День бумеранга

Муза Илларионовна и Ольга Александровна дружили…ну, они даже сами затруднялись сказать, сколько лет. Пожалуй, с самого раннего детства. Дети у обеих выросли, давно завели свои семьи и разъехались по разным городам. Мужья обожали сад и рыбалку. Ну а две женщины «за 60» любили посидеть за чашкой чая, поболтать, повспоминать и пообсуждать.
Внешне они были совершенно разными. Ольга Александровна – добродушная, маленькая, кругленькая, улыбчивая, с белокурыми вьющимися волосами была всегда на позитиве. Одевалась в яркие сарафаны, юбки-разлетайки, пончо, а на голову любила цеплять заколки-крабы или бантики. Муза Илларионовна (видно, тут свою роль сыграло имя: «Муза» – значит, мыслящая) со стороны казалась чопорной и своенравной дамой. Волосы всегда укладывала в высокую прическу, юбки носила длинные, на плечи набрасывала кружевную шаль или манто. В ее ушах всегда качались массивные старинные серьги, а ноги были обуты в туфли на немыслимом каблуке. Тем не менее, всегда разные, они удивительным образом дополняли друг друга. И еще в их дружбе было самое главное. То, о чем писали в стихах. Женщины всегда протягивали друг другу руку помощи и могли примчаться хоть в три, хоть в четыре часа ночи по звонку, не придумывая отговорки вроде: «Голова болит», «Родня приехала», «Извини, я  другом городе» и т.д. Как говорится, вместе съели не один пуд соли.
В очередной день рыбалки своего мужа Ивана (туда он поехал с супругом Музы Илларионовны, Яковом), Ольга Александровна быстро испекла блинчики, начинила их луком, рисом и яйцом, прихватила листьев салата и ароматный редис, только привезенные из сада, а также букет полевых цветов и бодрым шагом направилась к подруге, которая жила через два дома. Она предполагала, что сейчас они попьют чайку с мятой, постоят на балконе, поразглядывают прохожих и посмотрят телевизор. Однако вышло совсем не так…
Муза Илларионовна открыла дверь с крайне озабоченным видом. Приняла цветы и принесенное угощение, чмокнула по привычке подругу и заторопилась на кухню. 
- Ты чего это? Странная какая-то. Случилось чего, а? – Ольга Александровна начала прыгать вокруг подруги будто мячик.
- Все хорошо, Оля. Скажи мне, дорогая, что такое бумеранг? – глядя в потолок, величаво изрекла Муза Илларионовна.
- Это… Это что-то летит и обратно прилетает. Вроде так, - недоуменно выдохнула Ольга Александровна.
- Если быть точнее, то бумеранг широко известен в силу своего свойства возвращаться назад, к месту, с которого произвели бросок, - с загадочно-удрученным видом добавила Муза Илларионовна.
- Я не понимаю… Причем здесь бумеранг. Давай лучше чайку попьем, - начала увещевать подругу Ольга Александровна.
- Чайку мы и так попьем. Знаешь, меня на философию потянуло. Столько передумала за ночь. Получается, что в жизни каждого может наступить День бумеранга, - покачала головой Муза Илларионовна.
- Может, объяснишь толком, чего ты к этому бумерангу прицепилась? – вздохнула Ольга Александровна.
- Все просто. Вот допустим, один человек сделал другому гадость. Или кто-то совершил какой-то грех. Улавливаешь суть?
- Нууу-у.
- То-то. Короче, все с точностью возвращается назад. Неважно, к этому человеку либо к его детям. По счетам надо платить. За грехи надо отвечать. Причем я тут повспоминала разных людей, а ты знаешь, что благодаря прежним обширным связям я знала буквально про всех и все, и пришла к выводу, что День бумеранга еще как наступает! - с умудренным жизнью видом вещала Муза Илларионовна.
- Ой, ты может, преувеличиваешь. Я вот не припомню такого, - рассмеялась Ольга Александровна.
- Плохо вспоминала, - Муза Илларионовна вдруг былинкой подлетела к окну, потом схватила подругу за руку и потащила на балкон.
- Вон, видишь, женщина идет? Первая сплетница в нашем доме. С виду вся такая приличная. Со всеми здоровается, общается. А потом грязные слухи собирает да разносит, причем значительно преувеличивая. Я тогда пол на балконе мыла, меня не видно было, она с очередной знакомой под окнами стояла. Так я за десять минут такого наслушалась! Одна соседка проститутка, с разными мужиками ездит, другой сосед дебил, третий – вор, четвертый – пьяница и все в таком духе. Причем те, про кого она гадости собирала – приличные люди, я за них ручаюсь. Нравится, видно, пакостить. Но был тут такой нехороший случай. Лет пять назад. Она реально жизнь чужую поломала, а теперь за это поплатилась, - промолвила Муза Илларионовна.
- Да ты что! Не томи, выкладывай, - Ольга Александровна, обожающая разные жизненные истории аж затряслась в нетерпении.
- Девушка у нас в первом подъезде жила, Майка. Красивая, умная. Только ни с кем не дружила. За ней, конечно, парни бегали, да без толку. Родители у нее инженеры были, продвинутые оба, видать, она интеллектом в них пошла. Не знаю, где, но познакомилась она с парнишкой. А он оказался сыном коллеги по работе этой вот дамочки, - продолжила Муза Илларионовна. - Ну, она для вида милую улыбку выдавливала, когда парочку встречала, а сама сеть плела. Коллегу по работе науськивала, мол, не пара Майка твоему Андрюшке, плохая девка. Убедила-таки ту, сплетница. Короче, женщины скооперировались. Выступили «единым фронтом». Мать позвала свою коллегу, сплетницу эту самую, в гости. Андрюшка тот дома был. Ну и соседка его любимой вылила ушат помоев. Мол, с кем ты дружишь? Она всех собрала, пробу негде ставить, с мужиками на лавке спала. Такого набрехала… Парень в сердцах к девчонке побежал. Отношения разорвал, обзывал ее всяко. Та пыталась оправдываться, да где уж там. А потом и вовсе его вон выставила. Кому понравится, когда не за что обзывают всяко? Сцен ему больше не устраивала. Он, желая сделать назло, со следующего же дня стал с другой встречаться. И через два месяца женился.
- А дальше? – подергала замолчавшую Музу Илларионовну Ольга Александровна.
- Дальше брошенная девушка Майя с родителями из города уехала, - встрепенулась замолчавшая. -  Не знаю, куда. Они специалисты хорошие были, их пригласили. Думали только, что ненадолго, да остались насовсем. Поговаривали, что из-за дочки. Она ревела так сильно, ночами не спала. Гасла, точно свечка. Слишком сильно своего Андрюшку любила. Родители испугались, как бы чего с собой не сделала, ну и поспешили сменить обстановку. Знала бы она, что милый друг ее в браке счастлив не был. Ругались постоянно. Он сгоряча женился, а жене его уж замуж больно хотелось. Любви-то не было, а коли нет ее, то и счастья не жди. Намедни узнала, что Андрюшка с женой расстался, теперь то с одной, то с другой. Ночами гуляет, много пьет. Мать его вся измучилась, нечему не рада. Пробовала воспитывать, а он на нее как заорал: «Вы мне  жизнь сломали, смотрите теперь! Я никого не любил и не полюблю, как Майку». Ну, ту девушку. Он правду-то потом узнал, да поздно. Что главное, сплетница эта мерзкая свое получила. Вначале торжествовала, что, дескать, все плохие и у всех все плохо, а у нее сплошной шоколад, дочка удачно замуж вышла, сын замечательный. Сын же взял да связался с плохой компанией, там его на наркотики подсадили. Теперь пробуют парня вытащить, к бабушке отправили в деревню. А дочь развелась, теперь одна детей тянет. Плюс их еще и обокрали. Так что хлебнули горькой воды... Между тем всего этого могло и не быть, не чеши а языком да не лезь в чужие судьбы. А мать того Андрюши в свое время не одобрила выбор сына, приложила все силы, чтобы отношения расстроить, теперь не знает, что с ним делать.
- Дела… Случается же такое, - потрясенная Ольга Александровна и не заметила, как съела три блинчика.
Предложила подруге к ней присоединиться и минут пятнадцать они мирно трапезничали. После чего Муза Илларионовна стала пытать подругу, не вспомнит ли она «День бумеранга» из своих личных наблюдений. Та задумалась:
- Нет, нет, ничего не помню. Я не такая наблюдательная, как ты. И если честно, анализировать не люблю. Хотя… Слушай, а ведь ты права! Помню такой случай. У нас во дворе хулиганье частенько сидит. Собираются, да чего-нибудь творят. Бутылки бьют, в подъездах мусорят, с жильцами скандалят. Родители их воспитанием не занимаются, так и растут подростки подобно репею. Рассядутся на скамейке, мимо них пройти страшно. И вот одного дня шел домой Дениска (хороший мальчик, с бабушкой, с дедушкой воспитывается, в саду им помогает, в секцию ходит). Ну, пацаны те Дениску задирать стали, не пропускать в подъезд. Стоят человек десять, толкают. Особенно один ими все верховодил. Парень пытался отбиваться, а бабушка увидела, сверху кричит, чтобы шел домой. Он знает, что у старушки сердце больное, не стал ждать, в подъезд метнулся. Следом ему палку кинули да обматерили, про бабушку его плохо сказали. Спустя неделю заводила из той компании ногу сломал в двух местах, а двух его ближайших друзей из училища исключили. Вот так.
- Да, наступил у них День бумеранга, что я тебе и пытаюсь растолковать. Ничего просто так не случается. И все наши беды от чего-то. Человеку надо задуматься, добрее надо быть, милосерднее к ближним. Причем не все еще осознают, что происходящее с ними несчастья случились из-за них же самих! И делая зло, ты получишь его назад. Так что если проанализировать, все неспроста, - Муза Илларионовна устремила взгляд на плывущие по небу облака.
- Ты чего-то вначале вспомнила про еще какие-то случаи? – вопросительно посмотрела на нее подруга.
- Да их полно! Причем разгадка бытия простая. Живи в гармонии с собой, делай добро, береги природу и все! Леса не горят сами собой, это люди бросают сигареты или не тушат костры. Потом страдают от дыма, смога, животные гибнут, деревья. Разве ж трудно костер затушить? Некоторые специально балуются, тот же пух тополиный поджигают. Чем голова занята? – звенел колокольчиком возмущенный голос Музы Илларионовны.
- Это-то так, ты права, пожалуй, подруга, - Ольга Александровна из-за переживаний и серьезного разговора начала с невероятной скоростью уничтожать лежащие в плетеной тарелке сдобные булочки.
- Ладно, раз ты просишь продолжения, то я закончу, - в этот момент Муза Илларионовна чувствовала себя ведущей передачи. - Начну с имен и ситуаций, подытожу финал. Может, кого-то из этих людей и ты знаешь. Все они получили свой бумеранг. Только тогда я просто считала, что у людей откуда-то взялись проблемы. Подоплека выяснилась позже.
В первом случае, который поведала Муза Илларионовна, речь шла о молодой паре. Юрий и Оксана обустраивали свое гнездышко, ходили за ручку и красиво одевались. В принципе, им удалось почти все. Квартира, машина, отпуск за границей. Другие в их возрасте об этом только мечтают. Счастье лишь омрачало отсутствие детей. Доктора никаких противопоказаний не видели. Здоровьем что Юрий, что Оксана обладали отменным, результаты всех тестов и анализов не раз это доказывали. Но тогда что? Со стороны эти молодые люди производили самое, что ни на есть благообразное впечатление. Пока не произошел один случай. Соседка с первого этажа, баба Серафима вышла со своей правнучкой Кирочкой кормить голубей. Кира, очаровательная и воспитанная малышка двух лет, с косичками и в пышном сарафане бросала птичкам семечки. Баба Серафима аккуратно отщипывала маленькие кусочки батона. Вокруг порхали голуби.
- Бабушка! Смотли, у птички ножки веревкой связаны. Она плехо ходит. Почему? – пытливо посмотрела снизу вверх Кирочка.
- И-и-и, милая. Это плохие люди так сделали. Вот ты не такая. Вырастешь, не будешь птичек обижать, - бабушка ласково потрепала девчушку по плечу.
- Нет, не буду. Я их колмить стану! – Кирочка деловито бросала семечки, но старалась стоять смирно, чтобы не распугать клюющих птиц.
Вдруг откуда-то раздалось:
- Бабка! Че тут птичник развела?  Воркуют, уроды, летают. Твари бесполезные. Ты че, не въехала? Пошла отсюда вместе с мелкой, и со своим хлебом! И чтобы близко больше не подходила!
Баба Серафима в изумлении смотрела на окно третьего этажа. Оттуда высунулась голова их нового соседа Юры. Напрасно старушка пыталась разъяснить, что птиц кормить надо, что они создания божьи, и что, подкармливая голубей, ты даешь милостыню, ничего не помогало. В конце концов, чтобы не пугать внучку, старушка ушла. Теперь она кормила птиц поодаль… Те, кто стали свидетелями данной сцены, больше не здоровались с новыми соседями. Иногда Юра забавы ради мог покидать в голубей камнями с балкона. Было такое, что он пнул, что есть мочи беременную бездомную кошку, которая еле шла по дороге. Поговаривали так же, как он, стоя на улице и беседуя с другом, со смехом рассказывал об эпизоде с птицами и кошкой, заодно вспоминая, как в детстве выколол глаза собаке и «намотал ей все кишки на палку». Ну а его жена добротой к братьям меньшим тоже не отличалась. Ругалась с теми, кто подкармливал бездомных кошек, терпеть не могла птиц, матом крыла собаководов, которые выводили своих питомцев на прогулку.
Юра и Оксана не видели в своем поведении ничего плохого. Возможно, в свое время их родители не заложили в детях любви к птицам, кошкам, собакам. И не было в их отношении к перечисленным зверькам равнодушия. Была самая настоящая агрессия. А так жизнь этой пары текла по накатанной. Оксана красовалась в новых нарядах, Юра сменил автомобиль. У них было все. Только вот дети не появлялись. Они по-прежнему ездили на разные обследования, цеплялись за любую возможность, но все попытки заканчивались полным нулем. Прошло десять лет, а голоса малышей так и не звучат в этом доме…
- Злые они. Беспомощных существ обижают. За это и страдают. Не видят, почему ребеночек-то не появляется, - показывая на соседей, всегда говорит баба Серафима.
Во втором случае, по словам Музы Илларионовны, все закрутилось вокруг работы. Точнее, ее получения. Две девушки, Оля и Кристина познакомились на дне рождения у общих друзей. Оля всеми силами пыталась завязать знакомства с сильными мира, точнее города сего. Она лебезила перед детьми директоров, заискивала, осыпала комплиментами. Подхалимство не прошло даром. Ей удалось получить работу в весьма хорошем месте. Что до Кристины, то она, несмотря на 26 лет уже успела зарекомендовать себя очень хорошим специалистом – девушка была юристом. Если Оля всячески чувствовала свою ущербность – ее родители нещадно пили, домой она никого из друзей не пускала, то Кристина росла в крепкой и дружной семье, была человеком веселым и открытым. Оля стала дружить с Кристиной потому, что та работала в солидной фирме. Кристина же обрадовалась новой подруге просто так, от доброты душевной. А потом шахматные фигуры на доске судьбы решили переставиться. Неожиданно директор фирмы, где трудилась Кристина, собрался переезжать с семьей на север, поближе к родне. Девушка осталась без работы. Но через знакомых ей удалось узнать о том, что в Олиной организации только что освободилась вакансия юриста.
- Оль, привет! Слушай, помоги, пожалуйста, а? Я работу потеряла. Ты же знаешь, у нас кредит, только в новую жилплощадь заехали. Срочно надо куда-то устраиваться, а у вас, я знаю, место есть. Поговори с начальником! – умоляла подругу Кристина.
Действительно, для нее потеря работы явилась неожиданным ударом. Маленький ребенок, плата за садик, за жилье. Тянуть с родителей девушка не могла и не хотела. Она считала, что раз начали жить самостоятельно, то следует выкарабкиваться самим. К тому же у Кристины подрастало две младших сестры.
Реакция Ольги была неожиданной. Она долго думала, что же делать. Теперь, потеряв хорошую работу, Кристина как подруга стала ей не нужна – зачем дружить с безработной, не имеющей связей? Не нужна была Кристина ей и в качестве коллеги. Оля понимала, что подруга значительно умнее ее, а уж про красоту и говорить нечего. Значит, все восхищение со стороны достанется ей. Оля решительно пошла к своему начальнику.
- Виктор Васильевич, можно? – она робко просунула голову в его кабинет.
- Заходи, Оля. Что случилось? – улыбнулся директор, молодой мужчина 34 лет.
- Тут такое дело… Одна девушка к нам устроиться хочет, юристом, - начала Оля.
- Да ты что? Здорово. Пусть приходит. Это твоя знакомая? – улыбнулся директор.
- Да. То есть нет. Видите ли, я вас предупредить пришла. Она специалист никакой, занятия не посещала в институте, диплом кое-как выдали. С прежнего места работы ее хотели уволить по статье, да потом пожалели, по собственному желанию отпустили. Она там такое проворачивала! Поведением тоже не блещет. Гуляет по-черному, от каких только заболеваний… ну, тех самых, не лечилась. Полгороду деньги должна, назанимает и не отдает. Начальнику своему проходу не давала, тот даже с женой собрался в другой город переезжать, потому что Кристина его одолела домогательствами, - выпалила Оля и замолчала.
Ее шеф от услышанного долго в себя прийти не мог. После подобной характеристики не точно на работу брать, на другую сторону дороги при встрече перебежишь.
- Спасибо… Спасибо, Оля, что предупредила, - он ослабил узел галстука.
- Не за что! – Оля побежала в свой кабинет.
На звонки Кристины она больше не отвечала. Тогда Кристина сама решила сходить в организацию подруги. Зайдя в здание, она спросила, как пройти к директору. Ей показали.
Виктор Васильевич как раз подписывал отчеты, когда в дверь постучали.
- Можно? – звонко проговорила заглянувшая девушка.
У нее была толстая коса до пояса, классические черты лица, ровные белые зуба и выразительные фиалковые глаза.
- Проходите, присаживайтесь.
- Я… по поводу работы. У вас вроде бы место есть. Не знаю, рассказывала ли Оля обо мне, - начала незнакомка и осеклась.
На лице директора неожиданно появилось брезгливое выражение. Он резко встал из-за стола.
- Нет, нет. У нас все места заняты. Больше вас не задерживаю, - он жестом указал на дверь.
Кристина, втянув голову в плечи, спускалась по лестнице. Возле курительной комнаты остановилась. Оттуда доносились голоса.
- Задолбал шеф! Я ему че, юрист? Сам бы с этими документами разбирался. Не может человека найти. Сколько еще будем сами плюхаться? – послышался раздраженный женский голос.
Кристина поняла, что вакансия юриста свободна. Тогда почему ее даже не выслушали, практически выгнали из кабинета? Долго убиваться она не стала. С завидным упорством продолжила поиски и вскоре очутилась в солидной адвокатской конторе. О предательстве подруги узнала случайно. На корпоративе их конторы появился тот самый Виктор Васильевич, к которому она когда-то ходила в надежде получить место юриста. Отвел в сторону одного из адвокатов и стал ему что-то говорить, многозначительно глядя на Кристину. Только собеседник потянул его в сторону девушки со словами:
- Вить, ты берега попутал. Кристина, что там этот парень про тебя болтает? Перепил, что ли?
Так все и выяснилось. Виктор Васильевич долго рассыпался в извинениях.
- Надо же, так оклеветать человека! – возмущался он.
- Ничего. Зато теперь вы знаете, что я совсем не такая, - ответила ему Кристина.
Стоит отметить, что узнав о том, что Кристина получила должность в престижном месте, Оля ей настойчиво звонила. Но девушка с ней разговаривать не захотела. День бумеранга наступил, когда Олю сократили. Прежние друзья от нее вмиг отвернулись. Бросил друг. Все это произошло одновременно. Оля, злясь на весь мир, стала прикладываться к бутылке. Поговаривают, совсем спилась.
Вспомнила Муза Илларионовна и про Лидию Степанько. Эта молодая женщина когда-то решила, что для достижения цели все средства хороши. Началось с того, что в юном возрасте Лидочка никак не могла определиться с выбором спутника жизни. Этот кривой, тот маленького роста, другой вроде ничего, но бедный, а мыкаться по общежитиям ей не охота. С возрастом требования все усиливались.
- Мне кого попало не надо! Я себя не на помойке нашла! – гордо произносила Лидия на вопросы о замужестве.
Часики времени неслись вперед. И лишь в 35 лет Лидочка Степанько вдруг осознала – все вокруг давно замужем и с детьми, а она, такая красавица, совершенно одна. Довольствоваться соседом-вдовцом Семеном Ильичом, оказывающим ей знаки внимания и имеющим уже пятерых внуков, Лидочка не хотела. Нет, ей надо мужчину молодого. Конечно, не 20-летнего, постарше, да желательно состоявшегося. Лидочка начала охоту. Подходящий объект все не находился, Лидочка почти впала в отчаянье, как вдруг на праздновании Нового года в модном пансионате за городом обратила внимание на пару. Она – бледная, очень худенькая, с волосами, забранными в платок, казалось, с трудом держится на ногах. Он – атлетически сложенный, этакий мачо.
- Какой мужчина! Где он нашел эту жертву недоедания? Вот всегда, как мужик ничего, так баба что пугало, - злилась Лидочка.
Она решила подправить макияж и зашла в туалетную комнату. Там ей удалось подслушать разговор двух дамочек. Оказалось, что мужчина, приглянувшийся Лидочке, очень даже обеспечен. Помимо этого, наделен чудным характером – трогательно ухаживает за своей больной женой, делая для нее все. У Лидочки после этого как переклинило – решила заполучить себе понравившийся объект во чтобы то ни стало. Сказано – сделано. Улучив момент, Лидочка пригласила импозантного кавалера на белый танец. Познакомились. Его звали Роман. Лидочка наивно улыбалась и положила ему номер телефона в карман со словами: «Может быть, когда-нибудь пообщаемся. Так хочется поговорить с хорошим человеком. Вы не представляете, как сложно девушке в этом жестоком мире». Оригинальность речи произвела впечатление, Роман ей позвонил. Не сразу, но все-таки. Лидочка разыгрывала неприступность, соглашалась только на общение по телефону. Потом, спустя три месяца, произошло их свидание, где у Лидочки будто бы случайно упала бретелька платья, обнажив пышную грудь. Но и тут она продолжала свою игру. То распаляла Романа, то держалась с ним холодно. А он бежал из дома, где была больная жена и двое маленьких детей к Лидочке, цветущей, полной жизни, благоухающей духами. В первую совместную ночь Лидочка превзошла себя. Зря, что ли, штудировала энциклопедию секса. Она как паук, все больше затягивала Романа в свои сети.
- Лидка! Ты бессовестная. Ты чего с женатым мужиком встречаешься? У него к тому же ребятишек двое, жена не совсем здорова. Ты чего людям жизнь рушишь? – кинулась к Лидочке с нравоучениями ее тетя, увидев их с Романом целующимися в парке.
В маленьком городе все всех знали, поэтому долго держать связь в секрете не удалось.
- Ну и че? Нечего мне нотации читать. Пожила та баба, как сыр в масле каталась, теперь пусть мне отдаст. Детям он алименты выплатит. Он молодой, здоровый, нужна ему эта хворь ходячая! Ты бы лучше о своей племяннице, то есть обо мне подумала! Что мне, век старой девой быть? Я замуж хочу! – взвилась Лидочка.
Перед Романом она изображала смирение, послушание и необузданную страсть. От такой смеси у кого хочешь голова кругом пойдет. Кончилось тем, что он, несмотря на слезы супруги и детей ушел к Лидочке. Правда, Роману вдруг стало казаться, что Лидочка совсем не белая и пушистая... Он пробовал делать попытки видеться с прежней семьей, но Лидочка их пресекала. Ей было все равно, что свое счастье она построила на чужом горе. Возможно, ее жизнь с Романом продлилась бы еще, если бы не роковой поход в лес. Получилось так, что в погожий июльский день Лидочка, обожавшая грибы, отправилась с большой корзинкой в район дач. Те места она знала. Однако, побродив меж кустов и деревьев, грибов Лидочка не нашла. Удрученная, отправилась обратно. И неожиданно встретила на дороге бабульку в белом платочке. В руках старушка держала корзину, полную отменных грибов. Лидочка шустро ухватила бабушку за рукав:
- Где вы это нашли? Я все обошла, нет грибов, хоть тресни!
- А я, доченька вон туда, за мост ходила. Там грибов видимо-невидимо, - с готовностью принялась объяснять старушка Лидочке.
- У-у. Я тех мест не знаю. Ни разу там не собирала, - огорчилась Лида.
- Ты держись к дороге поближе, в чащу не уходи и не потеряешься, - последовал совет.
Несколько минут в душе Лидочки шла нешуточная борьба. Здравый смысл приказывал ей немедленно идти домой. Но желание набрать грибов пересилило разум.
- Я быстро. Туда-обратно. Мигом. Зато грибов наберу. Эх, надо было пакет еще с собой взять! - Лидочка подпрыгивала в нетерпении, перебираясь через мост.
Там, где она вскоре очутилась, грибов действительно было видимо-невидимо. Лидочка, ошалев от изобилия, забыла о том, что надо бы держаться, по совету бабушки, вблизи дороги. Она все дальше и дальше углублялась в чащу… Опомнилась, только когда набрала грибов с горкой. И вот тут-то обнаружила, что вечереет.
- Так. Куда надо двигаться-то? Чего это я от дороги ушла? – заметалась Лидочка.
Последующие три часа ушли на поиск пути из леса. Когда попытки успехом не увенчались, Лидочка достала дрожащими руками телефон. Она надеялась, что ее найдут, приедут те самые машины с сиреной, она выйдет на звук из чащи. Или вертолет пошлют. Но сотовая связь не брала. Лидочка заплакала, но все еще не готова была сдаваться. Быстрым шагом решила двигаться в одном направлении. Почти стемнело. Молодая женщина, не заметив корень дерева, запнулась и упала. Грибы высыпались, а лодыжку пронзила боль.
- Помогите! Спасите! Люди! Я здесь! – закричала Лидочка.
Ее душили рыдания, внутри росла нарастающая паника. Нога болела, ступить на нее было практически невозможно. Лес постепенно окутывала мгла…
- Волки! Они придут и съедят меня! Или медведь. Мне отсюда не выйти! Я умру! Господи! – Лидочка стала вспоминать молитвы.
Тем временем меж деревьев мелькали огоньки. Заухала сова. Сбоку, как показалось Лидочке, мелькнуло что-то мохнатое. Ужас придал ей сил. Превозмогая боль, Лидочка стала карабкаться на дерево. Ей это удалось с десятой попытки. Нога теперь болела нестерпимо, хотелось пить, от криков горло саднило. Лидочка уселась на толстый сук и, дрожа от холода и страха, снова заплакала. От ее самоуверенности и наглости не осталась и следа.
- Это мне наказание, - мелькнуло в голове, - за Романа. Господи, прости. Я все исправлю, только не дай мне умереть. Я сама к его жене пойду, в ноги брошусь, чтоб его простила. Он хочет к ней и к детям, а я все разрушила. Как не хочется погибать здесь! Чего я все торопилась, мужиков искала. Нет, чтобы просто жить. Сидела бы себе сейчас на кухне, чай с лимоном пила, ела бутерброд с копченой колбасой и сыром.
При мысли о еде желудок заурчал. Но Лидочка, стиснув зубы, старалась больше не издавать ни звука, и пыталась слиться с деревом. На рассвете, когда ноги-руки нещадно затекли, Лидочка начала сползать с дерева. Больная нога дрогнула, женщина оступилась и полетела вниз. Благо было не высоко, но теперь Лидочка почувствовала, что не может встать на другую ногу. Она завопила нечеловеческим голосом. Так и нашел ее егерь, обходивший свои угодья и услышавший крик. По рации вызвал помощь. Находящуюся в полузабытье Лидочку сначала несли на носилках, потом погрузили в «Уазик». Вскоре она очутилась в больнице. Первым, кого увидела Лидочка, был Роман. Он пытался улыбнуться и держал ее за руку.
- Рома! Иди! Иди к ним! – вращая глазами, громко зашептала Лидочка.
- К кому? Лидуся, ты что, головой ударилась?
- К своей семье! К жене прежней и детям! Проси прощения, но вернись. Тихо, не перебивай меня. Я же видела, как ты тайком фото детей смотришь. Как звонишь им и молчишь в трубку, а потом чуть не плачешь. Рома. Прошу, вернись к ним. Я там, в лесу, клятву дала, что все исправлю. Иначе бы не выжила. Не хочу больше несчастий. Рома, не мучай меня, сходи к ним, потом позвонишь, ладно? – Лидочка откинулась на подушки.
В свой День бумеранга Лида Степанько горько раскаялась в содеянном. Сама после поведала знакомым, что не попроси она мысленно прощения и не пообещай исправить ситуацию, могла бы и не вернуться из леса. Роман вернулся домой, к жене и детям. Лидочка вышла замуж через два года за своего друга детства.
В этот момент Муза Илларионовна (а именно она только что закончила приводить вышеуказанные примеры из жизни про названный ею день Бумеранга) замолчала. Ее подруга Ольга Александровна, умявшая все блинчики и булочки, смотрела на подругу округлившимся глазами.
- Ну что, видишь теперь, что все наказуемо? – наливая чай в кружку, вздохнула Муза Илларионовна.
- Муза! А может, не всегда так? Ну, вспомнила ты пару-тройку примеров, что ж теперь? – все еще не веря в услышанное, просипела Ольга Александровна.
- Какая ты… не верящая! Я тебе еще с десяток примеров приведу, времени только нет. Мужики с рыбалки скоро приедут. Эх… Помнишь Алексея Олеговича? – буркнула Муза Илларионовна.
- Помню. Противный такой мужик, - отозвалась Ольга Александровна.
- Так вот. У него девушка работала. Талантливый специалист, умница. Да понадобилось место для кого-то. Стали девушку выживать. Делалась это под предводительством Алексея Олеговича, травлей занимался практически весь коллектив. Нет, чтобы по-человечески объяснить, а они издевались.
- И? – не выдержала Ольга Александровна.
- Ушла она, конечно. Почти до нервного срыва довели, сволочи. Потом у Алексея Олеговича этого единственный сын спился, бичует сейчас. Вроде парень грамотный был, а потом враз с катушек слетел! Ничего сделать не могли. Теперь отца позорит на весь город, на остановке сидит с местными бомжами, грязный весь, паршивый. Причем те, кто над девчонкой не измывались, живут себе нормально. А кто участие в постыдном деле принимал, проблем хватили. Кто со здоровьем, кто с детьми, кто с имуществом. Случай, а Женьку Аксюнину ты помнишь? – понизила голос Муза Илларионовна.
- Ну да. Она только что-то с палочкой ходит, хотя вроде ей и пятидесяти-то нет, - Ольга Александровна зябко поежилась.
В этот момент она судорожно напрягала память, пытаясь вспомнить, не обижала ли кого, ища по столу очередную вкусняшку. Дня бумеранга после повествований подруги ой как не хотелось!
- Просто Женька эта мать родную не пожалела. Доверенность на себя сделала, паспорт у матери отобрала, пенсию за нее получала. А матери приносила хлеба кусок, та по городу ходила, есть просила. К себе Женька мать не взяла. Зачем, мол, мне старая? Мать ее отдельно жила. Женька могла ее и ударить. Как так можно? Мать в нее душу вложила, родила поздно доченьку себе на радость, а что вышло? Короче, уморила Женька мать. Квартиру матери продала, все хвасталась, как удачно все у нее вышло. И вдруг - бац! Ноги стали сильно болеть, теперь из больниц не вылазит, еле ходит, - Муза Илларионовна принялась чистить картошку.
Ольга Александровна, встрепенувшись, засобиралась домой, вспомнив, что ее супруг тоже вот-вот приедет с рыбалки. Подруги сердечно обнялись и пообещали друг другу встретиться на днях.
Ольга Ивановна не спеша вышла из подъезда. Пахло сиренью. Где-то играли на гитаре. Во дворе расположились мамочки с колясками. Тишина, счастье. Ольга Ивановна вспомнила свой визит к подруге и на лбу ее резко обозначилась морщинка. Что-то Музу сегодня и впрямь на философию потянуло.
- Только она права, пожалуй. Живи все в мире, глядишь, никаких напастей бы не происходило. А так… Сплетни, зависть, ложь, распри, ненависть, предательство. Отсюда и все эти Дни бумерангов. Ох, права Муза, права, - тут Ольга Александровна, наконец, вспомнила, кого обидела, и застыла посреди дороги.
По сути, то, что Ольге Александровне пришло на ум, скорее являлось критикой, нежели страшным грехом. Она, как уже было сказано вначале, относилась к тем редким экземплярам, которые не злобливы, добродушны и пакостей никому не делают. Но под воздействием встречи с подругой Ольга поднапряглась и убедила себя, что сильно обидела жену своего двоюродного брата Лизочку. Случилось это… Да, две недели назад Ольга Александровна пожурила Лизу за непропеченный пирог, дала массу наставлений и ушла домой со словами:
- Ох, Лизанька. Ты у нас конфетка, но готовить надо лучше!
Нет, Ольга Александровна ничего плохого не хотела. Надеялась лишь, что Лиза начнет более серьезно относиться к кулинарии. А вдруг за это все-таки наступит злополучный День бумеранга? И Ольга Александровна, забыв про то, что муж возвращается с рыбалки, понеслась, не разбирая дороги, к своему двоюродному брату и его жене. Она не помнила, как преодолела пять лестничных пролетов. Увидев знакомую дверь, забарабанила, что есть мочи. Когда на пороге появилась Лиза, Ольга Александровна обняла ее и зарыдала. Стоит ли говорить, что перепугала тем самым несчастную до смерти! Представляете, забегает к вам родственник, весь «в мыле», колотит в дверь кулаками, потом обливается горючими слезами и душит вас в объятиях. Разумеется, Лиза думать забыла про наставления Ольги Александровны и нисколько на нее не обиделась, понимая, что как кулинар она явно не состоялась. Выяснив все, женщины выпили по чашке чая, и успокоенная Ольга Александровна отправилась домой. Ее муж Иван уже приготовился с порога прочитать жене лекцию о том, где она бродит и почему его не встречает. Но увидев ее выражение лица, осекся.
- Вань… А ты ни перед кем извиниться не хочешь? – спросила Ольга Александровна, засыпая позже на груди мужа.
- Я? А чего я? Оль, забыл что ли чего? – вскочил Иван.
- Да лежи ты! Сейчас объясню. У нас тут с Музой разговор вышел… - зашептала Ольга Александровна.
Супруги еще долго переговаривались, а потом в спальне воцарилась тишина.
- Ну, Муза. Это ж я из-за нее всю свою жизнь перед глазами прокрутила. Надо же, День бумеранга, - подумала Ольга Александровна и уснула.
Ей хотелось, чтобы обид и обиженных было вокруг намного меньше…


Рецензии