Епишкин театр

               
                Виктор   Воеводин






                Е П И Ш К И Н        Т Е А Т Р
               
             

    Правдивая   трагикомическая   фантасмагория,  которая         никогда                не  происходила


                (В  двух  действиях)




                Действующие лица:


ВЛАДИМИР – артист театра кукол.


КУЗЯ -  бывший  журналист.


ЛЁНЯ -  преподаватель университета.


ЭДУАРД – их друг, приехал из Америки.


АЛЕКСЕЙ  ВАСИЛЬЕВИЧ  КОНДАКОВ – актёр театра, заслуженный артист России.


ОЛЬГА – актриса, жена Кондакова.


ГАЛЯ – актриса.


ВАЛЯ – актриса.


ВАЛЕРА – артист.

 
ВЛАДИК – монтировщик  сцены.


СЕРГЕЙ.


ДЕВОЧКА.



                ДЕЙСТВИЕ  ПЕРВОЕ

      Городской театр кукол.  На сцене  - «грядка»  метровой  высоты,  по  бокам - разрисованные  кулисы.   Начинается спектакль.   На сцену выбегает Владимир

 
                ПЕРЕД   ДЕКОРАЦИЕЙ
                (Взгляд из зрительного  зала)
 
ВЛАДИМИР. Здравствуйте, ребята!  Все вы, конечно же, любите русские народные сказки, поэтому и пришли на спектакль «Теремок сказок»!  А  моя самая любимая сказка в этом теремке - «Репка»! Для того, чтобы  вы сегодня её увидели, нужен...(достает клубок пряжи) волшебный клубок! Покатится он, начнет разматываться, и моя сказка оживёт! Итак: "Жили-были..."

                Выбегают  Галя и Валера

ВАЛЕРА, ГАЛЯ.  Здравствуйте, дорогие дети!
ВАЛЕРА.  Сегодня вы будете смотреть  сказку...
ГАЛЯ, ВАЛЕРА. «Машенька и медведь!»
ГАЛЯ.  Вот наш волшебный клубочек!  "Жила-была..."
            
                Выходят Валя и Ольга

ВАЛЯ.  Привет, мальчишки и девчонки!
ОЛЬГА. Здравствуйте!
ВАЛЯ. Я расскажу вам сказку: «Кот, лиса и петух!»               
ОЛЬГА. Нет, сейчас дети увидят "Курочку Рябу!"   
ВЛАДИМИР. А моя сказка лучше: про репку!
ГАЛЯ. Самая интересная сказка...
ВАЛЕРА, ГАЛЯ.  "Машенька  и  медведь!"

         Актеры  спорят и устраивают с клубками  "мини-футбол"

ВАЛЯ.  Стойте!!  Смотрите: все нити наших клубочков  перепутались!!
ВАЛЕРА.  Да-а, в одиночку тут не распутаешь... О, идея!  Предлагаю рассказывать наши любимые сказки всем вместе! Помогая друг другу, быстро всё распутаем!
ВЛАДИМИР. Только первой  дети должны увидеть мою "Репку"!
АКТЕРЫ. А это почему?
ВЛАДИМИР. Потому что я сегодня первым вышел на  сцену! (В зал).  Правда, ребята? (Реакция зала).
ГОЛОС  КУЗИ.  "Да!"
ВЛАДИМИР.   Друзья, если вы хотите вместе со мной  поиграть в эту сказку,   под-ни-ми-те...
ГОЛОС  КУЗИ.  Поднимаемся!
ВЛАДИМИР.  Руки...

         Кузя и Леня встают, идут по проходу  и  поднимаются  на сцену

КУЗЯ.  Пусть всегда будет "Репка!"
ВЛАДИМИР (пытаясь спасти ситуацию). Дети, вы, конечно, поняли, что это... ещё одни наши веселые  артисты, которые специально вышли из зала... Вместе с ними мы расскажем «Репку»!
КУЗЯ (в зал). Сказка эта  очень короткая: «Посадил дед репку  и с помощью мышки вытащил!" Всё! Дедушка свободен!
ВЛАДИМИР.  В этой сказке живут не только дедушка и мышка! Сейчас артисты вспомнят и других героев:  бабку, внучку...

             Перечисляя персонажей,  заталкивает друзей за кулису


                ЗА  ДЕКОРАЦИЕЙ
                (Взгляд от  задника сцены)
             
ВЛАДИМИР.  Вы что, сдурели?! Зачем  пошли на сцену?!
КУЗЯ. Ты сам нас позвал: "Друзья, кто хочет  со мной поиграть?"
ВЛАДИМИР. Я к детям обращался!! А где Эдик?
КУЗЯ.  Сказал, что пойдет к тебе другим путем!
ВЛАДИМИР. Хоть один нормальный нашелся!
КУЗЯ.   Надо за ним сходить!
ВЛАДИМИР. Нет!! Стойте пока здесь и ни шагу в сторону!

   Владимир, надев тантамареску и взяв детскую лейку,  выходит  «дедом»  и становится перед  «грядкой».

ВЛАДИМИР (актёрам).  Хватит спорить! Начинается моя сказка!

             Остальные актёры убегают со сцены
 
ДЕД.   Жили-были дед, баба и внучка! Бабушка с внучкой на ярмарку уехали! Пока их нет, посажу-ка я репку и построю новый теремок: то-то они обрадуются!


 Музыка. Владимир, «сажает  семечко репки», поливает его из лейки, затем  выкатывает из-за кулис большой деревянный, плоский  «теремок», к которому переползают Леня, Кузя и Эдуард. За декорацией "домика" они становятся в полный рост


ЭДУАРД.  Уф-ф... Ну, и работка у кукольников: на карачках ползать!
ГОЛОС  ДЕДА ИЗ-ЗА ТЕРЕМКА. А на крыше будет стоять мой приятель,  Петя-петушок!    Ку-ка-ре-ку!
ЭДУАРД.  Мы его ждем, а он кукарекает!
КУЗЯ  (напевает). "Нас на пти-ицу променял!"
ВЛАДИМИР (выбежав из-за теремка).  Тихо!!
ЭДУАРД.  Ну, наконец-то, попался! (Обнимает Владимира).
ВЛАДИМИР. Эдик, потом!! О, как от вас разит! Без меня начали? Могли бы и подождать!
КУЗЯ. А чего ждать, когда к нам друг из Америки приехал?

  Владимир начинает прикреплять петушка на крышу.  Из кулисы в тантамареске «бабки»  выходит Ольга

БАБКА.  Ой, батюшки, чудеса  какие! Стояла тут наша избушка ветхая, а теперь теремок  появился!  (Скрывается за теремком).
ВЛАДИМИР ("хлопая" крыльями петушка). Ку-ка-ре-ку!
ЭДУАРД.  Да сними ты морду  дурацкую, дай я на тебя гляну!               
ВЛАДИМИР. Ну, говорю же, потом! У меня сейчас с бабкой сцена!       
ЭДУАРД. Постельная? (Смех).
ВЛАДИМИР (грозно). Ку-ка-ре-ку!!
ГОЛОС  БАБКИ.  Петя-петушок, а кто  в теремке живёт?
ВЛАДИМИР. (В образе).  Ку-ка-ре-ку! Дедушка живет!               
ЭДУАРД (удерживая Владимира справа).  Выпей за  встречу!
ВЛАДИМИР.  Эдик, ну не на сцене же пить?!
КУЗЯ (удерживая Владимира слева). А почему нет, раз уж встретились в храме искусства!
ВЛАДИМИР. Вот именно - в храме!!
ГОЛОС  БАБКИ. Может быть, кто-нибудь выйдет, наконец, из теремка?
ВЛАДИМИР.  Мне ещё играть! Вон, бабка уже накаляется! Лёня угомони их, ты же у  нас - разумный!  Преподаватель университета! 
ЛЕНЯ.  Поддатый преподаватель. Почувствуйте разницу!

              Выбегает  Галя в тантамареске  «Машеньки»

МАШЕНЬКА.  Ой, теремок новый! Кто в нем живет?   (Скрывается за теремком).
ГОЛОС  БАБКИ. Дедушка наш живёт:  очень глухой! (Стук в «дверь» теремка).
КУЗЯ. Точно: глухой!  Вы-пей!!
ВЛАДИМИР. Ну, тихо!!
ЭДУАРД (шёпотом).  Выпей!
ЛЕНЯ. Да отстаньте вы от человека!
ГОЛОС  МАШЕНЬКИ.  Он, наверное, крепко спит! Я в окошко загляну!

           "Машенька" открывает створки  окна и заглядывает

ГАЛЯ (шепотом).  Ой, мамочки, сколько вас тут?! Вовка, ты чего не выходишь?
КУЗЯ. Он сейчас выйдет! Подождите на улице, пожалуйста! 
ВЛАДИМИР. Кузя, прекрати!!
МАШЕНЬКА. Во, дают!! Совсем обалдели!!

                "Машенька"  закрывает  окошко
 
КУЗЯ.  Если не выпьешь,  я  закукарекаю!
ВЛАДИМИР.  Отстань! 
КУЗЯ (громко). Кар-р!!  Кар-р!!
ВЛАДИМИР.  Кузя, ты чего делаешь?! (В образе).  Ох, и долго я спал! Вороны  прилетели и меня разбудили! А ну, кыш, вороны! (Кузе). Хорош прикалываться!
ЛЕНЯ. Кузя, угомонись!  Извини, Вовка, ну, дураки мы...
ГОЛОС МАШЕНЬКИ.  Эй, дедушка, мы тебя ждём!
ВЛАДИМИР (в образе). Иду, Машенька! 
ЭДУАРД (удерживая Владимира). Ну, выпей!
ВЛАДИМИР.  Эдик, мне ещё играть!!
ЭДУАРД.  Ты что, не профессионал?
ВЛАДИМИР (замявшись).  Профессионал...
КУЗЯ.   Ну, тогда за приезд Эдуарда!
ВЛАДИМИР (после паузы).  А чего так много?
КУЗЯ. Штрафная!
ГОЛОС  БАБКИ. Дедушка, тебя там  вороны не заклевали?
ВЛАДИМИР (в образе). Сейчас я  выпь... выйду! Сейчас! 

  Владимир снимает маску и пьёт. "Машенька" опять заглядывает в окошко теремка

ГАЛЯ.  Володя, ты с ума сошёл!!  Говорят, директор в зале!!
КУЗЯ.  Кыш, Машенька!
ВЛАДИМИР. Кузя!!  Извини, Галя, сейчас приду! 

            Владимир  надевает  маску. "Машенька" закрывает окошко 

ВЛАДИМИР (Эдуарду).  Стареешь: седина в волосах.
ЭДУАРД (трогая волосы на маске).  У тебя тоже.
ГОЛОС БАБКИ (строго). Дедушка!!
ВЛАДИМИР (в образе). Иду, иду!



                ПЕРЕД  ДЕКОРАЦИЕЙ
                (Актёры  стоят  за  «грядкой»)

БАБКА (раздраженно). Ну, наконец-то, дедушка вышел!
ДЕД. Здравствуйте, мои дорогие! Вороны улетели, теперь у нас тихо! (За теремок).  Очень тихо!! 
БАБКА. Дом-то какой красивый построил, пока нас не было!
ДЕД (с поклоном).  Милости просим в теремо-о-ок!
ГРОМКИЙ  ШЕПОТ  КУЗИ.    Ква-а-сить!
ДЕД. Теперь лягушки  расквакались! (За  теремок).  Тихо!! 
МАШЕНЬКА.  Я буду жить в светёлочке!
БАБКА.  Я - в горнице!
ВАЛЯ (выходит с куклой Жучки).  Гав! А я - в будочке!
ВАЛЕРА (выходит с куклой кота).  Мяу!  А я - на печке! (Раздражённо шепчет Владимиру).  Прекращайте этот цирк!
ДЕД.  В нашем теремочке всем дружно жить надо!
МАШЕНЬКА (подпрыгнув).   Не надо!! (Отвечая на удивлённые взгляды актёров). Не надо... трогать.  Меня кто-то за ногу... схватил.
ДЕД (посмотрев вниз).  А-а, это... это в гости к Жучке другая собака прибежала! (Громко, под грядку).  Мы этого кобеля очень сильно накажем!!
МАШЕНЬКА (томно).  А и ничего...(Вздох).  Не надо  наказывать... кобелька...(Вздох).  Опять... потёрся... И ещё… (Вздох).
ДЕД  (кричит вниз). А ну, кыш!! Убери рот... То есть, пасть от ноги Машеньки! Фу! Я сказал: "Фу!!"  Больно, внучка?
МАШЕНЬКА (томно).  Я  потерплю... Пусть... трётся...
ДЕД.  Нет, мы его прогоним! Собакам здесь не место!  Пошел в будку!!   Вот, наконец-то, уполз...
БАБКА. Ой, а про мою курочку Рябу забыли!
ДЕД. Мы её в курятничке поселим!  Места в доме хватит всем!

                Весёлая   музыка



                ЗА  ДЕКОРАЦИЕЙ

               Из-за теремка  прибегает Владимир

ВЛАДИМИР  (снимая  тантамареску).  Кузя!!  Кобель!! Ну,  сколько можно, а?!
КУЗЯ.  Чего ты орёшь? Спектакль же идёт!
ЭДУАРД. Мы килечку в томате открыли, как в общаге когда-то. Только водка кончилась.
КУЗЯ.  Я сползаю!
ВЛАДИМИР (Кузе). А ты вообще, между прочим, обещал завязать!
КУЗЯ. Я развязался! Что в Америке скажут, если в день встречи друзей не пить?               
ЭДУАРД.   "Раша"  протрезвела!
КУЗЯ. Нет! Скажут: "Раша" - деградировала!"
ЛЕНЯ.  Давайте вместе сходим, пока Вовка  играет.
ВЛАДИМИР.  А если  охрана привяжется?  Нет  уж, скандала не хочется... Владик!
ВЛАДИК.  Чего?
ВЛАДИМИР. Я тебя прикрою, а ты слетай за водкой!
ВЛ АДИК (флегматично).  Деньги давайте!
ЭДУАРД (вручает  купюру).  И конфеток там, шоколадку.
КУЗЯ. А мне покажешь, где мужская комната.
ВЛАДИК.  О, кэй!
ВЛАДИМИР. Кузя, не попадись!
КУЗЯ. Обижаешь, начальник!

                Кузя и Владик уползают
 
ЭДУАРД (Владимиру).  Слушай, я там в фойе фотографии ваши смотрел. А сегодня играет Валя Зеленцова?
ВЛАДИМИР.  Да:  "Жучку" и "Лису".
ЭДУАРД.  Это хорошо.
ВЛАДИМИР. Приглянулась, что ли?  Предупреждаю: характер у неё сложный.
ЭДУАРД.  Ладно, шутки в сторону. Когда  на кладбище поедем  Серёгу помянуть?
ВЛАДИМИР.  Можно сразу после спектакля.
ЭДУАРД. Эх, Серега, Серега...Случайная драка с алкашами - и всё: нет человека.
ГОЛОС  МАШЕНЬКИ. Дедушка! Иди к нам!
ВЛАДИМИР (надевая тантамареску). Так,  ребята... Дедушке пора разбивать яйцо!
ЭДУАРД.  Кому?
ЛЕНЯ.  За что?
ВЛАДИМИР.   Дураки!  Курочка Ряба снесла.   
ЛЁНЯ.  «Мышка бежала, хвостиком вильнула...»
ЭДУАРД.  А до её прихода, помнится, старики тщетно дубасили яйцо об стол!
ВЛАДИМИР.  Так интересно же!   Вдруг там какой-нибудь секретик?  Старый, что малый!
ЭДУАРД.   Дурь какая-то... «Яйца - чистый изумруд!»
ВЛАДИМИР.  «Ядра - чистый изумруд»!  Не позорь русскую классику, иностранец!
ЛЕНЯ (примирительно). Да, ладно вам... Что, в Америке другие сказки, что ли?
ВЛАДИМИР.  Конечно, другие: там бы курица засудила стариков за жестокое обращение с яйцом!   
ГОЛОС КОНДАКОВА.  Владимир Петрович, а что это за посторонние на сцене, а?!
ВЛАДИМИР.  О-о, приплыли...
ЭДУАРД.  Это кто?
ВЛАДИМИР. Это наш пахан!  Заслуженный артист. Злой, значит, не допил или с бодуна. Будет денег просить в долг - не давайте.
ЭДУАРД.  Почему?
ВЛАДИМИР.  Не отдаёт: утром ничего не помнит.
ГОЛОС КОНДАКОВА.  Господин Станиславский, освободите театр от посторонних!  И это не просьба, это приказ!
ЭДУАРД.   Чего он тебя так обзывает?
ВЛАДИМИР.   Ревнует, вот и "пышет ненавистью"!  Это же мой спектакль играем!
ЭДУАРД.  Афишу читали! Поздравляю! Растешь!
ВЛАДИМИР.  Как наш главный в Израиль укатил,  режиссировать стал пахан, а вот теперь и мне доверили!
ГОЛОС КОНДАКОВА.  Вы слышите, господин Мейерхольд? Я к вам обращаюсь!
ВЛАДИМИР.  Всё, теперь достанет!
ЭДУАРД.  Сейчас бутылку принесут, мы заслуженному нальём, он и подобреет!  Водки, что ли, жалко? (В кулису).  Товарищ артист, идите к нашему шалашу!
ВЛАДИМИР.  Василич, пригнись!!

               Наклонившись, к теремку подходит пожилой актёр

КОНДАКОВ. К какому ещё шалашу вы меня звали?!  Это сцена, а не проходное место отдыха!
ГОЛОСА АКТЁРОВ ИЗ-ЗА ТЕРЕМКА.  Дедушка! Курочка Ряба яйцо снесла!
КОНДАКОВ.  Куда это вы, господин Немирович?
ВЛАДИМИР. Мой выход: деда зовут!
КОНДАКОВ. Вы оставляете меня с чужими людьми, а мне это надо–рисковать жизнью?!
ВЛАДИМИР.  Это мои друзья, они мухи не обидят!
КОНДАКОВ.  На лбу у них про муху ничего не написано! А может, это террористы? Вы телевизор хоть иногда смотрите, Владимир Петрович? Они уже среди нас, а вы постоянно теряете бдительность!
ВЛАДИМИР (взорвавшись).  Ну, обыщи их! Скорей всего, бомбы  в трусах – из них торчат запалы!
МАШЕНЬКА (выглянув из-за теремка). Володя, Ряба  уже снесла яйцо! Зовём тебя, зовём!
КОНДАКОВ.  Работайте, Галина Николаевна! Вы что, не видите:  тут мужской разговор! 

                Галя вздыхает и скрывается за теремком

ВЛАДИМИР.   Всё,  ребята, пора бить яйцо! (Надевает тантамареску).
ЭДУАРД.  Поломай традицию! Грохни его, как дзюдоист. Очень современно.
ВЛАДИМИР (уходя за теремок). Свежая мысль. 
КОНДАКОВ.  У нас театр, а не бойцовский клуб!  (Пауза).  Контролер мне доложила, что на сцену прошли  посторонние! 
ЭДУАРД. Мы  пришли по билетам. Вот, смотрите!
КОНДАКОВ. Значит, вы должны сидеть в зале, а не здесь!
ЛЕНЯ. Мы только хотели поздороваться с Володей!  К нам друг приехал из-за границы!
КОНДАКОВ. Поздоровались  и - ауфидерзейн со сцены!
ЭДУАРД.  Я из Америки.
КОНДАКОВ. Тогда – чемодан, вокзал, Америка! Гуд бай! Время пошло!
ЭДУАРД.  Вы зря нас подозреваете: мы - не террористы! Это -  Леонид, преподаёт в университете математику, ещё с нами есть Дмитрий Кузьмин, журналист.  А вы?
КОНДАКОВ (отвернувшись, сухо).   Кондаков...
ЭДУАРД.  Очень приятно познакомиться!   Эдуард! (Протягивает руку. Пауза).   Сейчас водку принесут, выпьете с нами?
КОНДАКОВ (вяло пожав руку, сухо).  Алексей Васильевич... Заслуженный артист России.
ЭДУАРД. О! Заслуженный артист?  ЗдОрово!
        «Актёр изображает жизнь и смерть,
        Натягивает бороду, парик.

     Появляются Кузя и Владик. Владик передает  Эдуарду бутылку

         Попробуйте однажды умереть! –
         Знакомый лжец открыто говорит.
         Он вечно продолжает свой рассказ,
         Вы – вечно норовите улизнуть…»
               
     Из-за теремка слышно: "Баба плачет", "Внучка плачет", "Жучка плачет"
               
ВЛАДИМИР ("рыдая", выходит из-за декорации). И дед плачет!
КОНДАКОВ.  Хватит паясничать, Владимир Петрович!
ВЛАДИМИР.  Василич, так в сказке.  (Эдуарду). Я поломал традицию!
КОНДАКОВ (раздражённо).  То, что вы сегодня дров наломали, господин Данченко, это всему театру уже ясно! А ваш товарищ не наливает, а  зачем-то читает заумные стихи!
ЭДУАРД.  Это Бродский! Обожаю его!
КОНДАКОВ.  А наливать?!
ЭДУАРД.  Всё ещё будет,  Алексей Васильевич, всё будет! (Владимиру). Значит, яйцо  вдребезги?
ВЛАДИМИР.  Да!  Дети смеялись.
КОНДАКОВ. Не надо играть пьяным - и реквизит будет целым!
ЭДУАРД.   Золотые слова, Алексей Васильевич!
ВЛАДИМИР.  Я вижу: вы подружились! Это радует!
ЭДУАРД.   Хорошо у вас в теремочке: уютно, тепло!
КОНДАКОВ.  Даже жарко, я бы сказал, потому что у некоторых колосники горят! 
ЭДУАРД.  Нет, начнём с дедушки, он заслужил: с петухами возится, яйца разбивает! «Работа адовая будет сделана и делается уже»! 
КОНДАКОВ.  Хватит нас поить Бродским!
ЭДУАРД.  Это Маяковский. (Владимиру).  Получите соточку!
ВЛАДИМИР.  А у нас что, только один стаканчик?
КОНДАКОВ (страдая). Один, один! В России всегда только  одна посуда на всех!  Скорее!!
ВЛАДИМИР.  Ну, подождите... А за что пьём?
КОНДАКОВ.  Да не можем мы ждать, Владимир Петрович!  Вы понимаете эту сверхзадачу?!  Мейерхольд, бля...
ВЛАДИМИР. Ну, тогда за Мейерхольда! (Выпивает).
ЭДУАРД (медленно наливает). Теперь...
КОНДАКОВ (страдая, раздраженно).  А можно побыстрее!
ЭДУАРД. Извините, Алексей Васильевич, у нас традиция: сначала пьют все друзья! (Передает стаканчик  Лене).
КОНДАКОВ (страдая).  Не надо единственную тару  задерживать!!
ЛЁНЯ.  Да-да, сейчас... В теремке сказок я ещё  не пил. (Выпивает).
ЭДУАРД (наливая Кузе).  Тост будет?
КОНДАКОВ.   Какие тосты?!  Идёт спектакль!!
КУЗЯ.  "Чтоб дети  грома не боялись..."
КОНДАКОВ. Да, знаем, знаем!
КУЗЯ.   "...до старости стоял!"  (Выпивает).
ЭДУАРД.  Теперь нальём гонцу! (Протягивает стаканчик Владику).
КОНДАКОВ (задохнувшись от возмущения). Владику?! Раньше, чем заслуженному артисту России?!
ЭДУАРД. Он в магазин бегал!
КОНДАКОВ. Он должен бегать на спектакле, и к тому же он ещё слишком молод пить со старшими!
ВЛАДИМИР (Владику, многозначительно). Владик...
ВЛАДИК (возвращая стаканчик Эдуарду, флегматично). Ладно, я потом замахну... Пойду отработаю с бабочками.
КУЗЯ.  Прямо так сразу? Ну, ты сексгигант, а по фактуре не скажешь!
ВЛАДИК.  Да нет, с другими бабочками...(Достаёт  бутафорские  «бабочки» на длинных тростях). Скоро эпизод  будет такой: Машенька цветы  собирает, а вокруг бабочки порхают! Хотите попробовать?
КУЗЯ.  Хочу! С такими бабочками я ещё не пробовал! Пошли порхать!

        Кузя и Владик уползают. Из-за теремка выбегает Галя

ГАЛЯ. Ой! Вы тут совсем разгулялись! С ума сошли!
ВЛАДИМИР. Да мы  чуть-чуть...
ЭДУАРД (галантно).  Выпьете?
ВЛАДИМИР. Эдик!
ГАЛЯ.  Ой,  ну вы совсем обалдели: пить прямо во время спектакля!  Ну, если только немножко!
КОНДАКОВ (страдая).  Зачем вы ей без очереди дали стакан? Машенька должна  гулять, а не пить! Вы русский язык понимаете?  Ду ю спик инглиш?
ЭДУАРД.  О, йес ай ду!
ГАЛЯ (кокетливо).   Значит, вы и есть тот друг, которого Володя из Америки ждал?
ЭДУАРД. Йес!
КОНДАКОВ. Йес, йес, обэхээс! А поскорее нельзя, Галина Николаевна?
ГАЛЯ.  Чего ты меня торопишь, Лёша?  Могу я  с настоящим американцем пообщаться?
ЭДУАРД.  Я ещё не настоящий, я - эмигрант в первом поколении!
ГАЛЯ.  А я – чистокровная сибирячка! Маме уже под восемьдесят, а она говорит:  «Я ещё, дочка, не нажилась! Я ещё, говорит, замуж выйду»!  Представляете?!
ЛЁНЯ. Сибирь – дело тонкое!
КОНДАКОВ (страдая).  В Сибирь вас надо обратно, Галина Николаевна! Ну, что вы тянете?  Вам же на гулянку пора! Нашла время воспоминания рассказывать...
ГАЛЯ (Эдуарду).  С приездом вас и чтобы всё было хорошо! (Выпивает).  Если хотите поиграть с нами, то можете  побегать с «ёлочками»! У нас их много!

               Галя берет корзинку и убегает за теремок

ЭДУАРД (вслед Гале).  С удовольствием!

    Музыка. "Машенька" - за теремком.  Сбоку, за кулисой, Владик с Кузей  «порхают бабочками»

КОНДАКОВ.  Ну, сколько можно ждать, а?!  Соблюдайте свой хвалёный западный порядок!
ЭДУАРД. О, кэй, сoблюдаю! Вот теперь очередь дошла и до вас, Алексей Васильевич! 
КОНДАКОВ (ворчливо).  Наконец-то...
ЭДУАРД. За чистое небо для бабочек! 

  Кондаков залпом выпивает и замирает, сильно сморщившись. Водка ему явно «не пошла».  Приползают Кузя и Владик

КУЗЯ.  Отпад, ребята! Мои бабочки крутили фигуры высшего пилотажа! (Заметив состояние Кондакова).  А что это вы сделали с Алексеем  Васильевичем?
ВЛАДИК. Да, перекосило... Жесть!
ЭДУАРД.  Алексей Васильевич переживает из-за санкций.
ВЛАДИК. Не-е, он переживает только за футбол.
КОНДАКОВ (шумно выдохнув).  Фф-у-у!  Упала... Я вас всех уволю! Тебя в первую очередь, Владик! Шутить они будут! Я – заслуженный артист, между прочим!
ВЛАДИМИР. А может, уже и народный: документы на звание два года в министерстве!
ЭДУАРД.  Да ну? За это надо выпить, Алексей Васильевич!
КОНДАКОВ (ворчливо).  Дадут они, как же... Обещанного три года ждут!

                От кулисы ползет  Валя

ВАЛЯ (строго).  Владик, где кукла?!
ВЛАДИК. Какая?
ВАЛЯ.  Кукла лисы, её нет на месте!
КОНДАКОВ.  Владик, работать надо, а не языком молоть!!
ВЛАДИК (флегматично). А-а... Я её перелОжил в ящик...
ВЛАДИМИР. Владик, ну, ты что, в самом деле?  В какой ящик?!
ВЛАДИК. Щас посмотрю.
ВЛАДИМИР.  Извини,  Валя...

            Владик и Владимир  уползают под «грядкой»

КОНДАКОВ.  "ПерелОжил"!  Ну, придурок!!
ЭДУАРД.  Так это вы - Валя?
ВАЛЯ  (сердито).    Я - Валя! А что?
ЭДУАРД.  Дело у меня к вам.
ВАЛЯ.  Какое  дело?
ЭДУАРД.  Личное.  Выпьете?
ВАЛЯ.  Нет! Я на работе не пью!
ЭДУАРД.  Вот, лисья норма!
КОНДАКОВ. Не надо спаивать лису! Ей ещё жить и жить в этом спектакле, а сейчас, между прочим, моя очередь!
ЭДУАРД. Дамам, включая лис, наливаем без очереди!
КОНДАКОВ.  Вам же русским языком сказали, что у нас на работе не пьют! У нас - не Бродвэй!!
ЭДУАРД.  Да, вот бы на Бродвейской сцене  так душевно посидеть!
КОНДАКОВ.  Дурдом, бля... (Раздражённо отвернулся).
ВАЛЯ.  Какое у вас ко мне дело?
ЭДУАРД (шутливо, изображая кавалера).  Я же говорил: очень личное, можно сказать, интимное...
ВАЛЯ (не уловив шутки, серьезно).  «Интим не предлагать»! Слыхали? Вы, наверное,  у себя  в Америке - мачо?  Заслуженный Дон Хуан?
КОНДАКОВ (был в своих мыслях, встрепенулся). Что, «заслуженный»? Что, «заслуженный»?! Хватит про меня сплетничать, Валентина Васильевна! Вы это умеете!
ВАЛЯ.  Да я не про  тебя, а про Хуана! Я же говорю совсем о другом!
КОНДАКОВ.  Других заслуженных в театре  нет! Я – один!!  Какого Хуана вам ещё надо?!  Или вы специально об этом не помните, Валентина Васильевна?!
ВАЛЯ (вспылив). Я помню, Алексей Васильевич, что вас вообще не должно быть на сцене! И других посторонних тоже! Алкоголики!
КОНДАКОВ. Что?!  Да я вам...
ЭДУАРД.  Алексей Васильевич! Спокойно!
ВАЛЯ. Это же так просто: не пить... Ну, где моя кукла?

                Валя  уползает

КУЗЯ. Нет, не пить - это не просто...Если человек живет в России и не пьёт, это очень подозрительно. (Кондакову). Как вы считаете?
КОНДАКОВ. Если человек не пьёт, значит, он - закоренелый еврей!
ЭДУАРД (разыгрывая удивление). А что, евреи не пьют?!
КОНДАКОВ. Не пьют! У них отсутствует алкогольный спецген, чтобы в печени расщеплять спиртное! Выпьют много - и сразу коньки отбросят, поэтому, если в Израиле свадьба, то на двести гостей ставят на стол две бутылки алкоголя, и они всегда остаются не тронутыми! Только пробки открыты!
ЭДУАРД. Вы были на еврейской свадьбе? Алексей Васильевич, вы что, человек еврейской национальности?
КОНДАКОВ (гневно). Я это в газете читал!! Скажет тоже: Кондаков - еврей!!  Я - заслуженный артист России!! Это - моя национальность!! А вот кто вы такие, ещё надо проверить?!
ЛЕНЯ (спокойно).  Я - еврей.
КОНДАКОВ (смешавшись). Еврей? (Пауза). А как же вы тогда пьёте? Без нашего  гена...в печени? Можно ведь и концы отдать.
ЛЕНЯ. А я обрусевший. Настолько обрусевший, что даже не обрезанный.
КОНДАКОВ (после пазы). И правильно... Зачем добровольно размер уменьшать?
КУЗЯ. Эдик, налей Алексею Васильевичу!
ЭДУАРД. Наливаю! Дадим работу вашим неутомимым спецгенам.
ЛЕНЯ.   Я и крещёный, кстати.
КОНДАКОВ. А-а, ну тогда вам можно пить. Не помрёте.
ЛЕНЯ. Как знать... Этот вопрос надо перекурить.
КОНДАКОВ. Вы не угостите сигареткой?
ЛЕНЯ. Конечно.
КОНДАКОВ. Ползите за мной!   

 Леня и Кондаков уползают. С другой стороны  появляются Владимир и Валя с куклой лисы

ВЛАДИМИР. А чего так тихо?!  Кто на грядке?!
ВАЛЯ (с вызовом).  А никто!!  Кот и Жучка отыграли,  а куклы  лисы нет!!  А вы же  тут гуляете  и на спектакль вам наплевать!!
ВЛАДИМИР. Какая пауза!  (Громко, голосом деда). Ох, и славно мы чай в теремке пьём:  с кренделька-ами, с бара-анками!

                Валя с куклой  уходит за теремок

КУЗЯ.  Ну, ты классно выкрутился!   «Мы в теремке пьём»!   Пей!
ВЛАДИМИР.  Потом. Сейчас лиса придёт за петушком.
КУЗЯ.  И что?
ВЛАДИМИР.  Схватит за  гребешок и унесёт!
КУЗЯ.  Свой гребешок мужик  должен беречь!
ГОЛОС  ЛИСЫ.  "Петя - петушок,  золотой гребешок, выгляни в окошко, дам тебе горошку"!
КУЗЯ.  Кстати, горошек на закусь - хорошо! А Чипполино  придет?
ВЛАДИМИР.  Кузя, тихо! (В образе).  Ку-ка-ре-ку-у!    
ГОЛОС ЛИСЫ. "Бежали ребята, рассыпали пшеницу, курицы клюют, петухам не дают"!
ВЛАДИМИР.  Ко-ко-ко! Как не дают?! (Снимает петушка с крыши). 
КУЗЯ.  Ну, и лох  твой пернатый!  Сейчас он превратится в окорочок!
ВЛАДИМИР.  Ку-ка-ре-ку-у! 
ЭДУАРД. Кошмар! Это ж до пенсии так кукарекать! 
ВЛАДИМИР (после паузы).  "Каждому - своё", как говорится!

    Владимир выпивает,  надевает тантамареску и поднимает петушка к окошку

   Ку-ка-ре-ку! 
ЛИСА (схватив петуха). Ну, вот, ты и попался, петушок! 
ДЕД (выбежав).  Ой, беда!  На помощь!  Котик, спаси петушка! 

  Музыка. Владимир увозит теремок за кулису. "Лиса" убегает. С куклой кота появляется Валера. Актеры пробегают с "деревьями" перед "котиком", потом под грядкой возвращаются и снова пробегают. Иллюзия, что котик бежит за лисой. Взяв по "дереву" к ним присоединяются Кузя и Эдуард. 

ЭДУАРД.  Кузя, а ведь дети у тебя совсем большие! Приезжали?
КУЗЯ.  Нет.  Теперь заграница - их дом родной, а я им не нужен!       
ЭДУАРД.   А про Таньку что  слышно?
КУЗЯ.  По слухам, живет с приезжим из России. Бывший мент! Не то, что я. Хмельной солдат, метящий в журналистские Наполеоны, так и остался хмельным солдатом...
ЭДУАРД.  Да, бабы не любят алкоголиков!

   Кузя с "деревом" застывает.  Музыка заканчивается. Эдуард садится на лавочку и отбрасывает бутафорское "дерево"

   Уф-ф, набегались! Садись,  дерево с ушами!
КУЗЯ (присев на лавку, с обидой, в пол). Эдик, знаешь... Давай не будем...  Хорошо, я - алкаш, но и Танька - не ангел: когда с Урала вернулись, я почувствовал, что у неё кто-то появился... Кстати, она на первом курсе по тебе вздыхала! Тогда про вас всякое говорили...

           Эдуард забирает у Кузи "дерево" и кладет его в сторону

ЭДУАРД.  Ну, вздыхала по мне зеленая первокурсница  и что? И по тебе, и по Леньке с Вовкой поклонницы вздыхали! Мы же все были «звездами» студенческого театра! А Татьяна, уж извини, не в моем вкусе!  Мы с ней – друзья юности, и ничего больше!
КУЗЯ.  Ладно...  У тебя-то как?
ЭДУАРД. Работаю в компании.
КУЗЯ. "Офисный планктон?"
ЭДУАРД. Дочка там родилась, сын учится. Пускаю  корни. А ты нашел кого?
КУЗЯ.  Ну, уж нет, никого мне больше не надо! Хватает бабочек на час: возьмёшь бутылочку и - буря страстей! Я в редакции практически всех осчастливил, даже  уборщиц!
ЭДУАРД.  Давай заедем к тебе?
КУЗЯ (испуганно).  Зачем?
ЭДУАРД.  Интересно посмотреть на твоих пассий!
КУЗЯ.   Нет, нет, это исключено!  Во-первых, я пьяным на работе не показываюсь, а во-вторых... Чего я хотел сказать - "во-вторых"? Забыл... Как говорила одна медсестра, очень мне симпатичная:  «С возрастом у людей появляются склеротические бляшки»! 
ЭДУАРД.  Да это не от возраста, это от водки.
КУЗЯ.   Представляешь? Бляш-ки  в  баш-ке! Ужас!
ЭДУАРД.   Ничего, ничего,  ты ещё перевяжешь нити судьбы по-своему,  главное - рук не опускай, а не то ляжешь на дно!
КУЗЯ.  «И тут снизу постучали...»  (Пауза).
ЭДУАРД.  Так и не смог Юльку забыть?
КУЗЯ.   Вот это мне и Татьяна кричала: "Ты не меня, а её до сих пор любишь!"  Она же думала, что после свадьбы всё стерпится-слюбится. Да и я так думал...Уехал спецкором за Урал, подальше от прошлой жизни. И там забухал.  Двойственность существования - она ведь, знаешь, душу разъедает...Когда вернулись, семейная лодка была уже изрядно потрёпана. 
ЭДУАРД. Все переживают кризис.    
КУЗЯ. ...Сердце любящей женщины – это... как  теремок! Надежный и теплый! А за его стенами – холодно, и никто тебя не любит... Живи в этом теремке  и радуйся, а главное,  береги его, а то и  не заметишь, как придет тихий гость, выманит тебя из теремка, как эта  лисичка петушка, и вместо тебя в нём поселится... Но понимаем мы это слишком поздно, поэтому живут на земле тысячи  мужиков, которые и не подозревают, что они - бомжи! Нет их в теремках: выгнали!
ЭДУАРД.  А ты вырос до философа!
КУЗЯ. Все мы растём, если пострадаем...(Пауза). Тебе всё это должно быть знакомо.
ЭДУАРД. Я тоже бомж?
КУЗЯ.  Нет, ты - лисичка!
ЭДУАРД.  Интересно! Каких же это петушков я выманил из теремков?   
КУЗЯ. Юля всегда  молчит,  когда говорят о тебе.  Ни слова,  глаза - в пол! Интересно, почему? 
ЭДУАРД.  Так ты меня что, к Юльке ревнуешь?! А кто ты такой?! Это Вовка её муж!  Забыл?! А если сохнешь по ней до сих пор, ну, и сохни, а меня не впутывай!!
КУЗЯ. Ты ж по юности к ней клеился, а она  Вовку  любила!  Тебя это так бесило! Завидовал!
ЭДУАРД. Допился до белой горячки!
КУЗЯ.  Может, у меня и горячка, но почему  глаза - в пол?
ЭДУАРД.  Меньше пей, следователь!
КУЗЯ. А вот этого не дождётесь! О! Блохастый возвращается!

  Музыка. На грядке  лиса пытается догнать котика и петушка. Владимир  вывозит из кулисы теремок, быстро надевает тантамареску, выбегает с поварешкой в руке к "грядке"  и гоняется за лисой

ДЕД. Попалась! Ну, погоди, рыжая!!

  "Дед",  пытаясь ударить  лису, «промахивается»  и падает.  Кузя и Эдуард  начинают его поднимать,  но "дедушка"  заталкивает  их под "грядку"

ДЕД.  Угощу я тебя поварешкой, лиса!!

             "Дед" гоняется за лисой.  Весёлая кутерьма

КУЗЯ. Видал, как Вовка лисичку замочил?
ЭДУАРД. Без намёков, пожалуйста!
КУЗЯ.  Конечно, конечно!
ЭДУАРД. Я, значит, лисичка? А ты кто?! "Женское сердце-теремок"! Ну, и где ты?!
КУЗЯ. Согласен: я свой теремок не сберёг! Виноват перед Татьяной.
ЭДУАРД.  А Юлька злилась на меня из-за наших пьянок! Кричала на меня: "Не спаивай мужа!" А ты чушь понёс! Тьфу!
КУЗЯ. Ну, может, действительно из-за пьянок...Тогда извини...
   
                Из-за теремка выходит Владимир

ВЛАДИМИР.  Вы зачем  полезли  меня поднимать?! 
КУЗЯ.  Мы думали: ты захмелел, помочь хотели!
ВЛАДИМР.  Это юмор такой, чтобы  дети засмеялись!
КУЗЯ.  Ничего себе юмор! Эдик, режиссеру - не наливать!   
ЭДУАРД.  "Угощу  поварешкой! Кукареку-у-у"!  Господи, какой ерундой ты занимаешься!   
КУЗЯ.  Вовка, да не слушай его! Мы, правда, за тебя испугались! Ты так натурально крякнулся и ногами дрыгал! Гениально!
ВЛАДИМИР.  Не надо хохмить!  Это же мой первый спектакль здесь и для меня это - не ерунда!
КУЗЯ.   Прости засранцев!   Мы больше не будем! (Пауза).  Ну, ладно, не обижайся: Эдик ляпнул, не подумав!  Эдик!
ЭДУАРД (ползущему мимо Владику).  Владик, а где заслуженный артист? Что-то я без него заскучал.
ВЛАДИК. Алексей Васильевич меня опять увольнял,  уже полный пипец наступал, но  ваш Леня снова увёл его в курилку. 
ЭДУАРД. Спас  тебя  от  безработицы, значит...(Пауза).  Кузя, а чего Ленька такой серьезный? 
КУЗЯ. Он из Москвы такой смурной вернулся. В церковь стал ходить...(Пауза)  Эдик!
ЭДУАРД. О, Леня! Лёгок на помине!
ЛЕНЯ  (выползая из-за кулисы).  Дайте выпить!
ЭДУАРД. Сию минуту!  (Наливает).
ЛЕНЯ  (видя  напряженную обстановку). Что тут без меня было?
КУЗЯ.  Котик спас петушка, а трусливая Жучка осталась в засаде.
ЛЕНЯ. Да я не в этом смысле! Чего насупились?
КУЗЯ.  Всё  хорошо! Эдик, а Лёньке можно в американскую  НАСА устроиться? (Лене). Ты же космосом занимался?
ЭДУАРД.  Не надо было возвращаться из Москвы!
ЛЕНЯ.  Мой шеф умер, а новый начальник тему закрыл... Я в этом увидел расплату за  грехи  и уехал.
КУЗЯ.  Да какие у тебя грехи? Ты из нас - самый  умный и добрый!
ЛЕНЯ.  Этого  мало для жизни, как оказалось.
ЭДУАРД.  Нда-а...(Пауза).  Вовка... Не обижайся  на "ерунду", вырвалось. Понимаешь, я хотел сказать...
ВЛАДИМИР.  Всё нормально! Проехали!
ЭДУАРД (после паузы).  Кузя, а ты напиши статью для центральной газеты: мол, есть такой гениальный учёный - Леонид Зыкин, который прозябает в провинциальном университете!
КУЗЯ (вяло).  А что, может, и напишу. Идея интересная... Пойду её в курилке обмозгую. (Уползает).
ЭДУАРД. Обмозгуй... А в какой газете Кузя работает?
ЛЕНЯ. Ни в какой. Как они с Танькой разбежались, он ни разу в завязке не был. Отовсюду его попёрли. Грузчик он в магазине, но при встрече говорит, что по-прежнему журналист. Нас избегать стал...
ВЛАДИМИР. Да он же всегда прятался, когда жизнь не ладилась. Обычно всё наоборот. Где вы нашли его сегодня?
ЛЕНЯ, Около "Рюмочной", где он дежурит в ожидании знакомых.
ЭДУАРД. Ну, Кузя даёт...
ЛЕНЯ (после паузы).  Вовка, а Юля уже приходила на этот спектакль?   
ВЛАДИМИР.  Нет. Ей всё равно. Видать, "прошла любовь, увяли розы".
ЛЕНЯ.  Не выдумывай: ничего она у вас не прошла! Просто ссоритесь почему-то...
ВЛАДИМИР (после паузы).  Да ведь это уже давно тянется... Иногда мне кажется, ребята, что она  как-то узнала  про ту мою чёрную историю!
ЛЕНЯ. Только не от нас! Мы же поклялись молчать про школьницу!
ВЛАДИМИР. Школьница?!  Кобыла здоровая и потрёпанная... В  шестнадцать лет!!
ЭДУАРД.  Да мы же знаем.
ВЛАДИМИР (не слушая, переживая всё заново).  И уже грамотная такая! В заявлении написала: "Увязался за мной в парке и зверски потащил в кусты!" Зверски! Сама привязалась, а я... пьян был, ну, и... "поплыл", как дурак.  Очухался среди ментов! Школьница - расцарапанная, одежда порвана... А я ничего не помню! Серега, как химик,  был уверен, что она мне что-то подсыпала... А главный всё орал: "Педофил! Я тебе устрою на зоне страшную жизнь"! Потом руку полотенцем обмотал  и... Чуть почки не отбил, гад... Здоровый такой, как дядя Степа-милиционер! 
ЛЕНЯ. Пережил ты, конечно, много, но тут, уж извини, сам виноват!
ВЛАДИМИР. Мой грех!  Бес  попутал...
ЛЕНЯ. А Кузя как-то сказал, что в этой истории надо бы ещё покопаться.
ЭДУАРД. Да? (Пауза).  Так что, Юлия?
ВЛАДИМИР. Если она действительно всё узнала, то могла мне отомстить.
ЛЕНЯ. Запел свою песню, Отелло!
ВЛАДИМИР. Ну, а как иначе объяснить её перемену? Когда дом превращается в царство Снежной Королевы, а её взгляд - мимо тебя!
ЛЕНЯ. Это - ревнивый бред! Ты всегда этим славился!
ВЛАДИМИР. Я не смог сделать счастливым даже одного человека. Может, ей надо было за другого выйти? За Кузю.
ЛЕНЯ. Юля тебя любила!!
ЭДУАРД.  А Кузя всё равно бы пил: с нею или без неё!  "Зарекалась свинья помои не жрать...". Зато ты у нас уже дедушка, внучку нянчишь!
ВЛАДИМИР.  Да-а, если бы не откупились тогда, дедушка до сих пор бы баланду на зоне хлебал! Если бы не ты, Эдик!
ЭДУАРД.  Да, подумаешь. Пустяки!
ВЛАДИМИР.  Ничего себе: пустяки! Ты же в Америку без денег, пустым уехал! С семьёй!  Нет, Эдик, ты - настоящий друг! Спас меня! Я тебе очень благодарен!
ЭДУАРД.  Володя, ну, перестань...
ЛЕНЯ.  Не скромничай: ты поступил благородно!
ВЛАДИМИР.  А деньги я, наконец, собрал и весь долг отдам! Весь сразу, как ты и просил!
ЭДУАРД.  Ну... Я так просил, чтобы  повод был к вам приехать.
ЛЕНЯ.  Вовка постоянно  везде халтурил, даже на телевидении!
ЭДУАРД. О! Это круто!

                Приползает  Кузя
 
ВЛАДИМИР. Продюсер   позвал. Он оказался случайным свидетелем  убийства Сереги. Мы с ним перед дверью следователя  и познакомились. 
ЭДУАРД.  Телевидение - это дело! С продюсером надо будет выпить!
ВЛАДИМИР.  Он не пьёт!
ЭДУАРД.  Больной?
ВЛАДИМИР.  Нет, он армянин.
ЛЁНЯ.  Армяне пьют! У меня начальником был Григорян. Мы с ним частенько на звёзды смотрели: на этикетках!
КУЗЯ.  Ах, вот почему наши спутники после запуска частенько падали в океан: вместо расчетов Леня  пьянствовал с шефом! 
ЛЁНЯ.  Это трезвые спутники падали, а наши - работали!
КУЗЯ  (Владимиру).  А почему же не пьёт?
ЭДУАРД.  Пушкина читал?  "Там юную деву терзал армянин"!  Тут либо пить, либо терзать. Ты терзаешь?
КУЗЯ (неуверенно).  Бывает...
ЭДУАРД.  А они в этом крутые!
ВЛАДИМИР.  Мне на грядку пора: кукол терзать.
ЛЕНЯ. А я потерзаю сигаретку.

               Леня уползает.  Владимир уходит за теремок

ЭДУАРД.  Кузя, а почему ты думаешь, что в Вовкиной истории со школьницей надо ещё покопаться?  Чего тебе мерещится, Шерлок Холмс?
КУЗЯ.  Да есть одна странность... Когда с Вовкой всё случилось, он позвонил, и я в полицию прибежал. Там здоровый мужик ультиматум Вовке поставил: или деньги, или тюрьма!
ЭДУАРД.  Это я знаю.  И что?
КУЗЯ. А то, что бугай полицейский – одноклассник моей Таньки! Ну, не странно ли?  А узнал я это позже, просто случайно:  открываю выпускной альбом моей благоверной, а там он, здоровяк этот! Я Серёге позвонил. Сказал, что надо бы найти ту юную «жертву нападения» и расспросить её.  Может, это была подстава? 
ЭДУАРД. Одноклассник?  Совпадение.  Редкое, конечно...Но, я думаю, что Танька на подлянки неспособна.
КУЗЯ.  Вот и Серёга так ответил. Не парься, дескать, это - домыслы...
ЭДУАРД (после паузы). Водки мало осталось! Владик, сбегаешь? Бери на все, чтобы больше не бегать.
ВЛАДИК (берет купюры). Сейчас не могу. Мне надо тесто на голову надеть.   
КУЗЯ.   А без головного убора нельзя обойтись? На улице тепло!
ВЛАДИК.  Да нет... Медведю надо тесто на голову надеть, когда он к Машеньке придет.(Берёт «тесто» из белого поролона).  Вот  оно...
КУЗЯ. Прикольно! Научи! Я хочу медведю на уши тесто напялить!
ВЛАДИК.  Ну, напяльте...
КУЗЯ. В редакции расскажу, как я ходил на медведя с тестом в руках!

 Владик и Кузя уползают к боковой кулисе. "Машенька" выходит на грядку с кадушкой
 
МАШЕНЬКА.  Бабушка тесто замесила, теперь пусть оно здесь постоит, подышит!

              Убегает.  Выходит  Валера с куклой медведя

МЕДВЕДЬ.  Ну, вот, пришел в гости, а никого нет... (Увидев кадушку).  О! Кадушка! Может быть, в ней  мёд? 

  Медведь заглядывает в кадушку.  Нетрезвый  Кузя  из-за ширмы  с третьей   попытки  надевает  Мишке  на голову  «тесто»  и садится  под  «грядку»

МЕДВЕДЬ (с "тестом" на голове). Ой!  Мне кто-то в голову вцепился!   Караул!!   

     Пометавшись по  грядке,   медведь сталкивается с вышедшей  Машенькой

МАШЕНЬКА.  Ой!!   Медведь!!

    В испуге   разбегаются в разные стороны,  причем, раздражённый Валера намеренно  «проходит»   куклой  медведя  по  голове Кузи

КУЗЯ (смеясь). Ай! Сходил на медведя, блин...
МАШЕНЬКА (заглядывая в кадушку).  Тесто пропало! Ай, да, Мишка, лохматый разбойник!  Пойду в лес, пропавшее тесто искать!
               
  Музыка. Владимир увозит теремок.   Машенька "идет" по лесу.  Ольга и Валя ходят с «деревьями».  К ним присоединяется  Эдуард.  Кузя встаёт и сбоку порхает «бабочками».  Владик  берёт  "дерево", сосредоточенно считает деньги  и  уходит  со сцены.



                ДЕЙСТВИЕ  ВТОРОЕ


                ЗА  ДЕКОРАЦИЕЙ 

  Актрисы  и  Эдуард  ходят с  «деревьями».   Медведь  «идёт  по лесу»  и скрывается за кулисой.  Появляется Машенька: она "идёт по следу медведя". Со своим  «деревом»  из-за кулисы  выходит  Владик  и  передаёт пакет  Эдуарду. Машенька уходит за кулису.  Владимир, Ольга и Валя привозят теремок и скрываются за ним. Кондаков и Леня  сидят  на лавочке, к которой, бросив "бабочек", ползёт Кузя.

КОНДАКОВ  (Эдуарду). Мистер, гоу хоум!

         Эдуард садится на лавочку после окончания музыки

КОНДАКОВ.  Ну, и чего вы вцепились в это дерево? Вы не должны участвовать в спектакле! 
ЭДУАРД.  Класс! Творить искусство -  это прекрасно!
КОНДАКОВ (сухо).  Пока вы творили искусство там, водку надо было оставить тут!
ЭДУАРД (вынимая из пакета бутылку).  Виноват, Алексей Васильевич!  Мы стали частью этого бесконечного спектакля. Так... Одну разливаем, другие прячем в заначку.
КУЗЯ.  А мне пьеса нравится: лиса плохая, но ей врезали хорошенько - и добро победило!
ЛЕНЯ.  Если б и в жизни так просто решались все проблемы...
КУЗЯ.  Да у нас часто так и бывает: стукнут по башке - и нет проблемы!
ЭДУАРД.  А детям нравится: сидят тихо.
КОНДАКОВ.  И вы должны сидеть тихо, а не бегать с ёлкой! Это театр, а не бордель какой-нибудь, как у вас в Америке!
ЭДУАРД.  Конечно, конечно, кто ж спорит?  Выпьете?
КОНДАКОВ (завёлся).  Только из вашей Америки всё  время идет агрессия!
ЭДУАРД.  Значит, не будете больше пить?
КОНДАКОВ.  Вы скоро весь мир оккупируете! Даже маленький Гондурас!  Не люблю Америку! (Пауза).  Наливайте!
ЭДУАРД.  Сначала  Владик! Он ещё не пил.
КОНДАКОВ.  Опять Владик?! Он должен работать!! Пока вы бегали с деревом, я вместо него  одевал  тесто  на  голову!!
ВЛАДИК (флегматично). Алексей  Васильевич, какое тесто?  Этот эпизод уже отработали.
КОНДАКОВ.  Не надо спорить с заслуженным артистом России!! Скотобаза, бля! Придурок!! Отработал он!  У меня руки до сих пор от теста  трясутся! Все белые!!  Вот!!
ЛЁНЯ.  Это вы в туалете о стенку опёрлись, а она в мелу была!
КОНДАКОВ.  Всё равно он не должен со мной спорить! Уволю!
КУЗЯ (Лене). Теа-атр, блин! Одни гении - носороги! Как хорошо, что я в этом деле не увяз, как Вовка!
ЛЕНЯ.  А может, зря? Глядишь, и не выпал бы... из гнезда.
КУЗЯ.  Спокуха! Я своей  жизнью очень даже доволен!
КОНДАКОВ.  Я слушаю, слушаю и не пойму никак: это вы про меня говорите, что ли? Это я – носорог?!
ЭДУАРД.  Да не берите в голову, Алексей Васильевич, это они о своей жизни судачат!  А что такое жизнь? Жизнь – это череда закономерных неприятностей, которые иногда не сбываются, благодаря счастливым случайностям! Вот сейчас одна такая случайность и произойдёт - мы выпьем! Вы согласны со мной, заслуженный  российский артист?
КОНДАКОВ.  Это что, подколка?
ЭДУАРД.  Да ну что вы: я со всем моим уважением!
КОНДАКОВ.  Вижу я, с каким уважением! Я ещё в состоянии уважение от насмешки отличить!
ЭДУАРД.  Пейте, Алексей Васильевич, пейте!
КОНДАКОВ.  Я сам знаю, когда мне выпить! Мне ещё будут американцы  приказывать: пить или не пить!
ВЛАДИК.  Алексей Васильевич, да успокойтесь вы!
КОНДАКОВ. Что? Мне успокоиться?! Скотобаза! Монтировщик мне  указывать будет! Всё, ты уволен!!
ЛЁНЯ.  Ну, что ж вы кричите: там же артисты играют!
КОНДАКОВ.   А зачем он меня успокаивает?  Успеем ещё успокоиться!
ЭДУАРД.  Что за мрачные мысли, Алексей Васильевич? Смотрите  в светлое будущее прямо!
КОНДАКОВ.  А я что, по-вашему, смотрю косо?  Я, между прочим, ещё совсем трезвый, а не косой! Запомните, мистер: Кондаков не пляшет под чужую дудку! Хватит мне указывать: куда смотреть и куда пить!
ВЛАДИК.  Алексей Васильевич, это гость, всё-таки...
КОНДАКОВ.  А ты, вообще, молчи!  Придурок! Я, говорит, тесто  не  одевал!
КУЗЯ.   Ну, хватит, хватит...
КОНДАКОВ.  Я – Кондаков! Я в этом театре сорок лет! Ясно?
КУЗЯ. Сорок лет?!
КОНДАКОВ.  Я всё сказал!
ВЛАДИК. "Хау!"
КОНДАКОВ. Чего?
ВЛАДИК. Надо говорить: "Хау! Я всё сказал!" В кино про индейцев было.
КОНДАКОВ. Каких индейцев?!
ЭДУАРД (протягивает стаканчик).  Ну, за тесто, чтоб никогда не убегало!
КОНДАКОВ.  Не надо под руку поминать мне это тесто!
ЭДУАРД.  Тогда за Гондурас, который вам почему-то очень дорог!
КОНДАКОВ. Дурдом, бля...

                Кондаков ворчит и пьёт

ЭДУАРД  (Кузе).  Твоя очередь.
КУЗЯ (принимая стаканчик).  Чтобы  хотелось и моглось!
ЭДУАРД.  Уже был похожий тост.  Что, проблемы?
КУЗЯ. Ну что ты!   За ночь - раз пять!
ВЛАДИК.  Как в анекдоте: «А она? – А она не пришла!»
КОНДАКОВ.  Владик, не вмешивайся в разговор взрослых! Ты, между прочим, ещё  молод для таких анекдотов!
ВЛАДИК. Я  знаю.
КОНДАКОВ.  Вот и работай!
ВЛАДИК (флегматично).  Так я не уволен?
КОНДАКОВ.  Хватит паясничать!!  Ну, придурок, ну, придурок!!

                Приползает  Галя

ЭДУАРД.  О,  Галя! Сит даун!
КОНДАКОВ (не расслышав).  Что?  «Даун»?!  Это вы ей, что ли? Ни хрена себе! Актриса Короленко, это, говорит,  «даун»!
ЛЁНЯ.  А когда Вовка придёт?
ГАЛЯ.  Когда свой эпизод с бабкой отыграет в теремке. Скоро!
КОНДАКОВ.  Америка, бля... Женщине с порога – «даун»!  Может, это комплимент, по-вашему?
ЭДУАРД.  Повторим?
ГАЛЯ.  Ой, дураки какие, я уже такая  пьяная! Только немножко: мне скоро кукукать!
ЭДУАРД.  Чего делать?
ГАЛЯ.  Кукукать.   За что пьём?
ЭДУАРД.  За тесто! Чтоб медведям в голову не цеплялось!
КОНДАКОВ.  Я же сказал: хватит поминать это тесто!!
ГАЛЯ.  Ой, вы такие смешные! А у  меня зять в Европу уехал, как бы на разведку.
КОНДАКОВ (ворчливо).  Зять-перебежчик...
КУЗЯ.  Но вы-то здесь, Алексей Васильевич, значит, лучшие люди остались!
ЭДУАРД.  Главное, пусть там держит ухо востро, чтобы  не сняли скальп.
КОНДАКОВ. С него снимешь, как же? Сам с кого хочешь снимет! За то и попёрли его из органов.
ГАЛЯ.   Дурак ты, Алексей Васильевич.
КОНДАКОВ. Что?! Дурака вы у меня  попомните, Галина Николаевна! Больше ты у меня ролей не получишь! И не надейся!
ЭДУАРД.  Не надо ругаться, Алексей Васильевич, ведь хорошо сидим.  (Гале).  Вы пейте, пейте! 
ГАЛЯ.  Ну, спасибо вам!  А вы симпатичный  и такой обаятельный, как Карлссон!  Это вы меня хотели покусать за ногу?
ЭДУАРД.  Я очень этого хотел, но, к сожалению, меня опередил вот этот кобель!
КУЗЯ  (кланяясь).  Гав!
ГАЛЯ (Кузе, ласково).  Нахал! (Эдуарду).  За вас! (Пьет).  Я за кукушкой схожу! (Уползает).
КОНДАКОВ (ворчит вслед Гале). Чего ходить? Сама уже давно - "ку-ку!"
КУЗЯ.  А за что её зятя из органов выгнали?
ВЛАДИК. Наркоту подбрасывал  людям, а потом их арестовывал, бил и деньги вымогал, чтоб уголовные дела не открывать. Руку  полотенцем обмотает  и - по почкам. Кто-то из своих тайно заснял его "подвиги" и начальству выложил.

                Друзья  переглядываются
 
ЛЕНЯ. "Нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, чего не узнали бы..."  Вот и Вовкин дядя Степа  объявился!
КУЗЯ.  А может,  не он? На фото бы глянуть.
ЛЕНЯ (тихо).  Скоро и моя очередь...
КУЗЯ. Что?
ГАЛЯ (с куклой птички). "Ку-ку!" - я опять с вами!
ЭДУАРД.  Идем по новому кругу!  Кто первым начинал?  Кажется, Машенька?
КОНДАКОВ.  Какая Машенька?! Я! Я начинал!!  Ну, что за короткая память? 
ЭДУАРД.  Зато у вас память крепкая,  по-настоящему, актёрская!
КОНДАКОВ (завелся).  Потому что мы, это не вы! Это у вас за океаном - одна порнография, а вы и рады этому! А мы - душевные, у нас и спектакли добрые!
ЭДУАРД.  И у нас тоже.
КОНДАКОВ.  У вас детей пугают!!  Я читал, что в Америке отмечают день ужасов - «ХУллиин»!!  Что это за детский праздник, который начинается  на  "ХУ"?!  Тьфу!!
ЭДУАРД.   «ХЭллоуин»!
КОНДАКОВ (не слушая).   И это ещё цветочки! А вы помните, какие ягодки везут к нам из вашей Америки?!  Ягодки с  мерзким названием: "***фэа"!! Это же уму непостижимо!!
ЭДУАРД.  "Фэй-хуа"! 
КОНДАКОВ.  Один хрен!!
ГАЛЯ.  Алексей Васильевич, ну чего ты завёлся?!
КОНДАКОВ. А ваш хвалёный Санта Клаус?!
ЭДУАРД.   А к нему-то какие претензии?
КОНДАКОВ.   Во-первых, имя! Почему "Клаус"? Это же немецко-фашистское имя! Так звали только палачей из гестапо! А во-вторых, он ходит в голубой шубе!
ЭДУАРД.  Вообще-то, шуба у него красная!
КОНДАКОВ.  А я в телевизоре видел, что в голубой!!
ЭДУАРД.  Да какая разница, в какой шубе?
КОНДАКОВ. Повторяю: в  го-лу-бой!! Это что, дед Мороз для педиков?!
ЭДУАРД.   Ну что вы, Алексей Васильевич? Просто для красоты!
КОНДАКОВ.  Ясно, для чего он эту красоту напялил и рожу подмалевал: для гей-парада!!
ГАЛЯ. Мальчики, ну, правда, хватит! Чего вы?
ЭДУАРД.  И русский дед Мороз размалёван: красный носик, губки!
КОНДАКОВ.   Наш от мороза красный! Слышите: от мороза!! К вашему сведению, мистер,  в России морозы - сорок градусов и выше! Я это точно знаю, потому что сорок лет  деда Мороза  в театре играю! Так вот, наш – красный от мороза!! (Смотрит в упор. Пауза).  Не  верите?!
ЭДУАРД.  Вам, Алексей Васильевич, я верю! Всегда! Пейте! С новым годом! С новым счастьем!
КОНДАКОВ.  Опять  насмешки?!
ЭДУАРД.   Да нет... Просто я уже не понимаю, какое нынче время в этом странном теремке... А Санта Клауса вы всё-таки не трогайте, он покруче деда Мороза будет!
КОНДАКОВ. Что?! (Протягивает ладонь). Спорим на бутылку, что из всех ваших голубых Клаусов нет никого лучше нашего Мороза!!   
ЭДУАРД (пожимая ладонь Кондакова).  А как докажете,  Алексей Васильевич? 

                ПЕРЕД   ДЕКОРАЦИЕЙ

         Дед,  Бабка, Жучка и Котик.  Бабка «вяжет» 

ДЕД.  Эхе-хе...Машенька  в лес ушла и пропала... Охо-хо...(Громко, за ширму). Кажется, где-то кукушка кукует? (Пауза). 
БАБКА.  Молчит почему-то...
ДЕД. Должна бы уже куковать! Вот что: я пойду Машеньку искать, а вы  ребятам хорошую сказку расскажите! (Уходит).
ВАЛЯ - «ЖУЧКА» (шепчет вслед).  Я директору всё расскажу!
БАБКА. Тимофей, ты у нас котик учёный, много сказок  знаешь! 
ВАЛЕРА-«КОТИК».  Сказку? (Пауза).  Мяу! Есть у меня, ребята, братик, которого зовут Кот в сапогах. Живёт он в далёкой стране...


                ЗА  ДЕКОРАЦИЕЙ

ГАЛЯ (в шапочке Снегурочки).
     «...Дружат все и даже рыбки!
     Ну, а дружба, как известно,
     Начинается с улыбки!»
ВЛАДИМИР.   Ё-моё! Галя, ты почему не кукуешь?! Мы ждем!
ГАЛЯ.  Я не виновата! Меня Алексей Васильевич не отпускает!
КОНДАКОВ (в костюме деда Мороза, в парике, в руках – посох).
         «Сквозь метели и бураны,
         Я на праздник к вам спешил!
         Одолел я все невзгоды,
         Поздравляю с Новым Годом!»
  Здравствуйте, мои маленькие друзья!
ЭДУАРД.  Здравствуй, Алексей Васильевич! Выпьем за дружбу!
КОНДАКОВ (сухо).  Я сейчас дед Мороз, между прочим! Или вы уже в упор ничего не видите, мистер?
ВЛАДИМИР.  Ребята, ну, вы совсем офигели!
ГАЛЯ.  Дедушка Мороз, покажи ребятам своё чудо!
ЭДУАРД.  О-о, это смело! Ну, дед, раздевайся, ложись, показывай, чего ты скрываешь под шубой?
КОНДАКОВ.  Галина Николаевна, надо говорить: «Покажи новогоднее чудо, а не "своё"!  Неужели трудно запомнить?
ГАЛЯ.  Ну, я же столько лет Снегурочку не играю! Это когда молодой была!
КОНДАКОВ.  «Ну-ка, ёлка, раз, два, три,
           Светом радостным гори!»
 (Эдуарду).  Вот так душевно наш дед Мороз вместе с детьми зажигает  ёлочку!
ЭДУАРД.  Так просто?  И этого достаточно?
КОНДАКОВ.  Да, мистер, у нас этих слов хватает! Это вам не ваш голубой Клаус!
ВЛАДИМИР. Галя! Ты слышишь?! Тебе куковать пора!!
ГАЛЯ.  Ну, сейчас, сейчас, мы быстро!  Ребята, а какая песня у дедушки Мороза самая любимая?
КУЗЯ.  «Мои года – моё богатство»?
ЭДУАРД.  Я знаю, какая: «Старость меня дома не заста-анет, я - в  доро-оге, я  - в пути-и!»
КОНДАКОВ (глядя в упор, сухо).  Протяните  ручки, мистер!
ЭДУАРД.  Для вас, Алексей Васильевич, я готов даже ножки протянуть!
КОНДАКОВ (дотрагивается посохом до руки).  Я вас заморозил!
ЭДУАРД (Владимиру).  И что это значит?
ВЛАДИМИР.  На языке деда Мороза это значит, что ты убит!
ЭДУАРД.  Ну, спасибо, дедушка! Отблагодарил за выпивку.
ГАЛЯ. Чтобы разморозиться, надо в загадке угадать слово!
      «На уроках он зевает,
      Спит за партою Митяй,
      Не напрасно называют
      Парня  этого...
КОНДАКОВ.  Я жду ответа! (Пауза. Раздражённо).  Если он Митяй, то как его называют?!
КУЗЯ.  Может быть, слюнтяй?
ЭДУАРД.  Судя по рифме, этот Митяй большой распиз...
КОНДАКОВ.  Нет!!! В наших детских стихах не бывает  мата, мистер! Думайте! Ду-май-те!!
ГАЛЯ. Спит за партою Митяй, значит, он...(Лене). Ну, кто?
ЛЁНЯ.   Лентяй.
ГАЛЯ  Правильно! Молодцы, ребята, быстро догадались! (Эдуарду).  Вот теперь, мальчик, ты разморожен!
ВЛАДИМИР. Дурдом...
ГАЛЯ. Дети, а кто приготовил  дедушке Морозу  стихи?
КОНДАКОВ.  Пусть нам  мистер почитает! Ну?!
ЭДУАРД.  Сейчас...Э-э... Что-то всё из головы вылетело...
КУЗЯ.  Ещё бы: тебе же посохом заморозили мозги!
ЭДУАРД.   Не мозги, а только ручки!  Сейчас...
         «Копьё моё, копьё моё, копьё,
         Оружие, имущество моё.
         Могущество моё таится в нём,
         Я странствую по- прежнему с копьём...»
КОНДАКОВ. Стоп!!   Опять издеваемся?!
ЭДУАРД.  Алексей Васильевич, это же Бродский!
ГАЛЯ.  Дедушке надо рассказать новогоднее стихотворение!  Понимаете? 
КОНДАКОВ.  Нет, я вижу, что мистер не понимает! Сейчас мы проверим, что он ничего не понимает!!  Слушайте задание: если есть предметы, висящие на ёлке – кричите "Ура!", а если нет – топайте ногами!  Есть на ёлке рваные ботинки? (Топот).  А есть на ёлке...


                ПЕРЕД  ДЕКОРАЦИЕЙ

ВАЛЕРА-«КОТИК».  Вот так и стал хозяин Кота в сапогах королём! (Из-за теремка раздаётся «Ура»!).  Вот...
БАБКА.  Молодец, котик! Пока Машеньки нет, ещё расскажи ребятам сказку!
ВАЛЕРА-«КОТИК».  Есть у меня знакомый кот из Америки... Он воевал с мышонком по имени Микки Маус  и попросил меня приехать к  нему на помощь...(За декорацией - топот).  В Америке все коты  сбежались меня встречать! (Галя кричит  «Ура!»).   И даже одна... кошка!
ВАЛЯ - «ЖУЧКА».  Гав! 
БАБКА.  Ты рассказывай, котик, рассказывай...


                ЗА ДЕКОРАЦИЕЙ

ГАЛЯ.  А теперь,  дети, встанем в паровозик и поедем вокруг  нашей ёлочки в сказочную страну! (Владимиру).  И ты, мальчик, становись, ты же на праздник пришел!
ВЛАДИМИР. Да уж чего теперь-то... Пропади всё пропадом! В паровозик, так в паровозик!

 Эдуард,  Кузя,  Владимир и Леня становятся "паровозиком", положив руки на плечи друг друга 

ГАЛЯ.  Поехать в чудесную страну  смогут только смелые и правдивые дети! Мальчики, а вы смелые?  Всегда  говорите правду? 
КУЗЯ.  Да! Мы такие!
ЛЕНЯ (тихо).  А я - нет... Значит, мне оставаться! А я тоже хочу уехать  со всеми в чудесную страну...   
ВЛАДИМИР.  Леня, ты чего? (Пауза).  Леня?!  Чего молчишь?
ЛЕНЯ.  Я  был тогда... С Серегой... Когда его убили...
ВЛАДИМИР.  Он же один был, когда с пьяными подрался!
ЛЕНЯ.  Нет... Мы встретились незадолго до моего отъезда в Москву,  выпили... Сергей  сказал, что надо зайти в один дом...Пошли... Я заскочил за сигаретами в палатку... Когда  вышел, во двор свернул, а там уже драка началась... Я... Испугался... Будто окаменел... Сергей упал, а эти убежали... Потом «Скорая»  приехала.
ГАЛЯ.  «Новый год нам принёс ёлочку с подарками,
       Засияла она огоньками яркими!»
КУЗЯ. Вовка, чего там Леня про Сергея говорит?
ГАЛЯ. "Едем и смеёмся, песенки поём!"  Поехали!

  Галя напевает. "Паровозик" едет.  Владимир рассказывает  Кузе,  Кузя - Эдуарду. "Паровозик" останавливается

КУЗЯ. Убийц Сереги мог опознать только ты!  А ты спрятался?!  Промолчал?
ЛЕНЯ.  Да.  Стыдно было... За трусость... Ну, и в  то время  наука была смыслом жизни... Главная цель: аспирантура... Если бы я признался, что видел драку, на время следствия пришлось бы остаться в гoрoде... Так я тогда думал...И я не улетел бы в Москву вовремя, и упустил бы свой единственный  шанс... Я предал Сергея дважды...
ГАЛЯ. Дети, а сможет дедушка Мороз разорвать вашу живую цепочку? Возьмитесь дружно за руки! Ну, дед Мороз: кто кого?


                ПЕРЕД  ДЕКОРАЦИЕЙ

ВАЛЕРА-«КОТИК».  ...Запер кот Матроскин дверь и убежал , а к их  дому  пришел почтальон Печкин.  "Кто там?" - спросил галчонок. "Это я, почтальон  Печкин, принес посылку для вашего мальчика"!  Никто не вышел. Тогда он опять  постучал... 

 Через  грядку  перелетает  "дед  Мороз" и молча лежит на сцене.  Валера и Валя  замерли,  Ольга  машинально  работает вязальными  спицами

ОЛЬГА.  Надо  что-то  зимнее  связать...
ВАЛЕРА.  «Кто там?» - хотел спросить галчонок, но не спросил, потому что в Простоквашине вдруг выпал снег и прилетел  дед Мороз...
КОНДАКОВ  (медленно поднимаясь). Бутылка  моя!
ВАЛЯ.  Гав...
КОНДАКОВ  (в зал).  «Мне пора в свои края,
                За холодные моря!
                Ну, а в будущем году
                В гости к вам опять приду!
                До свиданья, не скучайте,
                Через год меня встречайте»!               


                ЗА  ДЕКОРАЦИЕЙ
 
       Из-за теремка выходят Кондаков, Ольга и Валя с куклой  «Жучки»

ЭДУАРД (Владимиру). Вот и дед Мороз! А ты переживал: «Убился! Убился!»
КОНДАКОВ. Где бутылка? Ваш Клаус нашему Морозу и в подмётки не годится!  Я выиграл спор!  Попрошу расплатиться!
ЭДУАРД.  Пожалуйста.
КОНДАКОВ.  Почему так мало?!  Вы что, без меня пили?!
ВЛАДИМИР.  Василич,  разорвав цепь, ты нас надолго покинул.
КОНДАКОВ.  Я играл!!  Понимаете, Константин Сергеевич, я играл на сцене вместо вас!! Между прочим, я не обязан это делать! Я не играю в этом спектакле!!
ЛЕНЯ (в пол). Все мы играем в одном спектакле...
КОНДАКОВ.  Но только не я!!  Придурки! Оставили на донышке, а я за них - новогодний утренник проводи?! Обнаглели!!  Дайте целую бутылку, у вас есть, я знаю!
ЭДУАРД.  Это – на посошок!
КОНДАКОВ. Посошок уже давно наступил:  отдайте водку и гоу хоум из театра!
ОЛЬГА.  Леша, остынь!
КОНДАКОВ.  Обнаглели!! Я вместо них морожу, а они пьют!!
ОЛЬГА.  Остынь, говорю!!
КОНДАКОВ.  А ты не ввязывайся! (Увидев вязание в руках Ольги). Дома вязать надо, а не в театре!   Ты ещё прялку сюда притащи, и все вместе сядьте, как три Морды!
ВЛАДИМИР.  Три Мойры: богини судьбы.
КОНДАКОВ. "Три девицы под окном пряли поздно вечерком!"
ОЛЬГА.  Леша, иди домой!!
КОНДАКОВ.  Ну, дурдом! Идет спектакль, а они пьют и вяжут! Вяжут и пьют!  (Ворча, уползает с бутылкой).
ВАЛЯ. А Валера там один, между прочим, надрывается!
ГАЛЯ. Уж Валерочка твой  не перетрудится: пусть поработает!
ВАЛЯ. Почему это - "мой"?!
ГАЛЯ. Да, ладно, не прикидывайся! Будто не знаем!
ВАЛЯ. Следила бы лучше за своим  оборотнем в погонах!
ГАЛЯ. А ты бы лучше...
ВЛАДИМИР.  Галя!  Тебе давно пора куковать! 
ГАЛЯ.  Ну, сейчас, сейчас!
ВАЛЯ.  Сегодня же будет докладная у директора!
ГАЛЯ. Только попробуй!
ОЛЬГА. Тихо, тихо! Сами разберемся, без директора! (Вале). Не вздумай жаловаться!  Ясно?!
ВАЛЯ. Да что ты меня учишь?! Господи, действительно, дурдом!
ГАЛЯ (Эдуарду, кокетливо).  Не хочется уходить...
ВЛАДИМИР.  Галя!!
ЭДУАРД.  Идите, играйте, Галя, а я вас здесь подожду!

         Владимир, Галя и Ольга берут "деревья" и ползут за кулису

КУЗЯ. Остепенись, а не то  поварёшкой огреют!
ЭДУАРД.   Да пошел ты... с  ёлочками бегать!

   Прибегает Валера с куклой кота. Валя уходит с куклой лисы за теремок.

ВАЛЕРА. Устроили цирк, да?!  Довольны?! Такого у меня ещё в жизни не было!!  Я же сейчас двадцать минут гнал туфту про котов, пока вы здесь жрали водку!
ЭДУАРД.  Это я  виноват: приехал не вовремя.
ВАЛЕРА.  Клоуны!! Если б не я, спектакль уже с треском провалился бы!  Спектакль, кстати, вашего дружка!! 
КУЗЯ. Вы извините нас.
ВАЛЕРА.  Дурдом какой-то! Маразм!  Пить во время спектакля  это - Епишкин театр!! 
ЭДУАРД.  А что такое - Епишкин театр?
ВАЛЕРА.  У дружка своего спросите, он знает! Я не стукач, но мне придется доложить обо всём директору! Почему я должен  про котов байки рассказывать?! Я не обязан это делать!!  Придурки, бля...
ЭДУАРД.  Вы тоже заслуженный артист?
ВАЛЕРА.  Нет!
ЭДУАРД.  А почему?  Вы же суперпрофессионал! Вот, спектакль спасли!
ВАЛЕРА.  Дирекция должна меня рекомендовать!
ЭДУАРД.  Я думаю, что это скоро случится!
ВАЛЕРА.  А я не уверен!!  Ваш дружок  развил тут бурную деятельность!
КУЗЯ.  И что?
ВАЛЕРА.  А то!!  Он же может раньше меня заслуженным артистом стать!! Зачем он вообще к нам пришел?!
КУЗЯ.  Так получилось... Мы все играли в студенческом театре, а Вовка ещё и режиссировал, и так заболел этим делом, что решил дальше учиться, но... Но тут с ним произошла одна мрачная история,  и  он был вынужден с мечтами расстаться.  Вот, на худой конец, к вам и пришел.
ВАЛЕРА.  "На худой конец" пусть бы ваш самоучка оставался в самодеятельности!
ЭДУАРД.  Зря вы переживаете: у Володи  нет  профессионального образования, как у вас, значит, следующий - вы!  (Достаёт пакет). Давайте выпьем!  За  ваше заслуженное  звание, за большой талант!
ВАЛЕРА (оттаяв).  Ну, как вы могли такое устроить?  На  сцене...
КУЗЯ.  Вы правы:  мы устроили  Епишкин театр! А вы молодец: выручили! Показали триумф кукольного искусства! Спасибо!
ВАЛЕРА.  Ладно... Я, может быть, излишне...
ЭДУАРД.   Всё хорошо! Пожалуйста, выпейте за ваше  будущее!
ВАЛЕРА.   Конечно, пить во время спектакля - это полный маразм, но в виде исключения... (Пьет).
ЭДУАРД.  Не совсем с вами согласен!  Вот мы пьем в этом уютном теремке, и все герои  сказок  вдруг стали жить немного по-другому!
ВАЛЕРА.  По-другому - это из-за вас!  Вы нарушили наши предлагаемые обстоятельства!

  Музыка. Валера кладёт куклу кота. Появляются артисты с "деревьями". Лиса "бежит по грядке". Валера увозит теремок за кулису и  привозит "медвежий домик". В руках - кукла медведя. Уходит с куклой за "домик".
 
ЛЕНЯ.  А наши предлагаемые обстоятельства остались в юности:  универ, студенческий театр, маленькие влюбленности... Всё - там, и мы до сих пор там...
ЭДУАРД.  Ну, что ты: мы  здесь, все вместе!
ЛЕНЯ.  А  Сереги нет. (Пауза). Однажды по молодости зашел я случайно в церковь...Очередь стоит...Отходят  люди от батюшки, руки сложены на груди, глаза - просветленные, и все такие благостные, будто смысл жизни узнали...И так мне  захотелось быть вместе с ними... Встал в очередь последним, подхожу...Батюшка глянул  на меня, и его рука с ложкой замерла. Я  жду... И вдруг он мне с печалью говорит: "Вам нельзя. Вы не готовились."  А я не отхожу...Батюшка повторяет: "Слышите! Вы ещё не готовы!"  Одной фразой отделил меня от светлых людей, будто предвидел, что я, как Петр, способен отречься,  предать... Что я не готов...
КУЗЯ  (ёрничая).  А я готов! Всегда готов выпить!
ЛЕНЯ.  Кузя, ну, я же серьёзно!
КУЗЯ (печально).  Я тоже...
ЭДУАРД.  Причащаются только те, кто держал пост. А ты тогда постился? Нет! Вот тебя батюшка и развернул. (Протягивает стаканчик  Лене).
ЛЕНЯ (отказавшись).  Я, как та трусливая Жучка, которая спряталась в засаде... Так в ней и живу... А стыд  изнутри  грызет...
ЭДУАРД (после паузы, шутливо).  Всё-таки уговорил я выпить нашего Актёр Актёрыча: теперь этот кошачий летописец ничего директору не мяукнет!

              Никто  не  смеётся.  Эдуард дает стаканчик Кузе

КУЗЯ (выпив, Лене).  Пойдем покурим, «Нафтизин»!  Ещё помнишь, как мы тебя  звали за сопливый нос?
ЛЕНЯ (улыбнувшись, достает пузырек).  Да он всегда со мной!

          Кузя и Леня уползают. Эдуард наливает себе полный стаканчик

ГОЛОС  МАШЕНЬКИ.   «Высоко сижу, далеко гляжу! Не верь лисе, Мишенька, она тебя обмануть  хочет!  Не ешь пирожки:  неси бабушке, неси дедушке!»

  Музыка. Снова движение: "медвежий домик" меняется на теремок. Валя и Валера  кладут кукол медведя и лисы.  Валера берёт  куклу кота Тимофея, а Валя - Жучки. Уходят за теремок. Эдуард выпивает и снова наливает.

ЭДУАРД.  Ах, ты,  хитрая  лисичка, что предложила Мише: сожрать  чужие пирожки! (Пауза). Такое у меня уже было... Дежавю... 

          Меняя голоса,  разыгрывает "кукольный спектакль" с куклами

ЛИСА.  Ах! Юлька - такая-сякая! Он её любит, а я страдаю! Эдик! Укради у Вовки Юльку,  съешь  пирожок!
МЕДВЕДЬ.  Да ты что мне предлагаешь,  рыжая?  Вовка - мой друг!
ЛИСА.  Друг?!   А вот поедет сейчас твой "друг" учиться,  потом прославится, а ты кем останешься?  Неудачником! Тебя же зависть замучает!
МЕДВЕДЬ.  Ха-ха!  И слушать тебя не хочу!
ЛИСА.  Нет, послушай: мы же с тобой  любовь-морковь прошли когда-то, понимаем друг друга с полуслова: съешь пирожок - и сразу успокоимся! У тебя зависть уйдет! Кому тогда завидовать?! Смешно! И мне легче станет от того, что она в грязи вывалялась!      
МЕДВЕДЬ.  А ну, уходи прочь, лиса!
ЛИСА.  Посадила я тебе в душу зернышко, Мишенька! Начнет оно теперь прорастать!

                На лавочку садится Сергей

СЕРГЕЙ.  "Не буди Лихо, пока оно тихо: не ешь, Миша, чужие пирожки!"   
ЭДУАРД.  А-а, Серега... Во, мы допились! Надо пойти с ёлкой побегать.
СЕРГЕЙ.  Сиди.  Что, был такой разговор?
ЭДУАРД.  Допились...(Смотрит на Сергея).  Сидит...
СЕРГЕЙ.  Это я, я, Эдик.  (Пауза).  Ну, так что? Было такое? 
ЭДУАРД (после паузы). Да, был  такой разговор с Танькой...
СЕРГЕЙ.  А что было дальше?
ЭДУАРД.  А дальше... Однажды позвонил Кузя и  сказал, что Вовка связался с какой-то школьницей и влип в ужасную историю, и что теперь:  или деньги к концу дня, или тюрьма! Все тогда знали, что деньги у меня были: родители и родня перед отъездом в Америку собрали. Я решил помочь... Вместе с Кузей отнесли деньги... 
СЕРГЕЙ.  И Вовку освободили. Ты - молодец! Друг! Настоящий!! А вот пирожок-то  всё-таки съел.
ЭДУАРД.  Откуда ты знаешь?
СЕРГЕЙ.  "Высоко сижу, далеко гляжу!"  Там уже нет тайн... Много жён и мужей  такие открытия делают друг о друге, что только скрежет зубовный стоит. Так стыдно, что хотят снова родиться.
ЭДУАРД (после паузы).  Да, Юля мне звонила... Просила за Вовку... Я ответил, что деньги мне очень нужны в Америке, но если... Если она сейчас придет ко мне  и... Ну, ты понимаешь... То я могу одолжить... Куда ей было деваться?
СЕРГЕЙ.  Да, выпавший  шанс ты не упустил. Дождался... Эдик, почему?!
ЭДУАРД.  Зернышко проросло, наверное, и стала расти репка: большая-пребольшая... Только черная!
СЕРГЕЙ.   Грех это.
ЭДУАРД.  Грех? Да брось ты! Сама Природа заложила в нас «страсть к зачатию», как сказал поэт! 
СЕРГЕЙ.  Против матушки-Природы не попрешь: уж если ты её в союзники взял, то можно все смертные грехи отменять:  «Не возжелай жены ближнего», «Не убий»!
ЭДУАРД.  Причем тут  «Не убий»?
СЕРГЕЙ.  Ну, не в прямом смысле, конечно... Косвенно.
ЭДУАРД.  О чем ты? 
СЕРГЕЙ.  Тебе пока не понять.
ЭДУАРД.  А Вовка сам во всём виноват!  Любил смазливых куколок?  Вот пусть теперь из-за них  в теремочке  кукарекает!
СЕРГЕЙ.  Классик прав: "Я сделал одному хорошему человеку подлость и за это его тут же возненавидел..."
ЭДУАРД.  Нет, нет, почему возненавидел? Мы же  всегда были  друзьями, и я... Хотя, да... Юлия мне в юности нравилась... Красивая, необычная... Меня послала! (Смеётся).
СЕРГЕЙ.  Ну, что ж,  друга от тюрьмы ты благородно спас, а уж какой ценой... Вовка  за  свою глупость дорого заплатил: и детей поднимал, и  тебе на долг копил.  Зато  теперь  ты уедешь с деньгами... Чего молчишь? Или это не вся правда?
ЭДУАРД.  Не смотри  так... Будто, действительно,  всё знаешь... Меня там из компании давно попёрли... За  дом выплачивать надо... Перебиваюсь шофёром на  спецавтобусе... Инвалидов вожу... Напарником у меня – земляк, Стас. Странный он какой-то: всё молчит, о себе – ни слова... А как я рассказал про Вовку и про кукольный театр, он  вдруг пристал: съезди в родной город, друзей навести,  а заодно, одной актрисе письмо передашь. Я и подумал: приеду, на месте решу, что делать.
СЕРГЕЙ.  Ну, приехал и мoлoдец.
ЭДУАРД.  А мы на кладбище к тебе собирались, да вот  здесь застряли.
СЕРГЕЙ.  Потому что наши дорожки  должны были сойтись в этом теремке.
ЭДУАРД.  Это не теремок, это какое-то чистилище...
СЕРГЕЙ.  Милости просим в теремок!

                Приползает Владик

ВЛАДИК.  Я кукол заберу! Вы с ними  говорили?
ЭДУАРД.  Познакомься,  это Сергей.
ВЛАДИК.  А-а, уже сами с собой?  У меня тоже такое по пьянке было!  Со своим отражением в зеркале  разговаривал.

                Пригнувшись,  Владик уходит с куклами 
   
ЭДУАРД (увидев, что Сергея нет).  Со своим отражением?

                Эдуард выпивает.  Приползает Владимир

ВЛАДИМИР.  Ну, всё, Эдик, не грусти: скоро финал! О, а это ещё кто? 
   
                Появляется девочка с цветами

Девочка, ты кого ищешь?
ДЕВОЧКА.  Я хочу подарить цветы!
ВЛАДИМИР.  Спектакль же ещё не кончился!
ДЕВОЧКА. Дядя Сережа сказал, что он устал ждать, когда сегодня наступит конец! 
ЭДУАРД.  Какой...дядя Серёжа?!
ДЕВОЧКА.  Вы же хорошо его знаете. Только сейчас он там, в темноте.
 Я хочу дедушке Морозу цветы подарить: он такой смешной!
ВЛАДИМИР.  А дедушка Мороз из другой сказки. Он к нам случайно залетел...Так иногда бывает, понимаешь?
ДЕВОЧКА.  Понимаю. Многие люди не там живут и не то делают, что должны, поэтому они так смешно падают, как дед Мороз. Они ведь не у себя дома, а в чужой сказке!
ВЛАДИМИР.  Ты очень умная девочка!
ДЕВОЧКА.  Спасибо.
ВЛАДИМИР.  Стыдно-то как! Нам кажется, что никто не видит наш бардак, а оттуда всё видно!
ДЕВОЧКА. Да, с той стороны всё видно...Дядя Серёжа сказал, что вначале всё у вас  начиналось хорошо, а потом вы зачем-то стали глупости делать.  (Владимиру).  Можно, я вам цветы подарю?
ВЛАДИМИР.  Я не заслужил. Я делал глупости...
ДЕВОЧКА.  Хорошие  люди тоже ошибаются.
ВЛАДИМИР.  Приходи с цветами после финальной песни, а теперь иди в зал. Только будь осторожней: за дверью, где написано  «Выход со сцены», свет не горит.  Темно.
ДЕВОЧКА. Не переживайте: там  есть свет.  Я потом к вам приду. Кого выберу, тому и подарю букет.
ВЛАДИМИР.  Приходи, не обмани.
ДЕВОЧКА.  Не обману!  Ведь когда человек обманывает другого человека, он очень сильно устает и погибает!
ЭДУАРД. Погибает?  Это в каком смысле?!
ДЕВОЧКА. Я с дядей Сережей подожду окончания песни!

        Девочка уходит.  Приползают  Галя, Кондаков, Кузя и Леня

ГАЛЯ. О, цветы! (Эдуарду, кокетливо).  Это вы купили?
ЭДУАРД (думал о своём).  А?
ГАЛЯ.  Букет ваш?
ЭДУАРД.  Нет, это одна странная поклонница  хотела Володе подарить.
КОНДАКОВ.  Так это нашему Мейерхольду? Вы у нас уже звезда, Владимир Петрович?
ГАЛЯ.  Красивый букет, правда, красивый!
КОНДАКОВ.  Я сорок лет в театре, а вы намекаете, что мне цветов не дарили? Что мне «браво» не кричали?
ВЛАДИМИР. Василич, чего ты опять завёлся?
КОНДАКОВ.  А  не надо демонстрировать при всех эти цветочки! Дескать, мы такие знаменитые, да? Нам уже букеты прямо за кулисы тащют! Скромнее надо быть, Владимир Петрович!
ВЛАДИМИР.  Сначала этот букет хотели вручить деду Морозу, как победителю гестаповских  Клаусов!
КОНДАКОВ. Опять подколки?!
ВЛАДИМИР (вздохнув). Да нет, Василич... Цветы по праву твои,  ведь  ты -  душа этого театра, а, может, - душа всего русского театра!
ЛЕНЯ.  Берите, Алексей Васильевич!
КОНДАКОВ. Щас! Это вашему Станиславскому припёрли!
КУЗЯ.  Тогда давайте мы их разыграем! Выбросим пальцы!
КОНДАКОВ.  Пальцы нужно не растопыривать, а ими наливать! А то будут они заслуженного артиста разыгрывать!
КУЗЯ.  Ну, давайте  ими  наливать.

     В ходе дальнейшего разговора Кузя разливает и передает стаканчики

ОЛЬГА (выйдя из-за теремка). Галя, Володя, где вас носит?!

                Галя и Владимир  уходят за теремок

  А ты чего тут разошелся?  Иди домой!
КОНДАКОВ. Не бухти, сам знаю, куда мне идти!
ОЛЬГА.  Леша, иди домой, с внуками погуляй!
КОНДАКОВ. Уползайте уже работать, Ольга Евгеньевна!
ОЛЬГА. Всю жизнь перед тобой ползаю!
КОНДАКОВ (взяв стаканчик).  Иди ты... на  грядку! Вышла  перед всеми отчитывать! Скотобаза...(Выпивает).
КУЗЯ. О, это вы грубо, Алексей Васильевич!
ОЛЬГА.   Не переживайте: Леша - человек неплохой...Это же он уговорил директора дать Володе постановку "Теремка"! 
КОНДАКОВ. Тебе на сцену пора.  Разболталась...
ОЛЬГА. А ты на улицу сходи, проветрись!
КОНДАКОВ (угрюмо).  Денег дай!
ОЛЬГА. Не будет тебе денег! Кто по пьяни  общий чайник загубил? Теперь новый покупать надо!  Забыл? (Уходит за теремок).
КУЗЯ. А цветы, Алексей Васильевич?! Вам же сорок лет букеты дарят!
КОНДАКОВ. Я этого не говорил! И вообще, я не люблю цветы...Я люблю снегопад...
ВЛАДИК.  А меня бабушка  очень любит  и  сестра... Она уже  старая... В смысле, бабушка...
КОНДАКОВ (тихо). Уволю, бля...
ВЛАДИК. Проводить вас?
КОНДАКОВ.  Работай, Владик... Спектакль ещё продолжается... Букет в фойе поставь, там ваза есть... Будет красиво...

   Владик  берет  букет,  и они с Кондаковым уходят.  Из-за теремка выходят Ольга и Владимир

ОЛЬГА.  Валя, кажется,  успокоилась...
ВЛАДИМИР.  Жучкой полаяла, и весь  пар выпустила!
ЛЕНЯ (Ольге).  А что у неё случилось?  Нервная  вся.
ОЛЬГА.  Так есть от чего!   Стас...
ЭДУАРД.  Стас?!
ОЛЬГА.  Да,  муж Вали. Дружил он с братом Алексея Васильевича, с Сашей. Он  у нас монтировщиком работал,  на его место потом Владик пришел. Ну, так вот: Саша   загулял с одной молодой девицей!  Сидели они как-то у неё, выпивали, и тут ей позвонил мужчина  и стал выяснять:  пытался её изнасиловать его друг, или она его оклеветала? Сказал, что зайдет... У девчонки – истерика! И тогда её   собутыльники  спустились во двор,  завязалась драка,  ну, и... Саша убил  нечаянно! А Стас тюрьмы так боялся, что сразу  ударился в бега, и сгинул! Он в хорошем месте работал, какие-то визы имел, чтобы всюду ездить... И ведь зря, дурак, убежал, потому что на суде  армянин с телевидения обвинил только  Сашу...
ЭДУАРД (тихо).  Мишка косолапый до Америки добежал: только вместо теста  напялил на голову страх.  (Выпивает).
ОЛЬГА.  Я не поняла про тесто... (Не дождавшись ответа).  Алексей Васильевич в суде даже плакал. Правда, он всё время  пьяный бы... Табаком разит. Кажется, Леша  в коридоре закурил?  Господи, когда ж вы накуритесь?  (Уходит за теремок).
КУЗЯ.  Значит, после моего звонка Серега всё-таки начал искать ту школьницу. И к несчастью, нашел...(Выпивает).
ВЛАДИМИР.   И убил его брат Василича! Ничего себе!
КУЗЯ. А ты почему не знал?
ВЛАДИМИР. В театр  я позже пришел, а здесь про эту  историю молчали: больная тема. На суде я не был... Ну, дела...(Выпивает).
ЛЕНЯ.  Всё смешалось в этом теремке: и люди, и куклы играют в одной длинной, странной  сказке.
ЭДУАРД. Когда ж она только кончится? Тянется и тянется, как первые полгода в армии. 

За теремком герои  кричат: "Тянем-потянем,  тянем-потянем, а вытянуть не можем!»  Голоса: «Дедушка, помоги нам! Мы тебя ждём!" 

ГАЛЯ (выглянув из-за теремка).  Ну, где ты, дедушка?  Тебя тoлькo за смертью пoсылать!
ВЛАДИМИР. Да иду я...

                Владимир уходит за теремок

ЭДУАРД.  За смертью?!  Ё-моё...
КУЗЯ.  Что ещё случилось?  На тебе лица нет!
ЭДУАРД.  До меня только дошло: та  девочка с букетом... Странная такая... Она про Серёгу говорила! Что он - в темноте! И к нему ушла...
КУЗЯ. Какая ещё девочка?      
ЭДУАРД (после паузы, смеясь). Офигеть... Я не верю в мистику, но всё было так, будто это приходила смерть! (Серьёзно). И она сегодня уведёт кого-то из нас туда, куда Серега ушел... В темноту!
ЛЕНЯ. Что за бред?
ЭДУАРД.  Да, бред.  Бред! Девочка-то - ангел, а ту даму  всегда изображают   старухой с  косой.
КУЗЯ.  Эдик, да ты, похоже, "белочку" поймал! Поздравляю!
ЭДУАРД. Она сказала, что после финальной песни подарит букет тому, кого выберет...
ЛЕНЯ. Пьяные глюки?
ЭДУАРД.  Может, и глюки...(Смеётся). А если нет? Теремок-то сказочный!
КУЗЯ. Ну, рассказывай уже, чего там тебе померещилось?
ЭДУАРД. Говорю же: девочка сейчас приходила...
 

                ПЕРЕД   ДЕКОРАЦИЕЙ

         Дед, Бабка, Внучка, Жучка, Котик, Мышка "вытягивают репку"

ВСЕ. Тянем-потянем, тянем-потянем... Вытянули репку!!
БАБКА.  Молодец, дедушка: выпил... водички в теремке и набрался сил!
ДЕД.  Выросла моя репка большой и красивой, как солнышко!
ВСЕ.  Красивая репка!
ДЕД. Вот, дети, мы и распутали все наши сказочные клубочки!
БАБКА.  А на прощание устроим пир на весь мир! Веселиться будем и песню петь! 

         Начинается музыкальное вступление. Актеры поют финальную песню


                ЗА   ДЕКОРАЦИЕЙ

      Рассказ Эдуарда заглушают сначала песня, а потом - аплодисменты зала


                ПЕРЕД   ДЕКОРАЦИЕЙ

  Спектакль закончился. Сцена освещена приглушенным "дежурным" светом. Владимир стоит в одиночестве...Появляется  знакомая девочка, в руках у неё - тот же букет.

ВЛАДИМИР. О, не обманула... И опять цветы?

               Во весь рост поднимаются Эдуард, Кузя и Лёня

ЭДУАРД. Я же говорил вам! Это не глюки! Она пришла... Только вместо косы у неё - букет!
ЛЁНЯ. Обыкновенная девочка... 
КУЗЯ (подыгрывая Эдуарду, "с ужасом"). О! На меня смотрит! Букет мой! Прощайте!
ВЛАДИМИР. Хорош прикалываться!
КУЗЯ (с грустью). Девочка, не забирай меня в темноту. Я ведь не играл в этом спектакле, я в нём - лишний...
ЛЕНЯ. Алкоголики...   

         Девочка подходит к Эдуарду, протягивает ему букет и уходит 

ЭДУАРД.  Ну, вот, меня выбрала... «Если человек обманывает другого человека, он сильно устаёт и погибает».  Кажется, я устал... Ослабела гравитация жизни... Но погибать не хочется...
КУЗЯ (с интонацией комедийного телегероя). Да успоко-о-ойся, я тебе сказал!
ЭДУАРД (Владимиру).  А что такое  «Епишкин театр»?
ВЛАДИМИР.  Махровая самодеятельность.
ЭДУАРД.  Я так и думал...  Господи, как хочется сложить руки на груди  и  идти вместе со всеми  просветлённым...  Вовка... Всё, что случилось с тобой и школьницей  это - Танькин спектакль. Такая женская  месть  сопернице... Накануне моего отъезда в Америку  она  встретилась со мной и призналась...  Исполнителя  в  полиции  нашла – своего бывшего школьного ухажера, а уж он шалаву молодую подыскал, из тех, что на учете у них.
КУЗЯ (после паузы). Стерва.  Значит, я не зря догадывался... И сейчас она со школьным дружком... А почему ты  нам ничего не сказал?
ЭДУАРД.  Я... Я Татьяну пожалел: она же страдала из-за тебя... А ты бы ей это не простил...
КУЗЯ.  Надо же, Таньку пожалел... Семью нашу хотел сохранить... Благое намерение.  А Серега не пошел бы искать ту девчонку и был бы жив.
ЭДУАРД. Я же и подумать не мог, что смерть Сергея связана с этой историей... Косвенно.
ЛЕНЯ.  И я бы сейчас работал не здесь...
КУЗЯ.  А деньги?!  А деньги, которые  отдали, чтобы Вовку  спасти?!  Если Танька разыграла  фарс, если всё понарошку, почему  она деньги  присвоила?!
ЭДУАРД. Деньги она... Принесла... Тогда же, когда и призналась во всём. Но часть суммы попросила у меня в долг... Благодаря этим деньгам, она уехала с детьми за границу...Потом мне...Уже оттуда... Она вернула всё остальное...
КУЗЯ.  Бред какой-то... Эдик, что значит: вернула все деньги?!!
ЭДУАРД. Поначалу я растерялся...Опять же: Таньку пожалел... А на другой день я  улетел.  Потом уже и не знал, как вам признаться...
ЛЕНЯ.  А, может, ты так легко занял Вовке деньги, потому что знал заранее: Татьяна тебе их вернёт?
ЭДУАРД.  Вот!!  Вот этого я и боялся: вы  мне не поверите и решите, будто я был в сговоре!! Клянусь, не было этого!!
КУЗЯ.  Да верим, верим, не был  в сговоре, но вот всю эту неожиданную ситуацию с Вовкой ты  быстро просчитал и посадил друга на долговую цепь, чтобы он дома сидел. Придурок  завистливый...
ЭДУАРД  (Владимиру, тихо).  Вовка, зато ведь теперь все деньги, что ты копил, тебе останутся... Разве это плохо?
ЛЕНЯ. Плохо. Жизнь по-другому сложилась. Серега погиб...
ВЛАДИМИР (тихо).  А Юля?!  Юля всё знала?
ЭДУАРД.  Да. Ей сразу позвонили  и сказали, как замять это грязное дело... Она связалась со мной... Ну, насчет денег...
КУЗЯ (тихо). Так вот почему глаза - в пол.
ВЛАДИМИР. Что?
ЛЕНЯ.  Заслуженный  артист прав: мы – придурки.
ВЛАДИМИР (после паузы, в зал. Говорит, как во сне).  Вот, дети, мы и распутали все наши сказочные клубочки. Конец спектакля...
КУЗЯ (после паузы). Вообще-то,  сказки должны хэппи-эндом заканчиваться. О чем вы там пели в финале?
ВЛАДИМИР (медленно, как в бреду).  «Что нам надо, кроме хлеба, кроме дома-теремка? Только небо, только небо... Только поле да река...»
КУЗЯ. Короткая песенка...Как жизнь. Но слова душевные. Давайте будем петь долго, долго, а смерть устанет ждать и уйдёт со своим букетом...в мою "Рюмочную"! И там сопьётся!  Лёня, запевай!
ЛЕНЯ (улыбнувшись, тихо). Идиот пьяный... Сам пой...
КУЗЯ.  А я спою фальшиво: ведь по моей голове медведь прошелся  и уши оттоптал... А если бы у него в этот момент случилась медвежья болезнь?

 Смеётся. Владимир,  Леня и Эдуард тоже начинают смеяться «смехом сквозь слёзы».


                ЗА  ДЕКОРАЦИЕЙ

  Сцена. Галя, Ольга и Валя. Ольга вяжет, Галя держит клубки. Рядом лежит букет.   Кузя, Владимир, Леня и Эдуард спят.   

ГАЛЯ.  Слышите? Поют, что ли? Им всем, похоже, один и тот же сон снится! Разве  такое  бывает?
ОЛЬГА.  Чего только не бывает... Вот, кажется,  жизнь - сплошная жуть, хоть в петлю лезь, и вдруг - звонок будильника?! Оказывается, это был сон! 
ГАЛЯ.  Может, и у них так? (Пауза). Валя, у тебя ведь ножницы были? Потом надо будет отрезать...
ВАЛЯ (сухо, отвернувшись).  Есть ножницы.
ГАЛЯ (заливаясь смехом).  Ой, не могу!  Умора!
ОЛЬГА. Ты чего?
ГАЛЯ. Вспомнила, как Алексей Васильевич сказал: «Сядьте  и вяжите, как три морды»! Три морды!  Смешно, правда, Валь? (Валя молчит).  Валя, ну, ты не дуйся на меня! Я ж не со зла!
ВАЛЯ. Чего на тебя дуться?  Нам уже всё равно  друг от друга никуда не деться: по одной дорожке идём... На другую - ниток  не хватит.
ОЛЬГА. Ну, почему? Можно распустить старый носок и начать заново что-нибудь вязать.
ВАЛЯ.  Жизнь не распустишь, как старый носок.
ГАЛЯ (кивнув на спящих).  Долго ещё нам их оберегать?
ОЛЬГА.  Пока директор с племянницей из театра не уйдут.
ВАЛЯ. Говорят, Сергей Николаевич лишь изредка с ней в зале сидел, не весь спектакль.  Но завтра всё равно кому-то не поздоровится за такую работу.
ОЛЬГА. И поделом. К нему гости приехали, он привёл девочку в театр, а тут - такое! Что скажет ребенок?  «Дядя Серёжа, спектакль плохой»!   А он не плохой, он сегодня пьяный.
ГАЛЯ.  А Вовкин американец прямо из горлышка всё допил! Я ему шутливо: "Ухажер! Что с вами?"  А он: "Друзей повидал - пора возвращаться"!
ОЛЬГА.  Видать, с работы ненадолго отпросился.
ГАЛЯ.  Алексей Васильевич его обижал: "Мистер," "Мистер!"
ОЛЬГА.  И он из-за Леши обратно в Америку собрался?!  Не  смеши! Проспятся  и сами разберутся.
ВАЛЯ.  Наглец! Мне говорит: "У меня к вам интимное дело"!
ГАЛЯ.  Ой, Валя, да  ведь он тебе  письмо  просил передать! Изменщик! Я ему глазки строила, а письмо - тебе! Держи!
ВАЛЯ.  Вот  наглец-то...

           Валя разрывает чистый конверт, вынимает письмо и читает 
 
ГАЛЯ.  Валерка злой  ушел!  Всё  ругался: "Епишкин театр!"
ОЛЬГА. У некоторых вся жизнь - Епишкин театр - и ничего:  живут себе  и  радуются!
ГАЛЯ (весело). Радость без причины – признак дурачины!
ОЛЬГА (вздохнув). Это точно... Надо  мне сегодня новый  электрочайник купить  в гримёрку.  После того, как в старом чайнике Алексей Васильевич скумбрию сварил, я его не смогла отмыть! Запах остался.

              Валя взволнованно прячет письмо в конверт

ВАЛЯ (тихо).  Ну вот и дождалась письма...
ГАЛЯ.  Валь, ты чего там шепчешь?  Чего он тебе написал-то?
ВАЛЯ. Ерунду всякую... Извиняется за пьяное поведение... Цветы скоро завянут.
ОЛЬГА.  В фойе надо поставить, там ваза есть. Будет красиво.
ГАЛЯ.  Ты вяжи,  пока они спят: у меня  большой клубок.
ОЛЬГА. Вяжу. Если нитей много, вязать можно ещё  долго...               


                ЗАНАВЕС


ВОЕВОДИН   ВИКТОР   ПЕТРОВИЧ

   г. Москва
   Моб. Тел. 8-909-998-70-87.                victorvoevodin@yandex.ru   


                ***
     С  разрешения Владимира Сухова,  автор использовал  кукольных персонажей  из его пьесы "Теремок сказок", написанной для  Калининградского театра кукол.

                ***
    В  "кукольных" эпизодах актеры играют  планшетными  куклами.
   У «Деда», «Бабки» и «Машеньки»  - тантамарески.
 
                ***
     В  пьесе цитируются отрывки из  произведений Иосифа  Бродского и фрагменты  «новогодних»  стихов  советских поэтов.
               
 







               


Рецензии