Из темноты к свету. Часть 2. Глава 13

        - И что ты там ищешь?- поинтересовалась Валентина Ивановна у дочери, которая, нагнувшись над деревянным заборчиком почти до земли, ковырялась палкой вокруг цветущих кустов роз, насаженных вдоль бетонной дорожки.

        - Я кольцо обручальное потеряла,- выпрямившись, ответила с досадой Люба и, подойдя к стиральной машинке, стоявшей на площадке возле времянки, в недоумении развела руками, - Может оно соскользнуло с пальца, когда я бельё вручную выкручивала, а потом вместе с водой выплеснула его в кусты?

        - Только этого ещё не хватало… плохая примета, - услышала в ответ Люба от матери,- Надо постараться его найти.

        - Да я уже всё пересмотрела – нигде нет, словно сквозь землю провалилось.
 

        Примета эта уже однажды сбылась в Любиной жизни, когда  первый супруг, потеряв все деньги, предложил сдать кольца в ломбард, итог всему – она осталась вдовой, а её сын теперь растёт без родного  отца. Верила Люба не только в эту примету, но и во многие другие.
        Новый муж  хотя и оказался не подарком, но расставаться с ним в Любины планы не входило, закрывая на всё глаза, она, как могла, старалась оберегать семейный очаг от различных потрясений.


        - Ты чего это сегодня, словно с креста снятая? – не выдержав, спросила у Любы одна из пожилых сотрудниц, когда они всей бригадой, обедая, сидели за одним столом во время рабочего перерыва.

        - Я вчера обручальное кольцо потеряла во время стирки и не смогла его найти.

        - И милый, конечно же, разнёс на чём свет стоит? – снова последовал от неё вопрос с нотками иронии.

        - Вовсе нет, он воспринял всё спокойно, - ответила Люба с негодованием, а сама подумала: «Даже слишком спокойно. Такое впечатление, что ему абсолютно всё равно есть оно у меня или нет».

        - Может ты его ещё до стирки потеряла, поэтому и не нашла, - вступила в разговор сотрудница помоложе, - вспомни, чем ты занималась и где была.

        - Вчера мы с утра играли в лесополосе в бадминтон и в волейбол, а потом я стиркой занялась…

        - О-о-о! Всё ясно! Ищи своё кольцо на игровой площадке, точно тебе говорю, со мной однажды такая же история случилась, во время игры сильно потеют руки, вот оно и соскользнуло, - мгновенно отреагировала ещё одна сотрудница, продолжив разговор рассказами историй из своей жизни и жизни знакомых, связанных с разводами после потери колец.


         У Любы на душе и так тревожно было, а после всех этих разговоров волнение одолело её ещё больше и, как только она оказалась после работы дома, сразу же набросилась на мужа с просьбой:
        - Славик, я тебя очень прошу, давай сейчас поедем в посадку, где мы в волейбол играли, есть подозрение, что кольцо я потеряла именно там.

        Вячеслав согласился безо всяких оговорок, чем сильно удивил Любу и, запрыгнув на велосипед, они помчались на ту самую просеку, длинную и широкую, куда многие ребята приходили погонять футбольный мяч.

        Отыскать на такой огромной площадке маленькое колечко Любе казалось не реальным чудом, но она продолжала поиски, исследуя шаг за шагом каждый кусочек утоптанной земли.

        - Смотри, что я нашёл, - сказал Славик, подойдя к Любе вплотную и протягивая что-то на своей ладони.

        - Этого не может быть! Это же моё кольцо! Ура-а-а! – закричала счастливая Люба и, перехватив находку, повисла на Вячеславе, обхватив  руками его шею.

        - Я нашёл его на самом краю, под кустом травы, - сказал Вячеслав, освобождаясь от восторженных и цепких объятий своей жены.

        Люба одела обручальное кольцо на палец, однако тревожное  предчувствие не покидало её сердце, оно упорно подсказывало, что расставания им теперь не избежать. 

      «Похоже, что сестра тоже со своим мужем жить не будет, ведь Оля в день свадьбы сняла кольцо и закинула его в огород, прямо в розы – обиделась на Влада. Влад кольцо нашёл быстро, но … получается, что рано или поздно их всё равно ждёт развод…  как теперь и меня», - сделала Люба неутешительные выводы.


         Прошло несколько дней, и история с потерянным кольцом подзабылась…

        Отработав вечернюю смену, Люба прошла через проходную и вышла за территорию маслосырбазы. Остановившись у дерева, она стала всматриваться в темноту, в надежде увидеть своего мужа, который должен был её встретить, но его нигде не было. Немного постояв, Люба решила его больше не ждать, чтобы не привлекать к себе особого внимания, ведь время уже приближалось к полуночи.

        «Странно, что могло случиться?» - терялась в догадках Люба, пробегая вдоль лесополосы и сворачивая в тёмные проулки своего небольшого посёлка, боясь в очередной раз наткнуться на свору бродячих собак или какого-нибудь шатающегося отморозка.

        Запыхавшись от быстрой ходьбы, она, наконец, заскочила во двор и закрыла за собой калитку, переведя дыхание.

        Люба направилась к времянке, но света в окне не было. Дверь оказалась не запертой и, войдя в коридор, она включила уличное освещение, чтобы посмотреть на вещи, висевшие  прямо вдоль дорожки, чтобы их снять. На натянутой стальной проволоке Люба увидела мокрые плавки своего мужа, рядом с которыми в авоське висел и тоже сушился волейбольный мяч. Увиденное расставило всё на свои места.

        Люба вошла в комнату и включила свет. На кровати, поверх покрывала, лежал её муж и крепко спал.

        - Славик, ты почему не встретил меня? – спокойно, но с волнением спросила она, хотя ответ ей уже был известен.

        - Я устал, отстань от меня и не приставай! – раздался резкий ответ.

       Люба снова выключила свет и молча вышла в коридор, уже зная заранее, что если продолжит разговор, то у мужа может начаться истерика. Она и так поняла, что придя с работы, Славик сел на велосипед и этот вечер провёл на городском пляже в женском окружении.

       Не один раз он приезжал на берег Днепра вместе с Любой, чтобы провести время у воды и поиграть с ней в волейбол, но как только к ним присоединялась какая-нибудь кокетка, он сразу же начинал Любу игнорировать, подавая мяч исключительно новой партнёрше. Каждый раз Любе ничего не оставалось, как отойти в сторону и смотреть на всё происходящее с недоумением и обидой.

        «Значит, этот вечер он провёл не один, а в паре с одной из своих подружек… вон как устал, - огорчилась она, понимая, что этой ночью уснуть уже не сможет, - Тысячу раз могла бы изменить ему, но…пока не хочу…»

        В глубине души бесхитростная и доверчивая Люба по-прежнему надеялась, что своим примером и поведением ей удастся склонить мужа к настоящей семейной жизни, наполненной теплом любви и светом радости.


         После развала СССР жизнь на Украине с каждым месяцем становилась всё тяжелее, зарплата у людей стала совсем ничтожной, да и ту задерживали - постепенно приближалось полное обнищание отдельных слоёв населения, народ выживал, как мог.

        По примеру других, Люба и Вячеслав занимались торговлей и часто ездили к нему на родину, в город Ростов-на-Дону, продавая там продукты, которые они специально выписывали у себя на производстве. Люба выписывала на маслосырбазе сыр, масло, маргарин, а Славик – мясо и колбасу на мясокомбинате.  Товар они покупали по низким ценам и продавали подороже, да ещё и за рубли, которые  на Украине очень ценились и обменивались на купоны по очень высокому курсу.

        Грузы перевозились людьми с помощью ручных раскладных тележек разных размеров с шутливым названием «Кравчучка», которое произошло от фамилии первого президента Украины – Кравчука. Использовались «Кравчучки» массово, являясь настоящими кормилицами своих хозяев.

         Одновременно с развалом государства и развитием незаконного бизнеса стали организовываться многочисленные банды, появился рэкет, всевозможные «крыши» с поборами, процветало воровство, возрастал разбой – повсюду царил уголовный беспредел.

        - Оля, ну а как  выживаете вы? Чем занимаетесь? – поинтересовалась Люба при встрече с сестрой, когда та пришла вместе с пятилетним Женькой навестить родителей, - Живём вроде рядом, а почти не видимся.

        - Лично я ничем особым не занимаюсь, сына в садик отведу и хлопочу по хозяйству, - нехотя ответила Ольга, - Хорошо хоть перед всем этим развалом успела квартиру получить, пусть и однокомнатную, но зато свою.

        - Влад твой работает или бизнесом каким-то занимается?

        - Он как уволился с мясокомбината, так больше никуда и не пошёл,- уже с раздражением заговорила Оля, - А на счёт бизнеса я ничего не могу сказать, но дома он отсутствует постоянно, всё время куда-то уходит и не говорит куда, а я и не спрашиваю, может дома несколько дней не появляться. Оружие у него появилось…

         - И как это понимать? – удивилась Люба,- На какие же деньги вы живёте?

         - Не спрашивай…  концы с концами еле свожу, спасибо родителям, - услышала Люба от сестры,- Чует моё сердце, что ничем хорошим это не закончится. Живём словно чужие люди…

         - Так, может, будешь ездить вместе с нами? На эти выходные мы снова на Ростов едем. Я уверена, что Славик согласится и тебя взять, - поспешила поддержать сестрёнку Люба, - Начнёшь деньги зарабатывать, заодно и мир посмотришь.

         - Да я и не против,- обрадовалась Оля,- только с родителями поговорить надо, чтобы за Женькой присмотрели в моё отсутствие.

         - Ну, так чего мы тогда стоим посреди двора? – шутливо спросила Люба, - Сначала предлагаю зайти ко мне, выпить моей фирменной самогоночки «Абрикосин», так сказать, закрепим наше решение и заодно всё хорошо обсудим.

         - Ага, сейчас как наклюкаемся… знаю я тебя… - засмеялась в ответ Ольга и добавила,- ну, если только по чуть-чуть...

         - Ха-ха-ха!- рассмеялась Люба,-  Не переживай, за нами Славик присмотрит… если только сам не наклюкается! Пошли уже… не будем времени терять.


        У Ольги началась новая жизнь. Вместе с сестрой и зятем она побывала не только в Ростове-на-Дону, но и в других городах России, даже посетила Великий Новгород, с заездом в Старую Руссу, куда был направлен в командировку Вячеслав, захвативший сестёр вместе с собой.

        Русская деревянная банька в Старой Руссе, выстроенная прямо на берегу мелководной речушки и занесённая со всех сторон белоснежными сугробами, запомнится сестричкам навсегда, потому что парились в бане они впервые, да ещё зимой. Хозяева этой бани оказались людьми гостеприимными, они не только предложили ночлег, но и пригласили всех троих за круглый стол, чтобы вместе с ними отужинать.

         Люба и Оля проводили время с пользой, прохаживаясь по местным магазинам и выискивая недорогой товар для перепродажи у себя дома.

       Славик всегда был рядом с ними, но больше всего его интересовала закупка детской одежды и женских трусов всех размеров. Товар этот он закупал с той целью, чтобы привезти его и перепродать  подороже своим сотрудницам на производстве.

        Занятия торговлей приносили неплохой доход, поднимая Вячеславу дух и желание заниматься этим небольшим бизнесом при всяком удобном случае. На предстоящие выходные он предложил поехать в Одессу и повезти на продажу колбасу и мясо, выписанные через мясокомбинат.

        Предложение было воспринято с радостью и Люба с Олей стали готовиться к поездке. Люба, как старшая сестра и как заботливая жена, старательно собирала в дорогу сумку, наполняя её вкусной едой, которую готовила собственноручно – каждая такая поездка превращалась для неё в маленький праздник.

         Приехав в Одессу, Славик снова остановился у своей дальней родственницы, которую ошеломил огромным  количеством  багажа, да ещё и прибывшими с ним гостями. Пожилая родственница всячески пыталась скрыть своё недовольство, запуская гостей в квартиру - как говорится: никуда не денешься.

        Ольгу она определила в отдельную спальню, а Вячеслава с Любой - в проходную комнату с выходом в коридор с кухней. Ну а для неподъёмных баулов, набитых товаром, хозяйка выделила холодный балкон, выходивший из её комнаты, в которую она и удалилась, оставив гостей одних и предоставив им свободу действий.
 
        Спустя некоторое время раздался короткий дверной звонок и в мгновение ока Вячеслав уже стоял у входной двери, скрывшись из виду.

        Люба бросила взгляд ему вслед, сразу заподозрив что-то неладное.

        - Вот и всё, вещи разложили, теперь можно и поужинать спокойно, - сказала она сестре, продолжая поглядывать в сторону коридора, - Странно, с кем это он так долго разговаривает?

        - Пойди и посмотри, - посмеиваясь, предложила Оля, одновременно натягивая на себя спортивные штаны, - наверняка какая-нибудь молодуха позвонила.

        Люба ничего не ответила – в её сердце закралось тревожное чувство, похожее на ревность. Но как только она решилась выйти в коридор, чтобы удовлетворить своё любопытство, в комнату вошёл Вячеслав и объявил:
        - Девочки, меня в гости пригласили, предлагаю пойти всем вместе.

        Люба и Оля удивлённо переглянулись между собой, не понимая, чтобы это значило.
        - А кто хоть приглашает? – спросила Люба, переведя взгляд на мужа.

        - Соседи с верхнего этажа, - загадочного улыбаясь, ответил Славик, лицо которого светилось от счастья.

        - Оля, ты как смотришь на такое предложение? – спросила у сестры Люба, не зная, что ответить мужу.

        - Пожалуй…  я не против…  можно и сходить, - подмигивая сестре, произнесла важно Ольга, растягивая свой ответ, - С соседями надо дружить.

         - Славик, а что хоть за соседи? Кто они? – снова повторила свой вопрос Люба.

         - Какая тебе разница? Соседи, как соседи, - недовольно отреагировал муж, - лучше пошли скорее, нас ждут.

         - Ладно, сейчас пойдём, - поспешила успокоить его Люба во избежание конфликта, - Только еду с собой взять нужно, не хорошо идти с пустыми руками. Ещё обязательно захвачу бутылочку «Абрикосина», всё-таки в гости идём.


         Взяв с собой всё необходимое, они поднялись на этаж выше и остановились на площадке у одной из дверей. Вячеслав нажал на кнопку звонка и дверь тут же приоткрылась.
          Перед ними показалась молодая  женщина невысокого роста, худенькая, в выцветшем коротком халатике из ситца, изрядно измятом. Её тёмные сальные волосы были растрёпаны и небрежно спадали  ниже плеч, а её взгляд показался Любе почему-то вульгарным.

         «Да она же подвыпила уже, - подумала Люба, - наверное, у них сегодня какой-то праздник».

         - Заходи, - сказала она Вячеславу, впившись в него томными глазами, и, посмотрев на сестёр, предложила войти и им.

         Все вместе они вошли в коридор, который выглядел неуютным и полузаброшеным.

         - Проходите прямо на кухню, а я сейчас приду, - сказала хозяйка и скрылась в соседней комнате.

         Кухня оказалась под стать коридору, но Люба не стала придавать этому большого значения, её волновало совсем другое – кроме подвыпившей хозяйки в квартире больше никого не было.

          Положив принесённую еду на стол, Люба опустилась на табурет, пытаясь понять происходящее, Ольга тоже присела, а Вячеслав, замешкавшись, продолжал стоять.
          Хозяйка долго задерживаться не стала и, войдя на кухню, она остановилась у порога и сказала незнакомкам:
         - Меня Ириной зовут.

         - Люба, - представилась Люба первой  и зачем-то уточнила, - Я – жена Вячеслава.

         - А я Ольга…  её сестра, - с достоинством  произнесла своё имя Оля, оставаясь сидеть за столом по примеру своей старшей сестры.

         - К сожалению, мне совершенно нечем вас угостить, - разведя руками, сообщила Ирина, как ни в чём не бывало,- У меня в холодильнике мышь повесилась.

         - Ничего страшного, мы всё взяли с собой, - ответила ей Люба, пытаясь найти глазами тот самый холодильник, в котором повесилась несчастная тварь, однако обнаружить его так и не удалось.


         Выбросив из головы все дурные мысли, Люба вместе с Ольгой принялась накрывать на стол.

         - Обстановка у меня в квартире, конечно, не ахти, - почему-то вдруг сказала Ирина, - душа ни к чему не лежит, снова в море хочу…  Я, ведь, не так давно ходила в рейсы с моряками.

         - Ничего себе! Разве женщины тоже в море ходят?– удивилась Оля, а сама подумала: «Глядя на неё, так сразу и не скажешь».

         - Ходят... но попасть туда не так просто – надо хорошее знакомство иметь. Такое знакомство у меня было, и меня взяли...  помощником повара, - сказала Ирина и расхохоталась.

 
         Изрядно проголодавшись, каждому из них хотелось уже поскорее приступить к ужину, особенно это желание усилилось, когда в завершении на стол была выставлена бутылка с прозрачной жидкостью.

         - Это «Абрикосин», продукт моего личного производства, - сказала Люба Ирине, которая, опираясь спиной о стену, сидела нога на ногу.

          Вячеслав принялся разливать самогон по кружкам, и пока он разливал, Оля набрала в литровую банку воды прямо из-под крана и поставила на стол - другой посуды в этой квартире не нашлось.

         - Не могу пить водку, не запивая, тем более самогонку, - сказала Ольга Ирине, - хорошо подходит для этого дела томатный сок, но так как его нет – пойдёт и вода.

         - Дорогие девочки, предлагаю поднять бокалы и выпить этот волшебный напиток до дна, - торжественно произнёс Славик, который сидел со стороны Ирины около её ног, не забывая выпрямлять спину и постоянно улыбаться.

         Все дружно выпили и также дружно принялись закусывать, продолжая  непринуждённый разговор, и  только Вячеслав ел молча, продолжая улыбаться.

         - Между первой и второй – перерывчик небольшой, - весело произнесла Люба, - Давай, Славик, наливай! Потом пусть каждый пьёт по желанию.

         И они все вместе дружно выпили по второму кругу.

         - Хорошая вещь…крепкая и легко пьётся…  самогон, действительно, свежими абрикосами пахнет, - оценила напиток Ирина и посмотрела на Ольгу, - Его даже можно не запивать.

         - Это последняя бутылка, - сказала Люба, - Я летом этой самогонки много нагнала, одной матери только пять трёхлитровых банок закатали и оставили на осень, чтобы ей проводы на пенсию на предприятии  устроить. Абрикос уродило видимо-невидимо, на бетонку падают и в лепёшку разбиваются. Отец их метлой сгребает на совок и в мусорное ведро сваливает. Я на работе рассказала об этом, а мне взяли и подсказали, что делать надо…  Тогда я стала абрикосы вместе с сахаром скидывать в огромную кастрюлю, выставив её прямо на солнце под розами, чтобы бражка хорошо бродила…

         - Ты лучше про нашего батю расскажи, - попросила Оля, прервав рассказ сестры, - прикольная  история.

         - Ага...  отец постоянно за бражку беспокоился, - начала Люба свой рассказ, - как только увидит меня, так каждый раз и давай выговаривать одно и то же: вот увидишь – скиснет, ничего у тебя не получится. Слушала я, слушала и решила с матерью поговорить, чтобы выяснить, почему он так говорит.  А она вдруг начала хохотать, не может остановиться, а когда объяснила в чём дело, тогда уже хохотать стала я. Оказывается, наш отец в молодости пытался заняться выгоном самогона. Эта его затея нашей матери не понравилась, не хотела она, чтобы муж в пьяницу превратился, как другие мужики, и решила она действовать – тайно. Как только он поставит бражку бродить, а мать бежит с работы мимо магазина, купит бутылку уксуса, откроет её и выльет прямо в кастрюлю. Отец понять не может, почему она скисает, несколько раз  пытался брагу ставить – результат прежний. Тогда он плюнул на это дело и больше уже попыток не предпринимал. Когда я отцу обо всём рассказала, он тоже долго смеялся, всё время повторяя: ну надо же!..

    
          Выпитое спиртное постепенно всех развеселило и расслабило одновременно.  Вдруг совершенно отчётливо Люба увидела, что её Вячеслав и Ирина не сводят глаз друг с друга, потеряв всякий стыд. От такой их наглости Любе стало не по себе.

         «Хотя они и были знакомы ещё до меня, это всё равно не даёт им право так развязно себя вести в моём присутствии, - занервничала Люба, - он теперь женатый человек».

         И тут рука Славика опустилась на колено его бывшей подружки прямо на Любиных глазах.

         - Славик! - окликнула его Люба, резко повысив голос, - Ты что творишь? Ты как ведёшь себя?

         - Успокойся и не устраивай истерику, мы не дома, - спокойно, но надменно ответил Вячеслав, однако  руку с колена убирать не стал.

          Ирина важно встала и, выйдя из кухни, скрылась в ванной комнате, находившейся рядом. Глядя ей в след, Славик тоже встал и поспешил за ней, войдя в ванную и закрыв за собой дверь.

         - Оля, что происходит? Ужас! Я ничего не могу понять!..  Мне плохо!..  Зачем он побежал за ней? – обрушила Люба на сестру всю свою боль.

        Не дожидаясь ответа, Люба побежала за ними, но рванув на себя дверь, открыть её не смогла, она была заперта изнутри.

        - Немедленно откройте! – закричала Люба, стуча кулаком в дверь, - Славик, если ты сейчас же не выйдешь – я подам на развод, так и знай!

        В ответ стояла тишина, и Люба вернулась назад. Заливаясь слезами, она сказала сестре:
        - Они закрылись… Мне кажется, что я сейчас умру… или сойду с ума.

        - Ну, негодяй! Пусть только выйдет, я ему устрою весёлую жизнь! – вырвалось из уст Ольги, внутри у которой всё кипело от злости.


        Дверь из ванной комнаты распахнулась и из неё вышла сбежавшая парочка, которая, как ни в чём не бывало, снова зашла на кухню.

        - Эй, ты… козлище! Да ты уже совсем оборзел! – разошлась не на шутку Ольга, - Хочешь мою сестру до инфаркта довести?..  А хочешь, я всё Владу расскажу? Пусть он тебе рёбра пересчитает!

        Вместо ответа лицо Славика налилось кровью и стало красным вместе с лысиной, губы его сделались узкими, а пальцы сжались в кулаки. С таким свирепым видом он двинулся на Ольгу, перепугав Любу чуть ли не до смерти. Это был очередной приступ гнева, а в гневе Славик был очень опасен. Не зная этого, Ольга оказалась в опасности – она играла с огнём.

        В тот момент, когда он уже хотел замахнуться на неё, Оля не растерялась, а схватив со стола банку, она резко выплеснула холодную воду прямо ему в лицо. Обезумевший Славик резко остановился и замер на месте. Простояв так несколько секунд, он вдруг замотал головой, стряхивая с себя стекающие капли воды.

        Напряжение на его лице спало, и краснота стала исчезать, отступил и приступ ярости.

        - Всё, уходим! - скомандовала Ольга, глядя на своего зятя, - И запомни, свою сестру я в обиду не дам!

        Демонстративно пройдя мимо Вячеслава, она направилась в коридор, за ней к выходу последовала и Люба, которая молча прошмыгнула возле мужа, желая поскорее покинуть это злополучное место.

        - Славик, я сказала: уходим! – настойчиво повторила Ольга, оглянувшись в сторону кухни.

        Вячеслав послушно последовал за ними к выходу, не произнося ни слова.

        « А-а, боишься мужа моего, - подумала Оля, - его все боятся…  от одного его вида поджилки у всех  трясутся... врезал бы он тебе сейчас пару раз…»


        … Люба лежала на разобранном диване рядом с мужем, который уснул сразу, как только его голова коснулась подушки. Она же совсем потеряла сон, перекручивая в голове события прошедшего вечера. А ещё ей казалось, что стоит ей уснуть – муж сразу сбежит к своей подружке.

        «Я знала, что все мужики – бабники, но что настолько – не ожидала. Не удивительно, что я кольцо теряла, значит, или он загуляет и бросит меня, или я не выдержу и сама уйду, - размышляла Люба, вытирая краем пододеяльника стекающие слёзы, -  А может это бывшая свекровь руку свою приложила? Приезжать она перестала, но это не означает, что она перестала колдовать. Она сама говорила, что может человека на другом конце света достать, такой огромной силой она обладает».

        Удивительно, но Любиному терпению не было границ. Наивная, она по-прежнему пыталась найти оправдание поступкам своего мужа. Но на этой истории дело не закончилось, Люба продолжала жить, как на пороховой бочке, не зная с какой стороны ей ожидать поджога…


        … После инцидента, произошедшего в Одессе, Вячеслав решил подружиться с Ольгиным мужем и при случае пригласил его в поездку на Ростов, чтобы помочь и Владу поправить своё финансовое положение. Отказываться от поездки Влад не стал, а принял  предложение с большим удовольствием. Приезжая в свой родной город, Славик каждый раз останавливался на квартире у бывшей жены, волоча к ней всех подряд и Любу тоже.

           Женщина эта, чтобы избавиться от бесконечных визитов назойливого мужа, хотя и бывшего, купила ему комнатушку в доме гостиного типа, в другом конце города. Работала она на заводе пластмассовых изделий, директором которого был её родственник, оказавший ей помощь в оформлении кредита.

          Миля всегда была приветливой и приятной в общении. Она не просто купила для Вячеслава отдельное жильё, но заменила деревянную дверь на хорошую металлическую, а в крохотном душе она умудрилась втиснуть  крохотную сидячую ванную из чугуна, чтобы создать максимально комфортные условия для проживания. Люба удивлялась такой её заботе, ведь Миля даже алименты с Вячеслава не брала…


          Время летело быстро, незаметно промелькнула и зима, и весна, уже и лето к концу подходило. Работа на производстве и дома по хозяйству, а по выходным дням – частые выезды на торговлю, отнимали у Любы много сил и времени. Сын рос без должного воспитания, брошенный на попечение родителей, потому что главной целью стало добывание денег, которые девались непонятно куда и их постоянно не хватало.
 
          Вячеслав и Люба снова готовились к поездке на Ростов, ехать они решили только вдвоём.  Летние каникулы подходили к концу, до начала учебного года оставалось чуть больше двух недель, а денег на сборы ребёнка в школу не хватало, вот и решили поехать ради Любиного сына.

        - Славик, я не могу понять, куда ты деньги деваешь? – недовольно спросила Люба, - С тех пор, как ты стал руководить финансами, их постоянно не хватает.

        - Я что, должен отчёт тебе предоставить? – занервничал Вячеслав, - Деньги я вкладываю в товар.

        Как только разговор заходил за деньги, муж начинал впадать в истерику, поэтому во избежание очередного конфликта Люба решила эту тему прекратить, иначе денег она могла вообще не увидеть.


        Поездка оказалась удачной, весь товар разошёлся мгновенно, и оставалось достаточно времени, чтобы успеть проехать на завод пластмасс. Разыскав там свою бывшую жену, Славик с её помощью закупил на вырученные деньги всевозможные тарелки, стаканы, лукошки, вешалки по низким заводским ценам.  Привезти на Украину закупленный товар и перепродать его, было намного выгоднее, чем просто привезти рубли и обменять их на купоны.

        Нагрузив на «Кравчучку» целую гору пластмассовых изделий –а была тележка приличного размера – Славик тянул её, словно телегу, которую Люба подталкивала сзади. Теперь им нужно было успеть к поезду, добраться на вокзал с таким грузом было не так уж и просто.

         Прибыв в Новоалексеевку, что в Геническом районе Херсонской области, они снова перезагрузились и направились пешком к автотрассе «Харьков – Симферополь», чтобы, сев на проходящий автобус, добраться до Таврийска, в котором они жили. И оставалось им проехать около ста километров.

          Стоя у бетонной остановки в ожидании автобуса, Вячеслав начал сильно нервничать, поддаваясь непонятно откуда возникшему раздражению. На остановке собралось много людей, но это его совсем не останавливало, наоборот, он словно играл на публику.

        - Ну, и чего ты стоишь, как клуша? – не переставал терроризировать он свою жену, - Бестолочь ты самая настоящая…

        - Ты чего меня обзываешь? Что я тебе сделала? – как можно спокойнее спросила Люба, сгорая от стыда.

        - Да ты же безмозглая… ты набитая дура, - ещё сильнее понесло Славика, который без конца вытирал носовым платком лицо и лысину, заливаясь от жары потом.

        Зная, что отвечать на грубость грубостью нельзя ни в коем случае, Люба отошла от него на противоположную сторону остановки, чтобы  безобразие это прекратить, но не тут-то было. Вячеслав вошёл в азарт и стал выкрикивать гадости ещё громче, но Люба стояла, отвернувшись, делая вид, что это вовсе не её касается.

       Наконец к остановке подъехал «Икарус» и остановился. В середине автобуса оказалось свободным двойное сидение, и Люба заняла его, ожидая пока Славик загрузит вещи в багажник. Как только он сел рядом, на Любу обрушился поток новых оскорблений, да таких, что уши вяли у всех слушающих.

        - Товарищ водитель! Немедленно остановите автобус! – закричала женщина, сидевшая сзади, - Срочно высадите этого мужика! С нами дети едут, а он здесь маты гнёт!
        Люди стали поддерживать женщину, требуя от водителя принять меры, так как на их замечания Славик  реагировать никак не собирался.  И только после угрозы высадкой он, стиснув зубы, притих, время от времени срываясь, словно обезумевший.

        Автобус уже подъезжал к Таврийску, который располагался вдоль трассы.  Люба стала готовиться к выходу, предлагая сделать то же самое и мужу.

        - Да пошла ты…. Не буду я никуда выходить… Это всё моё… Это я всё заработал… Я ухожу от тебя …

        Люба смотрела на Вячеслава, широко раскрыв глаза, и не знала, что ему говорить в ответ и что делать. Она смотрела на своего мужа, который был старше её на двенадцать лет, и не верила своим ушам – всё происходящее оказалось для неё слишком чудовищным, как и для сидящих рядом людей.

        Автобус остановился на остановке, и Люба вышла одна, а Славик поехал дальше. Она предположила, что едет он, скорее всего, в Новую Каховку, к её старенькой подруге Надежде Павловне, у которой они жили некоторое время на квартире.
 
       Люба шла домой, её ноги не хотели слушаться, подкашиваясь от отчаяния, которое потрясло и сердце и душу.

       «Он оставил меня без копейки денег… Мне сына в школу собрать не на что… Какой ужас… Что мне теперь делать?..» - переживала Люба, всё ближе приближаясь к родительскому дому.


        - О-о-о! Привет, звезда! – встретила сестру Ольга, сидя на скамейке у дома, - А что это ты одна и почему такая кислая? Где мужа своего потеряла?

        - Нет у меня больше мужа, - ответила Люба и обессиленная опустилась на скамейку, присев рядом с Олей.

        - Не поняла! А ну-ка рассказывай и поподробнее!

        - Вот и сбылась примета… Помнишь я кольцо теряла? – спросила Люба, прежде чем начать  рассказывать  о случившемся.

        Ольга, не перебивая, молча слушала очередную историю, от удивления прикрыв рукою рот и слегка покачивая головой, а когда Люба рассказ окончила, она сказала:
        - Вспомни, как ты на петухе гадала,  он только и делал, что перед зеркалом крутился, и не просто крутился, а бился об него… Вот, точно тебе говорю, он решил к любовнице уйти. Интересно, с какими глазами он приедет свои вещи забирать?

        - Скатертью ему дорожка, - сказала Люба очень спокойно, даже с каким-то облегчением, - Оля, у меня идея! Давай возьмём в долг товар, подругу с собой пригласим и поедем на Ростов. Возвратимся с рублями и обменяем их на купоны, отдадим дог, и у нас ещё куча денег останется. Завтра же расскажу начальнице, что со мной случилось и попрошу дать мне отгулы. Как раз успею Серёжку к школе подготовить!


       У Любы на сердце вдруг стало легко и радостно – её бесконечным мучениям и страданиям теперь пришёл конец.  Рассказывая маме о выходках Вячеслава, она улыбалась и смеялась, превращая его подлый поступок в юмористическую историю.
 
       Однако избавлению от нерадивого мужа Люба радовалась рано, потому что для такой её радости время пока не пришло, и придёт оно ещё не скоро. Во-первых, когда она гадала, то петуха ей пришлось запускать повторно, а когда кольцо потеряла – на следующий день она его нашла…


         
          
         
         

      
       


Рецензии