МГЛА. Роман. Глава 16

                http://www.proza.ru/2018/04/17/646


16



В понедельник стало известно, что налоговая инспекция приостановила операции по счетам фирмы. Виноват был он - Зудин. Фирма не сдала в срок аудиторское заключение, а не сдала она его потому, что на прошлой неделе Зудин был занят не работой, а… известно чем.

Прежде чем прибегнуть к такой мере, налоговая должна была потребовать у фирмы отчетность. Но она этого не сделала. Зудин был уверен, что такому решению поспособствовали их давние конкуренты - компания «Южный Ветер». Но главная причина была в другом; Роман Зудин, генеральный директор и единственный учредитель в одном лице, забил на работу. А не за горами была зарплата.

Правда, вечером появилась хорошая новость. Позвонил Артур – издатель Гроссмана, и предложил встретиться и пообщаться на тему аренды складского помещения. Он сказал, что может организовать баню с отличной парной. Зудин с радостью согласился и заметил, что со своей стороны, берется пригласить девушек. Артур сказал, что это неплохая мысль.

Вечером Зудин поехал к Ольге, они вышли погулять с Чарли. Сизые московские сумерки опустились на город. Было тепло, прямоугольные окна перемигивались друг с другом сквозь заигравшуюся с ветром листву. Ольга была в джинсах, белой футболке и джинсовой куртке.

- Как бабушка? – спросил Зудин.

Ольга взглянула на него, блеснув желтыми фонарями в стеклах очков.

- Не надо делать вид, как будто для тебя это важно.

- Для меня важно все, что касается тебя.

- Бабушка чувствует себя с переменным успехом, – фонари в очках потеплели.

Чарли рванулся на поводке и залаял. 

- Помнишь, как он лаял на меня в марте? Как мы перепрыгивали здесь через лужи? Ты не хотела давать телефон.

Ольга улыбнулась и посмотрела на него, как на своего мужчину.   

- Ты сегодня грустный, - сказала она.

Он помолчал, прежде чем ответить.

- Налоговая взяла нас за горло.

- Что это значит?

- Налоговая приостановила операции по счетам фирмы. Мы не можем провести ни один платеж. На носу зарплата, а у меня счет заблокирован.

- Ужас. Почему это произошло?

- Конкуренты позаботились.

- Должен быть какой-нибудь выход, – тихо сказала она.

- Выход есть. И вообще, это далеко не конец. Просто, чтобы все разрулить, нужно время, а я не могу прийти к работягам и попросить их подождать пару недель. Или сказать прорабу, чтобы он им это передал.

- Две недели – не так уж много.

- Да. У нас считается, что с наемными работниками это нормально. Но это же свинство. Зарплата – святая святых. У них семьи. Я квартиру продам, но рабочим заплачу.

Ольга шла рядом и смотрела на него с удивлением.

- Ненавижу коммерсов, которые, когда касается их, из-за копейки готовы удавить, а кинуть работягу на зарплату – в порядке вещей.

Он сказал это с ненавистью, выдвинув челюсть и оскалив рот. Она остановилась и взяла Чарли на руки.

- Может, и его придется продать, - Зудин кивнул на припаркованный неподалеку «Рейндж Ровер». – Вот обанкрочусь, что ты будешь со мной делать? Останусь без всего, буду клерком в банке или таксистом на Жигулях. А? – он усмехнулся и взглянул на Ольгу.

- Думаешь, мне нужна твоя машина или фирма? – она прижала к себе Чарли. – Я еще недостаточно хорошо тебя узнала, но уверена, что ты не сдашься. Даже если не будет этой фирмы, ты создашь другую. Ты поднимешься, я уверена. И ты верь. Главное, чтобы ты верил. – Она запнулась. – Я не знаю, как тебя поддержать в такой ситуации… Просто я очень хочу, чтобы у тебя все устроилось.

Это было сказано по-детски вдохновенно, твердо и с дрожью в голосе. Она смутилась. Зудин обнял ее, с Чарли на руках, и стал целовать в губы, в лицо, в волосы.

- Хорошая моя, милая моя… Конечно не сдамся, конечно, все налажу, все будет хорошо. Спасибо тебе…

Чарли заскулил.

- Осторожно, - Ольга отстранилась, - чуть Чарлика не задушил.

На следующий день вечером она приехала к Зудину домой. Позвонила и сказала, что стоит возле подъезда. Когда Зудин открыл дверь, он удивился, какое серьезное у нее было лицо. Ольга выглядела так, словно ехала на экзамен. Затемненные очки в толстой, давно вышедшей из моды, оправе, сдвинутые брови, на шее серо-лиловый шарф, как у взрослой женщины; твердая рука на ремне сумочки, как на ремне автомата.

- Проходи.

- Я ненадолго.

Она вошла и остановилась, смущенно оглядев его жилище.

- Да не стесняйся ты, пройди, посмотри, как я живу, - улыбнулся Зудин.

Он был по пояс голый, в джинсах с расстегнутой верхней пуговицей. Она сняла туфли и мягко прошла в большую комнату.

- Ну, как тебе мое жилище? – Зудин встал перед ней, надвинувшись мускулистым туловищем, и продолжал улыбаться. Он был заинтригован, она приехала, даже не предупредив.

- Нормально. Только пыль везде, - Ольга наклонилась и провела по столику указательным пальцем. – Сразу видно, что здесь обитает холостяк.

Когда она наклонилась, Зудин едва удержался, чтобы не взять ее за обтянутый брюками зад. Почуял, что - нет, не время. Она показала палец с полоской пыли и вытерла его носовым платком.

- Женюсь и пыли – конец, - засмеялся Зудин.

- Вот для чего тебе нужна жена?

- Пойдем, я тебя чаем напою.

По пути на кухню он распахнул дверь в маленькую комнату.

- А это спальня! – и прыгнул как на волну, на широкую кровать, положил руки под голову и заулыбался, играя глазами, здоровый, рельефный, с волосатыми подмышками. - Хотела бы прилечь?

- Хотела бы, - вздохнула она и улыбнулась; она сказала это просто и честно, словно призналась, что любит конфеты, - Только не в этот раз.

Зудин не стал продолжать эту игру, понял, что признание вырвалось от неожиданности.

На кухне, пока он доставал кружки и ложки, Ольга положила на стол конверт.

- Что это? – спросил он, хотя сразу догадался.

- Пусть это не решит все твои проблемы, но надеюсь, компенсирует хоть малую часть, – она засопела, сняла очки и уставилась на него тревожными черными глазами.

- Что это? – тихо повторил Зудин.

- Пятьдесят тысяч. Мои. Не бойся, не мамины, не папины, мои кровные, сама накопила. Я когда-то недолго работала в Макдональдсе, еще родители давали на шмотки, что оставалось, откладывала. Так что могу ими распоряжаться как захочу.

- Это… мне? Оля, хорошая моя, - он взял конверт и держал его в руке, не открывая. - Я тебе очень благодарен, но такая сумма вряд ли поможет. Только на зарплату нужен миллион, а зарплата – еще не все. Не стоит, честное слово… Спасибо, но не стоит. У меня есть деньги. Ведь это счета фирмы арестованы, а не мои собственные. - Зудин увидел ее глаза, губы, готовые задрожать. – Ладно, слушай, давай сделаем так. Я оставлю их у себя до времени, когда все разрешится. Думаю, максимум на неделю.

Он положил конверт и обнял Ольгу.

- Ты - настоящий друг.

- Отвези меня домой, – пробормотала она.

                продолжение http://www.proza.ru/2018/04/21/2121


Рецензии