1. Муза...

Зачино-замесное... Beauty-тюнинг или пантеон инстабогинь.

 В просторном и светлом холле одного из университетов города N, всегда было по-своему уютно и красиво, обожаю это место. Да, здесь, действительно, царила красота. Сотни газелеподобных молоденьких студенточек, как нежные лани сбирались на водопой и, как трещотки трещали между собой обо всём на свете, призывно и кокетливо бросая игривые взгляды в мою сторону, но даже потуги такой армии красоты были бесполезны... Алчущие любви и внимания, они оставались ни с чем рядом со мной, холодное одиночество в толпе было диагнозом всего моего незамысловатого бытия.

 Вот, Манюня Акулова-Штерн*, возрастающая светская львица всего потока, оттюнингованная до нельзя дива Инстамира под ником Маргоша, она не раз сэлфилась со мной вытягивая трубочкой свои гиалуроновые губошлёпы с ярко алым блестявишно-блестявым лаковым блеском, клубничная джемо-жижка на её лего-губяхах будоражило не одно сознание лайкеров и фолловеров. Проферомоненная с ног до головы мускусом из ж бараньих желез она, в принципе, и без чарующего парфюма умела привлечь к себе внимание во всём этом человечьем стаде всех самых пафосных и богатых баранов потока. На меня же, как пантера щурила свои колдовские глазища, зыркая нереально зелёными фонариками дорогущих линз, ничего и никого не стесняясь. Крутилась вокруг змеиной, после очередной липосакции* и демонстративно подмигивая, давала всем понять, кто здесь королева. Но, не моё, как не кривляйся, не люблю столь вздорно-самовлюблённых баб, даже столь эффектно проплазмолифтингованных* и натянутых, как бабушкины капронки на бугристые бока лука мезонитями*. Шикарная, как Ламборджини, но даже её губные валики оставляли только поверхностный блеск глянцевого равнодушия во мне.

 Изрядно скучая до начала пар, кого только не приходилось рассматривать в этом живом снующем муравейнике... до её прихода... моя муза появлялась всегда чуть позже...

 А вот и Манюнькина подружка, Валюшка-трататушка, хорошая деваха, хоть и лентяйка редкостная. Деревенская затейница, язык без костей, мать последнюю корову продала только б на бюджет её сунуть да в общагу пристроить. Что-то странное, прётся сердешная сегодня к первой паре, обычно черепашится красавишна ко второй еле-еле. А, сегодня ж, первый день выхода в свет апосля приезда из Московии, с ринопластики, носопырку рязанско-ивановскую, бульбаш картопляный свой перекраивала, перегородку ей так долбили, что даже под наркозом, родимая, вспоминала дятлов-долбачей из окрестных лесов. Ну, ничегось, красота, как известно требует жертв, которые пока с матери доит псевдогламурное дитятко да в микрозаймах поднабирается, курей-то и яиц не хватает на облагоражение русского колорита. А ныне, ты посмотри, нос то и вправду, викторианским стал да что там говорить, прерафаэлиты бы писали акварелью обзавидовавшись, только старый дед Леонардо с его "золотым сечением" засомневался бы в гармонии, как при такой изысканности носика, такие питбульи челюсти, мордень в пол аршина, упитанная, кровь с молоком телушка да щёки необъятнее нив и полей среднерусской равнины, габариты былинно-богатырские, а носик - крохаль вовсе. Но кто ж поймёт горе-горькое, бюджет пока дырявый у Валюши, спонсоров в городе, ещё не приобрела, а мать с бабкой хоть и щедро раздаиваются, но бяда-бяда, удои деревенские не велики, ни то что на столичные, на городские нужды не хватает, поэтому пока только на ринопластику по амбарам и сусекам наскребла.

 Отступление. Клиника бытия...

 Автандил Азазеллович* Доидян-Красотян главный гуру-скульптор и вдохновитель сегодняшней Валенсии, как она теперь себя величает, пластический хирург из клиники "Афродита Iffanovna", что вальяжно расположилась в одном из самых золотоносно-элитных районов Московии, прямо у станции метро Тартария-House. Автандил Азазеллович помогает кромсать и курочить свои лица и тела всем желающим эстетично облагородиться. Ава Аза, как именовали его многие клиентки по нику профиля из Инстамира, был не просто заурядным пластическим хирургом, которых нынче развелось, как блох да собак нерезанных, Ава Аза был ещё и достаточно грамотным психологом, практиковавшим и применявшим методы НЛПи и ребёфинга в своей уникальной практике. Ава Аза на своих сопроводительных тренингах помогал понять многим недалёким, что красота, не только спасает мир, но и решает многие квартирные вопросы населения.

 Своим всевидяще-прозорливым глазом Ава Аза частенько наблюдал, как меняется мир и судьбы людей после искусных манипуляций в сфере красоты. Магия красоты была всесильна и чего только не творила её страшно-движущая сила - происходила миграция мужчин из одной семьи в другую, круговорот любовниц в конвейере битв за Порш Кайены и отдых на Мальдивах, бывшие замухрышки, возрастали вместе с имплантированной гордыней до королевишен заморских. В умело-искусных руках кудесника Авы Азы преображалась не только плоть, но и мир вокруг, менялась философия и сознание, внутреннее осознание себя и разотождествление изначальной личности человека с нынешним.

 За многолетний стаж практики, а начало ему было... хотя, ныне, вряд ли, кто вспомнит не то что начало стажа Авы Азы, но и его возраст, многим казалось, что мастер бессмертен. Так вот, за многолетний стаж практики, через руки волшебника прошло неимоверное число представительниц прекрасной половины человечества и не только, в экзальтированном восторге от одного только соприкосновения с выдающейся личностью Авы были все. Одна только старожилка бабка Нюрка, совсем выжившая из ума староверка, когда-то перевезённая из глухой Сибири сыном-бизнесменом, всё как пёс-приблуда околачивалась у храма красоты Авы и пела далеко не хвалебные песни. Бабка и вправду была так стара, что и не помнила казалось из какого тысяча девятьсот лохматого она вылезла в 21 век. Вечно что-то странно бормочущая, она была прихожанкой одного из полуразвалившегося прихода старой церквушки на окраине столицы, далече от новых небоскрёбов Тартарии-House, почти на выселках, на выезде из Чертановских обителей. После каждой службы старая карга, мнившая себя воином Христовым, особенно вдохновлялась, шла в мир и у клиники великого Гудвина прыскала святым ядом, крича в окна треклято-проклятой клиники, которую бабка иначе, как шабаш и не называла.

 - Нехристь! Антихрист! Иудово семя, изыди, дьявольское отродье, пшёл вон, пёс смердячий, отсюды, неча тебе, поганцу, девок наших портить.

 Сетевые тролли и самые злостные бойцовские собакены отдыхали и нервно курили в сторонке, если баба Нюра бралась душеспасительно чихвостить Азазелловича. Но ни обильные орошения святой водичкой из серафимо-дивеевской богородичной канавки, ни круги от нечистой силы, ни защитные псалмы и оградительные молитвы, ни пояса Богородицы, ни даже чесночный браслетик и серебряный крест, подаренный бабульке в одной из паломнических поездки каким-то киевским семинаристом-экзорцистом, что из Братского монастыря, ничто из арсенала воина Христова, ничто не трогало Автандила Азазелловича. И бабка Нюрка, и налоговая и даже недовольные клиентки или их выпотрошенные мужья и любовники, всё было нипочём великому Аве. Никто не знал какая непротекаемая крыша была у него над головой, то ли диаспора грела, то ли связи за счёт своей деятельности, то ли крутые бабосы были нерушимым щитом перед неприкосновенным Авой или до сих пор действующее незримое влияние его крёстного отца, некогда достаточно успешно гастролировавшего по золототельцовской Московии.

 Ах, да, ещё и нерушимый щит из свиты мастера-красоты - младшие и старшие филлерята*, как любовно прозвал их Ава Аза, потешались над странной бабкой и сами троллили всех, кто имел неосторожность написать своему гуру нелестные комменты. Филлерята, как гиены злобно насмехались и травили любых недовольных, так же в их обязанности входили - ведение рекламных страничек клиники, работа с наработанной и постоянной клиентурой, голливудские улыбки на ресепшене, smm-аналитика, аудит и мощное продвижение аккаунтов клиники и мастера в социальных сетях. Вообщем, дел и забот невпроворот, трудов, что в улии у пчёлок и всё за бесплатно. Филлерята, что наркоши, подсаженные на иглу омолаживающих филлерных инъекций, соскочить с неё уже были не в силах и те, чьи бюджеты не выдерживали такой финансовой нагрузки, добровольно шли в услужение к доброму хозяину.

 *Фамилия Штерн имеет довольно интересную историю происхождения еврейскую или немецкую. В переводе с идиша и немецкого она означает звезда.

 *Липосакция — косметическая или бариатрическая операция по удалению жировых отложений хирургическим путём. Операция производится на определенном участке (или нескольких участках) тела, например, на животе, бедрах, ягодицах. 

*Плазмолифтинг – лечебно-омолаживающая инъекционная процедура, предполагающая подкожное введение обогащенной тромбоцитами плазмы собственной крови пациента. Препарат на 100% совместим с организмом человека, поскольку производится из его же собственной крови.

*Мезонити - особые волокна для подтяжки лица, которые вживляются в кожу для её подтяжки и возвращения свежего, молодого вида

 *Азазелль - прямой отсыл к еврейской демонологии и "Книге Еноха", падший ангел, совративший людей разными искусствами, мужчин делать оружие, а женщин изобретать украшения и краску, чтобы краситься и преуспевать в соблазнении.

 *Филлерята от филлер (англ. «заполнять») — косметический препарат в виде геля для инъекций. Применяют в пластической хирургии для разглаживания кожи, избавления от морщин, изменения овала лица, формы носа. Даже самые глубокие морщины могут исчезнуть после применения такого косметического средства.

 Продолжение следует... http://www.proza.ru/2018/04/22/1667     .

 
11.04. - 24.04.18


Рецензии