Шахтёрские были

               
Посвящаю послевоенному поколению ребят и
 девчат с кем прожил счастливые годы детства,
 отрочества и юности, с кем дружил,
                дрался и целовался. 


                СОРОЧИЙ КУСТ

Не сразу, а после нескольких поездок в родные края, родилась мысль написать «Шахтёрские были». Как-то всё не верилось, что случившаяся с шахтёрами трагедия существует наяву. И только после очередной «экскурсии», обойдя пешком почти все памятные с детства места, вдруг так заныло внутри, так заскребло под ложечкой, так скрутило в тугой жгут нервы, мысли, прошлое и настоящее, что мои совесть и стыд встали на колени и завыли, прощаясь, не зная с кем…

Точно не знает никто, почему то место, где расположен посёлок  Новольвовск, называется Сорочий куст. Наверное, ещё при графе Толстом  сосед-помещик, а, может, ещё раньше охотившийся на этих землях некий барин, заметил необычное скопление там любопытных чёрно-белых сорок.
Эти птицы обычно мешают добытчикам подстрелить зверя или птицу. Где-то в тех лесистых  краях, на обширных лугах сорвалось у какого-то барина досадное высказывание: «О, знаю, знаю те края. Сорочий куст ни дать, ни взять. Они там во множестве летают. Поохотиться, отвести душу точно вам не дадут. Такие проныры, я вам доложу, каких свет не видывал. Кричат в самый неподходящий момент. Заколдованная земля, я вам сообщу, а не охотничьи угодья. Одним словом, Сорочий куст. С ружьецом там являться не советую».
Пошли годы, десятилетия и столетия. Союзу  серпа и молота срочно потребовались уголь и уголок к нему в придачу. В древней и  героической земле вокруг Куликова поля этого добра в земле оказалось  в избытке. Настроили шахт, открытых угольных карьеров, стянули туда тысячи механизмов и сотни тысяч людских судеб. Закипела работа, полился ручьями радостный, но горьковатый трудовой пот, загорелся в печах уголёк. На время всем стало тепло и сыто. Лишь плётка социалистического соревнования напоминала кто в доме хозяин.
Новое поколение, рождённое на этой исторической земле, только-только начало расправлять крылья, а тут вдруг, как гром среди ясного неба: пришло тревожное сообщение: кончается уголь.  И покатилось это печальное известие из одного забоя в другой, от одной шахты – к соседней. Шахтёры стали  поспешно в уме считать: сколько же не хватает годков до профессиональной пенсии.
Посёлок Новольвовск, что расположен в урочище Сорочий куст, - один из сотни в Подмосковном угольном бассейне, кого постигла эта скорбная участь. Каждый шахтёр в отдельности и целые посёлки горняков оказались не удел.

Один из древних народов, над представителями которых мы иногда, любя, подшучиваем, раньше своих стариков вывозили зимой в открытое поле умирать. Прежде, чем волки приблизятся к добыче, перед обречённым, по обычаю,  зажигали прощальный костёр. Скажете жестоко? Да, аж мороз по коже пробегает. Но это их закон. Все – от мала до велика – о нём знали. Так, избавляясь  от лишних ртов, они давали возможность выживать молодому поколению.

Брошенные за ненадобностью шахтёры жили и умирали в бараках, кто как мог. Ох, и больно же было смотреть сквозь душистые оазисы цветущей черёмухи на это горе посёлков, десятками и сотнями разбросанных неподалёку от зубчатых красных стен Кремля.
 О нелёгкой шахтёрской жизни всего несколько былей от благодарного сына, вскормлённого этой землёй.
                (Продолжение следует)


Рецензии
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.