Георгий Ефимыч

                Единственным способом петь песни в бешено несущемся ночном авто, за рулем которого весело мычал мелодию 130-килограммовый человек, выпивший полновесный граненый стакан чистого спирта прямо накануне поездки, можно было только в одном случае.

                Только, если выдохнув воздух, влить в себя такой же стаканище и, не дыша, сразу запить водой.

                Как и 96-процентный медицинский спирт, Аш-два-О в наличии имелась.  Причём, была она холодной-прехолодной, кристально-прозрачной, прямо из колодца во дворе председательского дома.

                Петрович - глава местного колхоза "Путь к коммунизму", пути этого к светлому будущему явно не знал и не ведал. Зато  быстро проложил сладострастную любовную тропинку из своего передового колхоза Молдавии напрямки к приморской даче дяди Жоры.

                Строение вплотную примыкало к прекрасному пляжу на  Черноморке - Люстдорфе, как любили называть удивительное место настоящие одесситы, дочерна прокопченные южным солнцем,  и , насквозь, до самого донышка, пронизанные морем-ветром, щедро насыщенным солеными одесскими шутками.

                Там всегда было вдоволь вина, музыки и страстных женщин, будто  приправленных добрыми унциями контрабандного  ароматного табаку и адской помесью черного-красного перца.

                Ночные бабочки  безумно обожали это разгульное пристанище и , как мошки на огонь, тянулись к веселой бесшабашности старого пирата, и душой, и телом.

                Запредельная скорость Москвича - знаменитого  советского авто, выданного бесплатно дяде Жоре - заслуженному инвалиду войны и старому фронтовому разведчику, достигнув ста шестидесяти киллометров в час, вызвала под днищем угрожающе-странное гудение.

                - Это коленвал,- флегматично пояснил ветеран, упираясь огромным животом в руль, казавшийся, при этом, совсем игрушечным.

                Вращал он его, смешно прикладывая руки с торчащими в сторону локтями. Штурвал авто  вдавливался в объемное гастрономическое вместилище так плотно, что поворачивался с видимым усилием.

                - Если коленвал накроется, будет жалко, - все-таки Москвичок почти как новенький.

                - А что будет с нами ?,- несмело поинтересовался я.

                - От нас ,- задумался дядя Жора, - от нас, полагаю, один фарш останется - цинично заключил бравый водила.

                При этом он немного сжалился и снизил почти космическую скорость  флагмана отечественного автопрома. Жалобное завывание коленвала прекратилось.

                Однако, сердцебиение уже никак не успокаивалось. Оно лишь нарастало и нарастало, несмотря на крепкую алкогольную анестезию.

                Домчавшись до ночного Кишинева на одном характере, Георгий Ефимыч ловко разделил богатые колхозные дары.

                - Давай, Миля, дуй теперь домой, да побыстрее. Там, небось, жена заждалась. Не забудь! Жду тебя дома завтра, ровно в пять - Мишкин диссер пообсуждаем. Смотри, не запаздывай! Инна, как всегда, наготовит  вкусненького. Ты же сладкое, помнится, обожаешь?

............

                Обладая незаурядным аналитическим умом,  бывший разведчик Великой Отечественной, в своё время, довольно быстро выдвинулся, став, и первым секретарем  Каушанского райкома партии, и членом ЦК.

                Однако сильные личности с хорошими мозгами,в период царствования самодуристого Никиты Хрущева,  долгосрочной перспективы  иметь не могли.

                Помня о страшном послевоенном голоде, дядя Жора не захотел подчиниться и допустить изъятия  всего зернового резерва до новой посевной кампании.

                Открыто выступив против , он был тут же снят с должности и ошельмован, несмотря на то, что был абсолютно прав, несмотря на его многочисленные боевые и трудовые заслуги. Несмотря, несмотря...

                Как ни странно, широкая и смелая натура, после всех этих перипетий, ничуть не изменилась. Он, по-прежнему, любил женщин, смело критиковал, громко, не сдерживаясь, пускал ветра и раскатисто смеялся, корыстно и бескорыстно помогая многим и многим людям.

                Гигантская государственная машина, позволив некоторым героям забыть страхи и мелкие расчёты на время страшной войны, несмотря на многочисленные репрессии, не смогла больше запугать малую, но лучшую часть их блестящего мужественного племени.

...............

                - Миля, привет! Квартира ещё нужна ?,- вопрос, неожиданно адресованный мне - кандидату технических наук, который ютился с семьёй в маленькой съемной комнатушке, был явно излишним.

                - Если нужна, дуй срочно в Железнодорожную больницу. Мне тут гипс накладывают. Ногу серьёзно поломал.  Болит, зараза, мочи нету!

                - Чем же помочь?,- запаниковал я.

                - Давай, бери такси и лети ко мне! Поедем квартиру  выбивать.

                Очередь с великому и ужасному Гордееву - главе Кишиневского горжилкоммунхоза, ведавшего распределением жилья в столице солнечной Молдавии, была бесконечной, безнадежной и бесполезной.

                Передвигая загипсованную ногу и грузное тело на жалобно поскрипывающих костылях, дядя Жора с трудом обошел гигантскую очередь по касательной и решительно ввалился прямо в кабинет грозного руководителя.

                - Брысь, ссыкуха!,- рыкнул он, отогнав испуганную секретаршу, закрывшую телом проем двери грозного столоначальника.

                - Миля, сгоняй  в магазин Букурия , здесь, прямо за углом. Мигом, слышишь, мигом, притарань пару бутылок коньяку Сюрпризного или Дойны. Да! И пяток плиток шоколаду не забудь!  ,- утирая крупные капли пота, выступившие от усилий и дикой боли, дядя Жора усмехнулся,- Эх, молодёжь-молодежь, учить Вас, да учить.

                - Дорогой ты наш, Михал Захарыч,- разливал полные гранённые стаканы коньяку Георгий Ефимыч. Казалось, он не замечал жалобного взгляда чиновника, не имевшего ни времени, ни желания выпивать на рабочем месте.

                - Давай,  для начала, махнем , чтобы Эмануилу Бланку - настоящему светиле Академии Наук , досталась  нормальная достойная  квартира!

                Не успев опустошиться, стаканы, будто сами собою, немедленно наполнились вновь ,- наш Миля еще и в Жэке твоем подрабатывает. Это, Мишенька, дорогой, уже у тебя, в твоём прекрасном ведомстве. Так что, давай-давай , звони в четвёртый участок, Жэк или как он ещё там точно называется. Скажи своё  веское  мужское слово!

                - Жора-Жора! Ты что? Ох..л? Это же самый  Центр!,- попытался вывернуться чиновник.

                - Мишка , не жмись. Ты ж нормальный жентельмен. Вот, трубка! Видишь? В руки тебе подаю, вречаю самолично, - лихо подмигнул дядя Жора.

                - Миля. Быстро вспоминай. Номер в том ЖЭКе какой?

                - Видишь, Миша ?  Я намного старше тебя по возрасту, а номер сам для тебя набираю! Давай-давай , не отмахивайся, не тяни кота за яйца - говори тому козлу, что положено!

                Вот... Молодец,- Дядя Жора подал приятелю кусочек шоколада...

                - А ты боялась... - Целку из себя строил,- после грозного телефонного разговора товарища  с подчиненным ему руководителем из четвертого Жэка, Георгий Ефимыч  заботливо влил начальику полстакана коньяку. Тот поморщился, но послушно допил до дна.

                - Ты, Жора, ставишь меня в неудобное положение. Почти что раком,- пожаловался он.               

                - Миля, мы тут с Мишей допивать будем. Сгоняй-ка, скажи таксисту, чтоб подождал. Обратно до больницы на своих, точно, не доберусь. После этого, молнией в ЖЭК. Забирай ключи от своей квартиры. Забирай, пока не поздно! А то, я его знаю,- Он кивнул на приятеля,-  Мишка как протрезвеет, может и передумать.
          
                Словно гигантский древний дуб посреди мелколесья, громко шумел этот широкий интересный человек, катясь напролом по незаурядной Судьбе и создавая  вокруг  своей неуёмной натуры мощные  фантастически-искрящиеся турбуленции.

                Бесконечный оптимизм, настоящая неподдельная азартная любовь к жизни , которую он мог потерять на войне многократно и в любую минуту, заражали и вдохновляли  всех людей, встречавшихся и сопровождавших его на непростом ухабистом пути.

                Так хочется, иногда, сквозь летящее мимо время, услышать , вдруг, его энергичный и бодрый  глас,

                - Ну, Миля? Что сегодня придумывать будем ?!


Рецензии