Екатерина Дёмина. Герой Советского Союза

11 апреля 1944 года город Керчь (Крым)
   был освобождён от немецко-фашистских захватчиков
   Керчь – Город-герой
               
                ЕКАТЕРИНА ДЁМИНА. ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

   В девичестве она Екатерина Илларионовна Михайлова. Катюша, Катя – так её называли на фронте боевые товарищи. Дёмина – после замужества.
   Я всегда слышала её фамилию как Дёмина. Но чаще встречается в печати Демина. Известно, что буква «ё» сейчас игнорируется, впала в немилость в России.

   В СССР, а теперь в России никто не написал о Екатерине Илларионовне книгу. Например, в серию «Жизнь замечательных людей». Написала о русской фронтовичке книгу лишь какая-то английская журналистка, для чего специально приезжала в СССР; встречались они в Москве, где Екатерина Илларионовна тогда уже жила. Я книгу не видела; переведена ли она на русский язык, не знаю.
   Но было это до того, как Е. Дёмина получила звание Героя Советского Союза.
   Награждение это имеет отдельную историю. О ней позже.

   С Екатериной Илларионовной мы знакомы давно. Много раз встречались. Я написала о ней несколько очерков. Сохранились в моих блокнотах записи наших разговоров в разные годы.
   Но пальму первенства надо отдать фронтовику, писателю Сергею Сергеевичу Смирнову – он написал очерк «Катюша». Когда он начал вести на советском телевидении передачу о фронтовиках, к нему обратились ветераны-моряки с просьбой – найти Катюшу Михайлову, храбрую санитарную дружинницу, их боевого товарища.
    Писатель сначала не поверил в её существование; решил, что это легенда.

    Если бы не поверил в эту быль лишь Сергей Смирнов! Не верили все годы советской власти и те, от кого зависело награждение фронтовиков.
   Их я назвала тыловыми крысами.

                СЛАВНАЯ РУССКАЯ КАТЮША

   Мне подарили одну полосу газеты «Правда» от 29 марта 1964 года, на которой обзор писем читателей под заголовком «Славная русская Катюша». Бумага пожелтела и едва дышит. Но текст чёткий.  Автора обзора нет. Сохранился на обратной стороне листа общий номер газеты, то есть со дня первого выпуска – 16675.
   Я решила перепечатать этот обзор.
   В нём история Екатерины Михайловой, отдельные страницы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов и горячая любовь к фронтовикам, освободившим Отечество от немецких фашистов и их союзников.

   Предисловие:
   «Так обращается в письме один из наших читателей к героине Великой Отечественной войны Кате Михайловой, ныне врачу из города Электросталь Екатерине Илларионовне Деминой, об отваге и мужестве которой рассказывалось в очерке С. С. Смирнова «Катюша» («Правда», 8 марта с.г.). Боевая биография героической девушки – моряка вызвала горячий отклик советских людей всех возрастов и профессий. Многочисленные письма пришли как в редакцию, так и в адрес Е.И. Деминой».

   Дальше текст из газеты:
   «Дорогая, дорогая Катюша – Екатерина Илларионовна! – говорится в одном из писем. – Сегодня многие, прочитавшие о Вас, вероятно, пошлют Вам, как и я, приветственные письма, но не всем исполнится скоро 90 лет и 70 лет беспрерывного стажа на фронте искусства. Примите мои объятия, сердечный материнский поцелуй, пожелания большого, крепкого здоровья и очень долгой жизни. Вам, дорогой героине, я благодарна за всё доброе, что Вы сделали. Елена Фабиановна Гнесина».
   Это письмо прославленного ветерана нашей музыки, основательницы известного Музыкально-педагогического института и училища имени Гнесиных.

   «Сегодня прочитал рассказ о Вашей замечательной жизни, - пишет читатель Н. Шумский из Саратова. – Преклоняюсь перед такими людьми, как Вы… Думаю, что я слабее Вас духом, хоть я и мужчина. Ваш сын должен гордиться своей матерью, а муж – женой…».

   «Уважаемая Екатерина Илларионовна! – обращается к героине инженер из Кабардино-Балкарии В.Самарджиди. – Я и моя семья получили огромное удовольствие и удовлетворение, прочитав очерк о Вас. Моя дочь Наташа учится на втором курсе медицинского института в Орджоникидзе, и в феврале этого года сдала на «отлично» экзамен. Я послал Наташе вырезку, как будущему врачу, чтобы в жизни она старалась быть похожей на Вас»

   «Мы с большим удовольствием прочитали статью «Катюша», - пишут супруги Фатхи и Фаузия Губайдуллины, инженер и работница детсада. – Мы восхищаемся геройскими подвигами этой молодой в то время советской девушки, гордимся, что наша партия и наш народ вырастили таких отважных героинь. Молодец, Катя, что ты отстаивала честь и свободу своего великого русского народа, добилась своей мечты стать врачом!»

   «Прошу через газету передать нашей Кате Михайловой – именно нашей – большое, большое спасибо от темрючан. Ведь она одна из тех, кто боролся за освобождение нашего родного города Темрюка. Идёшь сейчас по улицам Темрюка и думаешь: сколько трудностей перенесла наша славная морячка Катя Михайлова, чтобы нам радостно жилось.
   Мы никогда не забудем Вас, Екатерина Илларионовна, наша славная героиня, чьи подвиги будут бессмертным примером для нас, комсомольцев. От всей души приглашаем Вас в наш город Темрюк. Посмотрите, каким он сейчас стал. Вы будете у нас настоящим почётным гостем. С комсомольским приветом Галина Серебрянская, оператор Темрюкского узла связи»

   «Ваша фотография с наградами за героизм, которую нам с трудом удалось достать в 1954 году в штабе Дунайской флотилии, восхищает наших посетителей – они подолгу задерживаются у этого портрета, - пишет Е. И. Деминой научный сотрудник Белгород-Днестровского краеведческого музея В. Яковлев. – На примере Вашей жизни должна воспитываться наша молодёжь»

   «Вы служите блистательным примером для всех. Я плакала над Вашей биографией, полной высокого мужества и любви к Отечеству, - вторит В. Яковлеву учительница Ф. Фурманова из Москвы. – Скоро я уезжаю в ряд городов Урала и Казахстана, чтобы читать лекции по воспитанию. Как маяк, Вы передо мной. Готовлюсь начать свои лекции рассказом о Вас»

   «В день 8 Марта наш третий «Б» класс приняли в пионеры. Мы заслужили право учиться в  Ленинской комнате, - пишут героине школьники из посёлка Афипского Краснодарского края. – Выбирая имя отряду, мы решили в память Вашей юности назвать наш отряд именем Катюши Михайловой. Просим у Вас на это согласия»

   А ребята из Керченского Дома пионеров, приглашая в гости Е. И. Демину, рассказывают ей, как растёт и хорошеет их город, за который она воевала.

   Приглашений много. Зовёт в Минск бывший командир Могилёвского партизанского соединения С. Г. Сидоренко-Солдатенко. Просят посетить их супруги Ребровы из Москвы; семья Плеклер из города Николаева.
   Приглашает приехать вместе с семьёй в Севастополь бывший сослуживец Кати Михайловой, комсорг батальона морской пехоты, а теперь капитан 1-го ранга Д. А. Дюков. «Горжусь тобой, Катюша, и с благодарностью вспоминаю тебя и нашу совместную службу в годы войны», - пишет он.

   Отозвались многие боевые друзья Катюши. Из далёкой Якутии, из города Мирного, бывший моряк-десантник Пётр Мануйлов так вспоминает о ней:
   «Сильная духом, скромная, весёлая. Помню, в уличных боях в городе Керчи немецкий танк бил прямой наводкой в дом, откуда мы отстреливались, и в это время Катя нас рассмешила. Она отважная была. Мы, моряки-десантники, про неё песенку пели. Песня была, правда, всем известная – «Катюша», но наши ребята выбросили из неё несколько слов и вставили фамилию Михайловой. Пели в блиндаже под гитару».

   «Мы, твои бывшие товарищи, не удивляемся, что о тебе написана в газете статья, - обращается к Е. И. Деминой В. Каялов из Омска. – Ведь мы хорошо знаем, что ты этого заслужила. Мы, Катя, всегда тобой гордились, оберегали тебя. У меня лично (это, видимо, многие тебе будут говорить в письмах) сохранились о тебе самые тёплые, душевные воспоминания, как о хорошем товарище, друге, милой и чистой девушке. Это я сохраню на всю жизнь, поверь!»

                «ВПЕРЁД, БРАТВА! НАШИ БЛИЗКО»

   Дальше из «Правды»:
   «Бывший член Военного совета Азовской и Дунайской военных флотилий контр-адмирал А. А. Матушкин, сейчас находится в запасе и живёт в Москве. В своё время он подписал представление Кати Михайловой к званию Героя Советского Союза за бой у югославской крепости Илок, которое, как известно, было возвращено назад из-за того, что в наградном отделе не поверили в описанный там подвиг девушки.

   А. А. Матушкин прислал в редакцию «Правды» письмо, в котором подтверждает все факты, изложенные в очерке «Катюша», и дополняет их новыми подробностями.
   «В бою за Керчь, - пишет он, - среди первых выскочила на берег Катюша. Немцы, оправившись от первых ударов, многократно атаковали позиции батальона, но каждый раз откатывались назад. Е. И. Михайлова на своих плечах вынесла из боя не один десяток раненных бойцов, а часто ей приходилось вместе со своими товарищами отбивать атаки наседающего врага. Тем более, что она автоматом, пулемётом и всем стрелковым оружием владела мастерски.

   Во время штурма Белгорода-Днестровского в пылу боя около взвода морских пехотинцев во главе с капитаном Ивановым оторвались от основных сил батальона и были отсечены противником. Разгорелась жаркая схватка (вплоть до рукопашной), в которой капитан Иванов был убит. Среди окружённых противником десантников произошло короткое замешательство.
   Катюша, которая находилась в этой группе, со словами: «Вперёд, братва! Наши близко!» - поднялась во весь рост, а за нею и все остальные ударили по цепи окружения противника и соединились с основными силами батальона».

   Рассказывая о памятном бое десантников на полузатопленном дунайском островке у крепости Илок, контр-адмирал Матушкин высоко оценивает мужественное поведение серьёзно раненной тогда Кати Михайловой.
   - Когда бой кончился, - говорит он, - боевые друзья Катюши бережно, на руках, вынесли её из воды, и вскоре она была эвакуирована на плавучий госпиталь флотилии.
 
   В тот день я обходил раненых. Зашёл и к Катюше. Она была в полузабытьи, так как, кроме тяжёлого ранения, она сильно простудилась, находясь по горло в холодной декабрьской воде, и заболела двусторонним воспалением лёгких.
   На флотилии Катюшу любили все, а тем более её коллеги-медики. Они очень много сделали, чтобы спасти жизнь Катюши (а она длительное время была между жизнью и смертью), поднять её на ноги и вернуть в отряд. И это им удалось».

   «За совокупность боевых подвигов Катюши, - заключает А. А. Матушкин, - и в особенности за её последний подвиг Военный совет флотилии представил Катюшу к званию Героя Советского Союза. Но, вероятно, мы не сумели должным образом обосновать это.
   Поэтому убедительно прошу ходатайствовать перед правительством, чтобы восстановить справедливость и присвоить Е. И. Деминой звание Героя Советского Союза, к которому она представлялась ранее. Она это воистину заслужила».

   Запомним этот год – 1964-й, когда вышел обзор писем в «Правде».

   «Обратились с письмом в редакцию также бывший командующий Дунайской военной флотилии вице-адмирал Г. Н. Холостяков и бывший начальник штаба флотилии капитан 1-го ранга А. В. Свердлов.

   «Героические действия главного старшины Михайловой Е. И., неоднократно отмечавшиеся в морских десантах под Темрюком, Керчью и Белгород-Днестровским, достигли своей вершины в бою за Илок, - пишут они. – Командование флотилии представляло Е. И. Михайлову к званию Героя Советского Союза, но подлинному героизму, осуществлённому в крайне сложных условиях, не поверили органы, ведавшие оформлением, и представление возвратили.
   Пришлось властью командующего флотилией ограничиться награждением Е. И. Михайловой Орденом Красного Знамени. Героизм главного старшины Е. И. Михайловой является исключительным примером беззаветного служения своей социалистической Родине и заслуживает быть достойно отмеченным».

   Этот же вопрос поднимается в подавляющем большинстве писем читателей, присланных в редакцию «Правды».
   «Нет слов, чтобы выразить то волнение и восхищение, которое мы испытали, читая о подвигах Кати Михайловой, - пишут пенсионеры из города Пушкина Ленинградской области В. С. Прокопенко и Н. Г. Ильенко. – Это ведь легендарная личность, наша национальная гордость! И тем более нас поражает, что эта женщина, подлинная героиня (дважды, трижды) до сих пор не имеет звания Героя. Мы уверены, что сейчас эта несправедливость будет устранена. Слава нашей партии, воспитавшей таких героинь!»

   «Только народ, поднятый на сознательное историческое творчество Великим Октябрём, мог воспитать патриотов, подобных Е. И. Михайловой! – восклицает доктор исторических наук, профессор А. Н. Гулиев из Баку. – Мне думается, что историческая правда о Кате Михайловой должна быть восстановлена: своей кровью она заслужила звание Героя Советского Союза, и она должна носить Золотую Звезду Героя».

   «На мой взгляд, надо бы вернуться к представлению к званию Героя Советского Союза товарища Деминой Екатерины Илларионовны – Катюши, - пишет заместитель главного энергетика Волгоградского металлургического завода «Красный Октябрь» А. Богашов».

   «Уважаемая редакция! Я читатель «Правды», шахтёр из Донецка, - говорится в другом письме. – С глубоким волнением мы с товарищами по работе прочли статью «Катюша». Мы испытали большое чувство радости и гордости за наших советских людей, защитивших нашу Родину от порабощения. Думаем, что надо добиться, чтобы Е. И. Демина была удостоена высокого звания Героя Советского Союза. С уважением. От имени электрослесарей шахты № 6 «Капитальная» Виктор Чуркин».

      «Мы проходим лечение в гор. Хмельнике Винницкой области на радоновых источниках, - пишут орденоносец звеньевая колхоза им. Ленина Мария Голубчук, доярка этого же колхоза Мария Шадковская, пенсионер Кузьма Коваленко, педагог Филипп Ковалик, медсестра Лидия Бочарова и другие. – Мы гордимся Екатериной Илларионовной, как истинным патриотом нашей Родины, как подлинным бесстрашным героем войны…
   Мы просим редакцию «Правды», собрав материал о ней, во имя человечности и советской справедливости возбудить перед правительством вопрос о присвоении нашей дорогой Катюше звания Героя Советского Союза».

   С просьбой ходатайствовать перед правительством о присвоении Е. И. Михайловой звания Героя Советского Союза обращаются в редакцию многие читатели. В нескольких письмах содержатся предложения создать кинофильм на материале героической биографии Кати Михайловой.
   Нам сообщили, что на Центральной студии документальных фильмов будет снята короткометражная картина «Катюша» по сценарию С. С. Смирнова.

   Недавно выяснилось, что наши фронтовые фоторепортёры не раз снимали Катюшу Михайлову в годы войны. Несколько таких снимков привёз в Москву фотокорреспондент Азербайджанского телеграфного агентства С. Кулишов.
   В архиве фотокорреспондента «Правды» Е. Халдея оказалась интересная фотография военных лет. Это фото мы публикуем сегодня».

   На опубликованной фотографии бегущие бойцы с автоматами. На переднем плане в окопе боец строчит из автомата. Чуть дальше стреляет пулемётчик. А между ними, не пригнувшись, стоит Катя Михайлова. Она перевязывает раненную левую руку солдату. Он склонил голову на правую руку. Видно, что ему больно.
  Бойцы бегут по косогору вверх, возможно, на гору Митридат, что возвышается над Керчью. А внизу виден Керченский пролив.
  Такие молодые лица! Многие там погибнут.

   Под этой фотографией в «Правде» подпись:
   «Главстаршина Катюша Михайлова среди солдат морской пехоты, штурмующих вражеские укрепления на Керченском полуострове. Этот снимок сделан двадцать лет назад военным фотокорреспондентом Е. Халдеем в дни боёв за Керчь».
   Та пехота не была одета в морскую форму. Одежда на них тёплая: фуфайки (не знаю точного – военного - названия), сапоги, шапки-ушанки с поднятыми и завязанными «ушками». Можно предположить, что у всех у них были тельняшки.
 
   Есть ещё одно её фото, снятое Е. Халдеем.  Потом этот фронтовой снимок много раз показывался на различных выставках и по телевидению в кинохронике.
   Катя в шинели, шапке-ушанке, конечно, с красной звёздочкой на ней.  Через плечо перекинут ремень сумки, на которой в белом кругу красный крест. Юное лицо; девушка улыбается.

   У меня есть (также подаренное) интересное приглашение. В нём написано, что Правительство Москвы, Московская городская дума, Московский дом ветеранов войн и вооружённых сил приглашают на торжественную встречу ветеранов Великой Отечественной войны – медицинских работников, посвящённую Дню медицинского работника.
   Та встреча была 30 мая в Московском академическом музыкальном театре имени К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко.

   Год не известен. Досадно. Я всем говорю: «Граждане, обязательно ставьте дату на всех своих письмах, фотографиях, разных документах».
  На титульном листе этого приглашения фотография Кати Михайловой – та фронтовая (1944 г.), с сумкой, на которой красный крест. А под снимком стихи поэтессы-фронтовички, также санитарной дружинницы Юлии Друниной:

Эти руки привыкли к любой работе –
Мыть полы, рыть окопы, стирать.
Им пять лет приходилось в стрелковой роте
Под огнём солдат бинтовать.

                КАТЮША

   Под таким заголовком в № 18 за 1984 год «Агитатора» (журнал ЦК КПСС; выпускался издательством «Правда») был опубликован мой очерк о Екатерине Илларионовне Деминой.
  Здесь есть некоторые подробности её жизни.
 
   «Мирный день 1945 года в Ленинграде. У разрушенного дома скорбно замерла худенькая фигурка в матросской шинели.
   - Не горюй, мальчик, - обратился к нему прохожий. – Сейчас всем трудно.
   Не знал ленинградец, что у человека, которому он сказал те слова, было уже два Ордена Красного Знамени, Орден Отечественной войны 2-й степени, медали, в том числе и «За отвагу». И был то вовсе не мальчик, а девушка.

   Родилась Катя Михайлова в Ленинграде, рано осталась сиротой. Прошла войну с июня 1941-го до 1945 года. Была санинструктором, стала врачом.
   В Москве легко затеряться даже известным артистам, но героев помнят и узнают. Был такой случай.

   У входа на станцию метро «Текстильщики» всегда много людей. Дежурная заприметила Екатерину Илларионовну, чуть заступила ей дорогу:
    - Это вас показывали недавно по телевидению?
   - Наверное, меня, - засмущалась Екатерина Илларионовна.
   - Я видела. Слушала вас и плакала. Здоровья вам желаю, дорогая. – Дежурная долго смотрела вслед женщине, на фирменном пиджаке которой было много наград.
   И каждая награда – этап жизни.

   … В июне 1941 года собралась Катя в гости к брату, который служил в Белоруссии. И получилось, что ехала она навстречу войне. Фронт для неё начался на Смоленском направлении (7-я армия). Сестрой милосердия Катя Михайлова стала в неполные восемнадцать лет (насколько я знаю, Екатерина Илларионовна, чтобы попасть на фронт, прибавила себе два года; по паспорту она с 1923 года – Л.П.)

   Может, будь у неё живы родители, то не пустили бы на фронт дочку, уговорили бы как-то – ради того, чтобы уберечь девчонку от ранних испытаний. Но вряд ли! По характеру она очень решительная, настойчивая. Даже в том, как Екатерина Илларионовна произносит слова - твёрдо и чётко – чувствуется волевой характер.
   Только откуда эта воля? Природа не дала ей даже среднего роста, но зато щедро отпустила человеколюбия, жизнестойкости и мужества.
 
   И ещё хочу отметить, что у неё дар оратора. В её рассказах о войне нет пафоса и рисовки. Екатерина Илларионовна просто рассказывает о том, что видела, что пережили на войне её боевые товарищи и она сама.

   Через два с половиной месяца от начала войны под Гжатском Катюша Михайлова была тяжело ранена. Казалось, выход один: чтобы жить, надо лишиться ноги. И во время войны бывают чудеса. В той поминутной спешке врачей, когда у них не было времени, возможности, сил, чтобы прислушиваться к желаниям раненых, пожалели её юность.
   Подлечили, отправили в тыл – в свердловский госпиталь. Рана заживала, а нога плохо гнулась. «Ах, плохо гнёшься? Буду тебя разрабатывать!», – упрямо твердила Катюша.

   Когда девушка оказалась в Баку, куда её отправили в профильный санаторий, лечилась там недолго. Упросила, убедила, доказала – и оказалась в самой горячей тогда военной точке – в Сталинграде. Санитарные теплоходы «Туркменистан», «Дагестан», «Красная Москва» вывозили оттуда раненых в тыловые госпитали.

   - До полутора тысяч человек брал теплоход, - рассказывает Екатерина Илларионовна. – Раненых размещали везде, где только можно было. На бреющем полёте расстреливали теплоходы фашистские лётчики – им-то хорошо были видны белые повязки раненых. Погибали и раненые, и медицинский персонал.
   Невозможно забыть страдания людей, искалеченные молодые тела. Не могу забыть крик обгоревшего танкиста Осипова: «Не хочу умирать!».
   А кто из нас хотел умирать? Мне трудно было передвигаться, нога опухала и болела. Но сколько страданий я видела, так много крови, что именно ненависть к фашистам поднимала, когда, казалось, не было уже сил.
   На моих глазах навсегда уходили под воду Волги тяжело раненные люди, и этого мне не забыть, пока дышу.

   И надо видеть, как волнение румянит щёки фронтовички; как подрагивают пальцы, словно и сейчас пытаются удержать раненого, сброшенного взрывом за борт теплохода; как прерывается голос.
   Нет, женщина не плачет. Выплакала, если не все, то почти все слёзы. И она всё хорошо помнит!

   … В 1943 году в Баку формировался батальон морской пехоты. Моряков подбирали чуть ли не двухметровых. Катя Михайлова попросилась в тот батальон медсестрой. Моряки посмеивались, когда её увидели. Даже пошутили: «Купим тебе соску».
   Но с серьёзной Катей такие шутки не проходили.

   Из моряков, залечивших раны в госпиталях Баку, добровольцев в батальон морской пехоты набирал капитан Воронов. К нему и обратилась Катюша. Когда он её увидел, сказал:
    - Если бы Пётр Первый знал, что такие на флоте служат – в гробу бы перевернулся.
   Капитал имел в виду её вовсе не гренадёрский вид.

   В батальон её взяли.
   Осенью командованием решено было высадить десант моряков в районе горы Митридат, возвышающейся над древней Керчью. Берег Керченского пролива в том районе был опутан колючей проволокой.
   Десант прошёл с Тамани на Маяк, Опасное, Жуковку… Когда моряки были обнаружены фашистами, началась страшная бомбёжка. Раненые повисали на проволоке.

   - В каждом моряке килограммов сто, а у меня вес сорок пять килограммов, - рассказывая, Екатерина Илларионовна улыбалась, но не до смеха ей было тогда. – Да ещё при нём противотанковое ружьё в шестнадцать килограммов. Надо было снять раненого с колючей проволоки, выволочь из воды, оттащить в безопасное место.
   Кстати, когда говорят, что вода покрывалась кровью – это не придумано, так было на самом деле.
   У меня не было времени считать, сколько я вынесла раненых, но другие считали. И получилось, что за годы Великой Отечественной войны я вынесла с поля боя около 400 человек; в том числе и 150 раненых с их личным оружием.
   Сейчас те мои раненые живут в Москве, Ленинграде, Измаиле, Керчи… И не только в этих городах.

                И БЕСКОЗЫРКУ НА ВОЛНЕ…

   Есть у Екатерины Илларионовны на Керченском полуострове особо памятные места. Одно из них – колодец.
   Где-то в районе Керчи после боя с фашистами моряки собрали раненых. Катюша перевязала их раны. В Крыму всегда была (и осталась) проблема с питьевой водой. Таков природный ресурс полуострова.

   Вода нужна была всем, но особенно раненым. Колодец недалеко, но он был на прицеле фашистов. И вот, пренебрегая опасностью, Катюша с ведром ранним утром пробирается к колодцу. Набрала воды. И вдруг видит немца. Он сел на землю, достал губную гармошку и начал наигрывать что-то вроде «Расцветали яблони и груши…».
   У Катюши, как говорят, замерло сердце. Но она сказала немцу (не знаю, на каком языке), что раненые просят пить, а она -  медицинская сестра. Понял фриц что-то или нет, но не задержал её; продолжал наигрывать русскую песню, в которой есть слова: «Выходила на берег Катюша…».
   Она получила выговор за безрассудство. А моряки были восхищены её храбростью и, наверное, не раз жалели о своей шутке по поводу соски.

   Дальше из моего очерка «Катюша»:
   «Керчь, Одесса, Измаил; Керченский пролив, Чёрное море, Дунай…
   «Нам песня твердила: «Дунай голубой», а мы его серым видали с тобой» - это из стихов писателя-фронтовика Сергея Сергеевича Смирнова.
   Серым Дунай видели и моряки 369-го отдельного Керченского Краснознамённого батальона морской пехоты, и медсестра Катюша, прозванная С. Смирновым «Дунайской» за мужество и смелость. Не пряталась, не пугалась, не плакала хрупкая медсестра.

   Она перевязывала и вытаскивала в безопасное место раненых, и строчила из пулемёта, защищая их. Была ранена в руку.
   Те осколки из 1944 года носит она в руке и до сих пор. Порой они вызывают сильную боль, она не может спать. И тогда Екатерина Илларионовна идёт в один из научных институтов, где с помощью магнитной установки «ставят» их так, чтобы рука не болела.

    … 1945 год. Фашистская Германия и её союзники проиграли. Победа!
    Катя Михайлова вернулась в Ленинград. 6-го декабря 1945 года пришла она к декану 2-го медицинского института. Занятия там шли вовсю. Её приняли. Училась старательно: днём в институте, а вечером – в десятом классе вечерней школы.
   Стипендия была такой скромной, что ей приходилось работать – охраняла гараж. Она с фронта вернулась в шинели и сапогах сорок первого размера; долго в них ходила, время от времени зашивая дырки «хомутовой иголкой».
   Институт Катюша окончила.  Работу врачом начала в г. Электростали Московской области. Вышла замуж, родила сына. Стала Дёминой.
    Никакой связи с боевыми товарищами все эти годы у неё не было. С однополчанами Екатерина Илларионовна встретилась только благодаря Сергею Смирнову.

   А было это так. Она дежурила в больнице. По телевидению в это время шла передача. С.С. Смирнов, её ведущий, не верил в девушку-матроса, но всё же спросил у телезрителей: «Может, кто-то знает Михайлову Екатерину?».
   Не все в больнице знали, что Екатерина Илларионовна – участница Великой Отечественной войны. Кто-то даже спросил: «Катя, ты что, была на войне?».
   Послушав писателя, сотрудники бросились к своему доктору: «Тебя Смирнов ищет. Напиши ему».

   Екатерина Илларионовна отправило письмо. Писатель приехал в Электросталь. Они поговорили. Сергей Сергеевич пригласил её выступить по телевидению, попросил назвать тех однополчан, которые могли её помнить.
   В мае 1963 года поехала Екатерина Илларионовна в Москву. Но в последний момент сказала, что выступать по телевидению не будет. Писатель понял: волнуется. Всё же уговорил поехать на телестудию, расположенную тогда на улице Шаболовка.

   А там уже был вице-адмирал Г. Н. Холостяков, бывший командующий Дунайской военной флотилии.
   К нему и обратился С. Смирнов:
   - Узнаёте?
  - Да это же наша Катюша!
   И началась телепередача.

   В это время в Москве находился Михаил Лохвицкий. Привёз свою книгу в столицу. Увидел по телевидению Катюшу, примчался на студию. А там не пускают без пропуска.
   - Хоть расстреляйте меня, - говорил фронтовик, - а пустите. Я этой женщине жизнью обязан.
   Пустили. Екатерина Илларионовна и Михаил Лохвицкий обнялись.
   - Сколько раз Миша вылавливал мои сапоги из воды, - смеялась, рассказывая она. – Нога у меня маленькая, а сапоги сорок первого размера. Прыгну в воду, а они сползут с ног и тонут. Миша и доставал их.

   Что людям нравится в Екатерине Илларионовне? Она оптимист. А от таких людей идёт какая-то тёплая волна. Не знаю, то ли это природный дар, то ли все те люди, которые прошли ад войны, умеют ценить жизнь по-другому, чем мы, поколение, не знавшие её.
   Я наблюдала эту женщину в разных ситуациях: дома, когда она готовила праздничный обед, во время выступлений на различных городских мероприятиях, на посиделках с чаем и какой-нибудь сдобой.

   Екатерина Илларионовна не умеет беречь себя. Бывает в школах, в воинских частях; ведёт большую работу как член Советского комитета ветеранов войны и Комитета советских женщин; выезжает с делегациями за рубеж.
   В 1966 году она повезла учеников школы (там учился и её сын Юрий) г. Электростали на Керченский плацдарм, в Севастополь, Одессу, Измаил – туда, где сражался с фашистами 369-й отдельный Керченский Краснознамённый батальон морской пехоты. Вместе с ними был и бывший комсорг батальона Дмитрий Дюков.

   У неё две внучки. Как все бабушки, Екатерина Илларионовна, волнуется, если они болеют; нянчится с ними, когда сын и невестка заняты.
   Что её огорчает? Чёрствость и невнимание к людям, небрежность в работе, нечестность, равнодушие, нытьё.
 
   Совсем недавно (напомню, что очерк мой был написан в 1984 году – Л.П.) в Колонном зале Дома союзов Екатерина Илларионовна выступала перед санитарными дружинницами. Она сказала:

   - Когда почти весь Советский Союз надел в 1941 году шинели, среди тех, кто защищал от фашистов Родину, было 800 тысяч женщин. Они входили во все рода войск: лётные, зенитные, танковые…
   Но, пожалуй, больше всего было женщин – врачей, медицинских сестёр, фельдшеров, санитарок, санитарных дружинниц. Мы шли вместе с мужчинами по дорогам войны и думали: «Скорее бы победа!»
   Но лишь через 1418 дней и ночей закончилась война. И вот теперь мы живём в мире уже столько лет. Мы не хотим войны. Мы проклинаем её! Но если потребуется, ветераны встанут опять в строй вместе с вами, молодыми.
   Любите Родину! Будьте ей преданы, как преданы фронтовики!

   … Когда встречаются бывшие морские пехотинцы в Керчи, Одессе, Измаиле, на Дунае, они выезжают на катере в море (на реку) и опускают на воду венки цветов и бескозырки. И не стыдятся слёз, потому что не могут забыть «И бой тяжёлый, как во сне. И бескозырку на волне».
   Плачет тогда и хрупкая женщина. Хоть она и оптимистка».

   С той поры, как был опубликован мой очерк «Катюша», прошло 34 года. Так и просятся сюда разные восклицания – о быстротечном времени и прочем.
   Выросли внучки Екатерины Илларионовны. Одна из них – Катя – стала журналисткой. Несколько лет назад она с киногруппой прошла-проехала многие районы Крымского полуострова, включая Керчь, где в годы Великой Отечественной войны её бабушка - Катя Михайлова - в составе морского десанта сражалась с фашистами.
   Документальный фильм получился эмоциональным, патриотически насыщенным.  Он был показан по телевидению.

                ЕДЕМ В КЕРЧЬ
                Из моих записных книжек


   31 марта 1984 года. Телефонный разговор.
   Екатерина Илларионовна рассказывает:

   - Второго апреля идём заказывать билеты на Керчь. Едем 6-го мая. 
   А сейчас иду на почту дать телеграмму в Дагестан. Три телеграммы оттуда получила. Пишут: приезжайте, устроим вам встречу с поэтом Расулом Гамзатовым. Поеду.
   7 мая в Дагестане по местному телевидению будет показана встреча красных следопытов с участниками Великой Отечественной войны. Я во время войны была в Дагестане. А с тех пор – нет.
   Когда вышла книга Сергея Сергеевича Смирнова, в которой он обо мне рассказывает, школьники из Дагестана прислали мне письмо. И вот уже почти двадцать лет мы переписываемся.

   Разные поколения школьников мне писали, начиная с третьего класса. Потом они доучивались до десятого класса, уходили из школы, но передавали эстафету младшим школьникам. Я им посылала адреса своих однополчан из 369-го отдельного Керченского батальона морской пехоты.
   Едут в Керчь девять человек. Недавно мы нашли Хлебнова Илью Сергеевича. Наш моряк. Оказывается, в Москве живёт; сорок лет не виделись. Он тоже едет в Керчь.
   Будет на этой встрече и Евгений Ананьевич Халдей, кинооператор, который меня снимал на Керченском плацдарме. Там, в Керчи, меня приняли в кандидаты коммунистической партии.

   28 апреля 1985 года.
   Телепередача «Салят, фестиваль!» (к сожалению, я не записала на каком телеканале она шла).
   Среди участников передачи была и Екатерина Илларионовна. Она рассказала:

   - Я жила в мирном городе Ленинграде. В ночь с 21 на 22 июня 1941 года поехала в Брест – в гости к брату; он там служил. Наш поезд разбомбили. Были убиты дети и жёны лётчиков. Те, кто остался в живых, пошли в  сторону Москву. Я была в той группе. Через три дня нас уже догоняли на мотоциклах немцы.
   Дошли мы до Смоленска. В военкомате я стала проситься на фронт. Сказали, что мне надо не на фронт, а в детский сад.
   
   Екатерине Илларионовне задали вопрос:
   - Как же вас потом взяли в морскую пехоту? Моряки такие большие, а вы такая маленькая!
   - Я написала письмо в Москву. В Москве не видели, какого я росточка. И разрешили.
   (Екатерина Илларионовна в этой передаче не уточнила, кому она адресовала письмо в Москве. От неё я слышала, что написала она Сталину. И от других фронтовиков я слышала, что они писали Сталину по разным поводам – Л.П.)

      В этой же передаче фронтовичка рассказала и о том, как посмеивались моряки (батальон морской пехоты формировался в Баку в 1943 году; см. об этом выше – Л.П.): дескать, купим тебе соску; если заплачешь – мы тебе её дадим. И ещё:
   - Ты такая маленькая, что мы тебя в кармане будем носить.
   - А, может, я вас буду носить! – парировала шутки Катя Михайлова.
   Так и получилось: раненных моряков с оружием она снимала с колючей проволоки, вытаскивала их из-под огня.

   Ещё Екатерину Илларионовну спросили:
   - Вам снится война?
   - Снится. Особенно первое время, когда училась в Ленинградском медицинском институте. На курсе нас было сорок девушек. В Ленинграде было холодно, голодно, дома не отапливались. В общежитии института студентки спали в пальто, а я в шинели.
   Мне и сегодня снилась война. Я знала, что пойду на вашу передачу, волновалась, вспоминала».

   20 июня 2013 года.
   Я звонила в тот год Екатерине Илларионовне накануне 8 Марта, Дня Победы – 9 мая… Телефон молчал. И только 20 июня услышала её голос.
   - Я без конца выступаю в школах, - сказала Екатерина Илларионовна, - в воинских частях в подмосковных городах – Электростали, Ногинске и других. На дальние расстояния я уже не езжу. Присылают машину, и я еду.  И обратно домой меня привозят. Раненная нога болит. Но я её не щажу, не даю ей залеживаться.

   Слушая её, я удивлялась. Видно, что только боль в раненной ноге заставила её просить машину. А до этого Екатерина Илларионовна стеснялась даже заикаться о машине, когда ей откуда-то звонили и просили приехать и поделиться воспоминаниями о прошедшей жестокой войне, о боевых товарищах.
   Я не раз оказывалась с ней в метро, когда она ехала на очередную встречу. Московское метро, особенно в час пик, не для слабонервных. Не всегда можно сесть. Чтобы попасть в то же Подмосковье, Екатерине Илларионовне надо было сделать пересадки в метро (а это и крутые лестницы), потом ехать на электричке или в автобусе.

   Надо было уже учитывать не только последствия ранений в руку и ногу, но и возраст.
   - Екатерина Илларионовна, - пыталась я её уговорить, - предположим, школа не имеет машины, но в воинских частях машины разного калибра – хотите, будет легковая, хотите, пришлют танк.
   - Нет! Неудобно просить.

    В разные годы Президент РФ В.В.Путин накануне Дня Победы встречался с фронтовичками разных родов войск. Частенько рядом с ним за праздничным столом сидела Е. И. Дёмина. Миниатюрная женщина с короткой стрижкой волнистых белокурых волос, в светлой блузочке. Ни тени смущения, с неизменной улыбкой.

   Екатерина Илларионовна рассказала мне об одной такой встрече:
   - Молодец, Катюша, - сказал мне Владимир Владимирович, - всюду успеваете… Буду вас Катюшей называть; нет времени выговаривать ваше отчество – Илларионовна. Вы делаете великое дело – рассказываете молодёжи о войне, о героизме нашего народа в годы Великой Отечественной войны.
   - Я буду рассказывать о войне, пока есть силы. Мне есть, что сказать.

                ИСТОРИЯ НАГРАДЫ
   
    Катюша Михайлова не была военнообязанной. К началу войны у неё не было медицинского образования. Окончила она лишь курсы Советского Красного Креста, общественной организации с международным статусом, и получила удостоверение санитарной дружинницы.
   Накануне войны и много лет потом эти курсы были широко распространены в СССР. Санитарные дружинницы внесли большой вклад в победу над фашистами, спасая раненых, как и Екатерина Михайлова, на разных фронтах, а также выхаживая их в госпиталях.

   Строго говоря, женщины не должны участвовать в войне. Без подробностей здесь: у них великое и неповторимое предназначение. Они должны жить ради новых жизней!
   Семнадцатилетняя (если правда, что она с 1923 года; день её рождения 22 декабря) Катюша могла бы найти применение своим знаниям и в тылу. Но она ушла на фронт.
   Советские партийные бонзы, от которых зависели награждения фронтовиков, оценили хотя бы её самоотверженность, как женщины.

  На названной выше газете «Правда» чья-то рука синими чернилами написала несколько фраз. К сожалению, не всё можно разобрать (из-за размашистого почерка):
    «В Президиум Верховного Совета обратились с просьбой Прокофьева (?) и ещё 4 человека из организации, где работает Демина (Михайлова) с просьбой присвоить ей звание Героя Советского Союза. Это письмо поступило в ГУН (предполагаю, что это Главное управление наград Президиума Верховного Совета СССР - Л.П.) 10.5.63 г. Дан ответ отрицательный за подписью т. Троценко (?) 13. 8. 63 г.».
    Здесь есть также данные архива о поступившем письме и ответе на него.

    Сравнив даты, видим, что сослуживцы Екатерины Илларионовны обратились в Президиум Верховного Совета СССР о награде ещё в 1963 году, то есть после того, как писатель С. С. Смирнов  рассказал о ней по Центральному телевидению.
   Не знаю, обращалась ли редакция «Правды» в Президиум Верховного Совета СССР с аналогичной просьбой. Политическая сила-то у неё все советские годы была геркулесовой - как у печатного органа ЦК КПСС.

    У меня есть копии двух «Наградных листов». Это представление к званию Героя Советского Союза Е.И. Михайловой. Они подписаны высшим командованием, под началом которого она служила. Написаны они были в годы войны. Приведу здесь один - от 9 декабря 1944 года.

                НАГРАДНОЙ ЛИСТ
                на санинструктора Сводной роты Берегового отряда сопровождения               
                ДФ главного старшину МИХАЙЛОВУ Екатерину Илларионовну

    Дальше идёт информация личного характера, из которой я возьму кое-что. Год рождения – 1923. Русская, из служащих, кандидат в члены ВКП(б). В гражданской войне не участвовала. В белой или «других буржуазных армиях» не служила; в плену не была. Два тяжёлых ранения и контузия. Ранее представлялась к наградам: за взятие г. Темрюк в 1943 г.; за десантную операцию в г. Керчь в 1944 г.; за форсирование Днестровского лимана.
   Имеет награды: Орден Красного Знамени за форсирование Днестровского лимана в 1944 г.; Орден Отечественной войны II степени и медаль «За отвагу». Постоянный адрес: город Ленинград, улица 3-го Июля…

1. КРАТКОЕ, КОНКРЕТНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ЛИЧНОГО БОЕВОГО ПОДВИГА ИЛИ ЗАСЛУГ
  Санинструктор сводной роты Берегового отряда сопровождения ДФ (Дунайская флотилия – Л.П.) главстаршина МИХАЙЛОВА в боях с немецко-фашистскими захватчиками по форсированию Днестровского лимана в августе 1944 г., будучи на шлюпке в главе десанта, первой бросилась в воду на вражеский берег с криком: «Матросы, за мной! Вперёд за Родину!». Увлекла бойцов вперёд, которые прорвали оборону противника, захватили плацдарм для дальнейшего развития операции. Михайлова вела бой, как стрелок; одновременно оказывала бойцам медпомощь, перевязывала их раны. При контратаке противника из личного пистолета убила одного офицера, унтер-офицера и 7 вражеских солдат.

   В десантной операции по захвату порта Прахово и населённого пункта Илок (Югославия) 4 декабря 1944 г. главстаршина Михайлова первой бросилась в воду и увлекла бойцов в бой.
   В исключительно трудных условиях, под перекрёстным огнём, будучи сама тяжело ранена, превозмогая боль, продолжала перевязывать бойцов. Отряд сражался по шею в воде. Когда раненные бойцы, терявшие силы, тонули в воде, Михайлова, спасая их жизнь, всех раненых бойцов привязывала к деревьям и камышу; этим самым не давая им утонуть. Таким образом она спасла жизнь 7 раненным бойцам.
    При контратаках противника тов. Михайлова из автомата убила 5 немцев. Во всех боевых действиях главстаршина Михайлова служит примером храбрости и героизма.
   За время боевых операций тов. Михайлова награждена Орденами Красного Знамени, Отечественной войны II степени и медалью «За отвагу».
   За исключительную храбрость и мужество в боях с немецко-фашистскими захватчиками представляю главстаршину Михайлову Екатерину Илларионовну к присвоению звания Героя Советского Союза.

                п.п. КОМАНДИР БЕРЕГОВОГО ОТРЯДА СОПРОВОЖДЕНИЯ
                ДУНАЙСКОЙ ФЛОТИЛИИ
                МАЙОР - ЗИДРА
9 декабря 1944 г.
                II.   ЗАКЛЮЧЕНИЕ ВЫШЕСТОЯЩИХ НАЧАЛЬНИКОВ
                Достойна присвоения звания Героя Советского Союза.
п.п. КОМАНДУЮЩИЙ ДУНАЙСКОЙ                ЧЛЕН ВОЕННОГО СОВЕТА ДФ
                ФЛОТИЛИЕЙ                КАПИТАН I РАНГА -
         ВИЦЕ-АДМИРАЛ        -   ГОРШКОВ                МАТУШКИН
                III. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ВОЕННОГО СОВЕТА ФЛОТА
         Награждена Орденом Красного Знамени; приказ… от 8.III.1945 г.

   Так и не получила Катюша Михайлова в годы Великой Отечественной войны звание Героя Советского Союза. Но её однополчане не могли смириться с такой несправедливостью.

   У меня есть копия большого письма контр-адмирала А. А. Матушкина, написанного 17 ноября 1974 года. Он вспоминает, что в годы войны командование Дунайской военной флотилии представляло Е. И. Михайлову к званию Героя Советского Союза.
   И заключает: «С тех пор прошло около тридцати лет, однако я и сейчас подтверждаю, что присвоение звания Героя Советского Союза Екатерине Илларионовне Михайловой (Деминой) было бы вполне заслуженно».
   В послевоенные годы это было не единственное обращение её однополчан в различные советские инстанции.

                БИЛИ ЧЕЛОМ И МОРЯКИ

1985 год.
          ЧЛЕНУ ПОЛИТБЮРО ЦК КПСС
          МИНИСТРУ ОБОРОНЫ СССР   тов. УСТИНОВУ Д.Ф.

   Мы, ветераны войны из 369 отдельного Керченского Краснознамённого батальона морской пехоты (Азовской и Дунайской военных флотилий Черноморского флота), приехали в г. Белгород-Днестровский на 40-летие освобождение города от немецко-фашистских захватчиков.
   С нами вместе Родину защищала сан. инструктор Михайлова, теперь Демина Екатерина Илларионовна, проживающая в Москве (написан адрес).
   Мы прошли с боями от г. Темрюка до Вены. Освобождали: Кавказ, Крым, Приднестровье и за рубежом – Румынию, Болгарию, Югославию, Венгрию, Чехословакию, Австрию.

   Во всех боевых операций вместе с нами высаживалась на вражеский берег и Демина (Михайлова) Е. И. Она оказывала мед. помощь раненым, снимала их с колючей проволоки и вытаскивала из воды на берег с их оружием, а когда надо было, защищала раненых с оружием в руках.
   Дважды её представляли к званию Героя Советского Союза: 1) 23 августа 1944 г. – за освобождение г. Белгорода-Днестровского; 2) 4 декабря 1944 г. – за освобождение крепости Илок в Югославии.

    Но этого высокого звания она не получила по неизвестной нам причине. В ту пору командующий Дунайской военной флотилией контр-адмирал Горшков С. Г. , а ныне адмирал флота Советского Союза, главнокомандующий флотом СССР сам представлял и подписывал наградные листы на Михайлову Е. И.

   Мы обращаемся к Вам, дорогой Дмитрий Фёдорович, помогите в нашей просьбе; пусть наша Катюша получит вполне заслуженное это высокое звание Героя Советского Союза к 40-летию нашей Победы. Мы не описываем подробно заслуги Деминой (Михайловой) Е. И. , так как в наградных листах это всё отражено и тов. Горшков С.Г. о её подвигах знает.

   После войны она окончила мед. институт, проработала более 30 лет врачом в системе 3-го Главного управления. В данное время ведёт большую патриотическую работу среди молодёжи, воинов. Она является членом ревизионной комиссии СКВВ (Советский комитет ветеранов войны – Л.П.), членом Комитета советских женщин. Была делегатом ХХУ съезда КПСС. О ней написаны книги, создан хроникально-документальный фильм «Катюша».

   Подписи (есть адреса и телефоны):
Старшина 2-й cт. Прокофьев Б. А. – Москва.
Ст. лейтенант-майор Бушуев И. Е. – Москва.
Ст. лейтенант, начальник штаба Романенко Е. В.  – Москва.
Матрос Поляков Аркадий Александрович - г. Астрахань.
Матрос Яковлев Виктор Васильевич - г. Астрахань.
Матрос Каялов Владимир Георгиевич – г. Жданов (с 1989 г.- Мариуполь).
Старшина 2-й статьи Дроздов Иван Григорьевич – Ростовская область, Гаевское п/о.
Лейтенант, командир взвода ПТР Иванов Виктор Максимович – г. Казань.
Ст. матрос Семенов Александр Николаевич – г. Ленинград.
Старшина 2-й статьи Сорокин Михаил Иванович – г. Ленинград.
Матрос Малахов Аркадий Георгиевич – г. Ленинград.

   Я намеренно назвала всех, кто подписал это письмо. Не обо всех фронтовиках написаны книги,  сняты фильмы, не все они были участниками каких-то телевизионных и радио передач, не все попали в кинохронику. Пусть их имена останутся и в Интернете – самой большой в мире информационной сети.

                ЗА ДАВНОСТЬЮ ЛЕТ

   Не собираюсь хвастаться. Пишу о том, что сделала.

   Я знала, что наградами занимается Президиум Верховного Совета СССР. Написала туда письмо и получила (27 марта 1987 г.) вот такой ответ:
   «Сообщаем, что в соответствии с законодательством награждение государственными наградами СССР производится Президиумом Верховного Совета СССР по представлениям министерств, ведомств, партийных и советских органов. В связи с этим Ваше письмо о присвоении звания Героя Советского Союза т. Деминой Е. И. направлено на рассмотрение в Министерство обороны СССР. О результатах Вам будет сообщено.
               Зам. заведующего Отделом М. П. Мохов».

   Из Главного управления кадров Министерства обороны СССР 13 апреля 1987 года пришёл такой ответ:
   «Ваше письмо, адресованное в Президиум Верховного Совета СССР, по поручению рассмотрено в Главном управлении кадров Министерства обороны СССР.
   Сообщаю, что вопрос о присвоении звания Героя Советского Союза тов. Деминой Е. И. неоднократно рассматривался в высших советских и партийных органах Советского Союза.
   Положительного решения этот вопрос не получил. Вновь возвращаться к нему оснований не имеется, поэтому поддержать Ваше предложение не представляется возможным.
 С уважением Зам. Начальника Управления     Каракозов».

   Екатерина Илларионовна всегда с большим уважением говорила о командующем Азовской и Дунайской  военными флотилиями (её родные флотилии), в годы  войны – вице-адмирале  Сергее Георгиевиче Горшкове (1910-1988).
   Встречались ли они когда-нибудь, я не знаю. Но в декабре 1944 года он подписал представление (см. здесь выше) о присвоении Е. И. Михайловой звания Героя Советского Союза. Его заключение: «Достойна присвоения звания Героя Советского Союза».

   Я написала С. Г. Горшкову письмо с той же просьбой. 18 мая 1987 года (есть номер) получила такой ответ:
   «Уважаемая…
   Я получил Ваше письмо. Оно направлено на рассмотрение в Главное управление кадров МО СССР.
     Адмирал Флота Советского Союза   С. Горшков».
   У него красивая роспись. Но круг замкнулся.

   Спустя какое-то время я получила ещё одно письмо от С.Г. Горшкова. К сожалению, найти его пока не могу. Но помню ответ: за давностью лет награждение Е. И. Деминой не представляется возможным.
   Больше всего меня поразили слова «за давностью лет». Сергей Георгиевич Горшков – дважды Герой Советского Союза. Всмотритесь в годы: 1965 и 1982.

   У меня нет даже мысли усомниться в огромном вкладе С. Г. Горшкова в победу над фашистской Германией и её союзниками. Надо ещё учесть, что военные флотилии в годы войны были более уязвимы; это была хорошая мишень для вражеской авиации. Для многих советских моряков моря и реки стали могилой.

   Конечно, все дела в стране, включая награждения, решала коммунистическая партия.  В 1985-1991 годы Генеральным секретарём ЦК КПСС был М. С. Горбачёв. Наверное, кого-то из наградного отдела прошибли многочисленные письма с просьбой о присвоении звания Героя Советского Союза Е. И. Деминой (Михайловой).  Она, а ещё, если не ошибаюсь, пять или шесть достойных советских граждан, получили, в конце концов, это звание.

                ГДЕ ЕЁ НАГРАДЫ?

   Я видела Екатерину Илларионовну и при полном параде. На её морском белом кителе при ходьбе тихо позванивали многочисленные боевые и трудовые награды: Звезда Героя Советского Союза, два Ордена Красного Знамени, Орден Отечественной войны 2-й степени, медаль «За отвагу», два Ордена Ленина, медаль Флоренс Найтингейл (награда Международного Красного Креста) и ещё разные награды.
   Но где они теперь?

    В 2008 году её ограбили. Унесли не продукты, не деньги. Унесли то, на что, явно, была наводка: награды. Две тётки не славянской наружности в белых халатах позвонили в дверь. Представились медицинскими сёстрами из поликлиники. Наивная душа Екатерина Илларионовна открыла им дверь, пригласила в квартиру.

   Пока одна негодяйка на кухне измеряла ей давление, другая пошарила в шкафу, нашла на пиджаке награды, оторвала их с мясом. Покрутились в квартире негодяйки недолго. Лишь после их ухода Екатерина Илларионовна обнаружила пропажу.
   Сказать, что она была огорчена – мало. Душа её была убита теми тётками – сродни фашистам.

   Так что с 2008 года на её парадном кителе были и муляжи наград.
   Муляжи боевых наград! Кулаки сжимаются от ярости.
 
   Я знаю, что копию (более благозвучное слово, чем муляж) Звезды Героя Советского Союза Екатерине Илларионовне подарила Надежда Троян, белорусская партизанка, Герой Советского Союза.

    Награды не нашли. Искала ли милиция-полиция, не знаю. Был сделан вид, что искали. Подобное ограбление ветеранов войны – далеко не единичное. Я не верю, что полиции не известна эта цепочка: заказчики – воры – скупщики – местные коллекционеры или те, кто отвозит награды за рубеж.

   Все награды имеют номер. Без всякой надежды, что вдруг кто-то из тех, кто был причастен к похищению наград Е. И. Деминой, забредёт на страницы литературного портала Проза.ру, обращаюсь к этим людям (надеюсь, что они остались людьми) – вернуть награды и Екатерине Илларионовне, и всем другим фронтовикам или их родным.
   Это благое дело зачтётся в земной и иной жизни!
   Взялась бы за поиски и молодёжь – волонтёры!

   Екатерина Илларионовна перестала ходить в школы, воинские части, на различные встречи фронтовиков. Болеет, не хватает сил. Вот и 10 апреля 2018 года поговорить мне с ней не удалось. Попросила её сына передать Екатерине Илларионовне привет от меня.
   Уверена, что жители Керчи  11 апреля вспоминают её среди других фронтовиков, освобождавших их родной город от врагов.

   Напомню  слова Екатерины Илларионовны, сказанные санитарным дружинницам в Колонном зале Дома Союзов в Москве:
  «Любите Родину! Будьте ей преданы, как преданы фронтовики!»

  Поэтесса Юлия Друнина, как и Екатерина Михайлова, на фронте была санитарной дружинницей.
   Бывала она и в Керчи. Цикл стихов о Городе-герое она назвала «Керченская тетрадь».
   Отсюда стихотворение «Эльтигенский десант» (Эльтиген – это на Чёрном море; новое название - Героевка). В том десанте морской пехоты участвовала и Екатерина Илларионовна.

Задрав свои техасы до колен,
На кромке пляжа девочки
                хохочут…
Но вижу я,
Курортной этой ночью,
Здесь «Огненную землю» -
                Эльтиген.
И снова слышу:
- На прорыв, к Керчи! –
… А как же с теми,
Кто не может – ранен?..
(- Пришёл за ними катер
                из Тамани,
Но был потоплен
               в дьявольской ночи).
И, значит, всё:
Закон войны суров…
Десант прорваться должен
К Митридату!
… Из компасов разбитых катеров
Сливает спирт девчушка
                из санбата.
Хоть раненым
Теперь он ни к чему,
Хоть в этот час
Им ничего не надо.
В плену бинтов,
В земляночную тьму
Они глядят
Насторожённым взглядом.
Как это будет?
Стук сапог и «хальт!»..
(Пробились ли матросы
                к Митридату?)
И как всегда –
Спокойна и тиха –
Берёт сестра последнюю
                гранату…


Рецензии
"Часть 3. Разгадать Жуковского...", я писал о караимке Байда М.К.
Женщинах Войны в Крыму, сан.дружинницах, Одесса печатала, помнила.
Михайлова-Дёмина всегда упоминалась.
Геройские женщины, слава им!
Вам удач.

Владимир Конюков   20.04.2019 20:32     Заявить о нарушении
Здравствуйте!
Благодарю Вас за интерес к рассказам о фронтовиках.
Екатерина Илларионовна, безусловно, героиня. Жаль, что о ней никто из советских и российских литераторов не написал книгу.
Какая печальная судьба у Одессы - русского города-крепости до 1922 года!
Сердечно поздравляю Вас и Ваших близких с Днём Победы!
Чтобы люди были счастливы, им нужен мир.
Успехов Вам во всех Ваших делах!

Лариса Прошина   24.04.2019 17:46   Заявить о нарушении
Спасибо.
И Вас с Днём Победы!
Апрельскими и майскими праздниками.
Успехов в творчестве.

Владимир Конюков   25.04.2019 22:53   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.