Город и дождевые черви

           Человек, ослеплённый гордыней - зудящей боли прыщ на теле природы.



 


 Город соединил  берега реки пятью мостами, манит матовым светом уличных фонарей в полумрак скамеечек набережной.
Медленно текущие темные воды реки мерцают отражением пёстрой городской  рекламы.
Банки и офисы подмигивают из облаков красными сигнальными огнями высотных зданий застывших в стекле, бетоне и металле. 
Выложенные крупным булыжником средневековые кривые улочки и переулки старого города суетой запоздалых экскурсий закружились вокруг площадей, костёлов и основоположника города    - надменного старинного замка.
Работавшие в советское время заводы и фабрики выстроили спальные районы на окраинах, а те обросли автосервисами, броской рекламой зазывающей в магазины и торговые комплексы, детскими садиками под наблюдением видеокамер и огороженными спортплощадками с искусственным покрытием.
 Прибитый дождём смрад автомашин едкой синевой тумана убегает с дороги на обочину или тротуар под ноги редких прохожих, замирает, дуновение  -  исчезает.
 Ветерок смешал остатки автомобильного смога с последней волной дождя и заскользил по растёкшимся лужицам. Разбросал попавшийся мусор по мостовой, закружился каруселью и  погнал городской сор по широким  центральным улицам, убегающим  от центра на запад к морю и на континент к востоку. Заскочил на мост, перекатился до островка посреди реки, скользнул вечерней  прохладой по смотровой площадке на телебашне и замер, любуясь вычурным рисунком городского ландшафта.
 
 Ради своих эгоистичных интересов люди землю закатали в асфальтовую тюрьму, где земляные черви самые беззащитные и уж воистину невинные зеки.
 
 В лужах на мостовой и тротуаре пузырятся последние капли дождя.
Кое-где на мокрый асфальт выползают дождевые черви.
Тысячи лет ласкает дождь неутомимых рыхлителей почвы.
Слепцы вылезают из темени земли не к свету, а подставить бока спадающим с небес последним каплям воды, жаждут наслаждения  -  свежести дождя.
Несмышлёныши не ведают об опасностях на поверхности и становятся лакомой добычей птиц, либо гибнут под шинами автомашин и каблуками торопливых горожан.
 
 Для современного городского жителя раздавленный муравей или дождевой червяк — ничто, так, козявка природы, которую не замечают и без тени смущения давят, но считают себя высоконравственными людьми, личностями способными учить других и нести бремя человека впитавшего в себя опыт, верней, частицу культуры всего человечества.
Блудливая моралью частичка общечеловеческой культуры не смотрит под ноги, торопливо шагает и высокомерно  пялится -  витает в рутине повседневных забот.
Выкидыш современной цивилизации  небрежно наступает на одного или нескольких дождевых червей и, поскользнувшись, витиевато чертыхается эмоциональными красотами нелитературного языка.
А после, приостановившись, о кромку тротуара с подошвы добротного мужского ботинка или женского изящного сапожка соскребается бесформенное месиво, слизь с прожилками крови.
  "Царьком" Земли бездумно  растоптано малюсенькое чудо природы,  уничтожена чья-то жизнь.


P.S.

Как не желать остановить, но время бег неуловимый и в нём вещей сникает лик, как не скользить по времени у человека только миг, а остальное память иль забвение.


Рецензии
Время - это вообще не до конца изученное явление, впрочем, как и сам человек.
В этом произведении заложен глубокий смысл, Пророк. За это ты мне и нравишься.

Дарина Светова   03.06.2019 03:20     Заявить о нарушении