Мы смотрим на птиц - 3

     Не больно-то привечают наши садоводы-огородники нашего серого старателя – воробья. Ранней весной воробьиные семейства с первыми солнечными днями зачирикают, попьют водички из капающих сосулек и айда занимать птичьи домики. Скворцы прилетят, а их квартиры уже заняты. А если и осталась скворечня свободной, то бывшие жильцы такой там беспорядок оставили, что чистоплотные скворушки просто побрезгуют там селиться. Конечно, много воробьиного народу гибнет в лютые крещенские морозы, но  если случаются зимы с умеренными морозами, тут и гадать нечего – воробьи своё не упустят.
     Конечно же, я свой сад люблю, но если по какому-то случаю в город приеду, то хоть на полчасика в городской парк загляну. Опять же моё время с утра, ещё до открытия магазинов. Тихо, не жарко, только работники парка своим делом заняты да неутомимый дятел где-то постукивает. Сажусь на первую приглянувшуюся скамейку, откинусь на спинку и щебет птиц слушаю. Хорошо-то как! Жить хочется…
     В этот раз, только села, глядь – воробушек уже возле меня по асфальту попрыгивает и откровенно на меня поглядывает. Дескать, раз в гости пришла, то давай, вынимай гостинцы. Воробей, в общем-то, сельский житель, но многие сельчане переселились в города и воробей вслед за ними. Избаловали мы его. Делать нечего, разломила булочку и довольно таки большой кусок бросила воробью, хоть и ругнула себя за это. Летний день, ему надо комаров и мошек ловить, разных там вредителей, а не подачки у людей клянчить… Воробей тут же обеими лапками вцепился в хлебушек и, проворно так, клюёт. Минуты не прошло, как прилетели две голубки и, не спрашивая разрешения, пошли отнимать лакомый кусок. Воробей хорохорится, не подпускает. Голубки тоже отступать не хотят. Они же в половину больше воробья. Им по статусу не полагается отступать. Вот, ухватила голубка клювом корочку, к себе потянула, а воробей лапками держит, хвост по асфальту волочится, он задиристо пищит, а своё уступить не хочет. Мне даже жалко его стало. Отломила ещё два кусочка, вот, мол, ешьте и не трогайте пацана. Воробей быстрее сообразил. Тут же к новому кусочку подлетел. Только у голубей привычка такая: прежде чем крошку отщипнуть, они приподнимут корочку и встряхнут её от пыли. А воробей, знай, не зевай, в это самое время, прямо из-под носа добычу и выхватит. Такой цирк устроили возле моих ног, обхохочешься. Даже сорока на старой сосне, видимо от зависти застрекотала. Этим и привлекла внимание других голубей. Запели голубиные крылья и пошла потеха. Оттеснили забияку воробья. Но он особо не расстроился. Успел таки наполнить зобок. Сел на тоненькую веточку дикой яблони, клювик чистит. А лодырей-голубей кормить в мои планы не входило. Встала со скамейки и дальше пошла. Появилась у меня охота у фонтана постоять…

                ***
     Красота, она разная бывает. То, что ухоженная клумба красивая, никто в этом не сомневается. Но не каждый человек осмелится кучу старого хвороста красивой назвать. А если присмотреться, то она действительно красива, если с добром и со вниманием присмотреться к ней.
     На нашей Девятке есть улица и дома на ней деревянные, двухэтажные. Есть такие дома, в которых всего несколько квартир занятых жильцами. Дворы возле этих домов запущены, заросшие всяким кустарником, такой густой и высокой травой, что даже бродячие собаки предпочитают обойти их кружным путём.
     Несколько лет назад бригада мужиков обрезала ветки высоких тополей, Оставляя примерно толстые шестиметровые стволы, видимо в надежде на то, что они обрастут веточками и листвой. И в самом деле, какие-то из них обросли, но многие просто засохли. Спиленные ветки мужики собрали в кучи и… забыли о них. Тем более жалобы от жильцов не поступали. Люди, которые уже доживают свой век в деревянных домах, уже смирились с таким пейзажем за окном, а может быть и рады тому, что только птички нарушают их привычную тишину.
     Этот тихий квартал от моего дома всего лишь через дорогу. Нет, я по зарослям не лазаю. Просто тихим шагом гуляю по дорожке, иногда долго стою, рассматривая то, что мне покажется интересным и необычным. Спиленные ветки под дождями и ветрами просели, почернели и покрылись бледным лишайником, где пятнами, а где этот жирующий лишайник даже крохотные веточки выпустил. И надо признаться, что это доисторическое растение довольно таки привлекательно выглядит. Но в дополнении ко всему на одну такую ветку села птичка, которую я раньше не видела в наших краях. Эта красотулечка с воробья величиной, ярко синяя шапочка и коричнево – рыжая грудка. И, что интересно, несоразмерно длинный у неё клювик, наверное, чтоб разные личинки из древесных трещин вытаскивать. Я стою, замерла, любуюсь ею, а она поняла, что я ей не враг, нырнула в глубь этой кучи хвороста. Я так поняла, что у неё там гнездо.
      А между омертвевших веток сушняка уже пробилось разнотравье и приготовилось к цветению. Жизнь продолжается. Всё живое себе комфортное житьё создаёт само для себя, не жалуется и не просит помощи…

                ***
Тихая окраинная деревенская улочка, травой заросшая. Только узкая тропиночка посредине. Сюда даже машины не заезжают. Тут царство черёмухи, сирени, рябины, калины и, конечно же, поющие под вечер тихую колыбельную песню, склоняя ветки к самому окну, сестрицы-берёзы.
     Обычная будничность. Где-то во дворе кокочет курочка, а то и заливистым пением огласит двор гордый хозяин – петух. А на дорогу высыпали гусиные отряды. «И этой стражи нет прилежней», как в сказке сказывается. И десятка шагов не успеешь пройти, как тут же рассержено загогочут гуси, угрожающе вытянут вперёд шеи, «Берегись незнакомый прохожий! Тут тебя не ждут, тут тебе не рады…»

                ***


Рецензии