Иная жизнь ч. 3 Вверх по лестнице

ПРЕДЫДУЩЕЕ http://www.proza.ru/2018/03/12/1679

На следующий день в офисе отсутствовало четыре человека.   Все они – три женщины  и один мужчина  после вчерашнего десерта  оказались на больничных койках, с диагнозом – сальмонеллёз.  Неизвестно, что думали про Марину страдальцы,  но счастливчики, избежавшие плачевной участи,  посматривали в её сторону с опасением.
 
Откуда могла узнать про несвежие яйца?  Может,  знала заранее и поэтому сама не пошла на обед? – подобное невольно приходило каждому в голову,  но,  по здравому рассуждению,  отвергалось.  Ведь Бодрова не имела никакого отношения к приготовлению этого несчастного десерта.  Да и зачем ей все это? Какой смысл?  Неужели на самом деле чем-то особым обладает?  Недаром щеф явно ей благоволит… От таких - лучше подальше.  Ведьма настоящая! Поэтому и выглядит не на свой возраст.  Сорок лет, а на вид не больше тридцати.  Ну да, они это могут…

Марина,  явственно  ощущала общий настрой. 
-   Это вместо того, чтобы  «Спасибо» сказать.  Так нет, прямо, дымятся недоброжелательством…
Она и правда видела всполохи коричневого дыма,  вокруг голов коллег. Только от макушки Вити Плоткина  исходили бледно-голубые  протуберанцы, что говорило о его совершенно другом настрое.

- Слушай, мать, как ты, вчера! -  парень не находил слов. - Если бы не ты – лежал бы я сейчас вместе со всеми.  Сегодня с Баташом за счастливое избавление от поноса выпьем.
-  Это ты на обещанную компенсацию намекаешь?
- Да ты что?  Что ж мы,  совсем идиоты неблагодарные? Ещё и за твое здоровье примем!

Странный это был день.  Пять человек сидели, даже не пытаясь делать вид, что работают. 
Благо, Матвей Силуанович  куда-то уехал  с утра, а Зинаида – его глаза и уши – мучилась в больнице с диареей.   
Марина тоже не рвалась заняться  делами.  Гораздо больше занимало её  теперешнее случайное  открытие. Оказывается,  кроме ауры физического тела,  можно зримо наблюдать  и человеческие эмоции.
- Так вот он, эффект толпы,  о котором рассуждают психологи… 

Она знала,  что подобное явление было  замечено давно. Но, каким именно образом люди в толпе способны «заражаться» общим настроением,  психологи объясняли невнятно,  словно сами не понимали сути феномена.  И  вот теперь ей  удалось увидеть,  как дымится человек,  источая своё психо-поле.

И чем более эмоционально-заряжен человек - тем он сильнее дымится, передавая  своё настроение большему числу людей. Получается  своеобразная цепная реакция.  И никакой мистики. Просто, нет пока приборов, способных увидеть этот процесс. Но когда-то и в микробов не верили, пока не был изобретён микроскоп. 

Ах, как  хотелось Марине поделиться  своим открытием, обсудить его…  Но кому можно было довериться, без того, чтобы  за её спиной не  крутили  пальцем у виска.
- А вот Силуан, понял бы – подумала вдруг,  почти с симпатией.  И куда он запропастился?

Помяни чёрта – а он тут и явится – говаривала бабушка Марины. Неизвестно, кем был Силуан на самом деле,  но он внезапно возник в проёме дверей: 

- Ого, сколько вас тут?- произнёс с иронией, странно поводя носом, словно принюхиваясь к чему-то. - А почему не все заболели?  Что помешало?

- Так это… Марина… - начал было  Плоткин, но тут же осёкся, вспомнив, как торговался вчера с ней, в надежде получить компенсацию, в виде пива, за своё теперешнее здоровье.
Но, кажется,  вопрос был задан для проформы.  Матвей Силуанович  немного постоял, оглядывая растерянных подчинённых - и повернулся к выходу.

- Между прочим, -  бросил, уходя, - кафе закрыли на проверку. И уже успели там много чего  найти…  Поэтому,  насчёт обеда каждому о себе придётся позаботиться. А по поводу того,  как моё задание выполнили - так и быть,  завтра отчитаетесь. 

*********
Ночью Марине снилось, что она  поднимается по широкой мраморной лестнице.  Только у самого верха, остановилась,  скованная внезапно навалившейся  тяжестью.  И в этот  момент какой-то высокий  молодой мужчина протянул ей руку и помог сделать последний шаг к вершине.

«Восходить вверх по лестнице – успех и достижение цели» -  так было написано в  соннике, что лежал у неё в прикроватной тумбочке. Как ни странно, эта старая – 1910 года - книга,  редко обманывала.  Поэтому,  прошептав: «Пусть будет по-твоему», -  Марина бережно вернула сонник на место.
Откуда  ей было знать, что приснившееся начёт исполняться так скоро.

ВВЕРХ ПО ЛЕСТНИЦЕ.

Началось все с  просьбы  Вити Плоткина, «посмотреть» его родственника,  молодого  прапорщика,  страдающего мокнущей экземой. 
- Да ты что?  Не занимаюсь я целительством.  С  такими вещами к врачам надо обращаться.
-  Васька всех врачей уже прошёл. Только что из госпиталя вернулся. Там его в кусок сырого мяса превратили. Посмотри,  ну что тебе стоит. Парень  от зуда по ночам не спит. И личной жизни никакой.  Двадцать три года, а он, как монах,  дома сидит, потому что с его лицом только людей пугать.

- А что, может и правда, попробовать? -  Марина вспомнила, как «оживила»  на Чукотке старуху Разуваеву. И потом, от приступов радикулита нескольких соседок по дому избавила…

И вот во вторник, после работы, Плоткин, словно конвоир арестованного,  подогнал к её рабочему месту высокую фигуру в воинском бушлате, с поднятым до бровей, воротником.  Когда бушлат был снят -  Марина едва не вскрикнула.  На неё  грустными серыми глазами смотрела красная, мокрая, покрытая мелкими лопающимися волдырями, маска.

- Куда я влезла? Разве такое можно вылечить голыми руками? –  холодок  неуверенности скользнул по спине и сполз куда-то вниз влажной испариной. Но одновременно с этим, дух авантюризма шепнул:
-  Не трусь. Хуже ведь  не будет. Ты же не лекарствами лечить собираешься. А вдруг получится?

- Садитесь… - парень торопливо сел на табурет,  заботливо принесённый Плоткиным, откуда-то из подсобки.  Компьютерный стул для этого не годился.  Спинка мешала  бы делать пассы  над позвоночником. 
- Пожалуйста, выключи общий свет – обратилась  новоявленная целительница к Виктору, недовольная тем, что он втянул её в эту историю. -  И  оставь нас одних. 

Когда  погас свет, офис, освещавшийся теперь только уличными фонарям, стал походить на театральную декорацию к какой-то пьесе, роль главной героини в которой предстояло исполнить Марине. Но героиня не знала, с чего начать?
Чтобы собраться с мыслями, подошла к окну и стала смотреть в тёмное небо, словно, ожидая оттуда подсказки. Несмотря на образование и природный здравый смысл, где-то внутри жила вера, что есть нечто, помогающее в самых трудных ситуациях. Надо только попросить. И теперь, приложив горячие ладони к холодному  стеклу, женщина прошептала:
-  Великий Космос. Помоги мне вылечить  прапорщика  Василия. – И добавила, наивно:
- Пожалуйста…

*************
Сеанс длился двадцать минут. Об это сообщим потом Плоткин. Скорее всего, он все это время стоял под дверью и подслушивал.  Но вряд ли что смог услышать.
Марина не разговаривала, не уговаривала, ничего не внушала пациенту.  Войдя в хаотичное энергетическое поле больного, она, словно скульптор, работающий  с глиной,  убирала торчащие во все стороны  «шипы» лишней энергии и переносила  всё туда, где ощущались заметные провалы.
   
И только, когда, пальцы перестали неприятно колоть, ладони остыли, а вокруг парня было более-менее, ровное энергетическое поле -  выдохнула устало…
- Ну вот и все. Теперь – до пятницы. Старайтесь не нервничать. А там – посмотрим.
- Спасибо, - пробормотал  Василий. Судя по его голосу, он не был уверен, что после такого странного «лечения» ему станет действительно легче.

Когда прапорщик вышел - вместе с зажжённым светом, появился  Плоткин.
- Ну, что скажешь? – он испытующе смотрел на Марину, словно видел впервые.
- Не знаю. Таких сеансов, я где-то читала, должно быть не менее пяти. А что можно сказать после первого?
- Слушай, - Виктор немного замялся. – Сколько мы тебе сейчас должны?
- О чём ты говоришь? 
- Ну, это все же работа… Я узнавал. За такое нехило берут… Но ты, как со своих…
- Давай об этом пока не будем – постаралась она смягчит тон. 
Она и правда, сейчас меньше всего думала о деньгах.  Лишь бы помогло. 

Помогло. Да ещё как! Через три  дня парень выглядел совершенно по-иному.  Вместо маски – лицо. И довольно симпатичное. В глазах светились надежда и признательность. 
- Ну как дела? – спросила, чтобы дать парню высказаться. В прошлый раз от него исходило только невнятное  бормотание.
- Спасибо! Намного лучше! –  бодро откликнулся прапорщик. Казалось, ещё немного – и честь по-военному, отдаст. - Отёки сразу уменьшились. А сегодня ночью тело совсем не чесалось.
- Так-так… Оказывается, там ещё и тело в экземе. И никто ничего не сказал, – неприятно удивилась про себя целительница. А вслух, будто про все знала-ведала, произнесла:
- Тело – это хорошо…  Снимайте рубашку. Займёмся теперь персонально, телом…

*********
Парень полностью исцелился за пять сеансов. Без лекарств.  Правда, Марина сделала состав из череды, куда бросила  «настаиваться» серебряный перстень с безымянного пальца. Была уверена, что металлы впитывают энергию их владельца.  А про череду слышала от своей бабушки-целительницы. Так что, кроме пользы от такой настойки  ничего быть не могло. Так и получилось.

Возрождённый к полноценной жизни Василий, был отпущен на «вольные хлеба», -  и тут же исчез с горизонта. Марина понимала состояние бывшего «куска мяса».  Парню хотелось наверстать все, упущенное во время болезни. Но ей хотелось пообщаться с ним, напоследок, услышать слова благодарности… Хотя,  главным было то, что удалось победить болезнь, с которой не справились врачи.

Но кое-кто считал иначе.
- Слушай, мать, сколько мы тебе должны за Ваську? - Плоткин вопросительно смотрел на странную целительницу.- Ты такое дело сделала. Они с мамашей готовы тебе в ножки кланяться. Сколько скажешь – столько я тебе от них и принесу.
Марине, никогда не бравшей денег за  помощь, было неловко говорить на эту тему.
- Ну, не знаю…
- Да ты что? За  «просто так» вкалывала, энергию свою давала? Не будь блаженной, скажи, сколько надо?
 Неожиданно вспомнилось, как бабушка-целительница говорила: «То, что легко даётся – легко и отняться может».
- Знаешь,  пусть Василий сам деньги принесёт. Сколько посчитает нужным.
- Как пожелаете, - с обиженным видом пожал плечами Плоткин. – Хозяин – барин. 

Дней через пять, на улице, когда Марина торопилась на работу, её нагнал Василий.
- Вот вам, спасибо, - едва поспевая следом, парень неловко совал ей в руку кучку скомканных денег. Судя по цвету, купюры были довольно крупные. 
- Будто  за что-то постыдное расплачивается, - подумала с обидой. 
- Извини, Вася, я  очень тороплюсь. Зайди в любой день после работы, расскажешь, как твои дела. Тогда и про оплату поговорим…
Василий кивнул – и сунул деньги обратно в карман.

Больше Марина его не видела. Но, общаясь с Плоткиным, знала, что парень совершенно  здоров. Начал встречаться с девушкой и даже подумывает о женитьбе.
 
Однажды Виктор поинтересовался, сколько Марина взяла с него за свою работу?
Узнав, что ничего – возмутился:
– Вот ведь, паразит, неблагодарный! А мне сказал, что дал тебе… - Плоткин назвал весьма приличную сумму.  -  Ну, я ему задам!
- Не надо, - грустно усмехнулась Марина. – Экзема обязательно даст рецидивы.
Тогда я за все сразу с него возьму.

Но, как показало время, болезнь покинула неблагодарного прапорщика навсегда.  Об этом Марина узнала через много лет, случайно встретившись с  бывшим пациентом. У него были жена и ребёнок. И он, вполне благополучно владел продовольственным магазином. 
Не известно, в благодарность за прошлое, или во-искупление своего обмана,  Василий вручил избавительнице бутылку французского шампанского и коробку дорогих конфет. И она не отказалась. Потому что с удивлением поняла:  иногда  пассы тёплых рук способны изменить к лучшему человеческую судьбу. И что по сравнению с этим шампанское и конфеты? 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ


Рецензии
Удивительные истории продолжаются. Сколько же их у тебя, Танечка? Очень интересно читать, хочется больше.
И я и все читатели ждут!

Татьяна Осипцова   10.08.2018 07:39     Заявить о нарушении
Спасибо, Танечка, за интерес! У меня было много случаев поразительных излечений. настолько много, что мешают динамике повествования данной вещи.
Вот жду осени. Надеюсь, засесть за продолжение.
А пока пишу рассказ, как я во Франц. явила "чудо" с остановкой крови. Не хуже Распутина. Пишу, в защиту того, что он мог останавливать кровотечения у наследника. Ведь до сих пор многие в этом сомневаются.
Но вначале разделаюсь с долгами по письмам.
Одно тебе написала...
Обнимаю.

Татьяна Шелихова -Некрасова   11.08.2018 21:42   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.