Япония полна тайн. Часть 25

Все имена и наименования - случайное совпадение и являются сплошной фантазией автора

……….Надя взяла Кику за руку и повела её к большому серому зданию, на первом этаже которого был обменный пункт.
       - Сколько ты хочешь поменять? Ты прости, что я вмешиваюсь в твою жизнь, но я тебе уже рассказывала про Харуми, и как её обманули. Не хотелось бы наступать на эти грабли еще раз!
           -  Грабли? Это как наши  «кумада»? Да? По-моему они похожи на вилки, но с загнутыми концами, и их всегда украшают орнаментом и бусами. У нас их покупают на Новый год, чтобы по традиции загребать ими удачу и деньги.
        - Это сувениры? Нет, я про другие. Наши грабли – это большие железные рогатки на длинной деревянной палке, которыми гребут сено или солому, или старые листья в саду. Наверняка,  они у вас есть в деревне. У нас иногда бывает, что в темноте не видишь грабли, наступишь на них, а они переворачиваются и палка ударяет тебе по лбу. И появляется шишка. Так вот и родилась поговорка «не наступить второй раз на грабли», то есть не совершать ошибки во второй раз, если в первый было уже понятно, что твой поступок приведет к плачевному результату.
       - Ааа, понятно. Хорошо, постараемся обойтись без грабри. Я правильно сказала? Надя, я хочу говорить тебе - спасибо за то, что ты мне помогаешь. Я себя чувствую здесь в России, как дома и это – потому что ты рядом и всё объясняешь, при этом так весело!
        Надя смутилась, ей хотелось обнять Кику, как раньше она обнимала Харуми, как обняла бы ребенка,  успокаивая его, но эта японка была более отстраненной, в ней чувствовался сильный характер и стремление показать, что со всеми проблемами она справится сама.
       Они неспеша вошли в банк, подошли к окошечку, где меняли деньги, и вскоре Кику укладывала русские хрустящие денежки в свой плоский лиловый кошелек.
          И еще через десять минут они сидели за столиком кафе «Еда – навсегда!» и выбирали по карте меню обеденные блюда.
         - Надя-сан, что ты мне посоветуешь? Я борщ и пельмени уже ела. Это вкусно, конечно, но мне бы хотелось чего-то нового.
        - Ты рассольник пробовала? Или харчо? Это, конечно, не для нежных людей, но зато интересно и необычно. А на второе – бефстроганов – это такие длинные кусочки мяса с вкусной подливкой. А на третье – чай с пирожным «картошка» Подходит? А не хочешь это, то можно взять плов, там есть ваш любимый рис.
         - Это вот слово хащчо, это что такое?
- Харчо! Это – грузинское блюдо, суп такой. Его готовят в основном в ресторанах и кафе,  дома – редко, потому что там много составных частей, и если упустить хотя бы одну, то уже будет другая еда, не харчо. В общем, варят мясо, добавляют рис, но немного, грецкие орехи, лук, грузинские сливы ткемали, помидоры, кукурузную муку, растительное масло, чеснок, перец, кинзу - такую пряную травку, лавровый лист, шафран, кориандр, кардамон…. Уф!  Прямо, устала перечислять. Советую попробовать, он редко появляется в меню, а так – будешь хвастаться. Ведь в Японии первым делом спрашивают: А что ты ел? А из чего? Вкусно было?               
          - Ладно, уговорила. А на второе «длинное мясо» - это как?
        - Знаешь, я тебе всю историю не буду рассказывать, только скажу, что был такой граф Строганов, который любил придумывать новые блюда и удивлять гостей. Вот он и придумал резать мясо на длинные кусочки и к нему готовить специальный соус. Но если ты хочешь рис – закажи плов. Ела когда-нибудь?
        - Не помню. Хорошо, давай плов. И зеленый чай. Без пирожного, я и так не съем весь обед, ведь у вас порции на здорового грузчика, а я должна быть стройной, иначе не влезу в одежду, а другой к меня нет.
          - Ну . нашла о чем жалеть! У меня Вера примерно такая, как ты! Оденем, как куколку, не бойся. Ешь на здоровье и поправляйся. У нас, кстати, это слово означает «выздоравливай». Ты видишь, приличный вес для нас признак хорошего здоровья. Таак, а я возьму овощной суп с брокколи, котлетку с пюре, кофе и пирожное. Мне худеть не надо, мою красоту уже ничего не испортит!
         - Ты мне нравишься, Надя-сан. Ты позитивный человек, и мне с тобой легко! Я рада, что фирма поселила меня у вас. Я, правда, с Верой еще не познакомилась, но, наверное, и она такая же ээээ сердечная! Я правильно это слово сказала?
         - Кикушенька если тебе трудно запомнить это слово – говори «душевная», это почти одно и то же.
           - Кикушенька, это как?
         - Хризантемочка. Мы, русские, обожаем называть по имени как-нибудь особенно нежно. Меня в детстве звали Надюша, Надюшенька, Наденька, Надюшончик! И это мне очень нравилось. Так что привыкай.
         Обед прошел, как говорят в высоких дипломатических кругах, на высшем уровне. Всё было очень вкусно, хотя Кику с трудом съела целую тарелку харчо.
        Видно было, что она не привыкла к перцу и острому вкусу. Но самурайски терпела и кивала, что – да, нравится! Зато плов прошел на ура! Рис был рассыпчатый и мяско не подвело, то есть не надо было его жевать полчаса, чтобы проглотить без последствий.
         Ну, а у Нади всё было отлично, и супчик вкусный, и котлетка нежная с подливкой и пюре не подкачало. А пирожное с кофе – так это вообще восторг и восхищенье!
       - Ты наелась, Кикуша? У меня к тебе еще предложение – давай съездим на Васильевский остров, здесь недалеко, всего две остановки на метро, зато погуляем, я тебе покажу памятник Василию и расскажу про наш город. У вас будет обзорная экскурсия на автобусе?
         - Да, в среду. Три часа, еще потом  Царское село и дворец.
         – Вот видишь! Никто не покажет тебе артиллериста, потому что там не ходят автобусы, а я тебя с ним лично познакомлю. Тем более, мы уложимся в час. А потом я тебя отвезу домой, и мы будем делать домашние упражнения. Хочешь?
          - Да, хорошо.
Две остановки на метро – это ровно пятнадцать минут, они вышли из вестибюля и стали спускаться по лестнице.
          - Нам направо, - сказала Надя и еще рукой показала, чтобы было понятней.
          - А почему эта станция так странно называется? – спросила Кику, причем в её транскрипции это прозвучало как Васостробска.
           Пришлось вспоминать Петра Первого, его идеи превратить эту территорию, близкую к Неве,  в Северную Венецию. Про то, как Петр посылал письма и депеши с Заячьего острова (где сейчас Петропавловская крепость)  своему подчиненному  Василию Корчмину, бравому генерал-майору, командующему бомбардирной батареей, просто со словами « На остров Василию».
К 300-летию Санкт-Петербурга было решено поставить памятник бравому командиру, и самое интересное, что конкурс выиграли студенты Академии художеств, и получился отличный живой и веселый памятник, без пафоса и тяжелой помпезности.
        Сидит усатый  артиллерист на стволе бронзовой пушки, в одной руке держит  трубку, другой – приглашает подойти поближе. И улыбается хорошей настоящей мужской улыбкой.
         Ну, как его не полюбить! Поэтому и захотелось Наде привезти свою новую знакомую сюда, заодно и рассказать историю Петербурга.
        Не успела она завести разговор о роли Петра Первого   в  строительстве прекрасного города, не похожего ни на какие другие места в огромной России, как пришлось ей приумолкнуть. Потому что возле памятника живописной группой расположилась группа петербургских «джентльменов» уже в приятной эйфории от выпитого пивца, а, может быть,  и чего покрепче.
          На ступеньках памятника сидел седой гитарист, а возле него примостились симпатичные мужички в разной степени «полёта».  Надя смотрела на них во все глаза, потому что не ожидала подобного конфуза, Кику притихла и уже собралась вернуться обратно к метро, но Надя, настоящая русская женщина, про которую Некрасов еще сто лет назад сказал «Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет»,  смело подошла к памятнику и сказала: «Ребятки, хотелось бы пофоткаться. Можно?»
         Один из них, тот, что повыше очень любезно ответил: «Дык давайте я вас подниму ближе к нему, а то что ж вы только на ступеньках будете» И ловко подхватил японку за тонкую талию и поставил на пьедестал, ближе к коленке сидящего с трубкой Василия. А Наде подал руку, и она легко встала возле  оробевшей Кику.
        - Давно никто не держал меня за руку и не поднимал так высоко,-  кокетливо сказала Надя, на что тут же получила  обнадеживающий ответ:
        -  Да такую красивую женщину одно удовольствие поднимать! - и при этом нетрезвый рыцарь дерзко ей подмигнул
         Кику, однако, не разделяла общего веселья, ей казалось, что эти странные мужчины непредсказуемы в своих движениях и поступках. И ей было странно, что Надя еще и заигрывает с ними.
          Один из них предложил свои услуги фотографа. Кику не посмела передать ему свой драгоценный аппарат, поэтому Наде пришлось порыться в сумке и достать  скромный телефон и протянуть его другому члену команды.
         - Вы поострожнее, смотрите, чтобы не упал, у меня другого нет!
          - Ну что вы, девушка! Я – очень аккуратно.
          При этом он встал на колено, долго  прицеливался, но …. после сложного десятиминутного наведения на правильный ракурс, нажатия кнопок и долгого всматривания  в картинку, пришлось признать, что желание помочь не смогло пересилить последствия легкого алкогольного опьянения. Надя начала хохотать, а Кику несмело смеяться, мужички улыбались смущенно и пытались говорить комплименты. На том и расстались
         Конечно, такая веселая "группа" не очень подходила к классической красоте зданий вокруг. Но Надя решила встать на защиту  веселых молодцов. И сказала: «В России очень трудно жить без выпивки. Во-первых, потому что холодно и надо как-то согреваться, во-вторых, только водка и пиво нивелируют застенчивость русских мужчин. Ведь и в Японии мужики пьют больше, чем женщины именно из-за того, что по природе они очень  зажатые и несмелые, и в-третьих, когда выпьешь немного, всегда настроение бывает веселым и бодрым. Главное не переборщить.
         - Пере… переборчить. Это что такое?
         - Да там много объяснений, но, по-моему, это связано с тем, что в борщ можно класть кроме свёклы и капусты, всё, что хочешь: фасоль, грибы, мясо или курицу, сало, чернослив, вишню, иногда картошку, лук, чеснок, всякие приправы. То есть получается слишком много всего! Слишком! Ни в один другой суп столько всего не навалишь, а борщ стерпит всё. Другой вопрос, будет ли это вкусно! Поэтому и говорят: не переборщи, то есть не выходи за рамки обычного, не вкладывай во что-то слишком много всего. Так и с выпивкой. Здесь надо быть острожным, чтобы водка вместо лекарства и приятности не превратилась в яд. У нас еще есть пословица, как бы связанная с этим:  промочишь горло – ноги не ходят, промочишь ноги – горло болит. У вас есть такая поговорка?
         - Про ноги – нет. А про лекарства и яд – да, есть. А теперь мы куда? Домой? Я что-то устала, и спать хочется.
         - Да, да, моя милая, конечно, домой! Я и про котенка забыла, а ведь маленький, наверное, проголодался . Вон уже метро видно. Давай двигать быстрее.
           …………….
......Вера ходила на работу почти, как на праздник. Ей нравился и коллектив, и нежный запах цветов, и то, что ни один день не был похож на другой. С удивлением она узнала, что букет невесты можно составлять не только из белых, розовых и голубых цветов. Оказывается, есть множество различных идей, чтобы букет мог быть и довольно скромным, и большим, и традиционным, и экзотическим.
         Можно поставить в середину букета амаранты, а вокруг них пустить «висюльки» из бордовых или цвета фуксии мелких цветочков, сплетенных между собой в косички, они спадают каскадом и делают букет особенно художественным.  Амариллисы, похожие на крупные лилии,  больше подходят для невесты внушительных размеров, они подчеркивают её  особую стать и приятную пышность.
Особенно нежно выглядят анемоны, похожие на маки, можно подобрать  яркие и разноцветные, тогда невеста будет похожа на фею из детской сказки. А  белые анемоны с темно-синей сердцевиной сразу привлекут внимание и подчеркнут красоту  невесты.
        Букет из астр, которые переводятся как «звёзды», придадут образу невесты неземную привлекательность. Многообразие их оттенков позволяет создавать букеты на любой вкус. 
        Вера впервые узнала про экзотическое растение «бруния», которая тоже используется в букете невесты -  это серые, круглые, маленькие шарики цветов, издали похожи на крупные ягодки. Они собенно хорошо дополняют зимние букеты. К ним в пару иногда используют и краспедии, Это настоящее солнышко на стебельке. И очень оживляют цветочные композиции.
          Довольно традиционны герберы, а вот гиацинты своей какой-то трогательной незащищенностью подходят особенно молодым девушкам. Их можно заменить  гортензией или незабудками, они тоже создают атмосферу особой женственности. Такое же приятную душевность дают и латирусы, или другими словами душистый горошек Чудные ландыши как будто освещают невесту особым благородным светом любви и нежности.
             А каллы – самые торжественные цветы, они могут быть и сами по себе,  и в сочетании с другими, более скромными растениями. Особенно интересны сиреневые каллы с темно-фиолетовой серединой, которые собраны в большой плотный букет, и он, как ни какой другой, подходит для женщины корпулентной.
         Вера не могла запомнить все незнакомые слова, но ей нравились необычные «протеи, раункулюсы, скабиозы, суккуленты и эустомы.
        Осталось только вызубрить, какие цвета сочетаются между собой, а какие «убивают» друг друга. И всё, можно экспериментировать и радовать покупателей своей фантазией.
          Но есть еще кое-какие подводные камни. Цветы – это такие нежные существа, что если не знать правил, как их сохранять и заботиться о  долгой жизни, то можно быстро прогореть Для того, чтобы продлить свежесть срезанных цветов необходимо добавить в воду очень слабый раствор марганцовки, борной или лимонной кислоты на кончике ножа, пару капель водки. Кроме того продлит жизнь срезанным цветам сахар. Растения реагируют не одинаково на различные добавки. Это надо учитывать. Особенно важно знать, когда срезано растение — дольше сохранят свежесть цветы, срезанные утром или поздним вечером. Материал вазы должен быть нейтральным — стекло или глазурованная керамика. В металлическую вазу нужно вставить внутрь вазу из пластика.
          А ведь цветы выращены не в России, везут фурами из Голландии и Колумбии, где этот бизнес поставлен на промышленную основу. К тому же российские цветы, хоть и красивые и милые, но очень не стойкие. Какую бы подкормку им не давали, аспирин или сахар (а иногда и водку), они долго не стоят. И еще они очень «чувствуют» того, кто их купил и ухаживает за ними. И даже есть такая примета, если цветы стоят долго, значит, человек, который их подарил, делал это с особенным душевным настроением и любовью.
          Вера с удивлением узнала, что экзотический цвет у роз – черный или лиловый или красный у хризантем – это фокус самих флористов  - основание стебля режут на четыре части, после чего цветок ставят в стакан с красителем. Жидкость с краской поднимается по стеблю вверх и окрашивает цветок в соответствующий цвет.
             У неё от всех этих новостей закружилась голова, и она, посмотрев на часы, увидела, что пора пить чай.  Сегодня был обычный будний день, до праздников оставалось еще почти два месяца, поэтому не было лихорадочной спешки, нервозности и беготни, можно немножко расслабиться и позволить себе и обеденный перерыв, и чай с пирожными,  и изучение нововведений в интернете. И даже посмотреть французские мастер-классы по составлению модных композиций.
       - Ксения, извини, пожалуйста, могу я попросить тебя поставить на полку с сувенирами кое-какие бисерные штучки моей мамы. Они очень милые. Вот посмотри, я принесла на пробу несколько браслетиков.
         - Браслеты? Это что-то новое, ну, давай, посмотрим! А ты знаешь, неплохо! Даже очень мило! И сколько она за них хочет? Ты же понимаешь, что на её цену мы должны и свою накинуть, так что окончательная цена будет довольно внушительной.
         - Если тысячу? Много?
        - И мы тоже тысячу. Ну, в крайнем случае, восемьсот. Давай, попробуем, вдруг получится! Иногда люди покупают то, что для нас самих казалось ерундой. Например, пряники на палочке. Думали, что это что-то детское, а оказалось, что и из них можно сделать шутливый букет и подарить сотруднику на работе, у которого всё в порядке с чувством юмора. Ведь на каждом прянике написано какое-то доброе пожелание. И это забавно!
          - Спасибо тебе. Я маму обрадую, а то она только всего красивого наделала, а через интернет сейчас трудно что-то рукодельное продаётся, слишком много конкурентов.
          - Да, это правда! Ну, что попьем чайку – прогоним тоску? Девчонки, идите к нам, сегодня у нас пирог с капустой и зефир. Такое вот чисто русское сочетание. Надеюсь, на вас это сложная комбинация соленого и сладкого не отразится плохо! Усаживайтесь!
        Через полчаса, когда обед закончился, в дверях звякнул колокольчик,. и в салон вошли двое – женщина в дорогой норковой шубе красивого серебристого цвета и мужчина в очках, в накинутой на плечи  замшевой куртке.
          Дама, ни слова не говоря, подошла к стеклянной двери в холодильный отсек, где на полках стояли букеты, и стала  придирчиво их рассматривать.  Наступила странная тяжелая тишина, потому что мужчина молчал, молчали и продавцы, молчала и недовольная чем-то дама. Так прошло, наверное, минут пять. Ксения, которая по виду гордой дамы поняла, что обычное «Чем могу вам помочь», вызовет  бурю возмущения и ярости, просто стала смотреть на экран компьютера, Вера подошла поближе, чтобы быть, что называется, под рукой, а Катя и Люба ушли в «холодильник» смотреть на недавно привезенные цветы и думать, как с ними работать дальше.
        - Ну, ко мне подойдет кто-нибудь, в конце концов! Или я так и буду стоять здесь в одиночестве, - вдруг громко сказала женщина и с ненавистью посмотрела на Веру, которая стояла буквально в двух шагах и ждала каких-то вопросов и предложений.
       - Простите, я слушаю вас, - миролюбиво ответила Вера, которой Ксения каждый день повторяла самое главное правило в их работе: с клиентом, как с пациентом психиатрической клиники надо вести себя  душевно, спокойно, дружелюбно и без обид. Настройся заранее на то, что будут ворчать, жаловаться, упрекать и угрожать. На ком еще можно сорваться,  как не на продавце. Тем более, здесь, ведь они понимают, что цветы надо продать быстро, это же не консервы, которые могут стоять годами.
          - Я хочу такой букет, - показала норковая дама на композицию из голубых ирисов, белых мелких хризантем и берграсса, концы которых были заплетены в круглую косичку и представляли собой большую зеленую розетку, в середине которой нежно сияли голубые и белые цветы.- но только вы должны принести свежие цветы и сделать такой букет в моём присутствии. Я-то знаю, что вы всегда в букеты ставите цветы второй свежести, потому он и стоит в вазе всего два дня!
        - С удовольствием, только такого цвета ириса уже нет. Может быть, подойдет синий?
          - Как это синий! Я хочу голубой! Илья, что ты молчишь? Они не хотят сделать мне такой букет, какой мне нравится! Скажи им!
           Илья встряхнулся, посмотрел на Ксению взглядом умного мужчины, который старается сделать для капризного ребенка всё возможное, лишь бы он замолчал, и сказал:
         - Девушки, прошу вас, поищите в своих запасах. Если голубые стоят даже в два раза дороже синих, я доплачу.
И едва заметно подмигнул Ксении.Та быстро поняла ситуацию:
          - Давайте, я вам принесу все ирисы, которые нам только что привезли, мы их еще не разбирали, они свежайшие. Вы и выберите, - сказала Ксения, ласково глядя на привереду и стараясь, чтобы улыбка была искренней.
         - Ну, хорошо, - капризно протянула дама и взглянула на Илью с победным видом – вот видишь, пока не дашь им пинка,  они ничего и делать не будут!
          Верочка подошла поближе к даме и спросила:
- А вам букет нужен для какого-то праздника? Может быть, вы скажете, кому вы будете его дарить, и мы составим специальную композицию для  вашего визави?
       - Какого еще визави?  Я хочу такой букет, как на витрине, но только, чтобы я сама видела, что за цветы вы туда пихаете! И не надо мне никаких ваших советов!
        Через пять минут пришла Ксения с охапкой ирисов и белых хризантем. Она сама составила новый букет, аккуратно завернула его в японскую бумагу из плетеных полосок, которую они очень берегли и использовали  только для ВИП-клиентов, посчитали стоимость, пробили все чеки и вручили норковой красавице то, что она выбрала. Та вышла из салона,  даже не сказав обычное спасибо, а Илья заплатил и еще сверху дал тысячу, ненадолго задержался в дверях и показал большой палец: Молодцы, девчонки!
        - Уфф, вздохнула Ксения, - шутливо вытерев пот со лба. – Ну и дамочка! Как этот Илья её терпит?!
         - Да это жена его. Вот и демонстрирует всем, что она из «высшего света». А тот терпит, потому что, наверняка, есть дети или слишком большой бизнес,  и он не хочет, чтобы она оттяпала половину, - мудро заметила Вера.
        - А знаешь, он еще вернется! – протянула Ксения, двигая мышкой по столу и перебирая фотографии французских композиций, которые переливались всеми цветами радуги и поражали изысканностью и французским шармом. Каждый раз она с завистью смотрела на эти шикарные букеты и мечтала поехать в Париж, чтобы всё это увидеть своими глазами.
        Вера достала мобильник и уже в сотый раз за этот день, стала смотреть СМС-ки и пропущенные звонки. И, увидев, короткие слова «Я тебя помню» чуть с ума не сошла от радости! Захотелось даже закричать, но она сдержалась, чтобы не напугать Ксению. Про своё путешествие в Москву она никому не рассказывала, только маме. Поэтому на вопросы, от кого она ждет звонка, просто отшучивалась: «От жениха». Без подробностей.
           Еще её смущало, что настроение менялось, как погода в мае – то весело, то грустно, то хочется песни петь, а то слезы подступают. И всё время хотелось пить и есть солёное. Словосочетание «хочется солёненького» каждой русской женщине понятно без объяснений. И это было неприятно. Не дай Бог! Быть беременной соломенной вдовой, или другими словами, без мужа и без понятного будущего – что может быть хуже? И с работой только-только всё получилось. И что теперь? Всё бросить. И ждать у моря погоды или искать Сергея? А. может быть, папаша – японец? Еще смешнее. Не ехать же в самом деле в Японию, чтобы обрадовать доверчивого Кунгоро неожиданным подарком.
           Дааа, СМС-ка очень кстати! Вера быстро написала «Я скучаю и жду» и послала на адрес,  который высветился на экране. Но дошла ли записка, было непонятно. И всё-таки это хорошо, что Сергей проявился. Какая-то надежда есть, и сегодня можно жить спокойно.
……………..


…………После всех переживаний по поводу неожиданных исчезновений и появления коллекции и странности  ситуации,   Кунгоро захотелось уехать подальше, ни с кем не разговаривать, побыть наедине с собой и подумать о непредсказуемости жизни.
        Придя домой, тут же решил поехать на машине в какой-нибудь онсен  и остановиться в старой японской гостинице – рёкан.
Выехал рано утром, надеясь, что в это время  на шоссе  не буде много машин.
          Включил радио и решил найти радиостанцию, которая бы передавала легкую и спокойную музыку. И вдруг услышал «анатани, анатани  агеру- миллион миллион миллион алых роз и еще больше удивился тому, что Россия не отпускает его и  всё время проявляется  самым неожиданным образом.
          Три часа дороги пролетели незаметно. Шоссе свернуло налево и сузилось. Перед ним открылись улицы небольшого городка,  справа  и слева стояли одноэтажные  домики. Вдоль улицы росли живописные вишневые деревья, между ними были высажены кусты олеандра и рододендрона, чистыми стеклами сверкали витрины   местных ресторанчиков и закусочных.   На тротуаре выставлены этажерки с сувенирами, ювелирными изделиями из местных  поделочных камней, фигурками божеств и оберегами, веерами и шапочками с символами городка.
              Доехав до границы леса и города, Кунгоро остановил машину, поставил её на стоянку, вынул из багажника рюкзак и стал подниматься по деревянной лестнице наверх к онсэну. Комнату в рёкане он заказал еще вчера, поэтому не торопился и не считал минуты.
         Как всегда, когда он попадал в первозданную природу, из головы вылетали легкими воробьями  тяжкие размышления, душа становилась воздушной и, казалась, взлетала к вершинам крипотмерий и старых сосен.
        Через полчаса он неожиданно нагнал на тропинке молодого мужчину, который шел, насвистывая популярную песенку, и помахивал длинным веером.
        - Добрый день, - поздоровался первым Кунгоро. И в ответ услышал произнесенное звучным баритоном : «Добрый чудесный день, господин!»
      В Японии не принято рассматривать человека в упор, но здесь в лесу, где никого кроме них не было, Кунгоро пришлось повнимательнее посмотреть на попутчика. Мало ли что! Несмотря на теплую погоду, он был одет довольно экзотично: светло-желтый пиджак, тонкий свитер, закрывающий горло, серо-голубые брюки и закрытые с узкими носами туфли из тисненой кожи
«Наверное, какой-нибудь артист из местного театра» решил Кунгоро и уже хотел обогнуть колоритного человека, но тот неожиданно повернулся с к нему и с улыбкой спросил:
         -  Бежите от проблем? Захотелось одиночества?
          - Ну да, как-то так, - неуверенно ответил художник, не зная что еще можно сказать незнакомому человеку, тем более такому необычному.
        - А я здесь случайно оказался, - сказал «артист» весело.-  Должен был поехать в Камакура, но перепутал время отправления автобуса и остался один. Но это даже лучше! Еще успею туда съездить, а сюда вряд ли  попаду в скором времени. Вы в рёкане остановитесь?
          - Да. Хочется и в онсене искупаться. Давно там не был. А вы тоже туда направляетесь?
Мужчина как-то странно посмотрел на Кунгоро, потом медленно произнес:
           - К сожалению, меня не пустят в онсен.
           - Почему? – Кунгоро никак не мог взять в толк, что за странный человек идет рядом с ним.  И весь его вид, и голос, необычный, глубокий и сильный  просто завораживали. Хотелось именно его слушать и рассматривать,  не отрывая взгляда.
          - А вы не догадываетесь? Мне казалось, что по моему виду можно было сразу  угадать. Вы кто по профессии? Наверное, какой-нибудь ученый, который сидит в своем кабинете и про реальную жизнь ничего не знает.
          - Я – художник. Но вы правы, я почти всё время в экспедициях – то на Хоккайдо, то на Кюсю, то в горах, то в пустыне. И довольно мало времени провожу в городе. Да и газет не читаю, мне интереснее старинные книги по искусству или по истории.
          - Понятно, - протянул его нечаянный спутник и резким движением засучил рукава пиджака. Обе его руки были покрыты живописной разноцветной татуировкой.
        – Я – сын якудза. Сам-то почти не участвую в их делах, но тату надо было делать обязательно, ведь мы – клан, а это значит, что правила семьи дороже желания или даже жизни человека.
           Кунгоро, который два дня назад,  после того, как его привезли на тихую улицу и заставили еще и еще раз посмотреть всю упаковку и проверить печати, был в полном замешательстве. Полицейский Дзюинтаро без конца намекал, что вся эта странная история попахивает фокусами якудза, и казалось, подталкивал бедного художника,  чтобы тот признался в своих тайных преступлениях. И что он под печатями вёз бриллианты, но что-то не получилось, и картины случайно оказались в Китае.
           Если бы Кунгоро был женщиной, он бы заплакал от досады и от глупых обвинений, потому что не знал, что говорить и как оправдываться. Но он молчал и только опускал голову и повторял: «Я и сам удивляюсь и ничего не пойму»
           В конце концов, багаж отвезли в галерею, собрали комиссию из трех человек и стали распаковывать картины. Ни одна не пропала и не пострадала.
Директор галереи был этим очень доволен. Он не знал ничего про печати, про абсурдные обвинения, про переживания Кунгоро, поэтому кланялся особенно низко и благодарил Дзюинтаро-сана на почтительном кэйго, подчеркивая, как он ценит высокие профессиональные способности полицейского: домо аригато: годзаимас, оцукарэсама, то есть - огромное спасибо за вашу работу, она просто неоценимая!.
           Когда все процедуры были выполнены, Дзюинтаро  поклонился всем в зале и поманил за собой Кунгоро. Тот шел, склонив голову,  как бедный теленок, который уже  не ждет ничего хорошего от своего хозяина.
         - Мы возьмем часть упаковки для исследования, но я вижу, что вас эта история выбила из колеи, поэтому, если хотите, можете ехать на рыбалку.
Он помолчал, потом едва заметно подмигнул Кунгоро и добавил:
          - В Кобе!!!
           - Наверное, я не поеду в Кобе, - задумчиво сказал художник. – Не хочу ни с кем разговаривать, мне надо как-то осмыслить всё и попытаться понять, почему это произошло именно со мной. Последние двадцать лет я жил очень спокойно. Если не считать развода, но и он как-то не задело меня. Были, конечно, случаи, когда я чуть не утонул на озере Икэда, или когда медведь загнал меня на дерево, или когда сошла снежная лавина и меня придавило. Но всё это было понятно и предсказуемо. Ведь дикая природа всегда предупреждает человека прежде, чем его наказать. Надо быть просто внимательным и готовым к неприятностям.
        Но сейчас я в полном ступоре. В какую ловушку я попал, кто так странно использовал мою коллекцию, почему именно её. И как это связано с якудза, о которой я только по телевизору и знаю.
           - Не беспокойтесь, мы постараемся всё выяснить. Но если коллекция цела, то, скорей всего, дело закроют. Так что живите спокойно и поезжайте, куда хотите. …. Хотя… мне почему-то кажется, что продолжение еще будет! Не зря же ваш Сергей прилетел на одном с вами самолете из Москвы!
         - Мой Сергей?! С какой это стати он – мой?
          - Ладно, не ваш. Но здесь есть какая-то хитрая закавыка, а вы знаете, что всё тайное, в конце концов, становится явным. Саёнара, Кунгоро-сан!
          - Да, до свидания. И спасибо за вашу любезную помощь, я это очень ценю.
………
          ……И вот теперь случайно или нет вместе с ним по тропинке поднимается в гору человек из другого мира, о котором он до недавнего времени вообще не знал. И что теперь думать?
         - Вы ведь знаете, что в онсен не пускают с татуировками. Якобы, чтобы не оскорблять чувствительные души простых японцев. Смешно!
       - Да, я слышал об этом, но никогда не видел, чтобы на дверях висели такие объявления.
          - Да, это не афишируется. Но даже если я прорвусь через администратора и сотрудников рёкана, все, кто сидит в воде, тут же  повыскакивают из ванны, как кузнечики из горящей травы. Поэтому мы не хотим светиться. Для нас, как для особых людей, есть специальные онсены. Там-то нас никто не видит и не боится.
         - Простите, если вам не нужен онсен, то тогда зачем вы идете туда?
         - Я иду не туда, а по дороге к рёкану. Если подняться выше на гору, то можно увидеть старый храм. Я иду именно туда. То, что нам с вами по пути – это совпадение наших линий жизни. И  я рад, что мы идем вместе. По какой-то причине нам надо было встретиться, я не верю в случайности. И вижу, что вас что-то гнетет. И вы так странно посмотрели на меня, когда я сказал, что живу в семье якудза. Давайте, рассказывайте!
          - Да я и не собирался. Спасибо, что вообще обратили на меня внимание. Могли бы пройти и не поздороваться.
          - Я понимаю, что откровенничать вы не любите. Тем более с человеком, которого видите в первый раз. Давайте присядем вот на это поваленное дерево. Обещаю, что в течение часа здесь никто не пройдет.
           - Вы что экстрасенс? Видите всех насквозь? И еще временем можете управлять?
         - Да, что-то вроде этого. Причем с детства. Все удивляются, а мне странно, что у людей нет такого таланта. Это ведь просто – посмотри в лицо человека и сразу поймешь, что у него в прошлом, да и будущее написано на лбу.
           Кунгоро покачал головой. Ему совершенно не хотелось говорить о своих проблемах с этим странным «артистом», но тот уже присел на  ствол старой сосны, достал из рюкзака две коробочки бэнто, две бутылки пива и два пластиковых стаканчика. Как будто готовился к встрече.
       - Идите сюда, - похлопал он рукой по круглому стволу дерева, - здесь удобно и мешать никто не будет. Вот пиво, закуска, хаси, ешьте и рассказывайте! Я внимательно слушаю.
        Пришлось Кунгоро подчиниться, подойти поближе к своему нечаянному спутнику и сесть рядом на дерево.
       - Кампай! – произнес «артист», весело подняв свой стаканчик. – До дна! Давайте! И закусите, чтобы не развезло, а то я вижу, у вас в глазах голодный блеск.
      - Ну, хорошо. Пусть будет кампай!  - и  Кунгоро одним глотком выпил пиво, налитое  заботливым путником. - Я никак не могу прийти  в себя после одного  загадочного приключения  с моими картинами. Просто голову сломал, но так и не догадался, в чем дело.
         И он, запинаясь и потирая пальцы, стал рассказывать всю свою историю. Незаметно они выпили всё пиво. Однако любезный спутник, как фокусник, достал из рюкзака еще по бутылке и опять разлил живительную влагу  по стаканчикам.
        Алкоголь, хоть и слабый, всё-таки помог художнику закончить свою эпопею с улыбкой. Невеселой, конечно, но зато искренней. Ведь «артист» слушал его очень внимательно и без конца повторял «ун-ун», а это значило, что  он следит за рассказом и понимает, о чем идет речь. Иногда у него даже вырывалось «со? - да ладно! точно так и было?»
        Кунгоро прихлебывал пиво, но есть не мог, не хотелось жевать и говорить при этом, тем более о таком странном деле, в котором он так и не смог разобраться.
       - Да, интересная история! И что – вы ни сном, ни духом? И даже никаких подозрений нет? А почему полиция решила, что это дела якудза? Такими странными посылками мы не занимаемся. Да и использовать человека «в темную», тем более художника, никому еще в голову не приходило.
          - Я не знаю, почему полиция подозревает ваших ребят. Простите, конечно, но кто еще мог так остроумно придумать посылать мелкие предметы через границу. Но, по-моему, здесь не камни, а что-то другое. Но что?
          - А знаете, мне в голову пришла странная мысль. Почему под печати не положить маленькие целлофановые пакетики с какими-нибудь редкими семенами. Говорят, в России есть даже институты по выращиванию редких растений, которые нигде, кроме как в их стране, не растут. А я знаю одного «папу», который как раз собирает коллекцию орхидей со всего света. Он в свое время начитался детективов Рекса Стаута про Ниро Вульфа. У того была целая оранжерея из тысячи орхидей, и он дорожил ими почище детей. Читали?
          - Нет, не читал. Я вообще почти не читаю детективы, мне интереснее про живопись и картины.
          - Понимаю…. Да… Мне моя идея нравится. Надо будет пошуршать среди наших, вдруг что-нибудь узнаю. Вы видите, судьба специально нас свела, чтобы закончить эту историю, и чтобы вы уже спали спокойно. А можно спросить… - «артист» смущенно посмотрел на Кунгоро, - а эти русские девчонки… как они в постели? Вам понравилось?
          - Девчонки? Да была только одна, Вера её зовут. А Надя – она просто очень милая, но у нас с ней ничего не было.
          - Ну хорошо. Пусть одна. Молодая, красивая, небось,  и блондинка с длинными волосами?!
         - Да именно такая, из тех, кто снится подросткам и одиноким мужчинам. Честно скажу – это феерично!
           - Феерично. Звучит красиво. Хотя я тоже иногда захожу в чайные домики, чтобы развлечься. Там  сейчас много европеек. Но они – профессионалки, делают всё, что захочешь, но похожи на резиновых кукол, я вижу по лицу, что им всё равно, кто перед ними. Со всеми одинаково. А хочется ведь искренности. Ваша блондинка была такой?
          - Вы знаете, русские очень артистичны, и у них необыкновенные глаза. Они излучают свет. Особенно, если женщина тебе симпатизирует. Такие глаза были у Нади, у Вериной мамы. Мне она очень понравилась.
        - Поняятноо. А вдруг у твоей блондинки будет от тебя ребенок. Ты что будешь делать? Заберешь их сюда?
           - Ребенок? – воскликнул ошарашенный Кунгоро. – Как это? Мы были вместе всего два или три раза. А, когда я был женат, мы ждали ребенка два года! Разве так быстро появляются дети?! Вы меня просто озадачили. Я об этом вообще не думал.
            - Когда не думаешь и не ждешь, тогда всё и случается, - сказал умудренный большим жизненным опытом  молодой якудза.
           Кунгоро умолк и мысли его потекли уже не в сторону исчезнувших и найденных картин, а в сторону прекрасной русской девушки, которая, как Кармен,  просто бросила в него цветок, а попала в сердце.
           - Ну, ладно, дорогой Кунгоро-сан, будем прощаться. Я пойду вперед, потому что мне надо торопиться, а вы идите не спеша и думайте о том, что я вам сказал. Ну про коллекцию попытаюсь узнать и позвоню вам. Саёнара!
          - Простите, я не помню, чтобы я вам называл своё имя. И мы как-то и не познакомились…
        - Твоё имя я прочитал в газете, ты ведь уже довольно известный художник. Ну а моё – знать необязательно. Как говорится, меньше знаешь, крепче спишь!
          И он протянул руку для прощания. И хотя в Японии не принято жать друг другу руки,  Кунгоро не посмел попрощаться только низким поклоном. Они уже стали расходиться, как вдруг художник окликнул попутчика:
            - Простите, только один вопрос! Заранее нижайше прошу вашего любезного прощения, скажите, зачем вы делаете такие большие татуировки? Я давно хотел узнать, но нигде об этом не пишут. Это что тайна?
 «Артист» остановился и сказал:
           - В двух словах не рассказать, но история давняя. В своё время всем, кто сидел в тюрьме, ставили клеймо  в виде черного кольца. И чем больше было «отсидок», тем больше было таких знаков. Кому-то пришло в голову закрашивать их рисунками драконов или тигров, или карпов, или красавиц.
             Каждая татуировка  имеет свой символ. Почитайте об этом в книгах. Не всё же живописью заниматься,  – он засмеялся и бодрым шагом пошел по тропинке вверх.
          Кунгоро собрал бутылки, стаканчики и бэнто и двинулся вслед за своим странным собеседником, размышляя о том, что бы он делал на самом деле, если бы действительно узнал, что у него будет наследник.

………….. Через полчаса он уже входил в рёкан, старинную гостиницу, где ничего не было из достижений современной цивилизации, кроме водопровода и современных туалетов. На первом этаже небольшого деревянного здания с изогнутой крышей располагался холл и конторка администратора. Тут же к нему подбежали две девушки стали кланяться и чуть ли не за руку тащить к рецепции. Одна из них помогла Кунгоро снять рюкзак, вторая подхватила его туфли и поставила на специальную полочку у входа, чтобы они не мешали входу и выходу постояльцев.
            Кунгоро был здесь в первый раз и с интересом рассматривал рисунки современных авторов в стиле укиё-э. А, может быть, это были старые мастера? Но их какая-то глянцевитость говорила, что вряд ли владелец повесил бы на стены старинные дорогие гравюры. В токонома – углублениях в стене, стояли вазы с икебаной. Особенно много было с ветками красного клена. Ведь теперь везде празднуют момидзи – любование деревьями, усыпанными бордовыми и алыми бабочками-листьями. Это особенно впечатляет, когда путешествуешь по горам и видишь, как пятнами и лентами украшены леса красными кленами.
           Еще через пять минут Кунгоро поднялся в свой номер – обычную полупустую комнату с тремя соломенными циновками на полу и большим балконом, который был отделен от комнаты бамбуковыми решётками,  оклееными тонкой бумагой, сёдзи
         Посередине  комнаты стоял небольшой стол с горячим чайником и пиалкой и еще три пиалки с легкой закуской. Ведь человек мог устать с дороги и проголодаться.
           На пороге он снял тапочки, которые дают каждому постояльцу при входе в отель, и босыми ногами ступил на татами. Переоделся в юкату, легкое кимоно, вышел на балкон и осмотрелся. Вокруг был только лес. Огромные криптомерии, невысокие ели и стройные сосны. Какие-то кусты с острыми зелеными и коричневыми листьями, клёны с покрасневшими листьями. И хотя на улице уже двадцать первый век, люди летают в космос. а в Японии на каждом шагу  туалеты с музыкой по выбору  и теплым сиденьем,  художнику казалось, что он вернулся в старые времена. Времена самураев и изысканных гейш, лисиц-оборотней, которые легко превращались  именно в таком глухом лесу  в красивых девушек и соблазняли наивных дровосеков.  Неподалёку шумел водопад, пели незаметные птички, прилетел и зажужжал какой-то большой жук, напоминая 
             Кунгоро музыку саксофона. Все мучившие его в последнее время тяжкие мысли отлетели, он снова стал маленьким мальчиком, который верил в чудеса и знал, что впереди интересная и сказочная жизнь.
         Зазвенел телефон, он подошел к столу, взял трубку и услышал нежный голос: «Кунгоро-сан, пожалуйте, просим вас на обед. Ждем вас с почтением.»
Пришлось вернуться в реальную жизнь и спуститься в ресторан. На столах уже стояли пиалки и тарелки с многообразной едой. Как всегда мисо-суп, рис, удон, рамэн, пять видов салатов и сябу-сябу. Перед ним стоял котелок на газовой горелке, в нём  плавали кусочки тофу, лук-батун, китайская капуста и прочие ингредиенты. Надо было палочками ухватить кусочек свинины или говядины, какой-нибудь сырой овощ, бросить  в кипящую воду, добавить лапшу, и через несколько минут пробовать вкусный свежий суп. Кунгоро всегда казалось, что готовить сябу-сябу интереснее, чем просто съесть.
            После вкусного обеда Кунгоро поднялся к себе в номер и решил отдохнуть. На дверь  он повесил табличку «Не беспокоить», разделся и повалился на футон, забыв и про картины, и про Верочку, и про своё странное путешествие в Россию.
         … Через час он проснулся, как будто кто-то дернул его за ухо. Он открыл глаза, думая, что кто-то находится в комнате, но возле него никого не было.
        Сёдзи на балконе были задвинуты, шторы опущены и вокруг была странная прозрачная темнота. Как будто он был в лесу, уже наступал вечер, но всё еще можно было различить и деревья, и вершину близкой горы, и крышу старого храма, который скрывался за ветвями раскидистого дуба.
Он еще полежал, потом потянулся и решил спуститься вниз и искупаться в онсене.
            Большая ванна на свежем воздухе, ротенбуро, находилась всего в нескольких шагах от входа. По правилам онсена пришлось снять с себя всю одежду, пойти в душевую и там, сидя на пластиковой табуретке, вымыть всего себя с мылом, потом взять короткое отельное полотенце и уже чистым, как тарелка из посудомоечной машины, идти окунаться в большую ванну.
         В воде уже сидели его  голые собратья, которые пришли раньше него. У всех на головах были сложены полотенца, такая вот традиция. Он сделал то же самое, поклонился, поздоровался и потихонечку вошел в воду. Горячая минеральная ванна показалась ему самым нежным, самым прекрасным материнским объятием. Он закрыл глаза и забыл о том, где он находится.
         Какие-то картины из его прежней жизни проплывали перед ним, как будто он смотрел старый черно-белый фильм. Появлялись и исчезали люди, с которыми он был в близких отношениях, его отец и мама, еще молодые, с веселыми улыбками, его погибший младший брат, его приёмный отец, сэн-сэй, который научил его рисовать и понимать секреты живописи, его друзья и сотрудники музея, его знакомые галеристы…. Он бы даже заснул, но к нему неожиданно подошла девушка в сером кимоно с широким узорчатым поясом – оби, и протянула телефон: «Вас спрашивают, Кунгро-сан, простите, пожалуйста!»

Продолжение:http://www.proza.ru/2018/04/11/437


Рецензии
Галина!
Как прекрасны мелочи жизни в этой экзотической стране! И описаны они мастерски и со знанием дела. Неужели этот якудза выпытал для Сергея все тайны Веры? А вдруг у неё ребенок от Кунгоро? Не люблю беспорядочные связи и легкомыслие, но... иначе бы не было романа. Интересно!!!
Спасибо!
С улыбкой,
Таня.

Пыжьянова Татьяна   05.06.2018 10:13     Заявить о нарушении
Танюша, у меня про якудза очень много материала. Хотелось как-то органично вписать, но получилось неожиданно коротко, зато интересно и необычно. И мне этот парень самой понравился, тем более он почти не криминальный, а даже романтичный. То, что я люблю в мужчинах больше всего.

Галина Кириллова   05.06.2018 10:43   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.