70. Трудно ли быть Лёлей

Лёле – 72 года и она до сих пор работает кондуктором. Её звали  Лёлей  в  семнадцать лет, в тридцать пять…пятьдесят… и сейчас, в 72 года, и она не обижалась.
- Лёля, как тебе - не трудно ли   по автобусам? - спросит любопытный.
- Лёлей быть не трудно, - шутила Лёля. - А работа пусть тебя боится.


Так шутила в последние лет 20 Лёля, так и прозывали ее - "Лёлей быть не  трудно". А она все улыбалась  спокойно.

В своей работе, которая при Советах неплохо оплачивалась, Лёля смогла найти ту необходимую ей тропку, которая позволяла выполнять план без надрыва, нервов и взрывов.

 На транспортном предприятии было много чего хорошего для работников: бесплатный проезд, своя поликлиника, профилакторий, санаторий, базы отдыха, бесплатные путевки, вечера всякие и общие праздники в своей столовой или  актовом зале,  давали хорошие премии и подарки на юбилеи. Лёля отпраздновала таких юбилеев, как она сама вспоминала, не меньше восьми, через каждые пять лет.

В  пассажирах  она приучилась видеть не людей, а какое-то существо, которое  необходимо терпеть и провезти,  не вглядываясь в его лицо. Так, к примеру, можно возить бревна, заботясь лишь об  их сохранности и своей.
Когда ей кто-нибудь говорил, что сегодня у неё ехал известный  артист Михаил Кацель, которого обожала её подруга  и ради него  посещала все спектакли  драмтеатра, Лёля  без выражения говорила:  «Да? А я и не видела». Человек в автобусе  для нее не мог быть никем и ничем, кроме как пассажиром.


По сравнению со многими другими женщинами в парке, Лёля выглядела модно, хорошо одетой. Когда постоянно находишься среди людей, привыкаешь следить за собой.

Губки у неё подкрашены, на голове топорщится черноволосый парик с модной прической, даже глазки и ресницы подведены. Постоянно  меняет костюмчики - ей не надо их беречь на выход. Выход на люди каждый день.

Однако годы берут свое. Теперь Лёля на ходу засыпает, часто ошибается, забывает остановки. Лёлю не беспокоило как раньше – с билетами или без едут пассажиры. Ее уже ничего не беспокоило.  Она была спокойна как озерная гладь. Лёля работала по инерции, ее держали по этой же причине. И как реликта для праздников. С удовольствием её вспоминали и журналисты.

Работает и пусть работает. Новых учить надо, да и мало ли что могут выкинуть? Иная придет на работу, день деньги собирает, потом так исчезает, что и водитель не заметит когда. И найти не могут.


Мотаться по автобусам в эти годы, выбивать деньги за проезд, щурить глаза на удостоверения и беспокоиться из-за контролеров вынуждал сын – бездельник  лет   около пятидесяти и  его очередная жена, большие любители погулять, поесть и особенно выпить. Может, он честно работать не мог, или вообще работать не мог, в смысле не хотел.


Сын периодически исчезал на 2-3 года   «на зону», очередная жена  пропадала куда-то навсегда. Из дому выветривался дух пьяной и грязной жизни. Потихоньку появлялись новые вещи взамен пропитых сыном, чистые стены и полы манили ночевать дома, а не болтаться допоздна по самым дальним и поздним маршрутам. Лёля высыпалась, светлела лицом, копила деньги, отдыхала. Правда,  не уходило чувство вины. Но подумает-подумает Лёля,  и злость на беспутного сына пересиливала вину.


Потом сын в один непрекрасный день возвращался « с зоны», новая жена валялась с сигаретой на Лелиной кровати, пьяная и наглая.  Но каторга длилась не очень долго – год, полтора.

Да и сына она потеряла из-за вечной своей работы, где всегда можно было подзаработать ценою выходных, вечеров, сна, сил, отдыха. Деньги – они всегда нужны. Их всегда мало.

Первым не выдержал муж. Нашел себе домовитую женщину, для нее он и работу поменял, чтобы жена дома была,  а денег он заработает.

Сын остался без отца, а без матери он уже был давно. Сам по себе был, и выбрал дорогу, по которой и шел теперь.

И как мать была безжалостна к  себе,  к своей личной жизни, к  мужу и к сыну, так и он стал безжалостным к себе и, конечно, к ней.


Лёля умерла через месяц после увольнения по собственному желанию.
Многие удивлялись, читая некролог и  провожая Лёлю в последний путь со двора автопарка, –  «Надо же! Целую жизнь - 55 лет – кондуктором проработать! Как она смогла это?»
А некоторые приговаривали:
- Ну вот, работала бы себе потихоньку, еще бы десяток лет Лёлей была.
К чему уволилась?
И вправду, оказалось,  без Лёли   как что-то потеряли

1997 г.


Рецензии
Интересные у Вас темы, жизненные.

Валерий Столыпин   25.09.2018 14:51     Заявить о нарушении
Спасибо, Валерий!

Наталья Гончарова 5   27.09.2018 06:54   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.