болезнь слова

Аул, в котором я родилась - Саратас - по-казахски "жёлтый дедушка", переименовали в Красную школу. От обрезания старого аксакала пал остаток - огулька - болезнь слова.

Мой отец, тракторист, верил лозунгам нанесённым на ткань. "ВЫПОЛНИ СЕВ В СРОК" - его любимый. Стяг всегда находился при нём. В горячие дни развевался на тракторе. С похолоданием - на груди. Зимой, замотанного в расписную ткань, его нашли замёрзшим.

Совхозники соревновались, создавая новых людей, животных даже, называли неношенными именами. Мы убегали от пёстрого племенного быка - француза Бовре (борьба с вредителями). Потешались над сыном председателя Колденей (колхозное дело непобедимо). Родственники двух Досок ругались и бились до крови. Потому как смысл именам подразумевался разный. Первой Доске имя дали в честь достижения культуры.  Второго Доску - добьём остатки кулачества, прозвали из-за отца - плотника. Может, благодаря эзоповской сути названий, жизнь тех детей и коней осталась рядовой.

Моё имя - четыре слова - Выполни сев в срок. На котором настоял, запрещая сокращать, дабы не нарушать первоначальный замысел, отец. Я не ропщу, побуждение научило терпению. Живу заинтересованно. Меня можно убедить, но нужно достучаться, а сначала просто дозваться.

// художник Веласкес "Эзоп"


Рецензии