Островок счастья

 

 Лара никогда не  видела своего  отца, а  её мать, Зоя Петровна,   лишь изредка вспоминала, что у неё есть дочь.  Зоя Петровна жила для себя, и каждый раз причитая, что  бабий век очень короткий, старалась выглядеть на тридцать, хотя ей было далеко за сорок. Однако,  несмотря на  броскую внешность, матери не везло с мужчинами и Ларе, порой, было её  жаль...

Подрастая, девушка внешне всё больше становилась похожа на свою непутёвую мать. Она унаследовала от неё мраморно-белую кожу и  чёрные  волнистые волосы.  Сплетённая  туго, толстая  коса до пояса, вызывала  нескрываемую зависть даже у старух, порой провожающих её  недобрым взглядом.   Выразительные  тёмно-карие глаза, прямой носик, тонкие, красиво изогнутые чёрные брови и четко очерченные губы - выпуклые и яркие, делали её лицо очаровательным.
 
Но  Зоя Петровна, по своей скупости, одевала дочь в перешитые со своего плеча вещи и они, истрёпанные и поблекшие, визуально "стирали" с  милого личика девушки все краски.  Поэтому одноклассники  сторонились её  и она, постоянно слыша за спиной их насмешки, всё больше замыкалась в себе.  Спасало её море.  После школы, она всё свободное время проводила на морском  берегу.
 
 Южное море и то, что Зоя Петровна работала сестрой хозяйкой в приморском  пансионате, было для Лары  подарком судьбы. Территория пансионата была закрыта для посторонних и  это  огорчало девушку. Ей хотелось, чтобы и  её сверстники увидели, как хорошо она  плавает, и что она не хуже многих других девчонок, а может даже лучше -  без старого платья,  в купальнике, её фигура  с красивыми изгибами была  очень сексуальна и привлекательна...
   

Время летело неумолимо, Лара взрослела и вот  наступили  последние летние каникулы – перед выпускным классом. И если для некоторых  одноклассников они означали какие-то радости и перемены к лучшему, то для неё они были обыденными, и унылыми, как и всегда.  Ко всему прочему лето началось с аномальной жары и  находиться  в душной квартире-кладовке, было невыносимо, поэтому  Лара, уже с утра, уходила на пляж. 

Он растянулся на пару километров вдоль побережья. Деревянный пирс уходил далеко в море и был излюбленным местом для отдыхающих-рыбаков.   Девушка всегда располагалась возле выступа каменной гряды, отделявшей пансионат от другого дома отдыха, принадлежащего какому-то военному ведомству. Её место никто никогда не занимал, так как  отдыхающие предпочитали тесниться на лежаках возле пирса и редко  кто располагался на отшибе.

 Иногда Ларе становилось тоскливо, но море любило её, даря ей маленькие радости, и она забывалась,  плескаясь в приливных волнах, наслаждаясь их теплотой и лаской, но больше всего  девушке нравилось заплывать далеко, и  качаться в морской "колыбели", чувствуя под собой приятную упругую водную "толщу".
 
Ей не составляло труда, доплывать до буйков, за которыми начиналась запретная зона с опасными течениями и большой глубиной. Оттуда она  наблюдала за рыбаками, которые  спозаранку  несли свой "караул" на пирсе. Порой ей казалось,  что они восхищаются ею, далеко заплывающей  в море. Но это было заблуждением молодости...

Этот день для Лары начался, как всегда. Завтрак из овсянки, на которую она уже не могла смотреть, сразу испортил ей настроение. Она выпила только чай с сахаром, прихватила  со стола кусочек поджаренного хлеба и, закинув за плечо сумку с пляжными принадлежностями, поспешила на своё излюбленное место.

 Тёплый ветерок дул от берега,  Лара  быстро достигла  буйка и, отдышавшись,  поплыла параллельно заграждению.   Вдруг одной ногой она коснулась до чего-то твердого. Мгновенно её охватил страх и она  начала инстинктивно барахтаться, пытаясь быстрее отплыть  от неизвестного "предмета", но при этом она  ещё раз обеими ногами задела  шероховатую твёрдую поверхность.  Молнией пронзившая догадка,  заставила Лару преодолеть сомнения и страх. Она  поняла, что  ей посчастливилось найти небольшой подводный островок среди большой глубины. 

Он был небольшим, но позволял отдышаться и набраться сил, чтобы ещё дольше покачаться на голубых волнах, наслаждаясь их объятиями.  Зеваки,  как на берегу, так и на пирсе, сначала  с удивлением  смотрели  на пловчиху,  довольно долго находящуюся  у буйков. У спасателей она, не нарушившая запретной линии, не вызывала беспокойства, а у любопытных интерес постепенно тоже пропал и лишь немногие поняли, что пловчиха  нашла мелководье...

И дни потекли своим чередом, похожие, как близнецы. Находились пловцы, которые,  видя, что она долго плавает вдалеке от берега, пытались приблизиться к ней и узнать её тайну, но Лара не спешила делиться своей находкой.

 Уже издали девушка вычисляла смельчаков, и, не дожидаясь, когда они приблизятся, направлялась к берегу.  Пловцы, затратив много сил,  доплывали до буйков и пытались найти заветное мелководье, но море никому не хотело его показывать и они каждый раз  возвращались ни с чем...

 В перерывах между заплывами Лара зачитывалась любовными романами.  Как и любая девушка она мечтала, что вдруг  появится прекрасный принц и они вдвоем поплывут к её заветному острову.   Но никто не проявлял к ней  интереса и она день за днём сиротливо сидела на отшибе, на зелёном  стареньком  одеяле,  издали  выглядевшим блеклым "пятном" на жёлтом песке.
Страсти кипели в центре пляжа, где тусовались отдыхающие и от ярких бикини  прекрасных дам, у "принцев" разбегались глаза. 
 
Как-то Лара задержалась на морском просторе  дольше обычного и, не рассчитав сил, очень устала.   Выходя на берег, она  еле волочила ноги и расплетала на ходу косу, чтобы волосы просохли.   Подняв голову, девушка вздрогнула от неожиданности, увидев перед собой  незнакомого парня.   

Отпрянув, она машинально откинула волосы за спину и ошарашенно уставилась на незнакомца, а он обезоруживающе улыбнулся:      
 - Я  уже час в тени валуна наблюдаю за  вами.
Лара рассмеялась:
 -  Целый час? Зачем?

Она была удивлена, ведь перед ней стоял красивый молодой мужчина, обнаженный до пояса,  в  элегантных бежевых шортах. Лара засмотрелась на его  загорелый мускулистый торс и лицо, будто вылепленное искусным скульптором.   Мысленно она сразу  назвала его Аполлоном.

-  Да всё очень просто, - Аполлон прищурил голубые глаза и пригладил русые кудри, - мне интересно, как долго ты можешь держаться на плаву  и  сможешь ли прямо сейчас   доплыть до мелководья и назад?
Лара даже задохнулась, услышав это.  Впервые в жизни кто-то заинтересовался её способностями. И это  был  настоящий  принц.
 
 А  "принц", видимо, по своему истолковав молчание девушки, добавил:
- Я ещё вчера заметил тебя и мне тоже очень захотелось доплыть до мелководья.
Лара растерялась - получалось, что парню нужен был остров, а не она, или всё же...
Что-то останавливало её, ответить, но незнакомцу  и не нужен был её ответ.  Он быстро снял шорты и в плавках пошёл по отмели,  не оглядываясь. И Лара пошла за ним, спешно заплетая косу.
 

Первый раз, неожиданно для самой себя, она открыла чужому свою маленькую тайну. Аполлон радовался, как ребёнок.  Он плескался, отплывал  от островка и возвращался,  а Лара,  наблюдая за ним, плохо верила в происходящее. Её разум не верил, что это происходит именно с ней. 

Когда они вернулись на берег, она устало присела на тёплый песок  рядом с набегающими волнами, а незнакомец, постояв пару минут рядом, решил еще раз доплыть до мелководья.
Лара не стала его останавливать -  ей самой было интересно - найдет ли он  заветное место.
Аполлон  долго кружился среди волн, но его усилия были напрасны и он вернулся ни с чем.

Лара, уже в халате,  сидела на стареньком одеяле и наблюдала за парнем. Она думала, что он присядет рядом.  Ей хотелось верить, что островок был лишь предлогом для знакомства, но Аполлон, подбежав к ней,  улыбнулся своей неотразимой улыбкой и затараторил:
-  Давай еще раз доплывем до мелководья и ты научишь меня, как его находить. Сам я не смог.
 
 "И зачем ему это?" - удивилась Лара,  и  у неё появилась надежда, что она понравилась парню,  но чувствуя, что ещё один заплыв ей будет не под силу, она быстро встала, и на глазах оторопевшего "принца", видимо, не привыкшего к отказам, начала складывать одеяло.
-  Хорошо! Но только завтра утром, - пообещала она и поспешила прочь, не оглядываясь.
Про себя же она подумала: "Ты не нашёл этот островок, потому что он мой!" В то же время она ругала себя за то, что ничего не узнала о незнакомце.
 
 Ночь  была  душной и томительной, и Ларе казалось, что рассвет никогда не наступит. Ранним утром девушка поспешила на своё заветное место и тут только до неё  дошло, что незнакомец даже не спросил её имя.
 
Она увидела его  издали. Красавец  шёл в обнимку с длинноногой  стриженной брюнеткой, постоянно привлекая её к себе и осыпая поцелуями.
Лара сначала оторопела, не ожидая увидеть такое, но потом её охватил  истерический смех и  она упала на еще холодное одеяло, смеясь, и повторяя:
 - Вот же дура! Вот же дура!  Вот же дура!
 
Когда  влюблённая парочка подошла к ней, Лара, смотрела мимо них.  Ей не хотелось больше видеть  самодовольного красавца и его подругу, оказавшуюся довольно неприятной особой.  Взглянув на Лару, брюнетка  изменилась в лице: её маленькие злые глаза смотрели надменно, её тонкие губы, скривила усмешка и она, как бы между прочим, спросила:
-Это ты что ли покажешь, где можно резвиться на мелководье?

Лара молчала. "Уж только не этой  лахудре я  буду что-то показывать," - мысленно решила она.
Аполлон, видимо, осознал, что слишком уж понадеялся на свою неотразимость и поспешил исправить ситуацию:
- Что ты молчишь?  Ты же лучшая пловчиха!  Так  неужели не доплывём и сегодня до заветного места?

Ларе, конечно, очень хотелось доплыть к островку, но только с  ним одним, без его лахудры. Она взглянула на морской простор, где волны, играя солнечными бликами, манили к себе.
- Хорошо попробуем! - нехотя буркнула девушка, скидывая халат и направляясь  к морю.
Парень  и длинноногая  последовали за ней...

Лара знала, что её островок остался в стороне, но намеренно плавала  вдоль буйков  туда-сюда.  Аполлон что-то кричал ей, но она не обращала на  него внимания.  Парочка долго  кружила, ища заветную опору, но не найдя её и исчерпав силы, вернулась к берегу.

 Когда Лара увидела, что Аполлон с возлюбленной пошли в сторону пирса, она  вернулась к  подводному островку. Волны казались  ласковыми и нежными, а солнце светило только для неё.
Она чувствовала себя счастливой - а как же иначе,  ведь и  у неё тоже было что-то своё в этом необъятном мире!


Рецензии