Фарцовщик

    У меня плацкартный вагон. Летний поезд «Уфа – Адлер» идет через Ульяновск к Черному морю. В пути следует более двух суток. Многие пассажиры с детьми едут до конечного пункта. Несколько человек выходят в Краснодаре и других станциях. В обязанности проводника входят: посадка и высадка пассажиров, проверка билетов, выдача постельного белья, ежедневная трехкратная уборка вагона, трижды напоить чаем пассажиров, перед каждой станцией передать начальнику поезда сведения о наличии свободных мест, следить за безопасностью в вагоне…
    Чай разношу в стаканах с подстаканниками. Титан разжигаю на углях, чтобы для пассажиров в течение дня был кипяток. Угольная пыль забивается под ногти черной полоской. Ее не отмыть даже намыленной щеткой.
    За время дальнего следования знакомишься, сближаешься с людьми. Некоторые рассказывают о семье, пережитом, проблемах… Для меня пассажиры становились своими людьми, ведь я отвечала за их здоровье и жизнь на время следования в пути…
В этот рейс в мой вагон зашел приметный молодой человек – высокий (на голову выше остальных пассажиров), в синих фирменных джинсах и ярко-малиновой бархатной куртке, длинные, вьющиеся волосы цвета спелой ржи. Отдал мне проездной до Краснодара и прошел к своему месту. То, что он фарцовщик было видно по его одежде и свободной, уверенной манере держаться. В 80-е годы дефицита в стране модную одежду (джинсы, кроссовки и т.д.) можно было, как говорили тогда, «достать» у фарцовщиков, то есть перекупщиков-спекулянтов (в 90-е годы таких людей станут называть предпринимателями) или «из-под полы» у товароведа, либо у директора магазина.
   Несомненно, этот молодой человек стильностью выделялся среди других пассажиров, выходивших на остановках подышать свежим воздухом и размять ноги. Девчонки, студентки-проводницы подходили к моему вагону, увидев его. Петя, так звали яркого в прямом и переносном смысле пассажира, угощал нас жвачками апельсинового вкуса, шутил и балагурил. Он взял на себя обязанности моего помощника-добровольца. Подавал руку, когда я спускалась и поднималась в вагон на станциях, разжигал уголь в топке титана, встречал и провожал ночью станции вместе со мной.
   Еще в моем вагоне ехала в спортивный лагерь в Адлере юношеская команда боксеров из Уфы. Их тренер, проходя мимо моего купе, спрашивал:
    - Тебя никто не обижает? Если что, мы всей командой защитим тебя, - и делал боксерские движения руками. Они меня тоже охраняли. Нужно сказать, что в каждом рейсе несколько мужчин становились моими охранниками и помогали дежурить во время следования в пути.
   Мне было тогда 19 лет, а выглядела я подростком. Часто слышала вопрос:
    - Как же тебя родители отпустили одну в дальнюю поездку?
 Я неизменно отвечала:
   - Хочу страну посмотреть, с людьми общаться.
   До Краснодара ехал с мамой симпатичный мальчик лет пяти – Андрейка. У Андрейки глаза – два голубых блюдечка, веселая улыбка, светлые, выгоревшие на солнце волосы, коротко острижены. Андрейка днем не выходил из моего купе. Я ему из бумаги складывала кораблики, самолетики, лягушек, и он увлеченно играл с ними, рассказывал мне свои детские истории.  Мы пили с ним чай с баранками и ели с хлебом консервированную ставриду в томатном соусе.
Тут подходит ко мне мама Андрейки и говорит взволнованно:
   - Люся, иди выручай Петю. Он в последнем купе играет в карты на деньги. Его в игру втянули карточные шулеры. Как-то мой муж также попался в их сети и домой вернулся в одних трусах.
   Я немедленно прошла в последнее купе. Там находились 5-6 человек кавказской внешности. У окна сидел Петя и азартно кидал карты. Увидев, что его обложили, желая отвлечь Петю от игры, я сказала:
- Петя, помоги мне разжечь титан. Время готовить чай пассажирам.
   - Сейчас, сейчас, подожди…   - махнул он мне рукой.
    Я подошла второй раз. Повторила просьбу настойчивее. Но куда там! Петя вошел в азарт.
Обернувшись к сидящему рядом один из шулеров, видимо главарь, произнес с кавказским акцентом.
    - Иди, помоги. Сделай, что ей там надо.
    А я упрямо твержу:
   -  Хочу, чтобы Петя помог. И добавляю:
   - Если не прекратите играть в карты и не отпустите его, доложу начальнику поезда.
   - Петя в кольце. Они не дадут ему выйти из игры, пока не вытянут с него все деньги, - подумала я.
    Убедившись, что они не отпустят его, пошла к начальнику поезда. Его вагон находился в середине состава, там же ехал и милиционер, сопровождавший поезд. Сообщила им, что в моем вагоне картежные шулеры заманили пассажира в игру и не отпускают его.
Начальник поезда сказала:
    - Возвращайся в свой вагон. Мы решим, что делать.
    Милиционер ничего не сказал, лишь хитро прищурил глаза.
    И я пошла в свой вагон. А состав длинный, более 20 вагонов. Когда я находилась на полпути к себе, кто-то сорвал стоп-кран. Поезд дернулся и остановился с шипением. Потом я поняла, что это сделали шулеры. В окна вагонов увидела по обоим сторонам состава лес. И вот, когда переходила очередной стык вагонов, спиной почувствовала опасность и быстро отскочила к двери тамбурной площадки, плотно прижалась к ней. Передо мной бесшумно, как кошка, возник один из шулеров. Мы стояли лицом к лицу, глядя пристально в глаза друг другу. Его правая рука скользнула в задний карман брюк и что-то сжала. Я мысленно говорила ему, не отрывая взгляда:
    - Ты не убьешь меня. Ты не сможешь убить меня.
    Мне казалось, что время остановилось. Его черные глаза – бусинки злобно сверлили меня, как буравчики. Он вытащил руку из кармана, быстрым движением громко хлопнул дверью и ушел. Я постояла с минуту и отрешенно пошла к себе, обессиленная села на диванчик в купе проводника. Вижу в окно: Петя бегает вдоль состава, размахивая руками. Забежал в вагон, увидел меня и нервно закричал:
   - Ты сидишь тут, а меня обчистили жулики! – и прошел дальше по вагону.
    Я промолчала. У меня не было сил что-либо произнести. Налила себе чай. Пью не спеша маленькими глотками в прикуску с сахаром.
Подошла мама Андрейки и сообщила, что у Пети шулеры забрали семьсот рублей. В начале 80-х годов это были немалые деньги.
 - А меня чуть не убили из-за него… - сказала я в ответ.
    День клонился к закату. Опустились сумерки. Мы приехали в Краснодар, столицу донского казачества. Я провожаю пассажиров, Андрейку с мамой. Встречаю новых… Петя сошел с вагона и зашагал вперед быстрыми шагами. Через несколько минут вернулся такими же быстрыми шагами, подошел ко мне, наклонил голову и спросил:
   - Что я забыл сделать?
   Я смотрела на него и мысленно произнесла:
   - Ты забыл поцеловать меня.
   Он поцеловал меня в лоб и быстро ушел. В свете фонарей мелькала его ярко-малиновая куртка.
   За происходящим наблюдал темноволосый мужчина, казак, похожий на Григория Мелехова. Он провожал сестру на море. Ревниво спросил:
 - Твой парень?
 - Нет, - говорю, - пассажир.
                ***
   По перрону прохаживался сопровождавший наш поезд милиционер. Я подошла к нему, спросила:
 - Почему вы дали уйти шулерам?
   Он поднял плечи, повернулся от меня на 180 градусов и пошел вдоль состава к вагону начальника поезда.
 
18.09. – 21.09.2017 г. г. Москва


Рецензии
Из своей жизни случай? На тебя похоже. А милиционеры не изменились... жму зелен

Нина Турицына   15.11.2020 16:58     Заявить о нарушении