Правдивей и страшнее

                …Чище смерть, солёнее беда,
                И земля правдивей и страшнее.
                Осип Мандельштам



Красно-белое платьице колокольчиком. Или не платье, а сарафан, потому что на лямках. В каких-то  рюшах, буфах, воланах и оборках – я не знаю точно, как называется вся эта очаровательная хрень.  И красная панамка с белыми кружавчиками. Красная Шапочка, да.  Лет сорока или пятидесяти, очень худая , жилистая,  нормальных мышц будто совсем нету – кости опутаны кое-как канатами сухожилий, а сверху туго натянута бледно-рыжая  кожа. Эту Красную Шапочку долго и мучительно глотал волк, потом пришли лесорубы и спасли обоих. Мне стыдно так думать и хихикать, но я всё равно думаю и хихикаю.
«Здрррасти!» - буратинским болезненным голоском восклицает Шапочка и проходит дальше, вихляясь, подпрыгивая, весело размахивая воланами. Светел и прекрасен нынешний день, прекрасно  диковинное это платьице, Шапочка радуется, и я радуюсь за неё. Хотя и давит горло от звучащей в голосе её надсады, от этой, сука, кромешной беды, которую мы с Шапочкой неловко припрятываем от себя и друг от друга, но которую чувствуем, видим и безжалостно знаем. И насмешка ещё моя никуда не девается из головы, сука, подлая сука! И тяжкий за неё стыд…
Да ладно, что я привязался к бедной дурочке? А сам-то я не таков разве? Разве не с такою же надсадою радуюсь жизни, не принаряжаю  кошмары свои в  рюшечки и воланчики эммм… буколического визионерства? 
О да… Ешё и как. Но всё равно… Всё равно…  Пусть и правдивей, и страшнее белый свет, пусть я всегда знаю об этом, сколько бы ни прикидывался – всё равно…
Никуда же не делись из мира вот эти скворцы, к примеру. Или давешние фиалки в парке, от которых не мог я никак оторваться, и кажется, так и не оторвался  до сих пор. Люди которых люблю, собаки мои, мой кот, случайное доброе слово, всякие дети… Лошади ещё и  птицы, и куча, куча всего!  Да и блаженненькая эта тоже, что мимо сейчас прошла. Попробуй тут  не радоваться.
Не, но скворцы – вообще… То стрекотали и  попискивали, а теперь взялись мяукать, как два игрушечных кота.  Вопят, подвывают, заливаются…  Вот так мяукать – это уметь надо. Тут тебе и радость, и насмешка, и комическая патетика… Как это они, правда?


Рецензии
…Чище смерть, солёнее беда,
И земля правдивей и страшнее. (Осип Мандельштам)

Опять не прав ты, Осип, как всегда
(прими за манну - правда так нелестна)
беда - безвкусна, а слеза - пуста
(глаза - омоет, душам - бесполезна)

грязнее смерти только день рожденья
правдивей и страшнее - кол да клин
мы все - одной земной цепочки звенья,
а жизнь - из тыквы маска - Хэллоуин...

Надежда Кучумова 2   19.04.2018 10:03     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.