Закат

                ЗАКАТ

Тесть уже снял галстук, и расстегнул верхнюю пуговицу  сорочки.
Хороший коньячок, закуска, жена, дети рядом..
Ружьё хранилось в железном  ящике, сам Игорь испытывал к нему равнодушие, (в лес ходил редко), только когда приходил участковый, осматривал удивленно, как чужое, вяло отвечал на вопросы, а участковый наооборот, задерживался, трогал ствол, прицеливался в стену, не торопился уходить..

- Когда планируешь?- спрашивал тесть..

- Через выходные- отвечал Игорь, забирая оружие из рук тестя..

Жена знала об этих странностях мужа, но они, в принципе, не мешали, ну, вспоминал Игорь своё геологическое прошлое, затворничество вынужденное, мужицкое, зато когда возвращался- накидывался на неё прямо в коридоре, соскучившийся, пахнущий  костром, ветками (Аня улыбалась, вспомнив что-то), потом бросал рюкзак в ванную, молча ел - и падал в кровать, зацепив жену  рукой, пальцами, взглядом, погружался в долгий счастливый сон.
Тогда Аня сидела, растерянная и счастливая..


- Счастливой охоты! - говорил  Илья Ефимович Игорю, подавая жене пальто.

Он никогда не говорил "Ни пуха, ни пера", показывая , что всерьёз его вылазки в лес с ружьём, за охоту не считает..
Тогда прыгала на руки Аришка -"Ни пуха , ни пила!"- кричала она, и Игорь, проводив родню, усаживался, у окна, обнимал дочку:

 - Посмотрим, как солнышко уходит спать?..

                ***********

Они ходили втроем, как правило- Рослый, Ванька и Игорь. Рослый был старший, технарь, самый бывалый, и чувствовал себя в лесу, как зверь.. Большой, пропитанный запахом тайги, и молчун - лишнего слова не скажет. В посёлке, была у него женщина, Нина, а на большой земле осталась семья, но он не говорил о ней. Только раз в месяц шёл на почту, и отправлял перевод, телефонистка трепала, что много очень отправляет, и за это все его негласно уважали. А звали Рослый, привыкли, хотя в документах было - Александр Яковлев- так просто, и неинтересно.
А Ванька, молодой, очкастенький, был больше похожий на филолога, и Рослый его гонял, молча, Ванька как будто слышал его немые команды, вскипал, бежал, предупреждал любые его движения.. Рубил визирку, готовил вертушку к измерению. Держал рейку. Рослый всегда впереди, Игорь позади, и Ванька между ними суетился, так привыкли. И все под контролем. У рослого была курковка, ружьё, на случай если растерялись- он мог делать выстрел, один..
Выпивали частенько, Ванька ломался с трёх рюмок, снимал очки, становился как кутёнок, Рослый пил молча, а Игорь с удовольствием, немного говорили, слушали кассетник..

               

Из тальника они вышли все три, две высокие, крупные, и с ними вдали, смеясь, последняя, рыжеватая, тонкая, как насекомое, комар, подумал Ванька, ломаясь, перегибаясь, она махала руками.. Похоже, они были нетрезвы, по крайней мере две старшие, нагловатые даже, и вторая уже стягивала с себя платье, и платье зацепилось за тальник, повисло некрасиво, распластавшись. Красный купальник, сгоревшая спина.. Высокие ноги. Рослый шагнул..
В этот вечер был красивейший закат, красный, во все небо, река спокойна, даже гнус улёгся, казалось, прибился к земле, и непонятно было, откуда взялись эти девчонки, будто природа сама придумала все это, пошутила ли, подставила, срежиссировала, выплеснув на берег трёх нетрезвых нимф, но не понимала сама - для чего,  и оттого краснела,  краснела..
Вторая уже махала руками, то ли танцевала, а может быть,  Игорю казалось, он даже слышал музыку,  и Ванька, разулыбался, раскрыл губы, где полный рот слюны,  и что-то резал из ветки ножичком, машинально уже, и смотрел на девушку, а девушка раскинула руки прямо к солнцу,  большая, с золотыми локонами, распущенными по плечам, и Ванька пошёл на неё, как зверь на охотника, и соединился, исчез в реке...  Игорь видел, что никого нет уже ,  и рыжая девушка, с глазёнками пугливыми, и наглыми одновременно, в легком платье, и легкими босоножками на грязных, тощих, в пыли по колено, ногах, идёт к нему, чуть пошатываясь.. 

- И откуда ты, кто ты?  - думал Игорь, но закат, портвейн, крики плескавшихся Ваньки и второй девушки, уносили любую мысль куда- то в небо, или в воду, и Игорь уже протягивает девушке портвейн, и она пьёт из горлышка, и силуэт её темный, почти черный на фоне красного, пунцового задника-заката, а дальше совсем  все непонятно - жар в голове, или от костра, руки ее, ласковые, быстрые, и чайки, чайки, разкричавшиеся, наглые, они топтались рядом, подглядывали, били по земле долгим своим клювом, смотрели в глаза безумным двум молодым людям, и пожар - закат, и волосы ее, начавшие гореть, самые кончики, и потом один большой крик, прилив, мокрые ресницы, и тогда выстрел...
И Рослый, с опущенным ружьём, огромный, красный,  в революционном закате..

Следующий день принёс холод, хмарь, короткое  лето уходило, не попрощавшись. С утра хлестал, лил без перерыва дождь, видимо, замывала природа свои грехи, отмывала от них землю..
 О том , что случилось на берегу не говорили, и не вспоминали, Рослый вообще замкнулся, отворачивался, а Ванька, с оттопыренной губой, растерянный, с глазами как у кутенка, покрикивал ночью, а губы расплывались в улыбке..
Теперь вечерами они сидели на станции у печки, и молчали, и все курили, как будто ничего и не было, хотя все думали об одном.. И Игорь, о рыжеволосой девушке, чьи кудри горели в закате..
Какй- то правильный стыд сковал их всех. Они не глядели друг другу в лицо, но думали об этом. Все пережитое казалось Игорю нереальным, фантастическим,  ныли зубы, он помнил все - диковатые глазки, маленькие, черные, как у зверька, ремешки от босоножек, розовый лак на ногтях, облупившийся, или совсем сошедший, дешёвую сигарету в пальцах, он ведь даже не знал её имени, этой рыжей девушки, девушки- чайки..

                ***********

Начиналось это где- то в марте... Наверное, потому, что распускалась природа, начинали чирикать птицы, и в голове, словно начинали стучать маленькие молоточки, а во рту появлялась какая- то кислота. Игорь смотрел в сторону, и Аня понимала- пора.
Она тоже уходила в сторону, не мешала.
Игорь собирал одежду, еду, старый транзистор, расчехлял ружьё..
На вокзале, он был похож на обыкновенного охотника, таежника- одиночку, и в толпе спешивших- ожидавших- был спокоен, бледен, только вздрагивал от резкого гудка паровоза.  Он знал своё место, выбирал его тщательно, хороший горизонт, маленький спуск к речке, небольшой, наполовину затянутой ряской, с разросшимся тальником, распахивал свой рюкзак, вытряхивал старый спальник, выкладывал бутылки, ровненько, этикетками кверху- Портвейн...
Он вытаскивал нож, выстругивал палочки для маленькой палатки, открывал консервы, зубами бутылку,  кормил птиц, подлетавших близко, он никуда не спешил, выпивал, ел с ножа из банки, смотрел на реку, на солнце, в нем отражающееся, и ждал заката..
И когда краснело за горизонтом, ускорял свою трапезу, и так хорошо ему было! Руки-прутья  тальника, голые, прохладные, обнимали его, крепко, назойливо, птицы садились на голову,  заглядывали в глаза, словно понимая, что бояться нечего, он смотрел на огонь, протягивал руку к пламени, и в языках его плясала нетрезвая красивая девушка без имени, она изгибалась, край её платья касался его руки, а развившиеся пряди  трогали языки пламени, когда она нагибалась..
 Она смеялась, и, смелая, приглашала на свой танец, страшный и сладкий..
Игорь погружался в особый сон, стонал и выкрикивал, вставал- падал, обнимал корявый ствол, наклонившегося к реке,  дерева, раздирал в кровь ладони..
Потом, шатаясь, вытаскивал ружьё, плакал, скулил, как- будто звал кого-то, и делал один выстрел..

Аня сидела на кухне, растерянная, полуодетая, с тряпкой в руках. Глаза её светились, и становились совсем маленькими и черными..
Казалось,- вот оно, настоящее женское счастье, оно у неё в руках, оно большое, она боится его спугнуть, боится пошевелиться..
Аня укрывала мужа, мыла посуду, убиралась в квартире, останавливалась, думала, - завтра приходят родители, нужно делать ужин- три рябчика у неё в холодильнике, ( от Игоревых друзей- охотников- все давно продумано), нужно  только ошпарить, общипать, и главное преподнести папе, который скептически относился к Игоревой охоте..

- Надо подкупить коньяк.. - думает Аня..

За окном яркий, красный закат..


Рецензии
Рецензия на произведение "Закат" Марины Аржаниковой.
Начну традиционно с названия. Удачно ли оно? Ведь в предисловии ничего не говорится о том мире, в котором происходит действо. У меня сложилось впечатление, что все происходит в Сибири. В этом мире живет на небе Бог. И он похож на земного человека - такой же равнодушный к людям, находящимся на грани помешательства от осознания пустоты созданного ими мира. Но название уж очень распространенное и шаблонное.
Сам рассказ отнесу к стилю модернизм. Тогда он прекрасен. Но если рассматривать с позиций классицизма, то ужасен. Тогда я буду даже жесток. Мне всегда не хватает предисловия. Его у вас нет. Там должна быть завязка сюжета- место, время, герои.
Герои прописаны слабовато. Чуть шире Рослый, шире, но не ярче. Его отчего-то не жаль. Мне вообще никого не жаль в этом произведении - ни мужчин, ни девочек. Пустые никчемные люди. Дом, работа, у кого есть- то и семья. Но таких большинство в нашей стране.
Какая-то подоплека в этом есть, но я ее не понял. Кто были эти девушки? Скорее всего никто - все пошло бы по иному руслу, если бы это были члены семьи рослого.
Скорее всего эти девушки были вышедшими на свободу зычками, и оставшимися жить в Сибири, так как идти им было некуда.
Героям всем было плевать на человеческую жизнь. И всех их ждет гиена огненная. О какой любви к чему-то здесь можно говорить. О любви к закату? Все мы мечтаем о лучшей параллельной жизни. Но не живем ей, а лишь мечтаем- это разные вещи. И вообще лучше не трогать такие опасные темы, как убийство. И вы реально кого-то спасете. Наверное, мои замечания будут вам не интересны. Поэтому перейду к положительным моментам рассказа. Построение произведения хоть и не понравилось, мне вообще не нравится модернизм, но читается творение легко. Все понятно. Автор читателя заинтересует. Возможно, что и молодежь, ищущую смысл жизни. Ответа в рассказе нет, но надежда, что этот ответ в подлунном мире существует - есть. Вещь весьма самобытна. Хоть и написана об аморфных людях. Удачи вам. рассказ мне по большому счету не понравился. Но поставлю вам нейтральную оценку. Я не слишком хорошо знаком с вашим творчеством. Когда вчитываешься в автора, то понимаешь его глубже. Клипы? Возможно. А для меня все герои - это аватары, в которых живет совершенно иной человек. Не знаю помог ли я вам. Но думаю, что вы призадумаетесь. Есть еще вопросы, то без стеснения, обращайтесь.

Александр Терный   17.04.2018 07:34     Заявить о нарушении
Перечитал рассказ еще раз. Может там все живы? Но в глаза отчего-то бросились недоработки. "В лес ходил редко, приходил участковый... не торопился уходить". "Вторая девушка". И еще есть повторы, неточности...Подредактируй сама.

Александр Терный   17.04.2018 08:29   Заявить о нарушении
Благодарю, Александр.. Это Сибирь.. Всю юность с мужем по лесам.. с рейками. Мужчины.. Женщины, им встречающиеся.. Не всегда это были красивые отношения.. Да и женщины, всякие встречались. Бесспорно красив только закат.
Все остались живы, только один герой, который не может "сбросить " с себя эти переживания, возвращается к ним..
Ещё раз перечитаю( и не раз рецензию), мне это необходимо, с ув. М. Аржаникова.

Марина Аржаникова   17.04.2018 16:24   Заявить о нарушении
А я решил, что стреляли по Рыжей.

Александр Терный   17.04.2018 16:55   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.