, лишь бы платили и не сорили.
Да нет, есть некто, который всё по - своему делает. И этот некто…- верно! Машина!

Есть, конечно, и ДОБРЫЕ автобусы. Ездил я на таком. Ходит ровненько, мягонько. Если уж где и тряхнет нечаянно, то чувствуется, машинная душа переживает и больше моей. Такой автобус ждёт всех опоздавших, затерявшихся на дороге подбирает, подсаживает всех подряд – жалеет! Ему будто не удобно, что люди на остановках стоят.


Довелось мне работать на одном совсем уж странном автобусе – ЗАДУМЧИВОМ. Чего улыбаешься? Не знаю, с чего он такой был. Пред каждой лужей останавливался, думал – перелететь, может, или перепрыгнуть? А дай переплыву. Нет, лучше объеду. А если повеселить себя и зарыться в самую глубину по уши?
Иногда такой задумчивый забудет, для чего он вообще, и  что он  всего лишь автобус,  да как газанёт, как помчится, самолетом себя вообразит, что ли? Вот-вот взлетит…

 А весной он мне какие кренделя выкидывал?  Размечтается да мимо остановок летит, а то вдруг посреди дороги  станет столбом и думает, и думает… О чем?

Есть и ЛЕНИВЫЕ  мерзавцы. Однажды у меня была такая, недолго, правда, но намучился я с нею. Любимое её занятие -  под забором валяться, в гараже в углу проторчать, и вечно у неё что-то ломается, что у хорошей машины и сломаться не может. А всё дело в том, что работать ей не хочется.
Если выйдет на дорогу – не теряй бдительности.

Сменщик мне говорит:
- Наша машина на техосмотре.  Нам с тобой на эти дни дали вон ту… трахому.
- Ты с трахомой потише.  Услышит, пиши – пропало. Будешь загорать, - говорю я ему.
И точно,  услышала.
Ладно, выехал я из парка, доехали до вокзала. Пока ничем себя не выдала. Она же моментик выбирала, гадюка. Взяли людей, едем в Южный, до церкви добрались, как стала ни с того, ни с сего, и  ни с места. Я всё проверил – понять ничего не могу. Всё нормально. А стоим. Ну, не молиться же у церкви ей понадобилось?  Хотя именно это напрашивается. Верно? Не заводится. Не хочет работать. Люди возмущаются, кричат, дескать, специально  ломаетесь, матерят, обзывают всяко. Их понять можно, все куда-то вечно опаздывают.

Вобщем,  высадил  всех, обошел  эту трахому, со злости по колесам, как следует, дал, да по коробке ключом, да ещё выматерил в сердцах.
И представь. Ей этого и не хватало – враз завелась. Сатана, а не машина. Снова я своих же пассажиров подобрал, остановок семь  проехал,  и тут подушка  взорвалась, как бомба.  Не хотела мерзавка работать и своего добилась.

И что характерно, что интересно-то, они, такие своенравные и  с прибабахами, прямо с заводов идут.
 Видимо, мечтала душа машинная не о том, чтобы простых людей возить,  а не меньше, как  "Мерседесом" или  "Джипом" родиться, а тут на тебе -  автобусом по 24 часа в сутки вкалывать, возить безлошадных, и никакого тебе отдыха. 

Лодырей среди них хватает. То в гору идти не могут, то с горы спускаться для них труд великий, а то и по равнине не тянут. Любимое занятие – со слесарями в гараже перекуривать, байки слушать, водчонку попивать под заборами со всякими бездельниками…

Кондуктор со смеху покатывается, а водитель невозмутимо знай развивает тему дальше.

- Говорят, в парке был автобус-САМОУБИЙЦА. Натурально. Только выявили это не сразу. А он тоже никому об этом ни слова, что, дескать, жить не хочу и не думайте даже… Когда после двух-трех странных аварий поняли, с кем дело имеют, никто на нем ездить не захотел – все боялись.

Видать, ещё при его изготовлении на заводе что-то в мозгах перепутали. Только  выйдет на дорогу, так и норовит встречным машинам под колеса броситься. Еле руль в руках держишь, ноги болят и дрожат неделю, так на тормоза давишь. И все равно во что-нибудь, да врежется – либо в бордюр, либо в дерево, а то и в КАМАЗ… Заметили, что под КАМАЗы особенно стремился, подлец. Всё меньше он ездил, всё чаще его реанимировали. Никто не хотел на  нём работать.   Новенькие по незнанию   если только.


 Псих… Псих и есть.  И всё же он добился.  Слава богу,  народ не пострадал. А этот псих врезался в дерево так, что ремонту не подлежал более.  Мужики  все так и поняли.

Есть, есть душа у машины.
Я бы тебе мог такое рассказать, ахнула бы,  да некогда  уже.

И душа у них такая же не простая, как и  у людей.

Мне Андрюха Федьковский рассказывал, как он работал на ЗЛОПАМЯТНОМ автобусе. Вот уж чудо так чудо. Сменщик его - матерщинник страшный.  Была у него привычка: перед сменой обойти  автобус и по колесам лупить, приговаривая, причём каждый день одно и то же:

- Ну что ,скотовоз, мать твою?  Трахома  гадючья. Когда я от тебя избавлюсь, сарай вонючий? Работы с тобой нет, одни простои, туды твою и прочее…
И по колёсам, и по колёсам.

И что ты думаешь? Федьковский отработает, а сменщик сядет за руль  и дальше ворот ни в какую - уже готов, и разбираются с ним слесаря до утра.

Или так:  Федьковский приходит во вторую смену, а сменщик уже бежит и кричит, что трахома, автобус,  то есть, с утра в простое – мол, сломался.

Федьковский молчком  подошел, сел, завел и поехал работать на линию, Будто и не ломался, сущий  дьявол из железа. Никто не мог понять,  в чём дело. Потом дошло. Злопамятный черт этот автобус был. Не любил, когда его материли.

Никого нельзя обижать, но автобусы - особенно, они за день и так столько людских нервов впитывают.

Поехали, чего улыбаешься?  Пора.


1997 г


Рецензии
Отличный рассказ! Классный стиль, Наташа, браво! Р.Р.

Роман Рассветов   07.09.2018 11:24     Заявить о нарушении
Роман, спасибо за поддержку! Вы согласны, что есть дух машины?Рада знакомству.

Наталья Гончарова 5   08.09.2018 05:08   Заявить о нарушении
А что, очень может быть! Р.

Роман Рассветов   08.09.2018 13:26   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.