Я смогу

 Фёдор  после развала СССР,  как мог, продержался  пять  лет в армии. Дослужился до майора  ВДВ инженерных войск  и  остался не у дел. Семья из четырёх человек.  Жена Лена,   младшая  семилетняя  дочь  Лера,  и старшая  Марина - шестнадцати лет. Хорошо хоть родители жены помогли купить двухкомнатную квартиру в столь тяжёлые времена.
     Ходил, искал работу почти два месяца, обивал пороги своего ведомства, но ему ничего предложить не смогли,  просили подождать.  Жена видимо очень переживала от неустроенности мужа,  и  у неё случился обширный инфаркт, через двое суток  Лены  не стало.  А на следующий день позвонили и предложили работу – охранять какого-то депутата,  Фёдор  отказался. 

        После поминок,  остались самые близкие; а это родители Лены, да  двое  уволенных в запас друга детства, тоже бывшие офицеры – состоялся совет.  Родители предложили взять полную опеку над девочками, а Фёдор пусть устраивает свою жизнь, и найдёт достойную работу. Друзья: Иван  и Дмитрий – после того как ушли из армии,  несколько лет мыкались по разным инстанциям, брались за любую работу, лишь бы какие-то деньги принести в дом.  А поскольку в армии имели дело с техникой, то  кроме как водителями,  да охранять  склады, им  больше ничего  и не предлагали.  Остановились на том, что устроились дальнобойщиками  в  частное агентство по перевозкам грузов на дальние расстояния.
        «Лихие годы»  -  так  не зря было говорено. Очень опасная работа,  «фуры» - пропадали  с водителями  бесследно.  Поэтому, в первоочередном  порядке брали на работу  бывших военных  -  так как  они  могли за себя постоять. Фёдор торопился, надо было  быстрее  втянуться в работу, да и деньги  как никогда   нужны.  Работали в колонне  три  фуры  - «Скания».   
        Время шло, Фёдор крутил баранку многотонной еврофуры по российским дорогам. Деньги зарабатывал неплохие,  дочери учились. Но, перед самыми  выпускными экзаменами в школе,  старшая дочь начала шалить.  На  вопрос  - «Куда теперь пойдёшь учиться?»  Она как-то слишком спокойно, нараспев отвечала - «Ни-ку-да-а»  Когда Фёдор уезжал в рейс,  дети жили у деда с бабушкой, а перед приездом, звонил, дочери наводили порядок  и ждали его дома.
      Закончился учебный год. Марина сдала выпускные экзамены, получила аттестат, и … пустилась во все тяжкие. 
         Во дворе кружили  тяжёлые мотоциклы, треск и рокот моторов, визг тормозов, хохот. А когда наступало затишье, то многие  из жильцов  дома не решались  включать телевизор или музыку – так не хватало тишины.
 То  пропадала сутками, то  несколько дней сидела дома, не снимая наушников. На  оголенных местах тела,  появились татуировки. Одежду стала носить грубую: на майку  надевала кожаную курку с высоко засученными рукавами, шорты из драной джинсы и на босу ногу ботинки.  Но когда выстригла пол головы, подготовив «полигон» для тату –  дед  не выдержал и  вгорячах огрел ремнём. Позвонил зятю и покаялся:
       - «Ну, прости, не стерпел, нервов не хватает, надо что-то делать, пропадёт девка».
        Фёдор пожаловался друзьям на неурядицы дома, и высказался – «наверное,  придётся  искать другую работу, чтобы  хоть девчонок видеть каждый день, а то, мало ли – чего»…
      На следующий день, когда «фуры» встали на стоянку, водители после ужина собрались на полянке. Один из друзей спросил у  Фёдора:
      - А когда твоей  Марине исполнится восемнадцать лет?
      - В конце сентября, 22 –го.
      - Тогда давай  поговорим с  военкомом, пусть призовёт её на срочную
службу. А служить в нашу воинскую часть, уж там мы будем знать о каждом её шаге.  И всё-таки получит профессию, пусть даже помимо её воли. Фёдор позвонил тестю,  сказал, что  через несколько дней будет дома,  и попросил его,  немного потерпеть.    
        Фёдор  разговаривал с Мариной, предлагал варианты – куда пойти учиться.  Марина,  ни на какие уговоры не поддавалась, учиться не хотела, на работу не собиралась, ссылаясь на то,  что  она - малолетка. Мыслей  никаких на дальнейшую жизнь у его  дочери не было. Тогда Фёдор сказал:
      - Через двадцать три дня тебе  исполнится  восемнадцать лет, в осенний призыв пойдёшь в армию, Марина ответила:
      - Ой, – ой, напугал, да кто меня туда возьмёт! У нас парней многих забраковали, а чтобы девчонок… не слышала!
          Утром следующего дня Фёдор дозвонился до военкома и попросил о встречи,   полковник, Сизов Андрей Викторович   поинтересовался, о чём пойдёт разговор,  когда услышал что о дочери  то,  предложил встретиться у него в кабинете после часу дня.   
       Фёдор  быстро привёл себя в порядок, надел форму, пристегнул  награды, и в час дня ожидал вызова в приёмной. Вскоре  пришёл военком, ответив на приветствие, пригласил Фёдора в кабинет.
       - Ну, что случилось? Рассказывай, чем смогу, помогу. Однажды не смог, не от меня зависело. Фёдор рассказал о проблемах со старшей дочерью, и попросил:
       - Может, повесткой в осенний призыв? Через двадцать дней ей исполняется восемнадцать, девушка ростом высокая, нормального телосложения – думаю, что с вождением грузовика справится.
       - А, не круто ты с ней, всё-таки девочка, надо бы по ласковее.
       - Да какие тут ласки! Дед и тот не вытерпел и ремнём её огрел.  Нет, я с ней не справлюсь, через десять дней опять в рейс, тёща  на таблетках сидит, а у меня  младшая, ещё неизвестно какой  характер у неё сложится.
       - Давай так, повестку пришлём, пройдёт медкомиссию, с психологом побеседует и, если здоровье в порядке, от военкомата на курсы водителей, а  там посмотрим. Фёдор облегчённо вздохнул, поблагодарил военкома и успокоенный пошёл домой.
Марина в  наушниках, что-то мурлыча рисовала. Фёдор сел на стул рядом с ней, прикоснулся к  плечу, она повернулась, удивлённо  посмотрела на отца, и спросила:
        - А ты почему в военной форме, случилось чего?
        - Да нет, я к тебе, надо бы поговорить.
        - А что, в другой одежде разговора может не получиться?
        - Марина,  скоро тебе исполнится   восемнадцать лет. Я помню наш недавний разговор о том, что девчонок не призывают в армию, так вот призовут. Тебе придёт повестка, пройдёшь комиссию, если со здоровьем всё в порядке, а я знаю, что ты девочка здоровая, то пойдёщь учиться на водителя от военкомата. Не каждому так повезёт.
        - Тоже мне – дефицит. Одела наушники, дав понять, что разговор окончен. Эта тема  несколько дней больше не поднималась.

         В одну из ночей, Фёдору не спалось, ворочался, и всё думал, думал…
Забрезжил рассвет и он задремал.  Кто-то поцарапался в дверь, через некоторое  время снова послышалось царапанье. Собак и кошек в квартире не держали, он подошёл к двери и резко распахнул. В комнату ввалилась Марина, и с испугом спросила:
         - Ты чего так? Я думала, ты спишь… можно к тебе, поговорить… я прилягу на  мамину половину?
Отец положил подушку, достал плед, заботливо укрыл дочь, и тоже прилёг. (Так  было  частенько, когда была жива Елена).  Фёдор молчал, ждал, что скажет  Марина.  Но она прижалась к отцу и притихла. Время шло, Марина  спокойно посапывала и Фёдор задремал. Проснулся от возгласа Леры:
       - Вот это да-а! А я там одна сплю, а они… я тоже к Вам хочу! – и легла между отцом и сестрой. Марина спросила:
       - Пап, а  как мама отнеслась бы к моему  выбору?
       - Ты о чём?
       - Ну, если я пойду учиться на водителя.
       - Я думаю, что не против, если ты сама этого желаешь.
       - Желаю, мне нравится техника, и как ни странно – военная. Когда ещё маленькая была, и мы жили в гарнизоне, с соседом Вовкой бегали, смотреть учения на полигон, вот здорово!!! А какие машины…      
Фёдору было приятно признание дочери, он не ожидал и, сделав, глубокий  вдох, соскочил с кровати:
       - Ну, всё, подъём, подъём! После завтрака, они всей семьёй пошли к деду с бабушкой, чтобы сказать о своём решении.

         Получив повестку из военкомата. Марина прошла  медкомиссию и, её внесли в список курсантов в автошколу ДОСААФ. На занятия ходила с удовольствием, как-то, она спросила у Фёдора:
       - Пап, а ты знал, что мне придётся идти служить в армию?
       - Да, знал.
       - А что, нельзя было со мной поговорить? Должен же быть какой-то диалог, я например, мало чего знаю.
      - Я тебе всё могу рассказать.
      - Ну, тогда… мне очень хочется управлять военной техникой, Я когда
вхожу в класс и вижу тренажёры, то  захватывает дух…
      - Ты  учись, хорошо учись, чтобы с первого раза сдать на категорию, а потом будем разговаривать – я пока тебе не помощник.

        Марина окончила курсы вождения на большегрузной машине типа КамАЗ, и получила водительское удостоверение  категории  «С». В весенний призыв её призвали служить в армию. Направили отбывать воинскую службу в ту часть, в которой служил её отец Фёдор. Это было недалеко, на окраине города. Служила  сначала водителем  УАЗика, а через полгода пересела на ЗИЛ-131. Бывало, что проезжала мимо бабушкиного дома, помахав рукой (предварительно ей  позвонив).
   
   Прошёл год. За это время Марина  заметно повзрослела, подтянулась. Домой приходила  каждое увольнение. Появились новые  друзья. Наступал конец службы, до приказа на дембель оставалось совсем немного времени.  В один из увольнительных дней за чаем у бабушки Марина сообщила новость:
     - Пап, знаешь, я решила   поступить в военную академию, рапорт уже подписан. На что, Фёдор ответил:
     - А,  я почему-то не удивился, что сказать – молодец! Только это – навсегда, и назад пути нет, а ты женщина.
      - Я долго об этом думала, я смогу.
 Лера,   с завистью в голосе спросила:
      - Марин, а меня возьмут в армию?  - и  услышала в ответ:
      - Нам хорошего доктора надо, бабушка часто болеть стала, а врачи тоже военнообязанные – помни об этом.

фото из и-нета


Рецензии
Здравствуйте Лидия Семёновна.
Невольно стал вспоминать знакомых девушек механиков. Встречались на моём жизненном пути строгие парашютистки, недоступные альпинистки. Механиков среди них не было. Не женское это дело. А может, не правы в этом мы, мужчины, предрекая кораблю последнее плаванье с женщиной на борту? Женщина, освоившая мужскую профессию достойна восхищения. Мужчина, встрявший в женские дела, не на столько славен. Сколько их, женщин, отстоявших своё высокое человеческое имя вопреки запретам! В этот же день памяти стоит вспомнить героев ВОВ: Расщепкину, Петлюк, Бойко - женщин танкистов. Шуваева - бийчанка из многочисленного племени "амазонок в броне". Наголо брили русские красавицы фашистскую "Мёртвую голову" из легендарных 34-к!
В Вашей подарочной книжке, Лидия Семёновна, оказался небольшой изъян: она не подписана. Сей прискорбный факт обязывает встретиться с Вами вновь. Хоть в город Ваш узловой попутным обозом выезжай!

Игорь Бородаев   09.05.2018 16:11     Заявить о нарушении
Спасибо Игорь! Да, сейчас ничему удивляться не приходится. Лично меня поражают молодые девчонки-дальнобойщицы. Мы привыкли думать, что женщины не способны на великие поступки, и не хочется верить в обратное.А летом мы с Вами увидимся, у нас запланированная поездка в Бийск. Так что, лето не за горами.
С уважением.

Лидия Скрипкина 2   09.05.2018 19:55   Заявить о нарушении