Мизантроп, часть 1

  Погода благоволила... Через открытую форточку в комнату проникали запахи весенней зелени. В последнее время Миронов стал чувствовать даже самые тонкие ароматы, что скорее раздражало, чем доставляло удовольствие...   

  ***

  Начало мая порадовало теплом. В старые добрые времена на предприятиях и в конторах женщины начинали задолго готовиться к первомайской демонстрации. Их нежные ручки украшали самодельными бумажными цветами веточки с еле проклюнувшимися листочками. Кто во что горазд. Потом в шеренгах на Красной площади все эти веточки сливались в белоснежный ковёр. Все любовались и радовались.

  Демонстрации проходили мимо дома, в котором родился и обитал почти до сорока лет Митя Миронов. Лет в восемь он пристраивался к какой-нибудь шеренге и даже пытался подпевать весёлым песням. Позже, студентом, а потом и инженером, он всячески отлынивал от подобных мероприятий. Чувствовал в них фальшь? Скорее - не мог найти причин для безудержного веселья.

  Товарищи намекали на некое продолжение, предлагали скинуться со всеми, "Всего по трёшке, прикинь?" Но водку Митя на дух не переносил, а дешёвый портвейн вызывал неизменную тошноту, и он всегда отказывался. Наверное именно это и привело к "одиночеству в толпе", как написал кто-то из маститых.

  Работу свою Митя любил. Хотя многим она показалась бы скучной: проектирование водоснабжения для парков и зон отдыха. Платили вполне сносно, частые выезды на объекты, адекватные сроки, лояльное начальство. Отдел большой, но все по кабинетам, шума и гама не бывает. Именно то, что старший инженер Миронов Д.В. считал самым главным - минимум людей рядом.

  ***

  Когда это зародилось: в мальчике, юноше или уже мужчине? Исподволь... Он и сам не заметил. Точнее - не замечал до поры.

  Отца Митя не помнил. Просто знал, что он где-то есть, "Сволочь последняя, хоть бы копейку мальцу прислал". Мать прямо не говорила, но обрывки разговоров долетали. Никогда не переживал, не пытался увидеть, просто принял, как данность. Опять же и в классе, и во дворе отцы были далеко не у всех.

  Они с мамой жили тихо. Она всегда чем-то была занята, в редкие минуты покоя вязала и вышивала бесконечные салфеточки, платочки, накидки. Сначала под бубнящий радиоприёмник, потом у телевизора. Митя пристрастился к чтению лет с пяти. К школе осилил энциклопедический словарь, правда - не всё в смышлёной головке легло на нужные полочки. Учился хорошо. Не блестяще, с натугой, но хорошо, без троек.

  В выходные подолгу спал. Не из-за лени, вовсе нет. Нравилось ему смотреть сны. В них происходило столько интересного, чего в реальности никогда не случается.

  ***

  Мама... Митя часто вспоминал, как она его лечила при простудах, как поправляла одежду, чтобы ничего не топорщилось, как чистила его обувь и натирала ваксой до зеркального блеска. Как ждала его возвращения у окна. Ждала... А вот уже третий год, как оставила его в одиночестве.

  Жениться Митя так и не собрался, хотя попытки были. Маришка сразу ворвалась в его жизнь бесшабашным ураганом. Всегда шумная, смешливая, болтушка и хохотушка. С ямочками на щеках, с искоркой в глазах, стройная и высокая. Митя как будто попал в водоворот, который затягивал всё глубже. Мама говорила: "Смотри сам, лишь бы тебе хорошо с ней было", и понятно становилось, что уж ей-то хорошо не будет.

  Когда Мариша прямо спросила о дате похода в ЗАГС... он растерялся от неожиданности.

  - Ты знаешь... Я не могу так сразу... А тебе это очень нужно?

  Девушка поджала свои пухлые губки, презрительно глянула и... ушла. Наверное, она надеялась, что Митя побежит за ней, уговорит, женится и прочее. Но Миронов и не шевельнулся. "Подумаешь, какая цаца. Я к ней всем сердцем, а она..." Что - она? А потом даже облегчение испытал. И тихо стало... как обычно.

  ***

  Долго Митя ни с кем не встречался. Видимо темперамент не тот. Но запал на соседскую девчонку, Верку. Та была спокойной, немного полноватой, но манкой, редко кто пропустит, не взглянув вслед. Стал её подкарауливать во дворе, задавать всякие глупые вопросы, типа "А у тебя кот или кошка живёт", зная, что никого нет. Верка сразу поняла, что за ней так неуклюже ухаживают, поэтому взяла инициативу в свои руки. А что? Симпатичный и не хулиган, опять же у них с мамой квартира отдельная. В общем, дошло дело до беременности.

  - Мить, я своим сказала, что ребёнка жду. Они сильно разозлились. Смотри, отец тебя подкараулит и изувечит, он такой. Ты бы зашёл, как положено руки попросил. Чего молчишь?

  И снова подходящих слов не нашлось.

  - А что - уже точно знаешь? Это как узнала, что ребёнок? Ты ж не собиралась? И я... я детей не хочу, это же столько хлопот с ними. Ты можешь что-то сделать с этим? Так всё хорошо было, а ты всё испортить хочешь.

  Верка отвесила пощёчину и ушла. А Митя срочно уехал в отпуск к морю, "А то Веркин отец... мало ли..." Когда через месяц вернулся, то узнал про прерванную беременность. Мама успокоила: "Ты ещё совсем дурачок что ли? Сказать можно всё, а был ли ребёночек - теперь не узнать. А если и был? Где гарантия, что от тебя? Девки, они все замуж хотят, на всех не переженишься. Да и молод ещё. Не торопись".

  ***



 


Рецензии
Гладко пишите, товарищ Гладкая.
Мерси, Лёва.

Лев Верабук   07.09.2018 00:32     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.