Вопреки несовместимости

             Посвящается Людмиле  К.


        В глубокой  норке,  вырытой       в ярко-желтом песке дюны,  жил  был Ласка или Ласкин, как звали  его родичи.  Ласкин  часами  рыскал  по лесу, выискивая  добычу, чаще   всего  находя её  возле  зарослей  вереска,  где  водились  мыши.   Проскальзывая  мимо  выступающих  сосновых корней, он видел  белок,  прыгавших по  веткам    в поисках  спелых  орешков,   порой рыжей  молнией  проносилась  куница.
      Однажды Ласкин встретил  девочку, она   сидела на поваленной бурей  сосне рядом с мужчиной в  тёмной шапочке и    ела банан.  Ласкину  ужасно захотелось отведать  привлекательный   жёлтый   плод.
 Перепрыгнув  через куст брусники, Ласкин незаметно    приблизился  к людям.  Раздался  смех девочки, звонкий, как посвист  пичуги, прозрачный   как  весенний  ручеек. Ласкин заслушался  и оказался  в паутине, облепившей   куст  голубики.  Пока   зверек  освобождался от пут,  девочки   и  её  спутника и след  простыл. 
Ласкин  взобрался на поваленную сосну,  заливистый смех  звучал в его ушах. На   шершавом  стволе    что-то  блеснуло,  зверек  вгляделся,  это был  металлический  ободок  с камешком.  Ласкин  решил, что   должен отдать девочке   утерянную  вещицу.

Ранним утром Ласкин пробрался на станцию,  где  на перроне  в ожидании поезда сидели грибники с большими  корзинами.  Он притаился за скамейкой.  Воздух  завибрировал,  земля  задрожала,  со стуком и свистом приблизилась гигантская металлическая   гусеница -  электричка.   Ласкин собрался  с духом,  запрыгнул  на подножку  электрички, юркнул в тамбур и  притаился.

В городе   Ласкин  стрелой  промчался  через полупустое вокзальное помещение  и  нырнул в  клумбу  с  георгинами.  Там  он  находился очень   долго, приходя  в себя. Земля здесь пахла  совершенно по-другому, ни одной мышки не нашлось. Торчать в городе было бессмысленно -  колечко он потерял. Да и как найти девочку  в городской сутолоке.  Надо  возвращаться.  В наступивших сумерках  Ласкин осмелился, наконец,   выбраться  из укрытия. Он оказался на  асфальте, прямо под фонарём. Появившиеся   два стражника заметили его.  Зверек,  ослабевший от  голода,  не смог   убежать от них. 
-  Смотри, какой пушистый,  сдадим  его в зоопарк, -  сказал  один.
- Хорошо,  может, нам дадут за него монету, - решил другой. 
   Они    осторожно   поместили  ласку   в пакет   и унесли.

     Мила с мамой пришла в зоопарк. Они осмотрели вольеры, расположенные  вдоль центральной  дорожки,   вспомнили  про крокодилов и взяли  правее, где за    домиком обезьян  содержались лисы,    хорьки  и прочие  пушные  звери.
Покормив лисичку,    девочка увидела  в соседней  клетке  зверька с длинным гибким телом,  покрытым коричневатым шелковистым мехом, зверек взволнованно  бегал вдоль решетки, его  белая грудка  возникала то в одном конце вольера, то в другом.
ЛАСКА, - прочитала девочка на табличке. 
Зверек   приблизился и грустно  посмотрел на девочку,   в  черных глазах его   была такая  боль, что  девочка   заплакала.
 В это время долговязая девица с засученными  рукавами  и заскорузлыми руками,  принесла зверьку  еду.  Никто не заметил, как Мила  оказалась  в клетке.   
-  Мила, выходи сейчас же! -  крикнула  мать.
- Я выйду  вместе с лаской,  - заявила девочка. Она держала зверька в руках, поглаживая его.   Служительница постояла-постояла и  ушла.

  Вскоре  появился заведующий,  но девочка  с лаской забилась в угол.
-  Мамаша, прикажите вашему ребенку покинуть вольер, иначе вам придётся заплатить штраф.
- Милочка, послушай меня, брось этого гадкого зверя,  выйди, пожалуйста,  - умоляла мать.
- Мама, если ты будешь пытаться  вытащить меня отсюда, то ты ничего  не добьешься, кроме большого  скандала,  тебе лучше  смириться с этим.


Заведующий, пожилой  мужчина  возвел глаза к небу и сказал сладким  голосом:
-  Девочка, хватит упрямиться, делай,  как тебе говорят, я  за это  дам  тебе  покататься на пони, хочешь? -  он растянул в улыбке губы.
Но Мила повторяла:
- Нет, я  добьюсь своей  цели!

Вокруг них стали собираться люди, кто-то сочувствовал ребёнку, другие встали на сторону начальства.
Заведующему   надоела вышедшая из-под контроля ситуация:
- Хорошо. Забирайте своего зверя и уходите,  но имейте в виду, вам  придется заплатить за этот  экспонат.
Мила с Ласкиным на  руках гордо прошествовала к выходу, мать  плелась за  баловницей - дочкой.

Дома,   поместив Ласкина  на диван,  девочка  принялась  строить домик. Она  выдвинула на середину комнаты детский  стол, взгромоздила на него стул, на стул поставила табуретку,  достала из шкафа две простыни и приспособила их на сооружении так,   что получилось подобие   палатки,  которую венчала красная  подушечка.
-Ласкин,  можешь переселяться в дом. Тебе на каком этаже удобнее? Может быть,   на втором, там не дует и просторнее, чем наверху.
Ласкин охотно перебрался  в домик,  где можно  свободно  перемещаться с этажа на этаж.
-Хорошо бы стать лаской,  или хотя бы его  сестрой,  ведь  они хорошие, -  вечером  перед сном сказала маме дочь.
 
Пришла зима. Ласкин  изменился.  Коричневая шерстка сменилась  на белую. Очаровательный  белоснежный  зверек  слонялся  по комнате  или лежал,  грустно взирая   на девочку.  «Ему мало играть со мной,  ему нужен такой же, но   где   его  взять?»
Она спрашивала у детей  из  подготовительной группы, которую посещала в этом году,   нет ли у кого-нибудь знакомой  ласки. Но шестилетки    не слышали  о    таком   зверьке.


Наступила весна,  Ласкин устраивался   на подоконнике и подолгу  смотрел  на распускающиеся деревья за окном, следил за суетящимися в ветках птицами.  Мила поняла: настала пора прощаться с  другом.  Она вспомнила   место,  где  были  высокие деревья,  дюны, похожие  на горы,  в окружении можжевельника, брусники  и вереска, где было поваленное бурей дерево … 

Туда они  с отцом  и отвезли зверька.
Снег в лесу уже сошел, в ложбинах  было свежо и влажно,  остро  пахло   хвоей,  пробивающимся папоротником.
Милин  папа  посадил  Ласкина  на ствол поваленной  сосны.
    Очутившись среди  природы,  Ласкин застыл как изваяние. Что-то в  нём порывалось убежать подальше в  заросли, но  иное  чувство  останавливало.  Её  смех, он больше не услышит его.
Внезапно  Мила устремилась к Ласкину:
-  Я тебя не отдам! 
Папа строго посмотрел на дочку.
 - А ты о нем подумала? ему здесь будет лучше!
- Я буду приезжать к тебе каждую неделю! -  бормотала   она,  когда отец тащил ее  за руку прочь от места, где остался Ласкин.

Едва  Мила скрылась из вида,  Ласкин  медленно побрёл   к  дюне.
«Дюна, повернись ко мне дверцей, а к морю  окошком», -  шепнул он,   и дюна послушалась его.


Рецензии
В произведении ощущаются глубинные переживания. Спасибо за благополучный исход.

Лиа Ка   09.05.2018 19:34     Заявить о нарушении
По-моему это рассказ или сказка о любви.

Ирина Качалова   11.05.2018 10:22   Заявить о нарушении