Дебора Гл. 30

Старые и не очень морские волки проводили взглядом статную блондинку от входной двери до самой приёмной адмирала.
  Она  прямо  почувствовала всем телом,  как её ощупали с ног до головы десятки пар  мужских  глаз.
 Жгучая брюнетка в форме мичмана, с чуть заметным, только профессионалу, дефектом кожи лица, сидела за огромным дубовым столом и поправляла макияж.
 - Приём по личным вопросам, только по записи, в последнюю пятницу месяца,  с двух до четырёх – как ножом отрезала секретарша, не отрывая взгляд от зеркальца пудреницы.
- Я бы на вашем месте не пользовалась дешёвой косметикой  - посоветовала беспардонная посетительница.
 От такой неслыханной наглости красотка в морской форме даже оставила своё занятие.
- Я пользуюсь самой дорогой косметикой,  Ахава!
- Нет, это я пользуюсь косметикой  Мёртвого моря. Кстати,  она вот так выглядит – блондинка достала из сумки профессиональный набор визажиста и положила на стол.

- Разрешите?
- А Катюша – оторвался от бумаг адмирал – что уже время?
- Примите пожалуйста израильтоску по личному вопросу.
- Какую израильтоску? По какому вопросу?
- Ну я не заю...  Ну пожалуйста...  Ну Николай Николаич... – и секретарша обнажила зубы в улыбке, отказать которой мог только стопроцентный импотент.
- Ладно,  давай,..  Посмотрим на израильтоску...
 Действительность превзошла все ожидания.   Увааа , сказал он про себя.
- Если вы вербовщица  из мосада, то можете не стараться, я заранее согласен...
- Нет –  улыбнулась  Дёбора не мене очаровательной улыбкой, чем у его секретарши.
- Я  гражданский человек.
- Тогда, чем могу быть полезен?
- Двадцать пятого мая сорок третьего года, хайфский порт подмандатной Палестины, русская подводная лодка “Щука” V- бис, номер 57...
- Можете не продолжать – адмирал налил себе из графина стакан воды и сделал глоток.
-  Позвольте узнать, откуда у гражданского лица такая информация, если конечно не секрет.
- Да, какие секреты?..  Я служила в бригаде Гивати, а у моего бывшего командира папа действующий генерал Шабака…
- И вы так просто об этом сообщаете?
- Ну какие у евреев могут быть секреты?
- Ха-ха-ха  - рассмеялся адмирал.  Простачки… Знаю я вас… - Ха-ха-ха.
Бригада Гивати говоришь… Это сейчас  Гивати, а тогда назывались отряды самообороны Пальмахим.
- Я знаю – кивнула Дебора.
- Лихие были ребята,  всех под ряд били. И арабов и англичан и немцев, а с нами дружили… - адмирал поднял глаза что то припоминая.
- Ну, так, и что дальше?
- На этой подводной лодке в Палестину прибыла девушка, Ева Коган. Через шесть месяцев она родила девочку - это моя мама.  Я Дебора Коин,  на иврите фамилия звучит так.
- Она жива?
- Если б она была жива, я бы вам голову не морочила. Она умерла при родах.
- Если ты родилась там, откуда у тебя такой русский?
- У меня точно такой же украинский. Я выросла в детдоме, а там на всех языках разговаривали.
- Что ты хочешь знать?
- Всё.  Кто был мой отец, откуда, жив ли?
- Катюша – адмирал нажал кнопку вызова – принеси ка  нам  кофейку.
Потом достал из верхнего ящика пенковую  трубку с янтарным мундштуком и вышел из-за стола.
- Я курить давно бросил, а с трубкой расстаться не могу.
- Разрешите, товарищ адмирал? – приоткрыла дверь красотка в мичманской форме.
- Спасибо Катюша, поставь на стол.
- Присаживайся – перешёл он на ты с гостьей, и сел напротив.
- Говорят, твой отец  рыжим был…
- Так и я не блондинка – Дебора сняла парик и рыжий ливень  волос пролился на её плечи.
- Парик? Зачем, для конспирации?
- Ха-ха-ха – какая конспирация? Мне сказали, что в России,  перед блондинкам открываются все двери.
- Нууу, как говорится, на вкус и цвет… - адмирал нежно погладил отполированный до блеска чубук своей трубки.
- Ты уверена, что хочешь знать  всё. Твой отец был сложной личностью…  Отцы ели кислый виноград, а…
- Кто бы он ни был, его очень любила моя мама. Поэтому,  даже оскомина  отца, для меня слаще малины будет.
- Ладно…   Во первых твой отец был вором в законе, да ещё и не простым. Меня его дружки, головорезы, в плен взяли. Но он, говорят, ещё по круче их был.
- Почему, был?
- Когда это случилось, он уже лежал на дне Финского залива.
- А что во вторых?
- А во вторых он был героем войны, о нём на Балтике легенды ходили.
Начал воевать  штрафником. Потом кровью смыл судимость и ему дали под командование торпедный катер.
Адмирал достал из бара старую бутылку виски с истлевшей этикеткой и налил две рюмки.
- Долго рассказывать, но эта бутылка виски от него. Может другим разом, когда время больше будет…
- Катюша – позвал он в селектор.
- Слушаю – товарищ адмирал.
- У нашей гостьи будет много вопросов, сделай пожалуйста запросы по архивам.
- Так, а…
- Нет, нет – там под грифом секретности ничего нет. Моей санкции не нужно.
- Слушаюсь, товарищ адмирал.
  Дебора взяла рюмку с тёмно-коричневой прозрачной жидкостью и посмотрела на свет.
- Я вообще не пью, но если это от моего отца…
- Давай за всех погибших солдат стоя.
 Я слышал в вашей стране, в минуту памяти, под вой сирен даже транспорт останавливается, и все люди по стойке смирно становятся.
- Это правда, товарищ адмирал. Давайте за всех кто навсегда остался молодыми…

http://www.proza.ru/2018/04/14/1110


Рецензии