Бывали времена другие

Вот  уже на протяжении нескольких лет, неотъемлемой частью стал в моей жизни сайт « Одноклассники».Стараюсь ежедневно проверить страничку. Общение с земляками, родственниками ,друзьями –дорого для меня! Стараюсь сразу ответить на сообщения или комментарии, но иногда отвечаю на следующий день по причине отсутствия времени или обдумываю ответ. География  моих адресатов  очень разнообразна- Минск, Москва, Подмосковье, Воронеж, Ставрополье, Краснодарский край, Чеченская республика, Калужская область, Узбекистан, Казахстан и многие регионы нашей необъятной страны и  ближнего зарубежья. Вчера прислал мне сообщение наш земляк, уважаемый мною Владимир Васильевич Коваленко, который более 20 лет проживает в Подмосковье. В грозненской газете «Вести республики» № 97(2531) на стр.4 от 30 мая 2015г. была опубликована его статья с приложенным фото, которая называется «Спасибо Баната». Шелковчане знают  Владимира Васильевича, как одного из руководителей  нашего района.  Последние годы до переезда он возглавлял, без малого, десять лет редакцию   районной газеты «Терская новь».В настоящее время  ведёт активный пенсионный образ жизни и вдали от малой родины продолжает писать и публиковать свои очерки о её истории и людях  Притеричья.
       Я без проблем  нашла в  Яндексе  сайт республиканской газеты. В глаза бросилось название статьи и фото супругов Коваленко, их родственницы Раисы Лимановой и друга детства  Сергея Чукальского. Быстро прочитала текст и сразу принялась печатать отзыв  Владимиру Васильевичу. Содержание  материала можно уместить в одно слово БЛАГОДАРНОСТЬ ,которая исходит от нас, вынужденно покинувших республику в сложные предвоенные и военные годы антитеррористической операции, за  атмосферу добра, тепла и возможность приезжать в родные места со спокойной душой. Я думаю, что это  мнение однозначно звучит из уст наших земляков, в адрес руководителя республики Кадырова Р., руководителей  районов и поселений, которое высказал за нас Владимир Васильевич.
Ради одного дня в году Радоницы- поминовения усопших ,мы едим к родным могилам из разных уголков России. Накануне приводим в порядок дорогие сердцу погосты и отдаем дань памяти родным. Встречи земляков на родной земле стали явлением феноменальным,  от которого веет мощным позитивом. Приветствиям, объятиям, рассказам о семье и здоровье нет конца. Здесь же фото на память. Гостеприимство самих шелковчан безгранично.Глубоко убеждена в том,что наши с Терека,это особая «каста» людей с широкой душой и добрым сердцем.От таких мыслей всегда светло на душе. С каждым годом  число приезжих в родные места возрастает в разы и не верится, что в недавнем прошлом было иначе.
Судьба так распорядилась, что вкусив плоды безработицы  и других трудностей существования  наша семья в  апреле 1998 года выехала в Краснодарский край на постоянное место жительство. За плечами уже были суровые годы  Первой военной компании и рухнувшие надежды на стабильность в республике. Сам переезд и все его следствия, это  огромная  больная, до сих пор тема. Мы уехали, а наши родители оставались в Шелковской. Позже через пару лет, близкие мужа переехали на Ставрополье. Моя мама сразу, как узнала о нашем решении переезда, высказала такую мысль
 – Я  родилась и крестилась в станице, тут и умирать буду.
Я пыталась уговаривать её, но бесполезно. Доводы её я понимала и теперь еще больше понимаю с высоты прошедших лет.
С тех самых пор я стала посещать родные места как гостья. Каждый мой приезд проходил с какими-то сложностями  и далеко не безопасно. Приезжая в Кизляр ,мы с братом узнавали как работает пропускная система блокпостов. Приходилось несколько часов выстаивать огромную очередь в Кизлярском   РОВД за пропуском на территорию республики Ичкерия, где четко обозначались даты въезда и выбытия. Далее при пересечении границы производились досмотры багажа и документов. В один из таких приездов при проверке паспорта мне были предъявлены претензии к документу и высказана речь сотрудницы  российского ОМОНА  о невозможности пропуска на территорию района. Не описать моё состояние в нескольких километрах от родного дома. Причина довольно была банальна. В паспорте я поставила свою подпись обычной шариковой авторучкой. Этим документом я пользовалась к тому моменту не один год. Требовали подпись  тушью. Ждали какого-то начальника по моему «непростому» делу. По времени это были разбирательства не одного часа. В тот раз я все же пересекла так называемую границу, заплатив штраф.
                Знакомые  встречали меня в Шелковской, спрашивали  как  дела и я отвечала, что всё нормально. Все сложности казались потом пустяками, когда они были уже позади. Всего через несколько месяцев  вновь собиралась в дорогу, чтоб увидеть маму. Зная как она скучала за внучками, я отправилась в дорогу со средней дочерью Светой, которая заканчивала школу. К тому времени  мой паспорт  был в порядке.  Пройдя все постовые процедуры мы вскоре оказались в объятиях родного человека. Погостив несколько дней, проведав знакомых  мы отправились в обратный путь. Сосед  Хамзат любезно подвез нас к автобусу, мы попрощались со слезами на глазах и поехали. Позади  родная станица,по пути несколько остановок в Гребенской и автобус незаметно для нас выехал   на окраину х.Воскресеновского. Вдруг впереди  идущая военная машина «Урал» взорвалась у нас на глазах. Её охватило пламя. Началась перестрелка. Автобус остановился и сразу стал сдавать назад к хутору. Пассажиры  в  панике стали кричать, некоторые присели на пол. Я сидела в оцепенении, а Света спрашивала меня
-Мама, что это такое? В ответ я что-то ей говорила конечно, что здесь это бывает и совсем не опасно. Старалась сохранять спокойствие.
 Некоторые люди стали  требовательно кричать водителю
-Вези обратно !
Другие были против. Говорили, что надо подождать и ехать на Кизляр. Я была  за возврат. Так и получилось, потому что быстро приехали  БТРы к месту трагедии и перекрыли дорогу. Заходим во двор, Света побежала в комнату к бабушке рассказать, что мы вернулись. Вижу  заплаканное лицо мамы и сознаю, как тяжело она переносит наше расставание. Завожу разговор бодрым голосом на другие темы. Через пару часов, озабоченный сосед решил отправить нас на Моздок, но трасса была полностью закрыта. Уехали мы со Светой лишь через день.
 Прошло уже много лет с той поры. Проезжая  и в этом году, я снова вижу большой крест у дороги на месте  той трагедии, где погибли молодые ребята солдаты.
  В следующий приезд  в станицу, я взяла с собой младшую Настю, которой было  11 лет. Мама была рада ,что видит внучечку .Как всегда пролетели гостевые наши деньки  и мы собрались в дорогу. По разговорам  наших  шелковчан,  я заключила, что  без проблем можно будет доехать на поезде до Армавира. Просто решила  попробовать другой путь возврата, тем более что до г.Ростова ехала Надежда Погорелова с дочерью. Мама как всегда предлагала забрать с собой в сумки чуть ли не весь подвал с соленьями и вареньями, но чтоб её не обидеть, все же загрузили сумку  несколькими закрутками. В то время после переезда из Шелковской, наша семья жила на квартире, где хозяева выделили нам небольшой клочок земли для посадки. В разговоре я говорила, что нам негде сажать лук, мы его будем покупать. Для мамы было это странным и непонятным, потому что в наших станицах урожай лука был  всегда отменный. Пришлось и лук взять несколько вязанок, чтоб не обидеть  её  отказом. Тяжесть была приличная, но это меня не пугало ,так как за нами приехал таксист и мы дружно поехали  до станции Червленная. Там же встретились и с другой шелковчанкой  Клавдией Васильевной Овчаренко и её мамой. Решили сразу садиться в один вагон всей компанией. Веселей будет в пути !
Вскоре мы увидели долгожданный поезд  Грозный-Москва. Открылись двери вагона и началась  какая-то «лихорадочная» посадка. Первой поднялась в состав  Надежда  с нашими детьми , я подала сумки. Потом  пропустили    Овчаренко Клаву с  её мамой. Следующая моя очередь. За спиной шумела толпа. Как только я занесла ногу на подножку, услышала громкий голос русоволосой, голубоглазой проводницы
-Заканчиваем посадку, мест нет !
Я пыталась ей сказать, что у меня ребёнок там и мне надо зайти, но женщина  ничего этого не слышала  скорее не хотела  услышать меня. Она стала отрывать мою руку от ручки двери и сталкивать обратно вниз на насыпь. Люди стоящие за мной ринулись бегом в другой вагон, а меня резкими движениями проводница продолжала сталкивать .
Как я тогда кричала , умоляла  пустить… Поезд уже давал сигнал на отход. Слёзы  и бесконечное «пожалуйста» перемешались воедино . Прибежали  просить за меня  Надя с Клавой. Все же на последнем рывке я зашла в тамбур  в состоянии шока  с мокрыми глазами.Были  места или их не было, это  осталось неизвестным. Недовольный голос продолжал гнать нас из вагона. Слышались непристойные реплики в нашу сторону. Тогда  мне казалось, что на моём  пути повстречалась не женщина, а  бездушное  чудовище. Надежда успела занять с детьми  одно свободное место, туда же Клава пристроила на краешек сиденья свою маму.  Так мы  оказались в холодном маленьком тамбуре, где и пригодилась та самая тяжелая сумка с луком. Она послужила мне «сиденьем» почти  на всю ночь. Можно было хотя-бы ненадолго вытянуть ноги .Клава  тоже на сумке с  вещами  примостилась. Поступали предложения от Надежды  меняться, но мы определились  на  своих багажах прочно. Спустя немного времени ко мне пришла Настенька и сказала
-Мама я хочу к тебе. Она периодически дремала у меня в положении «как придется».
 Ближе к рассвету Надежда все же  уговорила и забрала Настю к себе.
Не хватит слов и описать наше сидение и стояние в этом железно- грохочущем и продуваемом  пространстве. Недоумение было в голове, на ситуацию,  в которой мы оказались.  Мучали мысли  об  отношении к людям  работников железной дороги. Та ночь казалась длинной. Постепенно  мы успокаивались  своими разговорами, обменивались  новостями,  даже шутили.
Самое интересное, что проводница получила с нас безбилетников «законные» свои денежки и пошла отдыхать.
Дождались в таком положении рассвета. Присели мы на сиденье самостоятельно, когда в Минводах  вышла супружеская пара, причем хозяйка вагона не проявила к нам никакого внимания.
Я вздрогнула от неожиданности и приготовилась к выходу в тамбур , когда она возникла передо мной.
-Вы же едите до Армавира?- задала она спокойно свой вопрос и получив утвердительный ответ, обратилась ко мне с необычной просьбой.
-У меня под Армавиром живут дети в селе Вольное- продолжала она
- Прошу вас  на автостанции, которая расположена недалеко от железнодорожного вокзала, передать записку людям в автобусе, едущим в это село. Я сейчас на ходу выкину сумку из вагона, дети должны её подобрать. На всякий случай  постарайтесь передать бумажку.
К моему величайшему удивлению, она была  у неё в руке.
Вскоре   показался армавирский перрон и перед нами распахнулись двери.
С некоторыми трудностями, которые казались не страшными и зависели лишь от меня, добрались до автобусной станции. Дело в том, что я не могла физически  тащить две сумки и поэтому перетаскивала их поочередно на расстояние 10 метров.
Записку не удалось передать, потому что двое пассажиров из автобуса отказались её брать. Фамилия была им незнакома и адрес улицы далек от их проживания.
В своих воспоминаниях я часто возвращаюсь к тем, непростым временам и дай Бог, чтоб они не вернулись никогда. Мысленно  задаю  себе некоторые вопросы, в том числе и  про просьбу проводницы из вагона. Я её к сожалению, не выполнила. Может надо было подождать следующий автобус и опросить следующих пассажиров?...


Рецензии